Шлыков павел вячеславович: Шлыков Павел Вячеславович — пользователь, сотрудник

Автор: | 05.08.2021

Содержание

Шлыков Павел Вячеславович - пользователь, сотрудник

Шлыков Павел Вячеславович - пользователь, сотрудник | ИСТИНА – Интеллектуальная Система Тематического Исследования НАукометрических данных

Шлыков Павел Вячеславович пользователь ответственный

МГУ имени М.В. Ломоносова, Институт стран Азии и Африки, Кафедра истории стран Ближнего и Среднего Востока, доцент, с 1 октября 2007
кандидат исторических наук с 2010 года
доцент/с.н.с. по специальности № 07.00.03 Всеобщая история с 28 мая 2015 г.
МГУ имени М.В. Ломоносова, Институт стран Азии и Африки, Кафедра истории стран Ближнего и Среднего Востока, ответственный по системе
Соавторы: Звягельская И.
Д., Кузнецов В.А., Наумкин В.В., Колдунова Е.В., Мейер М.С., Ульченко Н.Ю., Барановский В.Г., Демченко А.В., Жигульская Д.В., Мамедов Р.Ш., Сапронова М.А., Сарабьев А.В., Стегний П.В. показать полностью..., Тренин Д.В., Aigul K., Alexander S., Baklanov A., Bjørn M., Boglárka K., Charles Z., Christian Y., Conor S., Cyrille V., Irina Z., Jeffrey H., Johan G., Johannes D.S., Joyce G., Juan F.L., Karakullukçu M., Malashenko A., Richard F., Tamás S., Úrsula O.S., Valery K., Vatansever A., Vesselin P., Voskressenski A.D., Аксененок А.Г., Алексеев С.В., Бабынина Л.О., Бекмаханова Н.Е., Белокреницкий В.Я., Борисова М.
В., Борко Ю.А., Бужинский Е.П., Васильев А.Д., Васильев А.М., Ватансевер А., Вертяев К.В., Владиславлева Т.Б., Герасимова Р.Г., Жантиев Д.Р., Журкин В.В., Зайцев В.Н., Исаев Л.М., Каракуллукчу М., Карасова Т.А., Касаев Э.О., Касимова И.С., Кириллина С.А., Кляшторный С.Г., Кобзева О.П., Кобищанов Т.Ю., Кононов В.И., Коняшкина Т.А., Кораев Т.К., Корицкий С.А., Королев А.А., Кортунов А.В., Косач Г.Г., Кочубей В.Н., Кузнецов В.А., Кунаков В.В., Лукьянов Ф.А., Лунев С.И., Малашенко А.В., Мамедова Н.М., Масумова Н.Р., Махмутов Т.А., Машкина О.А., Мелкумян Е.С., Мироненко В.И., Михайленко А.Н., Михайлов В.А., Надеин-Раевский В.
А., Наумкин В.В., Носов М.Г., Орлов В.В., Памир У., Панченко К.А., Попов В.В., Прищепов А.Л., Рыжак К.Н., Самарская Л.М., Серебров С.Н., Смирнов В.Е., Стрельцов Д.В., Студеникина Л.А., Султанов Т.И., Сучков М.А., Сучков М.В., Сыздыкова Ж.С., Тимохин Д.М., Трубников В.И., Труевцев К.М., Трунов Ф.О., Филоник А.О., Фрумкин Б.Е., Шлыков В.И., Щербак И.Н., Язькова А.А.
145 статей, 18 книг, 150 докладов на конференциях, 45 тезисов докладов, 10 НИР, 1 награда, 6 членств в научных обществах, 2 стажировки, 1 членство в редколлегии журнала, 10 членств в редколлегиях сборников, 45 членств в программных комитетах, 1 диссертация, 6 дипломных работ, 12 курсовых работ, 24 учебных курса, 31 выступление в СМИ
Количество цитирований статей в журналах по данным Web of Science: 7, Scopus: 5

РИНЦ:
IstinaResearcherID (IRID): 513855
ResearcherID: N-3826-2014
Scopus Author ID: 57194032891
ORCID: 0000-0002-0331-430X

Деятельность


  • Статьи в журналах
  • Статьи в сборниках
      • 2019 Современная Турция: тренды развития и значение для России
      • Давыдов А. А., Гудев П.А., Звягельская И.Д., Жуков С.В., Кобринская И.Я., Кожокин Е.М., Крылов А.Б., Кузнецов В.А., Малышева Д.Б., Мамедова М.Н., Наумкин В.В., Свистунова И.А., Соловьев Э.Г., Сурков Н.Ю., Труевцев К.М., Трунов Ф.О., Ульченко Н.Ю., Фрумкин Б.Е., Шлыков П.В.
      • в сборнике Серия «Библиотека Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений имени Е. М. Примакова», место издания М.: ИМЭМО РАН, с. 1-54 DOI
      • 2014 Народно-республиканская партия в контексте трансформации политической системы Турции 2000-х гг. : поиски новой стратегии?
      • Шлыков П.В.
      • в сборнике Государство, общество, международные отношения на мусульманском Востоке (Афганистан, Иран, Пакистан, Турция, этнический Курдистан, соседние мусульманские районы), место издания ИВ РАН, Крафт+ Москва, с. 70-90
  • Книги
      • 2021 Сборник учебных программ кафедры истории стран Ближнего и Среднего Востока Института стран Азии и Африки МГУ имени М. В. Ломоносова
      • Жантиев Дмитрий Рустемович, Зайцев Владислав Никитич, Кириллина Светлана Алексеевна, Кобищанов Тарас Юрьевич, Коняшкина Тамара Александровна, Кораев Тимур Казбекович, Мейер Михаил Серафимович, Орлов Владимир Викторович, Панченко Константин Александрович, Смирнов Валерий Евгеньевич, Шлыков Вячеслав Иванович, Шлыков Павел Вячеславович
      • место издания М.: Изд-во "НВИ", ISBN 978-5-89191-089-8, 554 с.
      • 2019 The Palgrave Handbook of Global Approaches to Peace
      • Aigul Kulnazarova, Vesselin Popovski, Johan Galtung, Pavel Shlykov, Joyce Goodman, Jeffrey Haynes, Richard Falk, Ekaterina Koldunova, Valery Konyshev, Juan Fernando Lucio, Bjørn Møller, Johannes Dragsbaek Schmidt, Alexander Sergunin, Conor Seyle, Úrsula Oswald Spring, Christian Ydesen
      • место издания Palgrave Macmillan Ltd, ISBN 978-3-319-78904-0, 765 с. DOI
      • 2019 The Regional World Order: Transregionalism, Regional Integration, and Regional Projects across Europe and Asia
      • Voskressenski Alexei D., Pavel Shlykov, Ekaterina Koldunova, Boglárka Koller, Tamás Szemlér, Cyrille Vignon, Charles Ziegler
      • место издания New York: Lexington Books, ISBN 978-1-4985-8069-4, 242 с.
      • 2019 Ближний Восток в поисках политического будущего. Коллективная монография
      • Барановский В.Г., Наумкин В.В., Демченко А.В., Звягельская И.Д., Жигульская Д.В., Кузнецов В.А., Самарская Л.М., Сарабьев А.В., Шлыков П.В.
      • место издания М.: Ин-т востоковедения РАН, ISBN 978-5-89282-910-6, 484 с.
      • 2018 Ближний Восток в меняющемся глобальном контексте
      • Барановский В.Г., Наумкин В.В., Васильев А. Д., Демченко А.В., Жигульская Д.В., Звягельская И.Д., Исаев Л.М., Кузнецов В.А., Самарская Л.М., Сарабьев А.В., Серебров С.Н., Шлыков П.В.
      • место издания М.: Институт востоковедения РАН, ISBN 978-5-89282-818-5, 556 с.
      • 2015 Европейский Союз в поиске глобальной роли: политика, экономика, безопасность. Под общей редакцией Ал.А. Громыко и М.Г. Носова
      • Носов М.Г., Шлыков П. В., Бабынина Л.О., Борко Ю.А., Герасимова Р.Г., Говорова Н.В., Журкин В.В., Кузнецов Василий Александрович, Мироненко В.И., Щербак И.Н., Язькова А.А.
      • место издания Весь мир Москва, ISBN 978-5-7777-0597-6, 592 с.
      • 2014 Евразийство: истоки, концепция, реальность
      • Алексеев С.В., Бекмаханова Н.Е., Владиславлева Т.Б., Зайцев И. В., Кляшторный С.Г., Кобзева О.П., Королев А.А., Кочубей В.Н., Машкина О.А., Мейер М.С., Михайленко А.Н., Михайлов В.А., Султанов Т.И., Сыздыкова Ж.С., Тимохин Д.М., Шлыков П.В.
      • место издания М.: Изд-во "Паблис", ISBN 978-5-906674-09-8, 744 с.
      • 2013 Россия и Большой Ближний Восток
      • Наумкин В.В., Аксененок А. Г., Звягельская И.Д., Карасова Т.А., Кузнецов В.А., Попов В.В., Сапронова М.А., Стегний П.В., Филоник А.О., Шлыков П.В.
      • место издания Российский совет по международным делам Москва, ISBN 978-5-91891-219-5, 52 с.
      • 2013 Турция: новая роль в современном мире
      • Шлыков П.В., Борисова М.В., Бужинский Е.П., Васильев А.М., Вертяев К.В., Иванова И. И., Касаев Э.О., Кононов В.И., Корицкий С.А., Кунаков В.В., Мамедова Н.М., Мейер М.С., Надеин-Раевский В.А., Наумкин В.В., Прищепов А.Л., Рыжак К.Н., Стегний П.В., Студеникина Л.А., Трубников В.И., Ульченко Н.Ю.
      • место издания Центр ситуационного анализа РАН Москва, ISBN 978-5-906301-01-7, 80 с.
  • Доклады на конференциях
      • 2008 Турецкая модель гражданского общества: в по-исках компромисса между секуляризмом, исламизмом и демократией.
      • Автор: Шлыков П.В.
      • Исламский фактор в истории и современном развитии региона стран Ближнего и Среднего Востока (Афганистан, Иран, Пакистан, Турция, этнический Курдистан) и сопредельного ареала", ИВ РАН, 15-17 декабря 2008 г., ИВ РАН, Москва, Россия, 2008
  • Тезисы докладов
      • 2020 Трансформация политической роли армии в Турции в 2000-е и 2010-е гг. и проблема милитаризации турецкой политики
      • Шлыков Павел Вячеславович
      • в сборнике Ломоносовские чтения Востоковедение и Африканистика: тезисы докладов научной конференции (Москва, 2020), издательство Ключ-С (Москва), тезисы, с. 127-129
      • редакторы Абылгазиев Игорь Ишеналиевич, Волкова Ксения Борисовна, Воронцова Марина Владимировна, Громова Нелли Владимировна, Демочкина Ольга Валерьевна, Иванов Владимир Борисович, Исаев Владимир Александрович, Кириллина Светлана Алексеевна, Кулешова Наталья Сергеевна, Машкина Ольга Анатольевна, Мейер Михаил Серафимович, Нечаева Людмила Тимофеевна, Орлов Владимир Викторович, Панченко Константин Александрович, Рейснер Марина Львовна, Сафронова Александра Львовна, Сыздыкова Жибек Сапарбековна, Ульянов Марк Юрьевич
      • 2019 Джемааты в политической истории современной Турции: опыт системного анализа
      • Шлыков П. В.
      • в сборнике Ломоносовские чтения. Востоковедение и Африканистика: тезисы докладов научной конференции (Москва, 15 апреля 2019 г.), издательство Ключ-С (Москва), тезисы, с. 68-70
      • редакторы Абылгазиев Игорь Ишеналиевич, Воронцова Марина Владимировна, Громова Нелли Владимировна, Демочкина Ольга Валерьевна, Деопик Дега Витальевич, Иванов Владимир Борисович, Кириллина Светлана Алексеевна, Кулешова Наталья Сергеевна, Машкина Ольга Анатольевна, Мейер Михаил Серафимович, Оганова Елена Александровна, Рейснер Марина Львовна, Сафронова Александра Львовна, Сыздыкова Жибек Сапарбековна, Ульченко Наталия Юрьевна, Ульянов Марк Юрьевич
  • НИРы
      • 1 января 2016 - 31 декабря 2022 Восток в истории и культуре России
      • Институт стран Азии и Африки
      • Руководитель: Мейер М. С. Ответственный исполнитель: Фурсов К.А. Участники НИР: Арешидзе Л.Г., Бессонова Е.Ю., Бочковская А.В., Вихрова А.Ю., Гаммал М.И., Ганич А.А., Горбылёв А.М., Громова Н.В., Давидсон А.Б., Жантиев Д. Р., Кадырбаев А.Ш., Караев Т.М., Карнеев А.Н., Кириллина С.А., Кобищанов Т.Ю., Кораев Т.К., Круглов В.В., Лапина З.Г., Львова Э.С., Мазурик В.П., Маленкова А.А., Никольская К.Д., Орлов В. В., Сафронова А.Л., Солодовник Д.М., Сыздыкова Ж.С., Тертицкий К.М., Федорченко А.В., Фролов Д.В., Шлыков В.И., Шлыков П.В., Щербаков Н.Г.
      • 1 января 2016 - 31 декабря 2022 История и культура стран Востока; межцивилизационные контакты
      • Институт стран Азии и Африки
      • Руководитель: Сафронова А. Л. Ответственный исполнитель: Смирнов В.Е. Участники НИР: Акинина О.Г., Алаев Л.Б., Ардашникова А.Н., Арешидзе Л.Г., Асмолов К.В., Бектимирова Н.Н., Бочковская А.В., Вигасин А.А., Видясова М.Ф., Вогман М. В., Волкова К.Б., Волчкова Е.В., Ганич А.А., Горбылёв А.М., Грачёв М.В., Громова Н.В., Деопик Д.В., Дмитриев С.В., Ефимова Л.М., Жантиев Д.Р., Жигульская Д.В., Зарубина Е.Д., Кадырбаев А. Ш., Каимова А.С., Караев Т.М., Карнеев А.Н., Кашаф К.Ш., Кириллина С.А., Кириченко А.Е., Кобищанов Т.Ю., Коняшкина Т.А., Кораев Т.К., Краюшкин Н.Р., Крол А.А., Кудряшова А.В., Кукушкина Е. С., Лапина З.Г., Липилина И.Н., Львова Э.С., Махаматов Т.М., Машкина О.А., Мейер М.С., Михалевская А.О., Наливайко О.А., Никитина Л.В., Никольская К.Д., Новакова О.В., Овчинникова Л.В., Орлов В.В., Панченко К.А., Пархимович В.Л., Петров И.А., Подоплелов С.А., Ремарчук В.В., Садокова А.Р., Самарская Л.М., Семененко И.И., Симонова-Гудзенко Е.К., Спектор И.Б., Старикова М.Н., Сыздыкова Ж.С., Сюннерберг М.А., Тертицкий К.М., Трубникова Н.Н., Трухан Д.В., Ульянов М.Ю., Урб М.Р., Федоров Н.С., Филимонова А.Л., Фурсов К.А., Хазизова К.В., Хлебникова Л.Р., Чедия А.Р., Черкасова Т.Д., Шарова А.Б., Шлыков В.И., Шлыков П.В., Юй Ц., Янь М.
      • 1 января 2016 - 31 декабря 2022 Политические процессы, проблемы и их урегулирование в современных государствах Азии и Африки
      • Институт стран Азии и Африки
      • Руководитель: Кулешова Н.С. Ответственный исполнитель: Стремовская А.Л. Участники НИР: Абы Ш., Абылгазиев И.И., Адамс О.Ю., Амири М.Т., Антонов П.А., Арешидзе Л.Г., Арсанова Т.Е., Асмолов К.В., Ахтамзян Н.А., Балданова Р.А., Бектимирова Н.Н., Бурыгин А.А., Ван Ц., Ван Я., Васецова Е.С., Видясова М.Ф., Гао Д., Го Ч., Грузинов И.И., Джаватханов К.И., Егоров И.С., Ефимова Л.М., Жантиев Д.Р., Жигульская Д.В., Исаев В.А., Карнеев А.Н., Кириллина С.А., Кутовая Е.А., Лилеев И.Л., Липилина И.Н., Лян Ц., Мазырин В.М., Новакова О.В., Орлов В.В., Пархимович В.Л., Петров И.А., Подцероб А.Б., Романова И.А., Сабиров Р.Т., Самусева О.А., Санжиева А.Д., Сатановский Е.Я., Сафронова А.Л., Сергеева А.А., Смирнов Д.А., Сун И., Сунь Ю., Сучков Г.В., Сыздыкова Ж.С., Трощинский П.В., Филимонова А.Л., Хвалей А.А., Чапанов А., Чжан Ч., Чжэн И., Чэнь Х., Шишлин П.А., Шлыков В.И., Шлыков П.В., Юрчиков Н.В.
      • 1 января 2016 - 31 декабря 2022 Религиозные системы Востока: традиции и современность
      • Институт стран Азии и Африки
      • Руководитель: Кириллина С.А. Ответственный исполнитель: Сабиров Р.Т. Участники НИР: Аверьянов Ю.А., Арешидзе Л.Г., Асмолов К.В., Басати З.Б., Башелеишвили Л.О., Бектимирова Н.Н., Бочковская А.В., Гайнутдинова А.Р., Гершович О.Ю., Громова Н.В., Дубянский А.М., Дулина А.М., Жантиев Д.Р., Жигульская Д.В., Запрометова О.М., Захарьин Б.А., Кириченко А.Е., Кобищанов Т.Ю., Ковельман А.Б., Краюшкин Н.Р., Кукушкина Е.С., Лапина З.Г., Мазурик В.П., Мухетдинов Д.В., Налич Т.С., Новакова О.В., Орлов В.В., Пак В.М., Пальников А.М., Панченко К.А., Сафронова А.Л., Смирнов В.Е., Соловьева Д.В., Старикова М.Н., Стрелкова Г.В., Сучков Г.В., Сыздыкова Ж.С., Ульянов М.Ю., Урб М.Р., Филимонова Т.Н., Фролов Д.В., Фролова Е.Г., Хохлова Л.В., Черкасова Т.Д., Шлыков П.В.
      • 1 января 2016 - 31 декабря 2022 Страны Азии и Африки в глобальном и региональном измерениях
      • Институт стран Азии и Африки
      • Руководитель: Абылгазиев И.И. Ответственные исполнители: Васецова Е.С., Сергеева А.А. Участники НИР: Авдалян М.Р., Адамс О.Ю., Акинина О.Г., Арешидзе Л.Г., Ахтамзян Н.А., Балданова Р.А., Барабошкина Т.А., Бектимирова Н.Н., Бойцов В.В., Бурыгин А.А., Ван Ц., Ван Я., Васецова Е.С., Видясова М.Ф., Волхонский Б.М., Гао Д., Давидсон А.Б., Джаватханов К.И., Егоров И.С., Егров И.С., Емельянов А.Л., Емельянов А.Л., Ефимова Л.М., Жантиев Д.Р., Жигульская Д.В., Исаев В.А., Кириллина С.А., Кириллина С.А., Кобищанов Т.Ю., Краюшкин Н.Р., Кулешова Н.С., Кутовая Е.А., Лилеев И.Л., Липилина И.Н., Ло Л., Лян Ц., Машкина О.А., Новакова О.В., Орлов В.В., Паксютов Г.Д., Подцероб А.Б., Романова И.А., Самусева О.А., Санжиева А.Д., Сапронова М.А., Сапрынская Д.В., Сатановский Е.Я., Сафронова А.Л., Смирнов В.Е., Стремовская А.Л., Сукиасянц Н.Н., Сучков Г.В., Сыздыкова Ж.С., Сюннерберг М.А., Федорченко А.В., Филимонова Т.Н., Фитуни Л.Л., Фурсов А.И., Хвалей А.А., Хубоншоев Ш.Д., Чжан Ч., Чжао Н., Чжэн И., Чэнь Х., Шишлин П.А., Шлыков П.В.
      • 1 января 2016 - 31 декабря 2022 Страны Азии и Африки в мировой экономике и международных хозяйственных отношениях
      • Институт стран Азии и Африки
      • Руководитель: Исаев В.А. Ответственный исполнитель: Карамурзов Р.Б. Участники НИР: Адрова И.С., Акимов А.В., Аксенова Е.М., Александрова М.В., Андрианов В.Д., Барабошкина Т.А., Белоногов А.Д., Бизяев А.И., Бойцов В.В., Бочарова Л.С., Гельбрас В.Г., Горожанкина А.А., Диденко М.П., Дунаева Е.В., Епихина Р.А., Жигульская Д.В., Имамкулиева Э.Э., Камышникова Д.Н., Касимовская Е.Н., Комаров М.Е., Лемутов В.А., Лешакова Н.П., Мазырин В.М., Матюнина Л.Х., Мельянцев В.А., Паксютов Г.Д., Пальчун Д.А., Пинигина А.А., Полищук А.В., Полищук А.В., Сучкова А.А., Тимонина И.Л., Ульченко Н.Ю., Федорченко А.В., Филоник А.О., Фитуни Л.Л., Фридман Л.А., Цветкова Н.Н., Шапкин М.Н., Шлыков П.В.
      • 12 апреля 2012 - 31 декабря 2015 Взаимодействие восточных и западных культур во всемирной истории
      • Институт стран Азии и Африки
      • Руководитель: Сафронова А.Л. Ответственный исполнитель: Смирнов В.Е. Участники НИР: Арешидзе Л.Г., Ацамба Ф.М., Бектимирова Н.Н., Бочковская А.В., Вигасин А.А., Волчкова Е.В., Гаммал М.И., Горячкин Г.В., Грачёв М.В., Деопик Д.В., Еремеев Д.Е., Загородникова Т.Н., Зайцев И.В., Кириллина С.А., Коняшкина Т.А., Кораев Т.К., Лапина З.Г., Липилина И.Н., Львова Э.С., Мейер М.С., Мельянцев В.А., Новакова О.В., Орлов В.В., Панченко К.А., Сабиров Р.Т., Симонова-Гудзенко Е.К., Смирнов А.В., Сучков Г.В., Сыздыкова Ж.С., Сюннерберг М.А., Тертицкий К.М., Тихонова М.В., Ульянов М.Ю., Фурсов А.И., Шлыков В.И., Шлыков П.В.
      • 1 января 2001 - 31 декабря 2015 Восток в истории России
      • Институт стран Азии и Африки
      • Руководитель: Вигасин А.А. Ответственный исполнитель: Смирнов В.Е. Участники НИР: Жантиев Д.Р., Кириллина С.А., Кобищанов Т.Ю., Кораев Т.К., Львова Э.С., Маленкова А.А., Мейер М.С., Орлов В.В., Пархимович В.Л., Сабиров Р.Т., Сыздыкова Ж.С., Тертицкий К.М., Фурсов К.А., Чапанов А., Шлыков П.В.
      • 1 января 2001 - 31 декабря 2015 Традиционные и современные политические институты стран Азии и Африки
      • Институт стран Азии и Африки
      • Руководитель: Видясова М.Ф. Ответственный исполнитель: Смирнов В.Е. Участники НИР: Арсанова Т.Е., Ахтамзян Н.А., Бектимирова Н.Н., Бойцов В.В., Исаев В.А., Карнеев А.Н., Кулешова Н.С., Липилина И.Н., Новакова О.В., Пархимович В.Л., Подцероб А.Б., Сабиров Р.Т., Смирнов Д.А., Стремовская А.Л., Сучков Г.В., Тарасов И.С., Федорченко А.В., Шлыков П.В.
  • Награды и премии
  • Членство в научных обществах
  • Стажировки в организациях
  • Участие в редколлегии журналов
  • Участие в редколлегии сборников
  • Участие в программных комитетах конференций
  • Диссертация
  • Руководство дипломными работами
  • Руководство курсовыми работами
  • Авторство учебных курсов
  • Преподавание учебных курсов
  • Выступление в СМИ

политика Анкары накануне миграционного кризиса – тема научной статьи по политологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

УДК 327.7 Павел ШЛЫКОВ

ТУРЦИЯ И ЕС: ПОЛИТИКА АНКАРЫ НАКАНУНЕ МИГРАЦИОННОГО КРИЗИСА

Аннотация. В статье анализируется историческая динамика взаимоотношений Турции и ЕЭС/ЕС, факторы стагнации переговорного процесса Анкары и Брюсселя, а также характер модернизации - демократизации - европеизации страны. Замораживание переговоров о вступлении Турции в ЕС способствовало ревизии повестки дня её евроинтеграции и европеизации. Ослабление роли ЕС как драйвера перемен привело к существенному перевесу эндогенных процессов в сложном балансе внешних и внутренних факторов общественной трансформации Турции, а также сегментации модернизационных реформ. При этом отношения с ЕС остаются критически важными для Анкары, несмотря на осложнения политического диалога, снижение общественной поддержки "европейского проекта", антизападную риторику и поиск новых механизмов обеспечения суверенитета.

Ключевые слова: Турция, ЕС, демократизация, модернизация, европеизация, евроинте-грация, "политика обусловленности".

Растущая напряжённость в отношениях Турции с Западом, всё отчётливее проявляющаяся последнее десятилетие, резко контрастирует с тем, как развивался диалог Анкары и Брюсселя в начале 2000-х гг. Тогда официальное признание за Турцией статуса кандидата на членство в ЕС (Хельсинский саммит 1999 г.) дало мощнейший импульс демократическим преобразованиям внутри страны. Однако "золотой период" европеизации Турции оказался очень скоротечен и фактически завершился осенью 2005 г. с началом официальных переговоров с Брюсселем о вступлении в ЕС. Нисходящая динамика политического взаимодействия и рост разочарования друг в друге -таковы основные характеристики отношений Турции и ЕС со второй половины 2000-х гг. Чрезвычайно медленный - особенно в сравнении с опытом интеграции в ЕС стран Центральной Европы - процесс открытия "глав" для переговоров с Анкарой (на начало 2016 г. лишь 15 из 35 "глав" были "открыты" для переговоров, а "закрыть" удалось лишь один раздел по науке и исследованиям), и формальное замораживание переговорного процесса из-за "кипрского вопроса" в декабре 2006 г. сделало перспективы вступления Турции в ЕС чрезвычайно туманными. Стагнация евроинтеграции совпала с началом политической делиберализации внутри самой Турции. С каждыми новыми выборами режим Партии справедливости и развития (ПСР) последовательно наращивал

© Шлыков Павел Вячеславович - к.и.н., доцент кафедры истории стран Ближнего и Среднего Востока ИСАА МГУ имени М.В. Ломоносова. Адрес: 125009, г. Москва, ул. Моховая, д. 11, стр. 1. E-mail: [email protected] DOI: http://dxdoi.org/10.15211/soveurope320165365

свою электоральную базу и всё меньше нуждался в "факторе ЕС" для мобилизации сторонников и противостояния с политическими оппонентами. Если 2002 г. - когда ПСР приходила к власти - обещания демократических свобод были чрезвычайно важны как гарантия политического выживания консервативно-исламистской ПСР перед угрозами со стороны светской кемалистской элиты, то в 2007 г. ПСР уже обладала достаточной социальной базой, чтобы развернуть репрессии против своих идеологических противников. Очередной выборный цикл 2011 г. ознаменовал новую волну дели-берализации- уголовное преследование политических активистов, нормативные ограничения на свободу слова и собраний, жестокое подавление протестных выступлений. Хронологически совпавшие с выборным марафоном 2015 г. массовые теракты, жертвами которых в основном стали гражданские активисты, и свертывание "мирного процесса" с Рабочей партией Курдистана (РПК) окончательно вернули Турцию во времена репрессивной политики начала 1980-х гг.

Ситуация внутри ЕС и по периметрам границ Турции тоже не способствовала взаимному сближению Анкары и Брюсселя: кризис еврозоны, разразившийся в 2008 г., приход к власти ультраправых политических партий в ряде стран ЕС, рост антитурецких настроений среди простых европейцев и евро-бюрократии, а главное - растущее миграционное давление, которое стали испытывать страны Южной Европы, оказавшиеся в непосредственной близости к Ближнему Востоку. События "арабской весны" ещё больше усилили обеспокоенность европейских политиков относительно Турции, развивающей особые отношения с исламистскими партиями и активно поддерживающей исламистскую оппозицию в гражданской войне в Сирии.

На этом фоне соглашение Турции с ЕС по беженцам, о котором было объявлено в ноябре 2015 г., должно было выглядеть важным исключением. Столкнувшись с миграционным кризисом и связанным с ним ростом внутриполитической напряженности, ЕС обратился к Турции с предложением о сотрудничестве в деле решения проблемы нелегальных мигрантов, значительная часть которых поступает в Европу через Турцию. Взамен за помощь Брюссель обещал размораживание переговорного процесса\ финансовую поддержку и либерализацию визового режима для турецких граждан. Однако едва ли соглашение, заключенное между Брюсселем и Анкарой 18 марта 2016 г. "о возвращении и обмене беженцами", сможет открыть Турции дорогу в Евросоюз. Ведь концептуально само соглашение подчеркивает отношение ЕС к Турции как "партнеру", а отнюдь не "потенциальному члену" европейского сообщества. Понимание природы процесса отчуждения Турции и Запада, в целом, и ЕС, в частности, требуют концептуальной ревизии устоявшихся подходов к анализу парадигмы отношений Анкары и Брюсселя.

Евроинтеграция Турции в историческом контексте

Впервые Турция постучалась в двери объединённой Европы летом 1959 г. Тогда инициатива Анкары объяснялась нежеланием оказаться в роли догоняющего по отношению к Греции, незадолго до этого также подавшей заявку на вступление в Европейское экономическое сообщество (ЕЭС).

Ревнивое соперничество с Грецией долго оставалось главным движущим мотивом стремления Турции в "объединённую Европу". Первый этап евроинтеграции завершился для Турции подписанием Анкарского договора об ассоциации с ЕЭС в 1963 г.

1 В декабре 2015 г. было снято вето Франции на открытие глав по экономике и монетарной политике в рамках соглашения ЕС-Турция по сирийским беженцам.

Заявку на вступление в ЕЭС в качестве полноправного члена Турция подала в 1987 г. при Тургуте Озале, пророчески сравнившего этот шаг с началом "длинного пути по узкой дороге". Без малого тридцать лет спустя этот путь так и остался не пройденным и сейчас кажется даже длиннее, чем это представлялось в конце 1980-х гг.

Конечно, за прошедшие пятьдесят с лишним лет изменились цели евроинтеграции Турции - изначально Анкара стремилась добиться вхождения в Европейский таможенный союз (ETC), что и было реализовано в 1995 г. Менялись и сами общеевропейские структуры: к середине 1990-х гг. ЕЭС уже несколько лет как было преобразовано в Европейский Союз (ЕС), место Римского договора (1957) занял Маастрихтский (1992). Простое пребывание в ETC без полноправного членства в ЕС уже не могло удовлетворить Турцию. Однако Турция долгое время не могла запустить полноценный переговорный процесс о членстве. Лишь в июне 1998 г. Европейский Совет принял решение о подготовке доклада по Турции - стацдартной процедуры для стран-кандидатов (на тот момент Турция официально ещё не обладала таким статусом). В это же время была принята "Европейская стратегия для Турции", которая предусматривала внедрение правовых стандартов Евросоюза и распространение условий ETC на секторы услуг и сельского хозяйства [EC, 2004a]. В октябре 1998 г. Еврокомиссия представила свой первый ежегодный доклад по Турции. Но эти шаги не изменили общего характера политики ЕС. В то время как в отношениях Евросоюза с государствами Центральной Европы, помимо оказания им финансовой поддержки, твёрдое обещание членства имело приоритет над предъявлением требований, в случае с Турцией доминировала практика постановки условий при отсутствии гарантий будущего членства.

Потепление в отношениях с Грецией в конце 1990-х гг. и смена правительства в Германии, где в 1998 г. победу на выборах одержали более благожелательно настроенные к Турции социал-демократы во главе с Герхардом Шрёдером - всё это способствовало закреплению за Турцией официального статуса страны-кандидата на саммите Европейского Совета в Хельсинки в декабре 1999 г. Причём в постановлении саммита подчёркивалось, что 'Турция является страной-кандидатом на присоединение к ЕС на основе тех же критериев, которые применяются в отношении других стран-кандидатов " [EC, 2004a]1. Этот момент был принципиально важен для Анкары: документ обещал не рассматривать вопрос членства Турции в "особом порядке", однако в реальности всё вышло по-другому.

Решения Хельсинкского саммита без преувеличения стали водоразделом новейшей истории Турции. Во-первых, обретение статуса страны-кандидата придало отношениям с Брюсселем более системный и динамичный характер, что выразилось не только в повышении интенсивности двухсторонних встреч, но и внимании Брюсселя к качеству турецкой демократии и вопросам соблюдения прав человека. Во-вторых, перспектива скорого, как тогда казалось, вхождения в ЕС способствовала резкому ускорению административно-политической и социально-экономической модернизации.

В ноябре 2000 г. Еврокомиссия подготовила для Турции "Документ о партнёрстве на время процесса вхождения", принятый 8 марта 2001 г. Это была своего рода "дорожная карта" присоединения Турции к ЕС, представлявшая собой подробный перечень необходимых для Турции преобразований. В ответ уже 19 марта 2001 г. правительство Бюлента Эджевита обнародовало "Общую стратегию Национальной программы" [AB Bakanligi, 2001], в рамках которой были подготовлены три пакета кон-

1 Саммит постановил, что "Турция, переживающая процесс модернизации на основе принятой европейской стратегии... подобно другим странам-кандидатам, будет пользоваться преимуществами подготовительной стратегии".

ституционных поправок - "Пакеты мер по гармонизации с ЕС" (первый был принят в октябре 2001 г., второй- в марте 2002 г., третий- в августе 2002 г.), а также проведена масштабная ревизия действующего Гражданского кодекса \

Осенью 2002 г. в Турции сменилась власть. По итогам парламентских выборов 3 ноября 2002 г. победу с внушительным результатом в 34,3% голосов одержала Партия справедливости и развития (ПСР) Р.Т. Эрдогана, получившая почти две трети мест в парламенте и впервые за десять лет сформировавшая однопартийное правительство. Первоначальные опасения европейских политиков по поводу геополитической переориентации Турции с приходом к власти "умеренных исламистов" на тот момент не оправдались. В своих выступлениях в качестве лидера правящей партии Эрдоган подчёркивал, что курс на вступление в ЕС является приоритетом для правительства [Hurriyet, 2002], и в последующем старался не отходить от этого принципа. Именно на первые годы правления ПСР пришёлся самый существенный прорыв в отношениях с ЕС.

Меньше чем за два месяца - с декабря 2002 г. по январь 2003 г. - ПСР провела через парламент четвёртый и пятый "Пакет мер по гармонизации с ЕС". Стремительность, с которой новый парламент и правительство включились в работу по продвижению проекта евроинтеграции, объяснялась, во-первых, желанием как можно скорее добиться от ЕС назначения точной даты переговоров о присоединении, во-вторых, стремлением максимально закрепить свои позиции в противостоянии с оппозицией в лице кемалистской элиты. Однако усилия Анкары не были вознаграждены, и на саммите в Копенгагене 12-13 декабря 2002 г. лидеры ЕС, поощрив Турцию за "энергичную реализацию реформ" [EC, 2004a], вновь отложили решение вопроса об объявлении даты начала переговоров.

"Европейская мечта" Турции стала более реальной лишь в 2004 г., когда председатель Европейской комиссии Романо Проди, выступая на очередной сессии Европарла-мента, заявил о готовности Турции к переговорам о вступлении, отметив, что на данный момент страна в достаточной степени отвечает политическим критериям ЕС [EC, 2004b]2. Депутаты Европарламента призвали руководство ЕС начать переговоры с Турцией о вступлении. Турции, в свою очередь, было рекомендовано продолжать политические реформы, укреплять законодательную власть за счёт ослабления политической роли Совета национальной безопасности и армии, признать Республику Кипр, улучшить отношения с Арменией и привести в соответствие с европейским законодательством правовое положение национальных и религиозных меньшинств, включая их право на информацию и получение образования на родном языке [Borko, 2005: 7]. В итоге на декабрьском саммите в Брюсселе (2004) Европейский Совет обозначил дату начала официальных переговоров с Турцией о вступлении - 3 октября 2005 г. и реко-мевдовал Еврокомиссии подготовить соответствующую "дорожную карту" - "Рамки для переговоров с Турцией" [Council of the EU, 2005]. Среди факторов, которые способствовали позитивному решению по Турции3, особое место занимает опубликованный в сентябре 2004 г. доклад независимой комиссии, возглавлявшейся бывшим президентом Финляндии МартиАхтисаари. Именно её выводы способствовали на тот момент пересмотру отношения к Турции среди лидеров ЕС.

1 В декабре 2001 г. ЕС принял первый рамочный документ, устанавливавший принципы выделения Турции финансовой помощи.

2 "Европейская комиссия считает, что Турция в достаточной степени отвечает политическим критериям, и рекомендует начать переговоры о приеме её в Европейский Союз".

3 В Европарламенте решение по Турции поддержали 407 депутатов, против высказалось 262.

В Турции решение открыть переговоры с ЕС встретили с большим воодушевлением. Но уже в ходе саммита развернулись жаркие дебаты между лидерами ЕС и турецкой делегацией по поводу условий начала переговоров. Резкую негативную реакцию Турции вызвали предварительные условия. Так, Анкара была вынуждена подписать протокол, адаптирующий Анкарский базовый договор об ассоциации с ЕЭС, заключённый ещё в 1963 г., с учётом вступления в ЕС десяти стран, включая Республику Кипр. Переговорщики ЕС трактовали это как первый шаг к формальному признанию Турцией Республики Кипр, но турецкая делегация во главе с премьером Эрдоганом с этим не соглашалась и, по оценке европейских политиков, вела себя агрессивно "словно торговец коврами" [Вогко, 2005: 5].

Приняв принципиальное решение о начале переговоров с Турцией, лидеры стран ЕС тем не менее очень осторожно оценивали их перспективы. В середине 2000-х гг. лишь около 53% населения ЕС поддерживали дальнейшее расширение Союза, причём против выступали прежде всего жители старых стран-членов (51-62% респондентов в Австрии, Германии, Люксембурге, Франции и Финляндии), за - граждане новых стран (63-78% в Венгрии, Латвии, Литве, Польше, Словакии, Словении, Чехии, Эстонии), сдержанное отношение к этому процессу демонстрировали в Бельгии, Великобритании, Ирландии, Нидерландах, Португалии (50-54% за) [Вогко, 2005: 6].

"Привилегированное партнёрство "?

Единство мнений в отношении Турции, продемонстрированное на Брюссельском саммите 2004 г., оказалось вынужденным и преходящим. По следам саммита лидеры Германии, Франции, Австрии и др. выступили с заявлениями, где дали свою интерпретацию достигнутых договоренностей. Выразилось это прежде всего в широком толковании "переговорных рамок", установленных для Турции как страны-кандидата. Хотя в документе было зафиксировано, что "целью переговоров является присоединение", в последующих выступлениях ряда европейских лидеров делался акцент на то, что "переговоры представляют собой неограниченный во времени процесс, исход которого не может быть заранее гарантирован" [ЕС, 2005]. Такая интерпретация означала, что итогом переговоров Анкары и Брюсселя может стать не только членство в ЕС, но и другие альтернативы. Так зазвучала тема "привилегированного партнёрства", или "особых отношений". Наиболее жёсткими сторонниками идеи "привилегированного партнёрства" показали себя канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Николя Саркози. Однако ни один из сторонников этой формулы так и не смог раскрыть содержание "привилегированного партнёрства"1. Турецкие официальные лица не скрывали своей досады: "Само выражение "привилегированное партнёрство" является оскорбительным. Потому что его не существует" [EurActiv.com, 2009].

В восприятии Анкары поведение европейских лидеров оказалось в явном противоречии со всеми предшествующими решениями и обязательствами ЕС. К тому же ряд стран ЕС стал активно препятствовать переговорному процессу. С момента официального открытия переговоров в 2005 г. стороны смогли "закрыть" лишь раздел по науке и исследованиям, а "открыли" 15 из 35 разделов, которые должна выполнить Анкара, чтобы удовлетворять необходимым критериям для членства в ЕС.гех же критериев, что и к другим странам-кандидатам". Для Анкары столь противоречивое поведение ЕС оказалось дезориентирующим. Особый психологический эффект имело осознание того факта, что европейцы предпочли государства бывшего Советского блока своему давнему союзнику по НАТО и не оценили всё более заметные достижения Турции в сфере экономики, развития политической системы и социального прогресса.

Внутри ЕС сформировались группы стран-сторонников и стран-противников членства Турции в Евросоюзе, и ещё одна группа неопределившихся. К сторонникам принадлежат Великобритания (где и лейбористы, и консерваторы выступают за приём Турции, полагая, что это государство станет мостом между ЕС и мусульманскими странами), средиземноморские государства - Италия, Португалия, Испания, а также Греция, нормализовавшая свои отношения с Турцией; за членство Турции выступают и новые страны ЕС. К противникам относятся Австрия (пожалуй, единственное государство в ЕС, решительно выступающее против принятия Турции, главным образом то историческим причинам), Франция и Германия (для которых вступление Турции означает изменение их позиций в Совете ЕС). Третью группу представляют страны, правительства которых разделены или не определились по этому вопросу, как например Дания [Shlykov, 2010].

В ЕС многие в той или иной степени поддерживали стремление Турции к полноправному членству по ряду объективных причин. Во-первых, на протяжении нескольких десятилетий Турция являлась ассоциированным членом ЕС и партнёром в рамках таких европейских и трансатлантических структур, как ETC, Совет Европы, НАТО и др. Во-вторых, она расположена на жизненно важных геостратегических перекрестках. В-третьих, ЕС широко сотрудничает с Турцией в вопросах торговли и миграции. В-четвёртых, в нынешних условиях резко возрастает значение Турции и её роль в решении энергетических проблем ЕС, поскольку она является ключевой страной-транзитёром.

Что сдерживает евроинтеграцию Турции?

Стагнация переговорного процесса с ЕС в 2005 г. и всё менее ясные перспективы членства в ЕС способствовали пересмотру повестки дальнейшей евроитеграции и европеизации. Как следствие, вместо строгого следования предписаниям Брюсселя и условной дорожной карты демократических преобразований для стран-кандидатов правительство ПСР пошло по пути сегментации реформ по степени приоритетности для национальных интересов. В результате преобразования продолжились в сфере расширения прав меньшинств, борьбы с коррупцией, регулирования военно-гражданских отношений [Noutcheva, 2012: 59-78]. Так, в 2008 г. вступил в силу новый закон о вакфах (фондах), где особое внимание уделялось вакфам этно-конфессиональных меньшинств, выделенных в особую категорию [Shlykov, 2011: 196200], а в 2009 г. своё вещание начал первый телеканал на курдском языке - TRT 6, ставший частью проекта по либерализации норм защиты интересов национальных меньшинств. В 2010 г. были приняты антикоррупционные законы, повышающие прозрачность деятельности государственных учреждений. А конституционная реформа 2010 г., одобренная на референдуме 12 сентября 2010 г., пере форматировала судебные правила, действующие в отношении военных, фактически передав их дела в юрисдикцию гражданских судов, и внесла ещё ряд поправок в действующий механизм военно-гражданских отношений. В результате процесс либерализации пусть и в ограниченном

формате продолжился, несмотря на сужение коридора возможностей для ЕС в модера-ции этих процессов в Турции.

Ослабление роли ЕС как драйвера перемен в общественно-политическом развитии Турции привело к тому, что в сложном балансе внешних и внутренних факторов общественной трансформации перевес всё больше стал смещаться в сторону эндогенных процессов, а динамика преобразований стала не только сегментированной, но и разнонаправленной: в ряде сфер реформы ускорились (это касалось мер по совершенствованию законодательства по защите прав меньшинств или регулированию положения беженцев и т. д.), в других- наоборот, наметился регресс [Aydin, 2013: 376-389]. Особенно рельефно это проявилось в сфере свободы слова и печати, а также защиты прав человека, что последние годы вызывает настороженность европейских чиновников, публикующих ежегодные отчёты о ходе и результатах реформ в Турции [EC, 2014: 5-19, 2013: 5-18, 2012: 7-34, 2011: 5-19].

С конца 2000-х гг. уровень влияния ЕС на внутриполитические процессы в Турции демонстрирует нисходящую траекторию. На первое место в условной иерархии негативных факторов этого процесса можно поставить позицию Брюсселя по отношению к Турции, которую можно охарактеризовать как политическое отчуждение, "усталость" ЕС от пятого самого масштабного в истории расширения 2004-2007 гг., а также спад в мировой экономике, начавшийся с кризиса в финансовом секторе США в 2007-2008 годах.

Здесь и вошедший в арсенал европейских политиков тезис о допустимых "пределах расширения " ЕС, ссылка на который фигурирует даже в принятых Еврокомиссией в 2005 г. "переговорных рамках" для Турции [EC, 2005: Paragraph 3]. Постоянный акцент на "не ограниченный по времени" переговорный процесс для стран-кандидатов и перспектива "перманентных законодательных дерогаций" и коррекции достигнутых договорённостей [EC, 2005: Paragraph 12] сделали крайне неясной перспективу вступления Турции в ЕС. Всё это закономерно привело к снижению непосредственного влияния Брюсселя на внутриполитическую повестку дня в Турции, утрате доверия к ЕС и его "политике обусловленности", а также скорректировало динамику административно-политических реформ в Турции.

Второй по значимости негативный фактор - "Кипрский вопрос", ставший одним из главных формальных препятствий на пути евроинтеграции Турции (даже несмотря на то, что его решение не фигурировало в перечне критериев для вступления Турции в ЕС). Подписанный в 2005 г. "Дополнительный протокол" к Анкарскому соглашению между Турцией и ЕЭС 1963 г., который предусматривал открытие морских портов и воздушного пространства для Греческого Кипра, на тот момент уже вошедшего в ЕС, так и не был ратифицирован турецким парламентом. Турция отказалась открывать свои морские порты для кораблей Республики Кипр, поскольку Брюссель не выполнил свои обещания по отношению к туркам-киприотам, поддержавшим "План Аннана" на референдуме 2004 г. [Economist, 2014]. В результате в декабре 2006 г. Еврокомиссия заморозила открытие восьми глав для переговоров с Анкарой, поставив условие, что ни одна из 35 "глав" не может быть предварительно закрыта до тех пор, пока "Дополнительный протокол" не будет ратифицирован и вступит в силу. И на сегодняшний день лишь одна из этих "глав", касающаяся "Науки и исследований", условно закрыта.

Однако было бы неправильным списывать снижение влияния ЕС как драйвера общественно-политической трансформации Турции исключительно на внешние обстоятельства. Одним из наиболее весомых внутренних факторов этого процесса можно считать вектор трансформации режима Эрдогана. Первые однопартийные правительства, ПСР (20О2-2ОО7), использовали европеизацию как нормативный политический

контекст для программы внутриполитических реформ и основу ревизии внешнеполитических стратегий [Kaliber, 2013: 62]. Последующие выборы 2007 и 2011 гг. показали рост электоральной поддержки ПСР, основанной на успехах экономического развития страны и укрепления её влияния как региональной державы. Электоральный успех способствовал росту уверенности в собственных силах и наращиванию авторитарных тенденций [Shlykov, 2012: 3-28]. Сама природа однопартийного правительства содействовала этому.

В 2000-е гг. Турция смогла добиться достаточно высоких показателей ежегодного экономического роста, что резко контрастировало с серьёзной экономической рецессией во многих странах ЕС после 2008 г. Как следствие правительство ПСР почувствовало в себе силы уйти от жёсткой привязки реформ к требованиям ЕС. В общественном сознании политическая элита последовательно старалась укрепить мысль о самоценности реформ: о том, что цель проводимых преобразований- отнюдь не вступление Турции в ЕС, а повышение уровня жизни граждан безотносительно перспектив вступления в объединённую Европу. Кроме того, во второй половине 2000-х гг. Турция стала наращивать своё влияние в регионе Ближнего и Среднего Востока. Возросшие амбиции регионального лидерства и уверенность в собственных экономических силах привели к тому, что прежнее обаяние и привлекательность ЕС ощутимо ослабли как в общественном мнении, так и среди политической элиты. И хотя правительство ПСР и лидеры правящей партии постоянно публично подчёркивали неизменность курса на вступление в ЕС, от прежнего энтузиазма мало что осталось. Как следствие общая динамика либерализации замедлилась [Ava, 2011:419], а реформы продолжились лишь в сферах, где это отвечало интересам правящей элиты.

Отдельно в длинном перечне факторов деградации ЕС как драйвера преобразований можно выделить нисходящий уровень поддержки самой идеи вступления в ЕС среди значительной части населения Турции. На контрасте с началом 2000-х гг., когда в Турции отмечалось наличие широкого общественного консенсуса по вопросу как вступления Турции в ЕС, так и необходимости масштабных административно-политических реформ [Kubicek, 2011: 923-925], к концу 2000-х гг. стихийно возникшая проевропейская коалиция дала трещины на фоне роста евроскептицизма [Shlykov, 2013: 74] - поддержка вхождения Турции в ЕС среди населения упала с более чем 75% в 2004 г. до 28% к концу 2014 г. - самый низкий показатель1 за всю историю наблюдений [Eurobarometer, 2014]. Однако, несмотря на скепсис в отношении Брюсселя и его политики, Европа как цивилизационно-культурная сущность и модель развития не просто сохранила своё значение, но гораздо интенсивнее стала использоваться в качестве референтной точки в оценках реформ, политического режима или стандартов повседневной и общественной жизни [Kaliber, 2013: 66].

Экономические факторы сохранения привлекательности ЕС для Турции

Несмотря на ощутимый кризис доверия в отношениях Анкары и Брюсселя, у ЕС остаются достаточно мощные рычаги воздействия на Турцию (прежде всего экономические). Умелое и ответственное использование этих рычагов позволило бы вновь сделать процесс евроинтеграции доминантой внешней и внутренней политики Турции. Для этого существуют по крайней мере два ключевых фактора. Во-первых, торгово-экономические отношения ЕС и Турции, точнее серьёзная зависимость турецкой экономики от ЕС. Во-вторых, переговоры США и ЕС о создании трансатлантической зо-

1 Опрос августа 2015 г. показал чуть более высокие показатели поддержки европейского проекта гражданами Турции - 33% [Daily Sabah, 2015].

ны свободной торговли - Трансатлантического торгового и инвестиционного партнёрства (ТТИП).

Турция подписала договор об ассоциации с ЕЭС ещё в 1963 г. Однако за этим событием не последовало ожидаемого многими тесного торгово-экономического сотрудничества между европейскими странами и Турцией. Процессы эти стали просматриваться лишь со второй половины 1990-х гг., когда Турция вступила в ETC (1995). Формально турецкие товары имели пропуск на европейские рынки задолго до вступления страны в ETC. Вслед за подписанием в ноябре 1970 г. общего дополнения к "Анкар-скому соглашению", Европа стала постепенно расширять корцдор для торгово-экономического сотрудничества с Турцией, постепенно снижая таможенные тарифы в 1970-е и 1980-е гг. Ко времени активных переговоров о вступлении в ETC, пришедшихся на начало 1990-хгг., оставалось лишь ограниченное число товаров, исключённых из льготного тарифного регулирования. И это далеко не случайно: с первых лет своего существования ЕЭС выступало в роли ключевого торгово-экономического партнёра Турции [ÜIgen, 2004: 2]. Вступление Турции в ETC сыграло существенную роль в углублении торгово-экономического сотрудничества и увеличении двустороннего товарооборота, наблюдаемого в последние два десятилетия.

Однако нельзя забывать, что эти процессы сопровождались очевидным разрушением устоявшихся торговых связей и переориентацией внутренней торговли: Турция не могла воспользоваться новыми возможностями по замещению дешёвого импорта из других стран дополнительным объёмом торговли с ЕС, поскольку таможенные барьеры с неевропейскими странами оставались по-прежнему на высоком уровне [Ülgen, 2004: 3-4]. При этом членство в ETC способствовало расширению экономических связей Турции с ЕС, а также усилило привязку турецкой экономики к ЕС как главному торговому партнёру.

На сегодняшний день в экономических отношениях Анкары и Брюсселя чётко просматривается серьёзная экономическая зависимость Турции от ЕС. Статистика двусторонней торговли и инвестиций весьма красноречива в этом отношении. ЕС - главный торгово-экономический партнёр Турции: более 32% всей внешней торговли приходится на страны ЕС, у России, занимающей второе место по объёмам торговли с Турцией, - менее четверти от товарооборота с ЕС [EC, 2015a]. Для Турции торгово-экономические отношения с ЕС по значению гораздо больше, чем сумма объёма двусторонней торговли с Россией, Китаем и США.

В экспортных и импортных операциях Турции ЕС занимает первое место. На страны Евросоюза приходится более 30% турецкого экспорта, что в шесть с лишним раз больше, чем у второго по объёмам экспорта партнёра - Ирака. С другой стороны, и для ЕС Турция - один из важнейших торгово-экономических партнёров. Однако значение Турции для ЕС отнюдь не эквивалентно значению экономики ЕС для Турции. Для ЕС Турция - пятый по объёмам товарооборота партнёр, лишь 4,5% европейского экспорта идёт в Турцию. По импорту показатели ещё меньше: в ряду ведущих импортёров Турция занимает седьмое место (2,7% общего объёма импорта). В целом по объёму экспортно-импортных операций у Турции шестое место (лишь 3,5% общего объёма) [EC, 2015b].

Таким образом, если для Турции ЕС - главный партнёр по объёму как экспорта, так и импорта, для ЕС Турция по этим показателям лишь на седьмом и пятом месте по значению. С другой стороны, доля ЕС во внешнеторговом обороте примерно в девять раз больше, чем доля Турции во внешнеторговом обороте стран ЕС. Более того, объём торгово-экономических операций между ЕС и Турцией имеет долговременную тенденцию поступательного развития (исключением стали лишь 2008 и 2009 гг., что можно отнести к последствиям долгового кризиса еврозоны).

Причём ЕС не только первоочередной торгово-экономический партнёр, но и отдельные страны Евросоюза также находятся в лидерах по экономическому сотрудничеству с Турцией. Достаточно сказать, что в десятке главных торгово-экономических партнёров Турции пять стран - члены ЕС (Германия, Великобритания, Италия, Франция и Испания) [TUiK, 2015]. Германия - абсолютный лидер по объёму торговли (Россия стабильно удерживает по этому показателю второе место, потеснив Германию лишь однажды - в 2008 г.).

Прямые иностранные инвестиции - ещё одна сфера, где позиции стран ЕС в Турции крайне сильны. По данным национальной статистической службы, страны ЕС - в лидерах по объёму прямых иностранных инвестиций в Турции. Так, в 2013 г. более 70% прямых иностранных инвестиций в Турцию пришло из стран ЕС. Правда, по этому показателю ЕС начала сдавать позиции по сравнению с предшествующими годами (пиковые значения приходятся на 2009 г., когда доля прямых инвестиций со стороны ЕС превышала 78%) [BYDTA, 2015]. Кроме США, занимающих первое место по объёму прямых инвестиций в турецкую экономику, большинство других стран из верхних строчек этого рейтинга - члены ЕС (это Австрия, Германия, Франция, Нидерланды, Великобритания) [Ekonomi Bakanligi, 2015b].

Примечательно, что страны ЕС также занимают первое место по количеству зарегистрированных иностранных компаний в Турции. Причём ранее, в 2000-е гг., европейцы владели ещё большим количеством компаний (около 50%): их доля снижалась последние пять-шесть лет вследствие мирового финансового кризиса и стремления Турции развивать торгово-экономические отношения со странами незападного мира. Тем не менее на сегодняшний день более 36% компаний с иностранным капиталом принадлежат бизнесменам из стран ЕС [Ekonomi Bakanligi, 2015a].

Все эти цифры показывают не столько взаимосвязи экономик Турции и стран ЕС, сколько высокую степень зависимости турецкой экономики от европейской. ЕС -главный экономический партнёр Турции, потерять которого в обозримой перспективе Анкара вряд ли себе может позволить. Соглашения о ТТИП лишь обостряют эту ситуацию: Турция как член ETC автоматически становится частью ТТИП, но не стороной переговоров.

* * *

Во взаимоотношениях Турции с ЕС можно выделить ряд факторов, определяющих их нынешний характер и динамику. Каждый из них формирует свой "проблемный ярус". Во-первых, это затянувшие переговоры о вступлении страны в ЕС. Во-вторых, растущая зависимость турецкой экономики от экономик стран Евросоюза. Несмотря на заявления о экономической взаимозависимости Турции и ведущих стран ЕС, экономика Турции существенно более зависима от европейской, чем наоборот. В-третьих, последствия от соглашения о зоне свободной торговли между ЕС и США - т.н. Трансатлантическом торгово-инвестиционном партнерстве (ТТИП). Наконец, разразившийся в 2015 г. европейский "миграционный кризис", который Турция как главная страна-транзитер беженцев из охваченных гражданской войной стран Ближнего и Среднего Востока стала использовать в качестве нового рычага политического давления на Брюссель.

Достаточно успешная в отношении новых членов в 1990-е гг. стратегия "политики предварительных условий" в случае с Турцией дала очевидные сбои. В отсутствии ясной перспективы обретения полноправного членства длинный список условий, которые перед Анкарой поставили европейские лидеры, стал вызывать растущее разочарование как в европейской "политике кондициональности", так и в самом ЕС. Последние

годы эта политика сильно дискредитировала себя в глазах большинства граждан Турции. Критическое падение уровня доверия к Брюсселю и разочарование в предлагаемой роли "вечного привратника у дверей ЕС", на первый взгляд, способствуют укреплению позиции Турции во взаимоотношениях с ЕС. Однако характер экономических отношений и зависимости турецкой экономики от европейской позволяет говорить о существенном расхождении риторики политических лидеров и реального положения дел.

Если исходить из официальных заявлений, Анкара продолжает формально следовать курсом на интеграцию с ЕС. ПСР не отказалась от "европейского проекта". Однако цель вступления в ЕС давно уже обрела для ПСР прагматический и "инструментальный" характер, оттеснив на задний план "эмоциональную" и цдеологическую составляющую. Долгое время она помогала правящему режиму частично преодолевать обвинения в профанации кемалистского проекта вестернизации и подрыве светского характера государства. Более того, в рамках административно-политических реформ, призванных приблизить вступление страны в ЕС, ПСР смогла расширить поле деятельности для своих сторонников и существенно ослабить оппонентов в лице кема-листской элиты и армии.

Неуступчивость Брюсселя и обострение внутриполитической обстановки заставили лидеров ПСР изменить риторику, сделать упор на тезис о "самоценности" реформ, изначально запущенных для соответствия Копенгагенским критериям, и необходимости их продолжения вне зависимости от последующего вступления Турции в ЕС ("переименуем Копенгагенские критерии в Анкарские... а Маастрихтские - в Стамбульские") [Шлыков, 2013]. Отчасти это раскрывает отношение ПСР к содержанию модернизации и вестернизации, которая разделяется на "институционально-технологическую" и "культурно-идеологическую" составляющие. Поэтому и тезис о "Новой Турции", который в своё время широко использовали кемалисты в 1920-е и 1930-е гг. (знаменитое "Путь новой Турции" Ататюрка), сегодня приобрёл практически противоположное значение. Он фиксирует отказ отряда "принципов кемализма" и всё рельефнее проявляющийся процесс "девестернизации" турецкого общества.

Другое важное следствие кризиса европейского проекта в Турции - увеличение порога восприимчивости к европейской дипломатии (угрозы со стороны Брюсселя вызывают больше раздражения, чем досады) и поиски альтернативных механизмов наращивания геополитического влияния. Одним из таких механизмом в 2015 г. стал "миграционный кризис" в Европе, вызванный неготовностью ЕС абсорбировать поток беженцев и нелегальных мигрантов из стран Ближнего Востока, Северной Африки и Южной Азии. Турция, объявившая в 2011 г. - на начальном этапе гражданской войны в Сирии - политику "открытых дверей" для всех вынужденных переселенцев, оказалась главной страной-транзитёром нелегальных мигрантов (из 1 млн мигрантов, прибывших в Европу в 2015 г., более 80% переправлялись по Эгейскому морю с территории Турции) [UNHCR, 2016]. Апеллируя к тому, что Турция больше других страдает от наплыва беженцев (более 2,5 млн), правительство А. Давутоглу смогло убедить Брюссель в необходимость "разделения бремени" "миграционного кризиса" [Time, 2015]. Взамен обязательств по ужесточению контроля над пограничными зонами и пресечению нелегального бизнеса по переправке мигрантов Турция потребовала от лидеров Евросоюза выделение специальных субсидий (первоначально 3 млрд евро), а также перезапуска переговорного процесса о вступлении в ЕС и введения безвизового режима для граждан Турции [WSJ, 2015]. Договорённости между Анкарой и Брюсселем, которые некоторые окрестили "сделкой Эрдогана и Меркель" - это не столько попытка переложить часть ответственности за миграционный кризис и поток беженцев на Турцию, сколько новые возможности Анкары как с точки зрения контроля над

внешними границами ЕС, так и демонстрации своего влияния в европейской политике. По сути, договорённости с ЕС сразу стали дополнительным рычагом давления на Запад, и требования увеличить размеры траншей на миграционные программы с 3 до 5 млрд, а в перспективе и 20 млрд евро [Yeni §afak, 2016] - яркое тому подтверждение.

Список литературы

БоркоЮ.А. (ред.) (2005), Европейский Союз: факты и комментарии. Вып. 39, декабрь 2004- февраль 2005. М.: Институт Европы РАН.

Шлыков П.В. (2011), Вакфы в Турции: трансформация традиционного института, Марджани, М.

Шлыков П.В. (2012), "Турцияпосле выборов 2011 г.: парадоксы политического развития", Вестник Московскогоуниверситета. Серия 13 "Востоковедение", №3. С. 3-28.

Шлыков В.И. (2010), "Турция на пути в Евросоюз: надежды и разочарования Анкары", Перспективы. Фонд исторической перспективы, режим доступа:

http://www.perspektivy.info/book/tuicija_na_puti_v_jevrosojuz_nadezhdy_i_razocharovanija_ankary_2010-06-21.htm (дата обращения: 30 окт. 2015).

Шлыков, П.В. (2013), "Куда идёт Турция? Метаморфозыпр озападного курсаразвития", Современная Европа, No 1, c. 58-75.

References

Avci, G. (2011), "The Justice and Development Party and the EU: Political Pragmatism in a Changing Environment", South European Society and Politics, vol. 16, no. 3, pp. 409-421.

AB Bakanligi (2001), "2001 YiliUlusal Program", available at: http://www.abgs.gov.tr/indexphp?p=58&l=1 (Accessed 30 October 2015).

Aydm, U.,Kiri§9i, K. (2013), "With or without the EU: Europeanisatim of Asylum and Competition Policies in Turkey", South European Society and Politics, vol. 18, no. 3, pp. 375-395.

BYDTA (2015), "Turkiye'de Dogrudan Yabanci Yatirim", available at: http://www.invest.gov.tr/tr-TR/investmentguide/investorsguide/Pages/FDIinTurkey.aspx (Accessed 30 October 2015)

Borko Ju.A. (red.) (2005), Evropejskij Sojuz: fakty i kommentarii. Vyp. 39, dekabr' 2004 - fevral' 2005. M.: Institut Evropy RAN.

Council of the EU (2005), "Brussels European Council 16/17 December 2004. Presidency Conclusions", available at: http://www.consilium.europa.eu/uedocs/cms_data/docs/pIessdata/en/ec/83201.pdf (Accessed 30 October 2015)

Daily Sabah (2015), "Turkish People Indecisive over EU Membership, Survey Reveals", DailySabah, 3 Aug.

Economist (2014), "Intractable -or Insoluble? Hopes of Settling the Cyprus Problem are Starting to Look Unrealistic", The Economist, 29 Nov., pp. 48-49.

Ekonomi Bakanligi (2015a), "Turkiye'de Faaliy ette Bulunan Yabanci Sermayeli Firmalar Listesi", available at: http://www.ekonomi.gov.tr/portal (Accessed 30 October 2015).

Ekonomi Bakanligi (2015b), "Uluslararasi Dogrudan Yatirim istatistikleri", available at: http://www.ekonomi.gov.tr/portal/ (Accessed 30 October 2015).

EurActiv (2009), "Turkey's Chief Negotiator: 'Privileged Partnership' is an Insult", EurActiv.com, 08 Oct.

EC (2004a), "2004 Regular Report on Turkey's Progress towards Accession", available at: http://ec.europa.eu/enlargement/ (Accessed 30 October 2015).

EC (2004b), "Address Given by Romano Prodi", European Commission. Press Releases Database, available at: http://europa.eu/rapid/press-release_SPEECH-04-440_en.htm (Accessed 30 October 2015).

EC (2005), "Turkey Negotiating Framework - October 2005", available at: http://ec.europa.eu/enlargement/ (Accessed 30 October 2015).

EC (2011), "2011 Progress report for Turkey", available at: http://ec.europa.eu/enlargement/(Accessed 30 October 2015).

EC (2012), "2012 Progress report for Turkey", available at: http://ec.europa.eu/enlargement/(Accessed 30 October 2015).

EC (2013), "2013 Progress report for Turkey", available at: http://ec.europa.eu/enlargement/ (Accessed 30 October 2015).

EC (2014), "2014 Progress report for Turkey", available at: http://ec.europa.eu/enlargement/(Accessed 30 October 2015).

EC (2015a), "European Union, Trade in goods with Turkey", available at: http://trade.ec.europa.eu/doclib/docs/2006/september/tradoc_113456.pdf (Accessed 30 October 2015).

EC (2015b), "Client and Supplier Countries of the EU28 in Merchandise Trade", available at: http ://trade.ec.europa.eu/doclib/docs/2006/september/tradoc_122530.pdf (Accessed 30 October 2015).

Eurobarometer (2014), "Standard Eurobarometer 82. Autumn 2014", available at: http://ec.europa.eu/public_opinion/archives/eb/eb82/eb82_first_en.pdf (Accessed 30 October 2015).

Hurriyet (2002), "Erdogan 'Acil Eylem Plani'm A9ikladi", Hurriyet, 16 Kasim.

Kaliber, A. (2013), "Contextual and Contested: Reassessing Europeanization in the Case of Turkey ", International Relations, vol. 27, no. 1, pp. 52-73.

Kubicek, P. (2011), "Political Conditionally and Europ ean Union's Cultivation of Democracy in Turkey ", Democratization, vol. 18, no. 4, pp. 910-931.

Noutcheva, G., Aydin-Duzgit, S. (2012), "Lost in Europeanisation: The Western Balkans and Turkey", West European Politics, vol. 35, no. 1, pp. 59-78.

Shlykov, P.V. (2013), "Where is Turkey Heading for? (Metamorphoses of pro-Western Course of Development)", Contemporary Europe, no. 1, pp. 58-75.

Shlykov P.V. (2012), "Turcijaposle vyborov 2011 g.: paradoksy politicheskogo razvitija", Vest-nikMos-kovskogo universiteta. Serija 13 "Vostokovedenie", №3. S. 3-28.

Shlykov, P.V. (2011), Vakfi v Turtsii: Transformatsiya Traditsionnogo Instituta [Waqfs in Turkey: Transformation of the Traditional Institution], Mardjani, Moscow, Russia.

Shlykov V.I. (2010), "Turcija na puti v Evrosojuz: nadezhdy i razocharovanija Ankaiy", Perspek-tivy. Fond is-toricheskoj perspektivy, rezhim dostupa:

http://www.per3pektivy.info/book/turcija_na_puti_v_jevrosojuz_nadezhdy_i_razocharovanija_ankary_2010-06-21.htm (data obrashhenija: 30 okt. 2015).

Time (2015), "Why the E.U. Is Offering Turkey Billions to Deal With Refugees", Time, 19 Oct.

TUIK (2015), "Ulkelere Gore Yillik Ihracat", available at: http://www.tuik.gov.tr/PreIstatistikTablo.do?istab_id=1545 (Accessed 30 October 2015).

Ulgen, S., Zahariadis, Y. (2004), "The Future ofTurkish-EU Trade Relations Deepening vs Widening", EU-Turkey Working Papers, no. 5, available at: http://aei.pitt.edu/6761/1Z1147_05.pdf (Accessed 30 October 2015).

UNHCR (2016), "Refugees/Migrants Emergency Response - Mediterranean", The UN Refugee Agency, available at: (Accessed 15 January 2016)

WSJ (2015), "EuropeanUnion Reaches Deal With Turkey on Migration", The Wall Street Journal, 29 Nov.

Yeni §afak (2016), "Davutoglu: Turkey Will Keep Its Doors Open to Everyone Fleeing Oppression", Yeni §afak, 4 Feb.

Turkey and the EU: the Ankara's Policy on the eve of the immigration crisis

Author. S hlykov, P.V. Associate Professor of the Middle East History Department, Institute of Asianand African Studies, Lomonosov Moscow State University. Address: 11-1, Mohovaya str., Moscow, Russia, 125009. Email: [email protected]

Abstract. The paper focuses on the historical dynamics of Turkey-EEC/EU relations, explores factors of stagnation of negotiations process between Ankara and Brussels, and the dynamics of Turkish modernization - democratization - Europeanization. The stagnation of negotiations on Turkey's membership in the EU has led to the revision ofEuropeanization and European integration agenda in Turkey. Since the EU's role as a modernization driver has become weaker the endogenous processes in Turkey' s socio-political transformation has gained momentum. M odernization reforms have stalled. However the relations with Europe remain crucially imp ortant for Turkey despite complications in political dialogue, lower public support for "European project", rising anti-Western rhetoric and search for alternative mechanisms for enhancing national sovereignty.

Key words: Turkey, EU, democratization, modernization, Europeanization, politics of conditionally.

DOI: http://dxdoi.org/10.15211/soveurope320165365

Научная Библиотека МГУ | Книги

Найдено более 500 записей. Уточните запрос.

<< 1  2  3  4  5 . . .  20  21  22  23 24 25 >>
  • М., 2011

  • М., 2012

  • М., 2014

  • М., 2014

  • М., 2019

  • М., 2019

  • М., 2014

  • М., 2014

  • М., 2008

  • М., 2008

  • М., 2016

  • М., 2016

  • М., 2017

  • М., 2017

  • М., 2008

  • М., 2008

  • Киров, 2007

  • М., 2007

  • М., 2010

  • М., 2009

<< 1  2  3  4  5 . . .  20  21  22  23 24 25 >>

Научная Библиотека МГУ 😉 {23780853}

Журнал "Современная Европа". Contemporary Europe

                                                                                     

                                                           

 Учредители журнала: Российская академия наук, Институт Европы РАН

Включен в Перечень ВАК РФ

Индексируется в РИНЦ (Russian Science Index)

Входит в Scopus и Emerging Sources Citation Index на платформе Web of Science

ISSN 0201-7083, Свидетельство о регистрации в Министерстве по делам печати РФ №77-1582 от 10 февраля 2000 года

Подписной индекс 79701. Каталог «Пресса России» - индекс 14492

Рейтинг журнала “Современная Европа” в РИНЦ (2018)

Место в общем рейтинге SCIENCE INDEX 362
Тематика «Комплексное изучение отдельных стран и регионов» 3
Тематика “Политика. Политические науки” 10
Тематика “Экономика. Экономические науки” 59
Импакт-фактор 1,327  

 

 Шеф-редактор

Алексей Анатольевич Громыко,

член-корреспондент РАН, профессор РАН, д.полит.н., директор Института Европы РАН, президент Ассоциации европейских исследований России (АЕВИС), член Бюро Отделения глобальных проблем и международных отношений РАН.

SPIN-код: 3199-8015, AuthorID: 250282
  https://orcid.org/0000-0003-4228-1552,
Профиль автора в Scopus
,
Профиль автора в ResearcherID

_____________________

Главный редактор

Роман Николаевич Лункин, 

д.полит.н., заместитель директора Института Европы РАН,

руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН.

SPIN-код: 5644-2596, AuthorID: 371428,
https://orcid.org/0000-0002-4312-4228 ,
Профиль автора в ResearcherID,
Профиль автора в Scopus

_____________________

К сведению авторов

Стандарты оформления статей в журнале "Современная Европа" 

_____________________

Журнал общественно-политических исследований «Современная Европа» публикует материалы по экономике, социологии, политологии, международным отношениям, истории.

Журнал знакомит читателей с политикой, экономикой, социальными проблемами, культурой и религиозной жизнью европейских стран. У журнала широкий круг российских и зарубежных авторов: государственных и политических деятелей, видных ученых, дипломатов, военных экспертов, журналистов. Журнал публикует важнейшие международные документы современной Европы, результаты исследований в сфере экономической, социальной, политической и духовной жизни общества как в России, так и за рубежом; библиографические обзоры и рецензии, а также информацию о научных конференциях.

Точка зрения авторов публикуемых материалов может не совпадать с мнением редколлегии журнала.
Адрес: 125993 Москва, ул.Моховая, 11-3, тел.: 8 (495) 692-27-20. E-mail: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

 

DOI: http://dx.doi.org/10.15211/soveurope

_____________________

CONTEMPORARY EUROPE-SOVREMENNAYA EVROPA

Дата Автор Заглавие
1921 Semaine Sociale de France. Session (12; 1920; Caen). Semaine Sociale de France XII session, Caen, 1920 : Compte rendu in-extenso ; Caen. ; 1920
1922 Zuri-Rzezak, I. S. Jus Talmudicum / I.S. Zuri-Rzezak. — Lib. 8: Civitatis
2003 Javadi Amoli, Abdollah (аятала ; нар. 1933) Benignity of master : the theoretical and practical conduct of Ayatullah Javadi Amoli
2011 Шлыков, Павел Вячеславович (кандидат исторических наук) Вакфы в Турции: трансформация традиционного института = Waqfs in Turkey: transformation of the traditional institution / П. В. Шлыков ; Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова, Институт стран Азии и Африки
1994 Григорьева, Людмила Ильинична Нетрадиционные религии в современной России: социальная природа и тенденции эволюции : Автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. филос. наук : 09.00.11 / Рос. акад. гос. службы при Президенте Рос. Федерации
2007 Сунцева, Янина Витальевна Исторический опыт взаимодействия органов московского городского самоуправления и церковно-православных приходов в деле защиты детей в начале XX века : автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук : 09.00.13 / Сунцева Янина Витальевна ; [Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации]
2000 Wiesner-Hanks, Merry E. (нар. 1952) Christianity and sexuality in the early modern world : regulating desire, reforming practice / Merry E. Wiesner-Hanks
2006 Барт, Карл (1886—1968) Оправдание и право : [перевод с немецкого] / Карл Барт
2004   Dizionario di dottrina sociale della Chiesa : scienze sociali e Magistero / Università Cattolica del Sacro Cuore ; a cura del Centro di ricerche per lo studio della dottrina sociale della Chiesa
2011 Osppe, Jan Mazur Ad bonum per politicam : wybrane zagadnienia z etyki życia politycznego / Jan Mazur Osppe ; Katolicki Uniwersytet Lubelski Jana Pawła II, Wydział Nauk Społecznych, Katedra Polityki Społecznej i Etyki Politycznej
2003   Liberalizm potępiony przez papieży / [redakcja: Adam Małaszewski]
2015   The role of religion in Eastern Europe today / editors: Julia Gerlach, Jochen Töpfer
1907 Hoensbroech, Paul von (1852―1923) Das Papsttum in seiner sozial-kulturellen Wirksamkeit / Graf von Hoensbroech. — T. 1: Inquisition, Aberglaube, Teufelsspuk und Hexenwahn
2015 "Церковь, семья и школа", международная православная педагогическая конференция (13 ; 2014 ; Рига) Материалы XIII Международной православной педагогической конференции "Церковь, семья и школа" (30―31 октября 2014 года, Рига, Латвия) / [ответственный редактор Олег Пелевин] ; [перевод с латышского: Елизавета Карпова] ; Латвийская Православная Церковь
2008 Smith, Miriam Le développement transformationnel et l'église : un regard biblique sur le besoin humain / Miriam Smith et Suzanne Hurst ; [traduction: Sandra Berkley]
2011   Media a religia / redakcja: Igor Borkowski, Bartosz Jastrzębski, Dominik Lewiński
2018   The Wiley handbook of Christianity and education / edited by William Jeynes
1895 Kaczkowski, Zygmunt (пісьменнік ; 1825—1896) Kobieta w Polsce : studyum historyczno-obyczajowe / przez Zygmunta Kaczkowskiego. — T. 1
2008 Smith, Miriam Le développement transformationnel et l'église : un regard biblique sur le besoin humain / Miriam Smith et Suzanne Hurst ; [traduction: Sandra Berkley]
2014 Костюк, Константин Николаевич (кандидат политических наук ; род. 1967) История социально-этической мысли в Русской православной церкви / К. Н. Костюк

контуры политической экспансии" / События на TimePad.ru

Регистрация на событие закрыта

Извините, регистрация закрыта. Возможно, на событие уже зарегистрировалось слишком много человек, либо истек срок регистрации. Подробности Вы можете узнать у организаторов события.

Другие события организатора>

Фонд поддержки публичной дипломатии им. А.М. Горчакова

1152 дня назад

28 марта 2018 c 18:00 до 19:30

Москва

Яковоапостольский переулок, д.10, стр.1

Фонд поддержки публичной дипломатии имени А.М. Горчакова и Исследовательский институт "Диалог цивилизаций" приглашают на лекцию известного российского тюрколога, востоковеда Павла Шлыкова на тему "Турция на Ближнем Востоке: контуры политической экспансии", которая состоится в Москве 28 марта.

Расскажите друзьям о событии

На протяжении большей части XX столетия Турция придерживалась концепции осторожного невмешательства в ближневосточные дела. Однако события 2010-х гг. продемонстрировали отказ от этой стратегии: Сирия, Иран, Ирак и другие ключевые страны региона оказываются включенными в орбиту приоритетных направлений внешней политики Анкары. Начавшаяся в январе 2018 г. и приковывающая всеобщее внимание военная операция турецкой армии в северной Сирии по сути является частью стратегии наращивания военно-политического присутствия в регионе, которое после блокады Катара в июне 2017 г. достигло немыслимых ранее масштабов. Военные вторжения на территорию Ирака (2008, 2015) и Сирии (2016, 2017, 2018), масштабные проекты создания военных баз в Персидском заливе и в Африке, наконец, общая милитаризация турецкой политики – все это ставит ряд вопросов как о будущем Анкары в качестве влиятельного игрока на Ближнем Востоке, так и о политических перспективах самого Р.Т. Эрдогана. На заре 2000-х гг. Р.Т. Эрдоган пришел к власти под лозунгами создания "Новой Турции" – демократической страны с религиозными свободами, быстрорастущей экономикой, политическим решением "курдского вопроса" и неминуемом членством в ЕС. Теперь же для Турции наступили трудные времена – опасное сочетание углубляющейся политической поляризации, снижения темпов экономического роста и эскалации напряженности как внутри страны, так и по периметру ее границ, беспрецедентный уровень накала в отношениях с Западом. Куда ведет страну Р.Т. Эрдоган? Какова цена конфликта между прагматическими интересами и внешнеполитическим достоинством? Куда простираются региональные интересы Анкары? В ходе дискуссии будут проанализированы ключевые аспекты ближневосточной политики Турции в контексте динамически меняющей внутриполитической ситуации и возможные сценарии развития отношений с Западом и Россией. Справочно Шлыков Павел Вячеславович – тюрколог, эксперт Исследовательского института "Диалог Цивилизаций", кандидат исторических наук, доцент кафедры истории стран Ближнего и Среднего Востока, Институт стран Азии и Африки МГУ имени М.В. Ломоносова. К участию во встрече приглашаются все желающие.

Место проведения – Фонд Горчакова (Москва, Яковоапостольский переулок, д.10, стр.1). Начало регистрации – в 17:30 мск.

Рабочий язык – русский (без перевода).

Межвузовский студенческий ситуационный анализ «Обострение ситуации на Корейском полуострове и его последствия: сценарии развития событий»

7 апреля 2017 г. состоится межвузовский интерактивный студенческий ситуационный анализ «Обострение ситуации на Корейском полуострове и его последствия: сценарии развития событий» для студентов и аспирантов (востоковедов и международников). Ситанализ проходит в рамках совместного проекта Совета молодых ученых ИДВ РАН и Центра интерактивного образования и моделирования Совета молодых ученых ИСАА МГУ.

2017 г. может охарактеризоваться существенным осложнением ситуации на Корейском полуострове. Развитие северокорейской ракетно-ядерной программы, проблема THAAD, усиливающееся противостояние США и КНР, политический кризис в Республике Корея, недавний, но потенциально очень опасный скандал вокруг «убийства в аэропорту Куала-Лумпура», – все это повышает вероятность того, что между двумя Кореями может разгореться конфликт.

Студенческий интерактивный ситанализ включает в себя элементы как конференции круглого стола, так и классического ситуационного анализа (в свое время внедренного в российскую академическую общественную науку Е.М. Примаковым). Предполагается, что в мероприятии будут принимать участие не только аспиранты ИДВ РАН, студенты и магистранты ИСАА и иных вузов, но и более «взрослые» эксперты, которые в финальной части ситанализа дадут оценку ходу студенческой дискуссии и экспертно-аналитическим подходам участников.

Студенческий ситанализ будет состоять из нескольких сессий, на каждой из которых будет рассматриваться отдельный вопрос. При этом, после вводного выступления ведущего, каждый участник – начиная от студентов и заканчивая экспертами – должен высказаться по трем ключевым вопросам на его усмотрение.

Ориентировочное содержание сессий ситуационного анализа:

1. Факторы/тренды, повышающие или снижающие вероятность конфликта на полуострове.

2. Ориентировочный сценарий начала конфликта (анализ мотиваций, возможности провокаций или последствий иррационального фактора).

3. Сильные и слабые стороны потенциальных участников конфликта (какими «козырями» обладает каждая сторона, как они могут быть «биты», и, соответственно, какая стратегия их «разыгрывания» является оптимальной).

4. Сценарии развития конфликта, исходя из анализа факторов, его спровоцировавших, и с учетом сильных и слабых сторон потенциальных участников конфликта.

5. Анализ последствий развития конфликта на региональном и макрорегиональном уровне (насколько велик риск интернационализации конфликта, применение ОМУ либо равнозначных ему эффектов – поражение южнокорейских АЭС – или гуманитарной катастрофы).

6. Анализ последствий развития конфликта для России (что может/должна сделать Россия для его предотвращения).

Предполагается, что участники будут говорить кратко и емко, так что каждое заседание займет примерно час. Таким образом, все мероприятие может занять 4-5 часов, включая перерывы и подведение итогов, а его результаты могут быть обобщены в форме аналитической записки.

Предполагается, что в мероприятии примет участие 10-15 активных студентов (остальные могут быть в качестве зрителей) и 4-5 экспертов. Общее число участников – 30-40 человек.

В ходе межвузовского интерактивного ситанализа участники должны продемонстрировать отличное владение материалом, высокую культуру научного мышления и ведения дискуссий по самым актуальным вопросам политического развития стран Азии и Африки.

Место проведения – зал Ученого совета ИДВ РАН (Нахимовский пр-т, д. 32)

Начало работы ситанализа – 16:00.

Для участия в ситанализе необходимо зарегистрироваться, отправив заявку c указанием темы выступления на e-mail – Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

E-mail для связи с координатором семинара – Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

Приглашаются все, кому интересны международная безопасность, современные история и политика стран Азии и новые образовательные технологии!

Организаторы межвузовского интерактивного семинара:

Асмолов Константин Валерианович – канд. ист. наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований ИДВ РАН;

Захарова Людмила Владимировна – канд. экон. наук, старший научный сотрудник Центра корейских исследований, председатель Совета молодых ученых ИДВ РАН.

Кирилловский Илья Александрович – специалист по сценарному моделированию;

Шлыков Павел Вячеславович – канд. ист. наук, доцент кафедры истории стран Ближнего и Среднего Востока, председатель Совета молодых ученых ИСАА МГУ.

Обучение основам послушания собак | Animal Behavior College

Все любят хорошо воспитанную собаку; вот как сделать так, чтобы у вас был такой.

Будь ваша собака щенком, взрослым или старшим псом, ей необходимо знать основные команды послушания. Если научить его сидеть, ложиться, приходить и оставаться, ему будет приятно жить и радушно принимать во многих домах и местах - и даже в некоторых компаниях.

Фото: Антон Матвеев

The Sit
  1. Прикрепите поводок вашей собаки к ошейнику.В одной руке держите поводок, а в другой держите угощение.
  2. Держите лакомство высоко над головой собаки и к ее спине. Скажите «сядьте», пока вы это делаете. Вы также можете одновременно использовать визуальную подсказку. Многие люди протягивают руку без угощения плоско, ладонью к собаке, над ее головой.

Ваша собака взглянет на угощение над головой и, естественно, сядет. Как только его задница коснется земли, наградите его угощением или игрушкой и побольше похвалы.

  1. Практикуйте команду сидеть несколько раз в день в течение как минимум трех дней подряд.В конце концов, лакомства не понадобятся, хотя неплохо время от времени подкреплять эту команду угощениями, чтобы ваша собака оставалась свежей.
Фотография предоставлена: Elen11 / iStock

The Down
  1. Попросите собаку сесть.
  2. Возьмите любимое лакомство большим и указательным пальцами и держите его перед носом собаки.
  3. Скажите «вниз», медленно опуская руку на пол. Ваша собака будет следить за угощением носом. Он, вероятно, начнет лизать его или грызть, пока оно у вас в руке.Он начнет ложиться, чтобы дотянуться до угощения в вашей руке, когда вы постепенно его опускаете.
  4. Как только ваша собака окажется на полу полностью, вы можете дать ей угощение. Не давайте ему, пока он не ляжет полностью.

Самая большая проблема в обучении команде «вниз» - это опустить крупу собаки на пол. Некоторые собаки опускают только переднюю часть, удерживая заднюю в воздухе. Если ваша собака так поступает, не давайте ей лакомство, пока ее крупа не опустится на пол.Вы можете помочь ему правильно выполнить опускание, потянув лакомство к себе, чтобы ему пришлось потянуться, чтобы добраться до него. Будем надеяться, что его задняя часть ударится о землю в процессе. Когда это произойдет, немедленно вручите ему награду и похвалите его.

В конце концов, вы можете сказать «вниз» и опустить руку на пол в качестве сопровождающей визуальной подсказки без угощения. Когда ваша собака доберется до пола и сможет удерживать как минимум минуту, отпустите ее и дайте ей угощение или игрушку в качестве похвалы.

Отзыв
  1. Начните это упражнение в помещении. Купите коробку собачьих угощений. Встряхните коробку, а затем дайте собаке несколько угощений. Вы хотите, чтобы он знал, что звук трясущейся коробки означает, что он собирается что-нибудь поесть.
  2. Прикрепите поводок вашей собаки к ошейнику и встаньте перед собакой, держа поводок и коробку с угощениями. С энтузиазмом произнесите кличку вашей собаки, а затем слово "приходи". Добавьте визуальную команду - махать рукой по направлению к телу, как будто сигнализируя кому-то подойти к вам.

Когда ваша собака приближается к вам, сделайте несколько шагов назад. Когда он следует за вами, поднимите над ним большую суету и угостите его угощениями из коробки. Угощайте его только в том случае, если он следует за вами. Если он не следует за вами, подойдите к нему и попробуйте еще раз.

  1. Выполняйте этот маневр несколько раз в день в течение трех дней. Довольно скоро ваша собака пойдет к вам, когда вы произнесете ее имя и слово «иди», даже если у вас нет коробки с угощениями.
Фото: Павел Шлыков / iStock

The Stay
  1. Положите угощения в карман.Прикрепите поводок вашей собаки к ошейнику.
  2. Скажите собаке сесть.
  3. Возьмите поводок и встаньте перед ним. Скажите «стой» и поднесите руку к морде собаки ладонью к ней. Если он двинется, заставьте его вернуться туда, где он был, и снова скажите «останься», повторяя жест руки.
  4. Сделайте это несколько раз, пока он не перестанет двигаться, когда вы отойдете от него. Когда он останется на месте, скажите ему, что он хороший мальчик, и угостите его.

Вам нужно будет выполнять это упражнение несколько дней по несколько раз в день.Как только ваша собака научится оставаться, когда вы ей прикажете, вы можете начать усложнять ей задачу. Попросите его остаться надолго. В конце концов, переместитесь в место, где есть отвлекающие факторы, которые будут отвлекать его внимание. Если он перестанет вас слушать, вернитесь к основам обучения этой команде.


Об авторе: Одри Павия - отмеченный наградами писатель-фрилансер и автор «Справочника лабрадора-ретривера». Она - бывший штатный редактор журналов Dog Fancy, Dog World и AKC Gazette.Чтобы узнать больше о ее работе, посетите www.audreypavia.com и hollywoodhoofbeats.net/

Электронная книга Анны Киреевой «Региональный мировой порядок» - 9781498580700

Закрывать

Региональный мировой порядок

Анны Киреевой, Екатерины Колдуновой, Богларки Коллер, Джоэля Нг Куанг Йонга, Дениса А. Кузнецова, Марии Л. Лагутиной, Йозефа Чинёнга Лиоу, Игоря Окунева, Павла Шлыкова, Тамаша Семлера, Сирилла Виньона, Алексея Д.Воскресенский, Чарльз Э. Циглер

Политика России, Евразии и Восточной Европы

Оцените это *

Вы оценили *

Обязательно выберите рейтинг

Рассмотрение * Как написать отличный отзыв
До
  • Скажите, что вам понравилось больше всего и меньше всего
  • Опишите авторский стиль
  • Объясните свою оценку
Нельзя
  • Использовать грубую и нецензурную лексику
  • Включите любую личную информацию
  • Упоминание спойлеров или цена книги
  • Краткое изложение сюжета

(0) Не менее 50 символов

Отзыв должен содержать не менее 50 символов.

Заголовок *

Название должно состоять не менее чем из 4 символов.

Отображаемое имя *

Ваше отображаемое имя должно состоять не менее чем из 2 символов.

Отмена Представлять на рассмотрение

Фонд здоровья доберманов

Сторонники-учредители

Фонд здоровья доберманов создает постоянный «Зал здоровья» для других владельцев доберманов, бывших или присутствуют и все без исключения люди, любящие породу доберман.Всем, кто поддерживает здоровье добермана и готов поддержать долгосрочное здоровье и благополучие этой замечательной породы, само существование которой действительно радует нас, ПОЖАЛУЙСТА, внесите свой вклад в научные исследования, направленные на поиск ответов на генетические условия, которые влияют на них, поражают их и забирайте их у нас слишком часто.

Пожалуйста, сделайте пожертвование на свое имя, на имя вашей собаки или собаки, или, если хотите, анонимно. Не стесняйтесь присылать фото любой собаки которые вы хотели бы показать в слайд-шоу Зала здоровья.Пожалуйста, свяжитесь с нами по адресу [email protected] с любыми вопросами. относительно пожертвований. Искренне благодарим вас за любовь и поддержку здоровья и благополучия породы доберман!

Спасибо директорам-учредителям и первоначальным вкладчикам натуральных товаров и услуги Фонду здоровья доберманов-пинчеров:


Мардж Брукс
Майкл Деллорто
Саманта Диллхофф
Либби Харгроув
Сью Линч
Дениз Маккей
Келли Розен DVM
Ширли Уокер
Линда Заеске
Кевин Рокл
Павел Шлыков

Спасибо нашим щедрым сторонникам, которые поддерживают нас в нашей приверженности здоровью, благополучию и долголетию. доберман-пинчера:




Поддерживающие доноры платинового уровня

Майкл Деллорто - Памяти "Вуду" и "Текс"
Либби Харгроув - Памяти "Линка"
Брайс и Паула Джонсон
Дженни Новелли - В память о «Твист Аллен», «ФИФИ» и «Слух»
Джон Сандерс и Мэри Энн Холлис - В память о Люси и Пламени
Марша Шеппард
Друзья Ким Лэнгли и "Пэйтон"
Шейла Волк
Друзья Николь и «Джинн» Бейли
ООО «Ассоциация охоты на сараях» - В честь «Вива» и «Кала»
Сэнди Уайт - В память о "Вива"



Поддерживающие доноры уровня Gold

Линда Баллон
Дженис Мортон
Проект поваренной книги любителей добермана
Команда Флайбола Пьюджет Хаундс
Дэвид Рамочински и Шери Эмберкромби - В память о "Монтвудс Мако"
Нэнси Торсон и CT Folks из Доберманталка - В память о "Toed"
Ширли Уокер



Поддерживающие доноры уровня Silver

Джеффри и Бет Эти - Памяти "Соника"
Мишель Брейс - Памяти Эзры и Китти
Кэти Сили - В память об Эмме и Тайре
Кэрол Клеменс
Джерри и Кэти Дрейк
Андреа Гейтс Сэнфорд - Памяти "Гарри Джеймса"
Лесли и Чарльз Хорн
с
Сью Линч
Дениз МакКей - В память о «Зубчатом»
Кэрол Мур - В память о «Джоуи», «Порше» и «Рико»
Джоан Поуп - В память о «Victoria's Secret Riverbend, OA, OAJ»
Линда Шерер - В память о Ч. Старлейне Up 'N Away "Грейси"
Стефани Уитчерч



Поддерживающие доноры бронзового уровня

Кэтлин Андерсон - В память о «Фэнси»
Шэрон Асбелл
Мэриэлен Браун - Памяти Лин Каргаард
Пенни Кэри - В память о «Ноа» и «Максимусе»
Шарисс Чавес - Памяти Ильзы
Эстель Даль - В честь красавицы морей Ч. Сокеля BN RE CGC WAC "Карли"
Сэм Диллхофф - Памяти "Одина"
Жанна Филд-Миллер - Памяти «Барона»
Памела Грей - Памяти "Тайсон"
Барбара Граймс - Памяти "Диллон"
Питер Греневельд
Эллен Хэнли - В память о Джонатоне и Джуди Додд
Памела Харинг - Памяти "Ионы"
Джули Хауген - В память о «Молли», «Рео» и «Рейне»
Марти Калко
Линда Кейворт - Памяти «Драко» »
Патрисия Ларкин
Дейл Махони
Николь Мелтон - В память о «Тени»
Шерри Мур - В любовную память о Нико и Айке
Майк Паркер
Дебби Петерсон - В память о турнире Большого шлема Чемпиона Дубари "Сэм"
Крис и Джим Приммеры
Пэтти Рунард-Капса
Паула Ричардс
Нэнси Сабо - В память о Джонатоне и Джуди Додд
Венди Шнайдер
Алиса Шоттенштейн - Памяти Бет Риз
Стейси Симс
Бобби Смит
Фэй Штраус
Джефф и Кэрол Верви - Памяти Бет Риз
Данель Янг - Памяти Леи
Дарлин Янг - В память о Джонатоне и Джуди Додд
Линда Заеске - Памяти «Зена» и «Дилан»
Портлендский клуб аджилити



Годовые участники

Луан Баркер - Памяти Бет Риз
Стефани Босли - Памяти "Гретхен"
Пенни Кэри - Памяти Винни Хьямса
Дженни Каннерелли - Памяти "Ионы"
Raymond Charrette - В память о "Брассе"
Маргарет Дешон
Тамара Дель Конте
Шейла Фейт Берри - Памяти Лютера
Ким Гравер
Могилы Джилл и Арт - В память о "Диллине" и "Лауре"
Энн Греневельд
Линда Ходжес
Элейн Хопкинс - В любовную память о «Ники» и «Пенни»
Синди Хакфельдт - В память о Джонатоне и Джуди Додд
Кристи Джонсон
Беттина Кимбалл-Холевински - В память о "Целой Энчиладе Монтвуда Аристы"
Энди МакГрегор
Cheri McNealy - В память о Джонатоне и Джуди Додд
Линда МакКэммак
Дженис Митчелл - Памяти Лилы Линч
Тереза ​​Нэлли - В память о «Лирике»
Джудит Петерсон
Meejin Pike - Памяти Киры
Команда по флайболу Portland Trail Blazers - В память о Лайле Линч и "Хэвок"
Джули Рид
Линда Рид - В память о «Лирике»
Патрисия Рейнард-Копса - В память о Герде Девочке
Лесли Роуз - Памяти "Твиста Аллена"
Дайанна Сантос
Линда Ши
Холли Саймон
Стейси Симс
Ленор Саутэм
Роберт Штайн - Памяти Лилы Линч
Тейка Такэдаи - Памяти "Любви"
Кортни Таул - В память о «Демоне», «Каине» и «Гидре» »
Ларри и Мэри Энн Тейлор - Памяти Дороти Шульман
Джоди и Дениз Тули - Памяти "Зены"
Синди Томлинсон - Памяти "Райли"
Алиса Варшай - Памяти Бет Риз
Джессика Уилкок DVM - Памяти "Гектора" и "Дельты"
Крыло Шелли - Памяти "Трины"
Ясинская Натали

Региональный мировой порядок (электронная книга), Джоэл Нг Куанг Джонг, Денис А.кузнецов, мария л. lagutina, joseph chinyong liow, игорь окунев, тамас семлер, екатерина колдунова, богларка коллер, анна киреева, павел шлыков, кирилл виньон, Чарльз Э. Циглер, алексей д. voskressenski (Автор)

В развивающемся пост-Вестфальском мире региональные образования становятся ключевыми политическими и экономическими игроками, как утверждают авторы в этом сборнике. В результате регионализации международная политика и экономика также переживают большие изменения.

В этом томе рассматриваются некоторые идеи о том, как эти преобразования могут развиваться.Он написан тремя поколениями исследователей и ученых европейских, российских и азиатских вузов. Их различные точки зрения объединены в единое, многомерное представление о задачах, с которыми сталкивается то, что все чаще называют «Большой Евразией». В книге используется строгая концептуальная основа в широком географическом диапазоне и применяются различные подходы для постановки сложных вопросов и ответов на них. Аргументы, представленные в этой книге, построены на концепциях регионализма и трансрегионализма.

Том фокусируется на трех различных географических объектах: Европе, Евразии и Восточной Азии, и исследует ASEM, ЕАЭС, BRI, ЕС, АСЕАН, СНГ, а также TTIP, TTP, OBOR.

В развивающемся пост-вестфальском мире региональные образования становятся ключевыми политическими и экономическими игроками, как утверждают авторы в этой книге. В результате регионализации международная политика и экономика также переживают большие изменения.

В этом томе рассматриваются некоторые идеи о том, как эти преобразования могут развиваться.Он написан тремя поколениями исследователей и ученых европейских, российских и азиатских вузов. Их различные точки зрения объединены в единое, многомерное представление о задачах, с которыми сталкивается то, что все чаще называют «Большой Евразией». В книге используется строгая концептуальная основа в широком географическом диапазоне и применяются различные подходы для постановки сложных вопросов и ответов на них. Аргументы, представленные в этой книге, построены на концепциях регионализма и трансрегионализма.

Том фокусируется на трех различных географических объектах: Европе, Евразии и Восточной Азии, и исследует ASEM, ЕАЭС, BRI, ЕС, АСЕАН, СНГ, а также TTIP, TTP, OBOR.

Павел Шлыков: «Основная проблема Черноморского региона - отсутствие соответствующих международных структур»

После сочинских переговоров президентов России и Турции Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана председатель Правления «Газпрома» Алексей Миллер сообщил, что с начала года компания увеличила объем поставок российского газа в Турцию на 21.7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года до 24,8 миллиарда кубометров, назвав этот факт «наглядным доказательством востребованности газопровода« Турецкий поток », строительство которого идет с дурацкой скоростью». Весной этого года «Газпром» приступил к строительству морского участка газопровода в Черном море. Проект предполагает строительство газопровода через море в европейскую часть Турции и до границы с Грецией.

Доцент кафедры истории Ближнего и Среднего Востока Института Азии и Африки МГУ Павел Шлыков рассказал о российско-турецком диалоге по Черному морю, а также о проблемах Черноморского региона. .

- Насколько эффективно взаимодействие Москвы и Анкары на Черном море?

- У этого сотрудничества много аспектов. Реализация масштабных транспортных и энергетических проектов идет, хотя и медленно. Есть реализованные проекты газопровода «Голубой поток», нереализованного «Голубого потока-2», нынешнего «Турецкого потока», но он не в том формате, который был бы намного интереснее для России, я имею в виду сокращение его до одной струны. Есть несоответствия в подходах к интересам и безопасности.Поскольку Турция является членом НАТО и мы не должны об этом забывать, даже несмотря на ее готовность закупать у России вооружение, системы С-400. Анкара остается неотъемлемой частью системы безопасности, созданной Североатлантическим альянсом в Черном море. А Черное море сегодня - это зона конфликта между Западом и Россией, что выражается в усилении милитаризации региона. Обратите внимание на наращивание Черноморского флота и оценку российскими военными важности Крыма, Севастополя и Черноморского флота, заявления российских военных о перспективах размещения боеголовок на кораблях Черноморского флота.Страны Черного моря, присоединившиеся к Евросоюзу, отвечают им такой же растущей милитаризацией. Растущая напряженность - реальность Черноморского региона последних лет.

- Что поможет снизить напряженность в регионе?

- Одним из таких шагов могло бы стать создание эффективной международной организации, которая также могла бы способствовать урегулированию нагорно-карабахского конфликта и установлению контактов между Россией и странами Черного моря, которые были частью Варшавского договора и которые стали членами Евросоюза и НАТО.Такой международной организации, актуальной для региона и актуальной для текущих сложностей, не существует. Организация Черноморского экономического сотрудничества носит экономический характер. ЕС слишком велик, к тому же у России слишком большое недоверие к ее потенциальной роли в урегулировании ситуации в Черноморском регионе. НАТО не совсем подходит для роли такой международной организации. Что может предложить Россия? ОДКБ, ЕАЭС воспринимаются странами региона как инструменты внешней политики России.На мой взгляд, главное, что отличает ситуацию в Черноморском регионе и не позволяет найти компромиссные решения существующих проблем, - это отсутствие эффективных международных организаций в разрешении конфликтных ситуаций и недоверие.

- Могла ли Россия создать такую ​​организацию?

- Россия создает международную организацию, которая, в том числе, нацелена на решение конфликтных ситуаций и экономическую интеграцию. Для небольших стран Черноморского региона гиганты вроде НАТО, ЕС и России являются сложными партнерами, которые могут навязывать свою волю небольшим государствам.Однако маловероятно, что малые страны смогут навязать таким гигантам взаимоприемлемый формат сотрудничества. Это реальная политика, которая создает проблему отсутствия соответствующих международных структур для этого региона.

Gucci Mane-Stream | Finimize

Что происходит?

Kering - владелец Gucci, среди других брендов - сообщил о результатах за полугодие в четверг, и, несмотря на сильный рост, в пятницу акции упали на 8%.

Что это значит?

Gucci - главная девушка Kering - люксовый бренд составляет более 75% прибыли Kering - поэтому инвесторы склонны сосредотачиваться на его результатах как на ключевом барометре общего состояния компании. Бренд недавно загорелся, сообщив о росте доходов более чем на 35% за последние 18 месяцев, поскольку молодые потребители предметов роскоши во всем мире хотели большую дерзкую одежду со знаменитым логотипом в виде двойной буквы G или красными и зелеными полосами торговой марки Gucci.

Почему я должен волноваться?

Для рынков: Gucci дорого во всех отношениях.


Акции Kering были близки к тому, чтобы стать самыми дорогими из всех когда-либо существовавших - переход из рук в руки по цене, более чем в 20 раз превышающей размер прибыли, которую компания генерирует на акцию (обычно это ближе к 15 разам) - из-за высокой рентабельности компании. и быстрый рост в последнее время. Поэтому, если рост замедляется или не соответствует ожиданиям (как здесь), то его акции уязвимы для движений вниз, поскольку инвесторы задаются вопросом, почему они платят за них так много.Сравните это с LVMH (владелец Louis Vuitton), который сообщил о росте выручки всего на 12% во вторник (это примерно треть от Gucci), но увидел, что его акции выросли на 2%.

Общая картина: Темные тучи могут нависать над сектором роскоши.


Китайские потребители - короли роскоши. На их долю приходится более одной трети общего дохода индустрии роскоши (напишите в Твиттере), и на их долю приходится большая часть роста отрасли.Многие производители роскоши недавно сообщили о своих результатах (например, Hermes и Moncler - производитель блестящих курток-пуховиков), и все они наблюдают устойчивый рост в Китае. Однако неопределенность в отношении торговых войн может стать препятствием для будущего роста как в Китае, так и в других странах.

Как эффект «Что за чертовщина» влияет на вашу силу воли

Источник: Павел Шлыков / Shutterstock

Несколько недель назад мне захотелось испечь.Это одно из моих любимых хобби, и я пытался скоротать время холодным унылым субботним днем. Изучая рецепты, я обнаружил старую жемчужину - шоколадно-арахисовое масло, которое не пекло уже несколько лет. Когда теплые батончики остыли, я украл уголок, чтобы попробовать. В конце концов, как пекарь упомянутых батончиков, я не мог подавать их другим, не убедившись, что они вкусные. Мягкая теплая корочка из арахисового масла таяла во рту вместе с липкой шоколадной начинкой из арахисового масла.По мере того, как я прибирался, я вырезал еще один кусок. Потом еще один.

На следующее утро мы с мужем отшлифовали всю сковороду.

Добро пожаловать в одну из самых больших угроз вашей силе воли - "Какой, черт возьми, эффект". Эффект «какого черта» описывает цикл, который вы чувствуете, когда вы балуетесь, сожалеете о том, что сделали, а затем возвращаетесь к большему. Ваш мозг рационализирует ваше поведение, говоря: «Вы уже не достигли своей цели - съесть только два печенья, так что ... какого черта, вы можете съесть всю сковороду».Фраза была придумана исследователями диет, но ее эффект можно применить к любой неудаче или вызову силы воли.

По словам Келли МакГонигал, которая пишет об эффекте в Инстинкт силы воли , «Сдавание заставляет вас плохо относиться к себе, что побуждает вас делать что-то, чтобы чувствовать себя лучше. А какая самая дешевая и самая быстрая стратегия для улучшения самочувствия? Часто именно то, из-за чего вы плохо себя чувствуете ... Это не первая уступка, которая гарантирует более серьезный рецидив. Это чувство стыда, вины, потери контроля и потери надежды, которые следуют за первым рецидивом.”

Так как же разорвать кругозор и вернуть себе контроль над своими целями? Самое важное - понять, как вы реагируете, когда понимаете, что подвели себя. Вы автоматически впадаете в самокритику и ругаете себя из-за потери контроля? Большинство людей так и поступают, что только усиливает чувство вины и стыда. Уловка состоит в том, чтобы вместо этого переключиться на самосострадание.

В одном исследовании, исследователи попросили группу женщин съесть пончик в течение четырех минут, а затем выпить стакан воды, чтобы они чувствовали себя сытыми.После того, как они съели пончик, некоторые женщины получили послание из сострадания к себе, побуждающее их не относиться к себе так жестко из-за того, что они потакают. Другая группа не получила это сообщение. Во второй части исследования женщинам преподнесли миски с конфетами и предложили съесть столько конфет, сколько они захотят. Женщины, получившие сообщение о самопрощении, съели всего 28 граммов конфет по сравнению с 70 граммами, потребленными группой, которая не поняла этого сообщения.Это большая разница.

Как оказалось, самопрощение не давало этим женщинам права есть больше; скорее, это отключило конвейер чувства вины и предотвратило переедание во время конфетного испытания.

Согласно МакГонигалу, когда вы переживаете неудачу, вы можете использовать эти перспективы, чтобы избежать нисходящей спирали стыда, сожаления и потери власти:

  1. Когда вы потерпели неудачу, найдите время, чтобы описать эмоции, которые вы испытываете. Вы чувствуете самокритичность? Если да, то что вы скажете себе? Замедление, чтобы проверить себя по поводу этой точки зрения, поможет вам понять, что вы чувствуете, прежде чем броситься к бегству.
  2. Нормализовать неудачу. «Я не единственный, кто съел половину кастрюли десерта, и, наверное, не в последний раз».
  3. Что бы вы сказали другу, который испытал такую ​​же неудачу? Мы жестоко ругаем себя, когда терпим неудачу, но разве вы были бы столь же суровы, если бы ваш друг подошел к вам с такой же неудачей?

Еще одна стратегия, которая на лету повышает вашу устойчивость к стрессу, - это важный вопрос: «Где у меня есть мера контроля, влияния или рычагов воздействия в этой ситуации?» Этот вопрос уменьшает укол безнадежности, который вы могли бы почувствовать, если вы упали с повозки со своими целями, потому что он активирует мышление «все можно контролировать».А может контролировать мышление ассоциируется с более высоким уровнем самочувствия, физического здоровья и работоспособности.

Неудачи - это часть жизни, особенно в это время года, когда многие из нас забыли о своих новогодних обещаниях. Независимо от того, связаны ли ваши цели с улучшением питания, отказом от курения, уменьшением количества вина, которое вы пьете каждую ночь, или написанием вашего первого романа, минимизация эффекта «какого черта» поможет вам замедлить нисходящую спираль стыда и вины и активизировать больше сострадание к себе, умеет контролировать мышление.

Посетите веб-сайт автора, чтобы узнать больше о ее разговорной речи и программах обучения .

Изображение в LinkedIn: fizkes / Shutterstock

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *