Лариса погорецкая дизайнер – Интерьер. Мастерская Ларисы Погорецкой

Автор: | 13.07.2018

Интерьер. Мастерская Ларисы Погорецкой

В этом месяце модный дом Larissa Pogoretskaya отмечает двадцатилетие. Почти все эти годы его местом силы была мастерская в мансарде на Английском проспекте. 

Лариса Погорецкая с мужем Анатолием Бисинбаевым и дочкой Александрой Погорецкой

Это место всегда притягивало творческих личностей. В разное время здесь жили Петр Чайковский, Анна Павлова, Николай Черкасов, Матвей Манизер, и сегодня среди соседей Погорецкой преимущественно реставраторы и музыканты. Когда-то доходный дом золотопромышленника и гласного городской думы Петра Кольцова выделялся среди окружающей застройки причудливой красотой. За стены, облицованные природным камнем и огромным майоликовым панно по эскизам Врубеля, и феникса с двухметровыми крыльями на эркере в народе здание прозвали «дом-сказка». Сказка закончилась во время войны: в 1942 году в одной из квартир вспыхнул пожар, уничтоживший большую часть строения, на месте которого потом был воздвигнут новый дом в сталинском стиле.

Картину «Сны Ларисы» (на фото справа) подарил Погорецкой на день рождения художник Саша Герасимов

Можно сказать, что мансарда нашла Погорецкую сама: ее в 1996 году выделил под мастерскую Союз художников, в котором состояли и Лариса, и ее муж, фотограф Анатолий Бисинбаев, оба окончившие легендарную «Муху». Переступив порог, они поняли, что о большем нельзя и мечтать. Огромное пространство было залито солнечным светом, высокие потолки поддерживались деревянными балками, напоминавшими о французских шато. И самое главное, они всегда мечтали о мансарде. Художников не смутило ни плачевное состояние помещения, ни количество сил и денег, которые предстояло вложить в ремонт: в мансарде, которую на тот момент было корректнее называть чердаком, не было ни одного застекленного окна, ни одной двери, полы проваливались, с потолков свисала рваная дранка. На то, чтобы придать приемлемый вид хотя бы паре помещений, фотостудии и примерочной, ушло три года.

На фотографии Анатолия Бисинбаева часы без стрелок — это символ вечности и вместе с тем скоротечности красоты

Постепенно и спонтанно складывался интерьер мастерской: причудливая мебель, собранная на блошиных рынках от Портобелло до индийского фли-маркета, служила декорациями для фотосессий Анатолия. Например, на фоне старинных индийских двустворчатых дверей он снимал моделей и Фаруха Рузиматова с Ирмой Ниорадзе. В мастерской много фотографий Бисинбаева, и по-другому быть не могло: он один из пионеров отечественной фэшн-фотографии, в профессии с 1980 года, член Федерации европейских профессиональных фотографов, президент Гильдии рекламных фотографов России. Две визуальные доминанты гостиной — это его известная работа «Ангелы» и огромное панно с сидящими в позе лотоса балийцами. Развешанные по стенам шляпы, венецианские маски и золотые крылья из пальмовых ветвей и лавровых листьев участвовали в показах Ларисы. Картины подарили друзья-художники Глеб Богомолов, Саша Герасимов и Андрей Белле, а музыкальные инструменты хозяева привезли из разных стран. Лариса и Анатолий признаются, что покупают и приносят домой все причудливые вещи, которые им нравятся: «Что-то потом уходит, что-то остается. Возможно, все это несколько перегружает интерьер, но нам нравится: мы живем здесь как в театре». Однажды кто-то из друзей привел в гости французских журналистов, которые сфотографировали мастерскую, а потом Погорецкие обнаружили, что их мансарда попала в книгу Maisons de la Baltique — о лучших интерьерах стран Балтии.

Даже в санузле нашлось место безделушкам с блошиных рынков

О дружеских вечеринках, которые проходят в мастерской Погорецкой, впору слагать легенды. Здесь Ксения Раппопорт раскрылась как прекрасная танцовщица, а Илона Маркарова — как певица, Лера Гехнер поет а капелла, Полина Осетинская играет на стареньком «Красном Октябре». Лариса обожает танцы, и ее гости легко и зажигательно исполняют то сальсу, то танго, то фламенко, а то и ирландские танцы «стенка на стенку». Тематические вечеринки хозяева, как правило, приурочивают к возвращению из путешествий — все приходят в этнических костюмах, пьют национальные коктейли и, конечно, танцуют национальные танцы. На кубинской вечеринке оказалось пятеро гостей с Острова свободы, в том числе известный перкуссионист Йоэль Гонсалес. Размах веселья их немало удивил, и они сказали, что раньше видели такое только у себя на родине.

Лариса и Александра Погорецкие готовятся к показу

Александра Погорецкая, дочь Ларисы и Анатолия, появилась на свет, когда ее мама училась на первом курсе. Детство проходило сначала под мольбертом (чтобы занять малышку, родители давали ей куски холста и краски), потом за кулисами показов и в творческой атмосфере мастерской. Едва начав говорить, она уверенно заявила родителям, что, когда вырастет, станет художником, что и было исполнено: Саша поступила в «Муху» и защитила диплом как художник по тканям. С пятого курса она работает ассистентом дизайнера в модном доме Larissa Pogoretskaya. Теперь все коллекции они создают с Ларисой вместе: «С приходом Саши на работу в дом его стиль не сильно изменился, все-таки у нас с ней одна школа».

Петербург, графичный серо-черный город, требует, по мнению Погорецкой, сдержанного стиля. Яркие оттенки тут неуместны, максимум белый и пастель летом: «Цвет неба и архитектура диктуют черно-белую или серебристо-перламутровую гамму, и мы невольно пытаемся вписать костюм в нее. К тому же она лучше сочетается с бледными лицами петербуржцев. Если бы я была мулаткой и жила на Гавайях или Кубе, наверняка носила бы и сочиняла другие вещи». Если учесть страсть Ларисы к сальсе и Гаване, возможно, когда-нибудь так и будет.

Текст: Виктория Пятыгина
Фото: Юрий Молодковец

www.sobaka.ru

Наследники. Александра Погорецкая

Ассистент дизайнера модного дома Larissa Pogoretskaya — пока единственный в Петербурге потомственный модельер. Окончив Академию имени Мухиной, уже девять лет она работает вместе с родителями.

Лариса Погорецкая
мать

Петербургский дизайнер, выпускница Художественн-опромышленной академии имени Мухиной, в 1992 году открыла модный дом Larissa Pogoretskaya.

Анатолий Бисинбаев
отец

Президент Гильдии рекламных фотографов России, член Федерации европейских профессиональных фотографов.

В нашей стране, за исключением династии Зайцевых, почти невозможно припомнить потомственных дизайнеров одежды. Как вы думаете, чем это объясняется?

В России заниматься модой — это тяжелый труд, который приносит в основном удовлетворение творческое, но не финансовое. Мы создаем коллекции для клиентов, которые искренне нас любят и вдохновляют, а модной индустрии как таковой по-прежнему нет, поэтому ни байерам, ни инвесторам, ни глянцевым журналам русские дизайнеры пока не нужны. Мы с родителями относимся к моде, как к искусству, а им у нас занимаются только одержимые люди. В России молодежь прикидывает, как быстрее и больше заработать, вот все и идут работать экономистами и пиарщиками, торговать недвижимостью или нефтью. В дизайнеры же рвутся те, кто ничего не знает об этой сфере, поэтому, подогреваясь иллюзиями о мировой славе, парижских показах и глянце, они учатся, делают попытки чего-то добиться, но в итоге канут в безвестности. Лишь редкие единицы уезжают в Париж или Лондон стажироваться, быть мальчиками на побегушках, задвигают свои амбиции в сторону и «хоть тушкой, хоть чучелком» пытаются прикоснуться к модной индустрии и увидеть ее кухню. Вот именно у них есть шанс добиться признания.

А вы себя мыслили где-то помимо моды?

У меня никогда не было желания стать юристом или бухгалтером, я с детства тянулась к искусству. В творческой семье не могло быть по-другому. У кого-то есть определенные границы между работой, домом и отдыхом, а у нас все разговоры, путешествия и даже просмотр фильмов заканчиваются обсуждением света, фактуры, образа и музыки. В каждом моменте мы черпаем вдохновение или идею. Я, как и родители, окончила «Муху» (Художественно-промышленную академию имени А. Л. Штиглица) и начиная с пятого курса работаю ассистентом дизайнера в нашем модном доме. Уже после окончания Академии я поехала с родителями во Францию, где меня настолько поразили Музей Орсе и природа Прованса, что, купив кисти и краски, я стала писать в яркой цветовой гамме любимых импрессионистов. А в последние лет шесть у меня появилось сильное желание заняться декорированием интерьеров, очень надеюсь, что в будущем смогу рационально распределить силы и совместить то и другое.

Как повлиял на вас круг общения ваших родителей?

В их компании всегда были очень творческие и неординарные личности. В нашей мастерской порой совершенно спонтанно собирались музыканты, художники, танцоры и актеры. Эти тусовки объединяли очень разных музыкантов, классических с джазовыми, им на тамтамах и бубнах аккомпанировали все остальные гости. Танцевали от сальсы, танго, фламенко до балета и ирландских танцев «стенка на стенку». Если объявлялась костюмированная вечеринка, каждый творчески подходил к созданию образа. Что прекрасно в этих людях — они не боятся отличаться от других. Многие из них далеко не богаты, зато по-настоящему счастливы и умеют получать кайф от жизни и ценить ее. Ксения Раппопорт — обаятельная, веселая и по-хорошему хулиганистая, она всегда легко вписывается в любые танцы и экспромты. Лера Гехнер — совершенно сумасшедшая джазовая певица, от исполнения которой мурашки по коже бегут у людей любого поколения. Катя и Саша — два потрясающих человека, которые живут танцами, могут сбацать любой и организовать всю тусовку из полусотни человек на зажигательную сальсу. Прекрасная актриса и настоящая красавица Илона Маркарова однажды так запела, что поразила всех своим голосом. Живопись Саши Герасимова — моя самая большая любовь. Много талантливых людей бывает у нас, и каждый из них — вдохновение в нашей жизни и творчестве. Друзья родителей также и мои друзья, потому что с ними я провожу большую часть времени. Что касается собственных друзей, то их немного — всего один-два, но очень важных в моей жизни человека. С ними всегда приятно поговорить по душам, покататься на велосипеде или выпить в пятницу вечером.

Можете назвать особенности бренда Larissa Pogoretskaya, отметившего двадцатилетие?

Мы в первую очередь художники, а не бизнесмены. Конечно, есть объективные границы — сроки, показы, носибельность, но мы все же делаем то, что нам нравится: показы чуть более театральные, чем у всех, а вещи созданы не в определенной тенденции, а в нашем собственном стиле. Этим мы притягиваем «своих» людей и исключаем «чужих». Мы мыслим образами, а не фасонами, что отличает нас от других. Я ценю такой подход и очень надеюсь с годами продолжать применять его.

Лариса Погорецкая

«Рисовать Саша начала с пеленок: когда она родилась, я училась на первом курсе Мухинского училища, и чтобы чем-то занять дочь, мы с мужем сажали ее под мольберт, давали кисти, краски и какие-то обрывки бумаги.

С приходом Саши на работу в дом его стиль не сильно изменился, все-таки у нас с ней одна школа и эстетика. В большинстве случаев уже очень сложно бывает сказать, кто из нас двоих конкретно сочинил ту или иную вещь, это коллективное творчество.

У дочери нет перебора и пошлости, которыми иногда грешат молодые дизайнеры, от беспомощности зацикливающиеся на эпатаже. Дизайнер подсознательно создает вещь для себя, поэтому Саша, как А. Погорецкая. Кап-Ферра. Франция молодая девушка, может позволить себе похулиганить с длиной или глубиной выреза на спине. Когда все это миксуется, коллекция становится разнообразнее и интереснее, да и круг клиентов расширился за счет людей ее возраста.

Для нас важной частью жизни являются показы, в которых каждая составляющая неотъемлема: свет, слайд-шоу, музыка, прическа, макияж и сама коллекция.

Музыка — чуть ли не главное при создании шоу. Я рада, что в последнее время ее подбор и монтаж взяла на себя Саша. До сих пор я никому не могла доверить этого, потому что большой перфекционист во всем, раньше сама в последние две ночи накануне показа занималась монтажом».

 

И ДРУГИЕ ДЕТИ ИНТЕЛЛИГЕНТНЫХ РОДИТЕЛЕЙ

Платон Плеханов
23 года

Сын директора агентства Principe PR Media Натальи Плехановой и доктора медицины Андрея Плеханова, окончил во Франции престижную ESCP Europe Business School и только что приступил к работе в банке Societe Generale. Родители привили молодому человеку любовь к балету, классической музыке и путешествиям.

Мария Новикова-Савельева
31 год

Приемная дочь Тимура Новикова, искусствовед, открыла пространство «Протвор», в котором показывает работы тех, кто максимально далек от традиций неоакадемизма: Кирилла Кто, Максима Има, Алексея Спая. Занималась ретроспективой основателя Новой академии изящных искусств в Эрмитаже.

Манана Гогитидзе
30 лет


Внучка композитора Андрея Петрова, актриса театра «Приют комедианта», играет также в спектаклях Театра музыкальной комедии. За роль Ребекки в мюзикле «Бал вампиров» получила «Золотую маску». Сейчас репетирует в московском мюзикле «Русалочка», который обещает стать масштабным проектом компании Walt Disney.

Аким Хаас
16 лет

Только что окончивший школу сын художника Ольги Тобрелутс и основателя клубной культуры Андрея Хааса на момент сдачи номера в печать поступал в РАНХиГС, параллельно занимаясь сочинением стихов. Например, таких: «Утро. Кофе. Душ. Авто. / Работа. Босс. Обед. Пальто. / Диван. Уют. Кровать. Интим. / И этой жизни мы хотим?»

Дмитрий Парфенов
33 года 

Занялся в 2006-м делами модного дома Tatyana Parfionova в качестве заместителя генерального директора, позволив матери уделять больше внимания творчеству. Его жена Светлана занимается работой с клиентами и магазином в должности исполнительного директора.

Андрей Резников
35 лет 

Победитель премии «ТОП 50» 2013 года, сын композитора Виктора Резникова в середине 1980-х годов в квартете с отцом и Боярскими (Михаилом и Сергеем) пел «Динозавриков». А сейчас он генеральный продюсер радио «Рекорд», организатор танцевальных фестивалей Sensation и «Пиратская станция».

 

Текст: Виталий Котов
Фото: Анатолий Бисинбаев

www.sobaka.ru

Larissa Pogoretskaya SPRING 2018 READY-TO-WEAR

67 Посмотреть

Бренд Larissa Pogoretskaya в своей коллекции, показанной во время Mercedes-Benz Fashion Day в Санкт-Петербурге, делает упор на унисекс и оверсайз. На подиуме появляются объёмные жакеты, свободные укороченные брюки, массивные пальто и плащи. Это чаще всего классические силуэты, но обыгранные в современном ключе: броская фурнитура, асимметрия и деконструктивизм. Вдохновлённая созданием музыки и тем, как из отдельных звуков складывается мелодия, дизайнер воплощает эту идею с помощью многослойности. Она как бы заранее нам заявляет, что образы, показанные на подиуме, – это не абсолют, любой их может «пересобрать» и скомбинировать на свой вкус. Причём совсем не важно, мужчина или женщина продемонстрировала ту или иную вещь, она подойдёт кому угодно, благо оверсайз позволяет мягко обходить особенности сложения и смотрится на всех одинаково хорошо. Из этой общей концепции выделяются только несколько платьев макси, претендующих на подчёркнутую женственность, однако даже они сбалансированы по духу с остальной коллекцией с помощью аксессуаров.

Влияние комедии дель арте на коллекцию Ларисы Погорецкой очевидно, а её главный герой – Пьеро – так и бросается в глаза. Достигается это главным образом за счёт мелких деталей. Воротники-жабо, рубашки и блузы, отделанные рюшами, забавные чёрные шапочки как прямая отсылка и даже призрачный намёк в виде больших пуговиц. При этом дизайнер уходит от подчёркнутой театральности благодаря современным аксессуарам. Объёмные шарфы и хомуты, грубые кожаные ботинки и классические оксфорды, круглые очки, как у Джона Леннона, и сумки в виде чехлов под скрипку и швейную машинку возвращают нас в сегодняшний день, не стирая при этом очевидной связи с итальянским театром как источником вдохновения. А скрипки в руках моделей снова обращают к теме музыки и становятся необходимым акцентом среди преобладающего чёрного, что, впрочем, не делает коллекцию менее яркой. Скорее, наоборот, благодаря умелым отсылкам использование почти что только этого цвета помогает полностью избежать навязчивой готичности, делая образы чуть более мягкими.

mainstyles.ru

Лариса и Александра Погорецкие

Главная страсть дизайнера Ларисы Погорецкой и ее дочери Александры, которые вместе работают над коллекциями модного дома, – путешествия. Лариса учится радоваться жизни у кубинских стариков и сальсерос, а Саша под впечатлением от Сен-Тропе и Монако создает линию коктейльных нарядов.

Когда вы поняли, что хотите быть дизайнером?

Лариса: Я с детства любила костюмные фильмы и собиралась работать художником театра или кино. Правда, еще была мечта стать танцовщицей. Но так сложилось, что я не стала ждать приглашения в Голливуд, а предпочла создавать собственный «театр». Решение оказалось правильным: мне было бы неинтересно работать над бесконечными сериалами.
Александра: А я, сколько себя помню, постоянно вертелась за кулисами показов, на примерках, до ночи была с родителями на съемках – рядом с визажистами, парикмахерами, длинноногими моделями в красивых нарядах. Конечно, тогда я не задумывалась о том, какую именно роль хотела бы играть в этом сказочном действе, но то, что это мое будущее, определила сразу.

Лариса, ваша первая коллекция сильно отличалась от последующих или вы сразу нашли свой стиль?

Лариса: Темой диплома в Мухинском училище я выбрала ассоциации с историческим мундиром. Так или иначе именно эта линия прослеживается почти во всех моих коллекциях – начиная с «Эмиграции», затем в «Ампире» и «Барокко».

Вы создаете вещи в довольно спокойной гамме. Не возникало желания сделать коллекцию, насыщенную яркими цветами?

Лариса: Лично мне никогда не хотелось делать коллекции в кислотной гамме. Может быть, потому, что школа не позволяет. Да и наш город, его цвет, свет, архитектура тоже диктуют свои правила. Дикие цвета мне кажутся просто неуместными на таком фоне.
Александра: Честно говоря, мне иногда хочется ярких цветов, особенно летом. Но от них очень быстро устаешь и все равно возвращаешься к черному. Он всегда уместен, сдержан, элегантен. Поэтому мы предпочитаем натуральные цвета

Александра, все это время вы работали над созданием коллекций для бренда Larissa Pogoretskaya. А линию под собственным именем запускать не планируете?

Александра: Создавать нечто кардинально иное я точно не собираюсь. Мне нет смысла начинать все с нуля, как пришлось делать моим родителям. Я учусь на их опыте и воспринимаю это как преимущество. Уже несколько лет я являюсь ассистентом дизайнера в студии Larissa Pogoretskaya. В каждой из коллекций была небольшая серия моих работ, однако все, что я придумываю, сделано в той же эстетике, что и мамины вещи. Конечно, мне бы хотелось создать свою линию одежды, но в рамках студии.

То есть Лариса могла бы продолжать работу над своим брендом, а Саша – делать более молодежную линию в том же модном доме?

Лариса: Мне не хотелось бы ограничивать себя созданием одежды «для пожилых и толстых», а дочери отдать «молодых и красивых». Я всегда старалась одевать людей без оглядки на их возраст. Так что Сашины коллекции будут сильно отличаться от моих по стилю, только если он начнет создавать одежду для тинейджеров, а Саша уже переросла этот этап.

Вы работаете над созданием коллекций вместе. Много споров возникает?

Лариса: Мы работаем параллельно. Каждый создает свою часть коллекции, при этом никто не устанавливает жесткие рамки. Потом мы обсуждаем то, что получилось. Естественно, случаются и споры, без них было бы скучно. Но я стараюсь прислушиваться к мнению Саши. Она тоже художник, к тому же закончила Мухинское училище, можно сказать, дважды. У нас одна школа, но у нее особенный взгляд на вещи, она вносит свое восприятие в стиль наших коллекций. Я считаю это очень важным. Не думаю, что Саша хотела бы создавать одежду в стиле, противоречащем нашему. Метания в творчестве свойственны людям, которым недостает образования, впечатлений, опыта, чтобы определиться с собственным мнением. Некоторые просто не способны противиться натиску рекламы. К счастью, Саше это не грозит.

Насколько известно, вы очень любите путешествовать и вам особенно нравится Куба. Почему именно эта страна?

Лариса: Путешествия – это наша главная страсть. И еще танцы. Нигде не удавалось соединить эти две страсти так, как на Кубе. Думаю, что кубинцы – самый танцующий народ в мире. Они как никто умеют радоваться жизни, несмотря ни на что. И таких симпатичных и жизнерадостных стариков, как на Кубе, я больше нигде не встречала, поэтому мой любимый фильм – Вuena Vista, о старых артистах. Я слышала от некоторых друзей-музыкантов, что сальса – это примитивные мелодии. Но кроме сальсы на Кубе множество других стилей, направлений, столько причудливых соединений африканских, испанских, джазовых ритмов. И главное, что сами исполнители, играя эту музыку, получают удовольствие независимо от места, будь то кафе, улица, площадь, даже пляж. Научиться радоваться жизни – это урок, который я усвоила на Кубе.
Александра: Можно сказать, что путешествия – уже семейная традиция. Самым сильным впечатлением за последнее время стала поездка по югу Франции. Вместе с родителями мы побывали в маленьких городках Сен-Поль-де-Вансе, Грассе, Мужене. Контрастом этому спокойствию стали Монако и Сен-Тропе, где красуются тысячи самых роскошных яхт и под вечер все гламурничают на набережной: прогуливаются элегантные красивые пары, дамы в коктейльных нарядах, разъезжают в роскошных кабриолетах набриолиненные кавалеры. В нашей коллекции осень-зима 2007/2008 Cannes мы с мамой постарались передать именно атмосферу юга Франции, и моя линия коктейльных нарядов стала результатом этого путешествия.

Каким вы видите бренд Larissa Pogoretskaya в будущем?

Лариса: Я стараюсь жить сегодняшним днем, а будущее – в руках нашей дочери.

www.sobaka.ru

Лариса Погорецкая: Интерпретация стиля

Порой, наша жизнь превращается в сплошную погоню: за успехом, положением в обществе, деньгами, расположением других людей, модой... Модой, которая стремительно ускользает от нас прямо пропорционально тому, как мы к ней, в нашем понимании, приближаемся.

Возможно, так происходит потому, что свой стиль мы ищем в чужих, навязанных нам идеях и идеалах. Стараясь соответствовать модным тенденциям, которые задают именитые мировые Дома Мод, мы сливаемся с толпой, серой массой, искренне желая при этом обратного. Получается замкнутый круг.

Как быть? Как почувствовать пульсацию стиля, не потеряв при этом собственного «Я»? Как не стать заложником моды? Об этом и многом другом поведала в своем интервью Woman петербургский дизайнер Лариса Погорецкая.

- Лариса, объясните, пожалуйста, с чем связана таинственность, которая окутывает все, что с Вами связано: Вы практически не даете интервью, мало выставляетесь в шоу-румах Москвы?

- Я, действительно, не люблю интервью, ведь важно не то, что художник хотел сказать, а то, что у него получилось. Дизайнер не должен ничего объяснять, за него говорят его коллекции.

- Давайте совершим небольшой «экскурс в прошлое». Что послужило первым шагом к открытию Вашей собственной Творческой студии?

- Желание работать самостоятельно, стремление быть свободной в творчестве.

- А Вы ставили перед собой задачу сделать, «не как у всех»?

- Художнику не свойственно ставить задачи, в отличие от бизнесмена. Желание быть отличным от других, иметь свое видение присуще любому творческому человеку, оно, скорее, интуитивно.

- Думаю, ни у кого из наших читательниц не возникнет сомнений в том, что Вы – чрезвычайно творческий человек. Об оформлении Вашей студии ходят легенды…

- Выбор мой пал на мансарду старинного дома, расположенного неподалеку от Мариинского театра. Интерьер складывался сам собой. Минимум мебели, за исключением нескольких антикварных кресел и музыкальных инструментов. Постепенно приживались картины друзей, экзотические мелочи, привезенные из путешествий. В нашей студии царит атмосфера художественной мастерской.

- На данный момент, можно назвать какую-то вещь – «визитную карточку» Вашей студии?

- Если в интерьере – то Ангелы, если имеются в виду мои коллекции, – то, наверное, фрак, туника.

- Вы ориентируетесь при создании своих коллекций на какие-то другие Дома Моды, мировые тенденции?

- Наоборот, стараюсь избегать навязанных идей и давления модных тенденций. У меня есть любимые дизайнеры: Кавакубо, Демельмейстер, Готье - художники с ярко выраженным собственным стилем, угадывающимся в каждом силуэте. Я надеюсь, что мои коллекции так же узнаваемы.

- А как Вы относитесь к Моде в целом?

- К моде отношусь с иронией. Не люблю слово «модный». Предпочитаю моде стиль. Люди, слишком всерьез воспринимающие моду, неизбежно походят друг на друга.

- Лариса, быть художником, творцом – значит постоянно искать. Где Вы черпаете вдохновение? Это всегда должно быть что-то масштабное, или отправной точкой может послужить просто какая-то деталь, мелочь, из которой потом рождается целая коллекция?

- Редко бывает что-нибудь одно, так как создание коллекции не измеряется одним днем. Впечатления, идеи, воспоминания порой хаотичны и беспорядочны. Одновременно Индия и Париж, Пьеро и Чаплин, денди и клоун - как в моей последней коллекции.

- Несмотря на то, что ваши коллекции охватывают целые эпохи, наверняка, у Вас есть какой-то любимый временной период.

- Каждая моя коллекция служит ответом на Ваш вопрос: «Барокко», «Ампир», «Балет» и начало XX века, 50-ые годы.

- Вы можете в целом охарактеризовать тот стиль, в котором работает Ваша студия?

- Очень сложно найти подходящее определение. Я не искусствовед, но, может быть, сиротский шик? Хотя, слово «шик» мне тоже не очень нравится.

- Наверное, Вы уже хорошо сумели изучить своих клиентов. Кто предпочитает Вашу одежду?

- Как правило, состоявшиеся в жизни люди: в искусстве, бизнесе, семье. Они живут в Санкт-Петербурге, Москве, Лондоне, Париже, Цюрихе.

- Лариса, Вы, если не сказать «выгодно», то уж точно приятно отличаетесь от многих дизайнеров тем, что продумываете образ до мелочей, создавая замечательные аксессуары ко всем своим моделям. Как Вы к этому пришли?

- Через осознание того, что без аксессуаров не возможно создать цельный образ.

- Насколько мне известно, Вы работаете, в большинстве своем, с натуральными тканями…

- Я всегда ориентируюсь на собственные тактильные ощущения. Мне неприятно даже прикасаться, а тем более носить ненатуральные ткани.

- Какую цветовую гамму предпочитаете?

- Тоже натуральную. Оттенки перламутра, обожженной глины, терракота, антрацит, умбра. Это, как живопись, в которой нет места примитивным, локальным цветам.

- Вы сами носите свои вещи?

- В основном, свои. Здесь нет лукавства: я делаю то, что мне нравится. То, что сама бы надела.

- Многие русские дизайнеры отличаются тем, что создают одежду, совершенно не приспособленную для жизни, просто для собственного самовыражения. Для Вас при создании коллекции важно выражение собственного «Я» или же создание «носибельной» одежды? Или эти понятия вообще нельзя разделять?

- Одно от другого неотделимо. Я хочу, чтобы мои вещи носили. Потому всегда останавливаю себя, если отрываюсь от реальности и ухожу, например, в «Барокко». Сложнее всего создать простую вещь.

- Вы отличаетесь от других дизайнеров еще и тем, что работаете совместно с мужем и дочерью. В чем преимущества и недостатки такого семейного творчества?

- Семейный бизнес – это непростой, но для нас единственно возможный вариант. Общность интересов свела нас с Анатолием еще в Мухинском училище, но то, что дочь Саша прониклась нашим духом, идеями - настоящая удача.

- Почему Ваш показ всегда закрывает Российскую Неделю Моды? Вы чувствуете ответственность за это, или, быть может, это не так уж и страшно, а, скажем, приятно…

- Я всегда чувствую ответственность за то, что делаю.

Антонина Голубева

www.woman.ru

ТОП 50 2007. Лариса Погорецкая

Единственный дизайнер из Петербурга, которого пригласили принять участие в Миланской неделе женской моды – одном из главных подиумов мира, с ее коллекцией сезона весна-лето 2007.

 

Расскажите о самых значимых для вас событиях – за последний год.

Показ коллекции Ballet II в Италии на Milano Moda Donna. Мы получили хорошую прессу, ценную своим профессионализмом и непредвзятостью, интерес со стороны байеров и предложения от многих итальянских шоу-румов и фабрик. Самым приятным стала личная благодарность президента Camera Nazionale della Moda Italiana Марио Бозелли за «яркое закрытие Недели в Милане» и утренние итальянские газеты с восторженными отзывами о нашей коллекции. Например, Il Giornale написали: «Лариса Погорецкая – главная героиня русской индустрии моды, член Союза художников России. Романтизм и ирония – ключевые слова, определяющие настроение новой коллекции петербургского дизайнера…» Хотя собственный бутик Larissa Pogoretskaya в Галерее русской моды, который мы открыли прошлой осенью, сегодня меня занимает больше, так как это новая концепция и атмосфера. В нашем бутике мы старались сохранить атмосферу творческой мастерской. Для этого в нем стоят антикварные кресла, разные интересные мелочи, привезенные из путешествий, на стенах – картины друзей. Не все те, кто хочет, могут попасть в нашу студию, а бутик дает возможность увидеть коллекцию и что-то приобрести.

Вы чувствуете, что выполнили свой максимум?

Я пока, конечно, не собираюсь умирать и свой максимум не выполнила. Надеюсь, что лучшие коллекции впереди. Художник всегда сомневается, в приступах перфекционизма всегда хочет что-нибудь исправить, хотя вряд ли возможно достичь желаемой, абсолютной гармонии, иначе уже не к чему будет стремиться.

Чем вы гордитесь?

Я занимаюсь делом, которое по-настоящему люблю.

Над чем работаете сейчас?

Никогда не рассказываю о своих планах, так как все могу передумать, да к тому же я суеверна. Важно не то, что художник хотел сказать, а то, что у него получилось. Дизайнер не должен ничего объяснять, за него говорят его коллекции. Собираюсь в путешествие по Франции, я вообще хочу как можно больше путешествовать. Это всегда вдохновение и идеи для новых коллекций.

 

Фото: Анатолий Бисинбаев. Май, 2007

ВИЗАЖ: АЛЛА ШЕБАНОВА

www.sobaka.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о