Интервью с дизайнером – интервью с дизайнером

Автор: | 29.11.2018

Содержание

«Я работаю в разных стилях, но предпочитаю современный». Интервью с дизайнером Михаилом Новинским

Здравствуйте, Михаил! Спасибо, что согласились на участие в нашем проекте. Расскажите, пожалуйста, о том, кем вы хотели быть в детстве?

Я с детства хотел стать дизайнером, но не интерьера, а дизайнером автомобильного транспорта. Но к моменту выбора места обучения (середина 90-х) это направление дизайна в России находилось в довольно удручающем состоянии. В итоге я выбрал отделение проектирования интерьера.

Поступал я в Строгоновку три раза.

Как Вы пришли к собственной студии дизайна?

Основал студию, можно сказать, случайно. На тот момент, если честно, у меня не было планов открывать её, я думал об этом, но не рассматривал студию, как близлежащую перспективу. Я работал в архитектурном бюро, когда начался кризис в 2008 году. Многих стали сокращать, и часть людей, в том числе и я, остались без работы. Поначалу я думал устроиться в другое место, но как оказалось, устроиться куда-либо было не просто – кризис был в разгаре. Приходилось крутиться самому, браться почти за любые заказы. Постепенно работы становилось больше, я нанял помощника, потом снял офис, и в итоге возникла студия.

Сейчас у меня несколько вполне самостоятельных помощников, но тем не менее, основная креативная часть, а также организация работы и ведение проектов лежит на мне. Особенность нашей студии в том, что большая часть клиентов приходят не просто в некую дизайн-студию заказать просто некий дизайн-проект, а приходят именно к дизайнеру Михаилу Новинскому, чтобы именно этот дизайнер разработал для них проект. Поэтому я контролирую очень многое и полноценно участвую в каждом проекте, даже при большом желании не всегда получается отойти в сторону.

Михаил, что больше всего Вам нравится в своей работе?

Больше всего в работе дизайнера мне нравится тот момент, когда твоя задумка принимает формы, когда она воплощается в жизнь. Нравится, когда сошлись в одну точку желание и возможности, в том числе в области взаимопонимания с заказчиком, и удалось сделать хороший проект, вложить душу. И вот в итоге ты ходишь по этому помещению и думаешь: «Как же классно получилось!».

Расскажите, пожалуйста, о том, что для Вас успешный проект?

Успешный проект – это когда мы сделали проект, который сами оцениваем достаточно высоко, затем он был доведен до конца, и доведен так, как следовало. Когда в проекте решена поставленная задача, и он работает на заказчика (это прежде всего касается общественных интерьеров). Ну и кроме того, если он получил определенное признание – публикации в прессе, номинации и победы в конкурсах.

Михаил, а можете поделиться с нами, какой интерьер Вы бы сделали для себя?

Если говорить о моем жилье, то у меня очень простой интерьер. Он даже еще не доделан.

А вообще, я бы сделал себе что-нибудь очень минималистское. Чтобы было минимум всего, этакий «дауншифтинг» – полностью скрытые системы хранения, минимум вещей снаружи, бетонные стены, простой деревянный пол. Чем минималистичней, нарочито на первый взгляд проще, тем лучше!

Вы постоянный участник дизайнерских телепроектов. Можете открыть закулисье работ на съемках?

При участии в телепроектах дизайнеру отводится определенное время для работы над проектом. Время всегда ограничено, потому что есть определенный график, осложненный тем, что в периодичность стройки вмешивается периодичность съемок.

Я считаю, что проекты для телепередач должны быть более яркими и экспериментальными, потому что во всем этом присутствует некий элемент шоу. Мне кажется, здесь нужно то, что могло бы привлечь внимание зрителей, поэтому некоторые интерьерные решения бывают более креативные, чем могли бы быть в реальности. Хотя со стороны организаторов никогда не было каких-либо особенных условий для дизайнеров. Они не говорят, как надо делать. Обычно существует некий бюджет, в который нужно уложиться, и не всегда находятся спонсоры для того или иного решения, хотя редакция прикладывает все усилия для этого. В общем существуют определенные ограничения, но для меня важнее то, что творческих ограничений фактически нет.

На сайте дизайн-студии Михаила Новинского представленные в портфолио работы выполнены Вами в основном в современном стиле. С чем это связано? С высокой популярностью современного стиля?

Несомненно современный стиль сейчас становится более востребован, чем лет 10-15 назад, набирает «обороты». Хотя нельзя сказать, что он более популярен, чем классика. Просто мне самому больше нравится работать в современном стиле. Я не отказываюсь работать в других стилях, но обычно в каком направлении ты больше работаешь, то и сильнее развивается, как в плане творческих возможностей, так и области клиентской базы. Ярые поклонники классики, нашедшие нас в интернете или как-то еще, вряд ли обратятся к нам, потому что 90% проектов, представленных на сайте студии MNdesign, – современные интерьеры.


Михаил, какие изменения, по-Вашему, произойдут в отечественном дизайне в ближайшие 10 лет?

В 90-е годы у нас был большой перекос в сторону «тяжелой» классики, иногда на грани китча. Потом этот перекос начал выравниваться. Думаю, современный стиль будет становиться и дальше более востребованным, потому что люди сейчас много путешествуют, ездят по миру, многое видят. В Европе людям не интересно жить в интерьерах, как в Эрмитаже. В них интересно бывать, но не жить. И классика там имеет иной вид, из области постмодернистской игры в классику, когда,
к примеру, фон и стены выполнены в неком осовремененном классическом виде, а мебель, свет, аксессуары, наоборот, – супер-современные. Я предполагаю, что мы тоже будет вливаться в эту мировую тенденцию.


Михаил, я благодарю Вас за участие в проекте «интервью с дизайнером». Думаю, что предоставленные фотографии Ваших проектов смогут окунуть наших читателей в мир современного дизайна интерьера и откроют новые грани классики.

dd-space.com

Интервью с дизайнером интерьера Ириной Ланец

Меня зовут Ланец Ирина, я родилась в Свердловской области в городе Ирбите. С раннего детства я любила рисовать, и у меня хорошо получалось. Поэтому родители, не сомневаясь, отвели меня в художественную школу, когда мне еще не было 6-ти лет. В «Художке» я освоила различные техники живописи и рисунка, научилась видеть цветовые рефлексы на предметах, прикоснулась к такими видами декоративно-прикладных искусств, как аппликация из соломки, роспись подносов, линогравюра.

После окончания общеобразовательной и Художественной школы я переехала в Тюмень получать высшее образование в филиале УралГАХА. В Тюмени я живу уже больше половины своей жизни, этот город стал для меня родным. Здесь у меня семья, дети, дом, собака и кошка. Еще на последних курсах института я стала врастать в профессию дизайнера интерьера. Практических знаний не было, только теория. Было несколько мест работы, хотелось бы отметить наш креативный дуэт с моей одногрупницей Трушниковой Галиной под названием «Творческая группа «А». С 2006 года я освоила технику изготовления мозаичных картин. Сегодня, кроме дизайна интерьеров и мозаики, у меня небольшой магазин по продаже керамогранита.

Редактор: Расскажите немного о своих клиентах — какие они?

Ирина: Мои клиенты, естественно, все разные и по статусу и по возрасту. Кто-то обращался за моей помощью единожды, кто-то два раза и больше. Конечно же, самые любимые клиенты — это постоянные, потому что именно с ними мы находимся на одной волне. Для таких заказчиков проекты рисуются с особым вдохновением. Обобщает, наверное, всех этих людей — это наличие высшего образования, сформированные взгляды на жизнь, желание создавать что-то необычное из простого, умение доверять, жизнерадостный и оптимистичный характер.

Редактор: Как Вы считаете, что главное в дизайне?

Ирина: Считаю, что в дизайне, как в виде искусства, самое главное — это ЭМОЦИЯ, которая побуждает задуматься о чем-то не повседневном. А средства, которыми запускается этот мыслительный толчок, могут быть разными — это и цвет, и форма. Если говорить о дизайне интерьера, то здесь самое главное — человек и его приоритеты, привычки, потребности. В дизайнерском интерьере всегда комфортно жить, заниматься любимым делом, такой интерьер помогает человеку, так как, помимо эстетики, в пространстве грамотно спланированы все коммуникации и эргономично расставлена мебель.

Редактор: В чем отличие обычного ремонта от дизайнерского?

Ирина: Дизайнерский ремонт сразу виден, в нём, как в картине, всё сбалансировано. Есть акценты, присутствует контраст, не бывает случайных линий или форм, всегда продуманы разные сценарии освещения, и, конечно же, в дизайнерском интерьере вы никогда не увидите электрический удлинитель!

Редактор: Какие интерьеры сейчас в моде?

Ирина: Думаю, что модным интерьер становится тогда, когда мы уходим от стереотипов. Так и появилась шестигранная плитка в стиле пэчворк, взамен привычной квадратной. Ванные комнаты стали «одеваться» в обои, серые бетонные поверхности забрались в жилые пространства. В модных интерьерах присутствуют самые современные отделочные материалы, светильники и мебель — и я говорю не про бренды, а про актуальные цвета, фактуры и формы. Так, например, стиль лофт породил большую вариацию декоративных штукатурок под металл и бетон, которые применимы в разных стилевых решениях. Мозаика уже не ассоциируется только со стеклом, она может быть и деревянной и объемной. В современных интерьерах часто используют мрамор и дерево, или их имитацию керамогранитом, декоративными штукатурками. Модно комбинировать друг с другом предметы разных стилей, например, в одном интерьере вполне гармонично соседствуют трековые светильники и классическая рожковая люстра.

Редактор: Какие тенденции сейчас актуальны, а какие уже нет?

Ирина: Сегодня не модно делать «мебель» из гипсокартона, натяжные потолки также уходят в историю, особенно глянцевые. В тренде молдинги, выкрашенные в цвет стен, деревянные рейки, перетекающие со стены на потолок, различного вида ажурные перегородки (из мдф, деревянного бруса или металлических профилей). Из мебели популярны консольные столики с латунными вставками, из крупного декора — различных форм зеркала с широким фацетом. В дизайне светильников — профильные светодиодные и встраиваемые гипсовые светильники под покраску. Актуальные материалы — мрамор, оникс, дерево, штукатурки, имитирующие ткани и металл. Актуальные цвета — всевозможные оттенки серого, припыленные розовый и мятный.

Редактор: Какой стиль в дизайне интерьеров импонирует лично Вам?

Ирина: У меня нет явного стилевого фаворита. Но могу сказать точно, что лофт в жилых пространствах — это не моё. Если бы делала квартиру в лофте, обязательно добавила бы немного скандинавского стиля. Считаю, что любой интерьер, даже самый минималистичный и холостяцкий, должен быть уютным. Не люблю перегруженные интерьеры, нравятся свободные стены и большие окна. В нашем регионе очень мало такой архитектуры. Большинство моих реализованных объектов выполнены в современном стиле с добавлением ноток классики, ардеко или эко-стиля.

Редактор: Ваше отношение к хенд-мейду?

Ирина: Хенд-мейд — это мои планы на пенсию! В моем окружении есть дизайнеры, которые находят время оформлять альбомы в стиле скрапбукинг, декорировать посуду полимерной глиной, шить кукол, печь и украшать безумно вкусные торты и имбирные пряники и многое другое. Плоды их творчества никого не оставляют равнодушными.

Редактор: Существует ли какая-то одна вещь, которая может преобразить интерьер?

Ирина: Конечно — это крутой светильник. А в бюджетном варианте — букет свежих цветов.

Редактор: Что Вы не любите в своей работе?

Ирина: Я не люблю ждать окончание рендера. Еще не люблю, когда заказчик опаздывает на встречу больше чем на 20 минут, к счастью, такое бывает не часто.

Редактор: Желание клиента — закон для дизайнера?

Ирина: Если говорить о жилых пространствах, то желание клиента — это, собственно, и есть задача дизайнера, которую нужно решить максимально грамотно с учетом всех предпочтений заказчика. Когда возникают спорные или конфликтные ситуации и дизайнер находит компромиссное решение — это знак того, что он растет как профессионал.

Редактор: Что бы вы посоветовали человеку, который начал делать ремонт самостоятельно?

Ирина: В первую очередь нужно взять рулетку и сделать замер всех помещений. Затем, соблюдая масштаб, начертить план квартиры, для этого подойдет листочек в клетку или миллиметровка, подписать все размеры. На плане в масштабе расставить мебель. Опираясь на этот план, составить схемы размещения светильников с привязкой к выключателям и расположение розеток. А еще такая подсказка: зайти на сайт любой дизайн-студии, посмотреть спецификации, какие чертежи входят в состав проекта, как правило, это базовые чертежи для любого интерьера. И тогда станет понятно, какие именно подготовительные работы нужно выполнить самостоятельно до начала успешного ремонта.

www.3dpalitra.ru

 

sovetiposvety.ru

Интервью с дизайнером интерьеров Гулей Галеевой

Она создает красоту вокруг себя и вдохновляет других на любовь к прекрасному. Ее работы наполнены элегантностью, благородством и необыкновенной легкостью. Но главное — Гуля умеет воплощать мечты. Наверное, именно это делает ее интерьеры неповторимыми. 

Пусть меня научат

Гуля, в то время, когда вы учились, профессия дизайнера в России еще не была так популярна, как сейчас. Вы не сомневались в своем выборе?
Факультет в Строгановке (Московская государственная художественно-промышленная академия имени С. Г. Строганова — прим. Soul sisters), на котором я училась, как раз незадолго до моего поступления переименовали в «Промышленный дизайн». До этого он назывался «Художественное конструирование». В то время я до конца не совсем понимала, что такое дизайн. Ведь это слово только-только появилось в обиходе. Просто я очень любила рисовать и хотела поступить в художественный вуз.

Закончив Академию, вы продолжили учиться в лондонской школе дизайна KLC School of Design. Расскажите, пожалуйста, почему вы приняли такое решение?
Мне посчастливилось застать в Строгановке старую гвардию прекрасных преподавателей и профессоров. Мы изобретали светильники, придумывали формы чайников, проектировали интерьеры… Меня больше всего захватил дизайн интерьеров. Начав работать, я поняла, что мне чего-то не хватает. Тогда я решила, что нужно поехать учиться на Запад. Выбор пал на британскую школу дизайна KLC School of Design. Там практиковали совершенно иной подход к дизайну. Разработка интерьера начиналась не с подбора материалов, а с красивой абстрактной идеи. Также отдельная уникальная вещь — старинные часы или картина – могли стать отправной точкой в создании образа целой комнаты.

«Мне посчастливилось застать в Строгановке старую гвардию прекрасных преподавателей и профессоров. Мы изобретали светильники, придумывали формы чайников, проектировали интерьеры…»

А в каких учебных заведениях в России лучше всего готовят дизайнеров интерьеров?
Мне сложно говорить про Россию в целом. Несомненно, Строгановка по-прежнему остается одним из ведущих вузов в этом направлении. Могу также посоветовать Школу дизайна «Детали», которая практикует западную схему обучения, очень похожую на британскую систему.

Вы помните свой первый проект?
Да, это был увлекательный и необычный заказ. Меня попросили оформить трехуровневый бассейн в загородном доме. Его нужно было сделать в виде корабля. Мозаика на дне бассейна имитировала морское дно. Стены были зашиты деревом — как на галеонах XVIII века… (улыбается) Очень творческий заказ.

На одной волне

В портфолио Gulia Galeeva Design есть разные проекты — квартиры, дома, яхты, частные самолеты. Над какими объектами интереснее работать?
Мне интересно работать с разными объектами и все время делать что-то новое. Но самое главное, не над каким объектом ты работаешь, а для кого ты его делаешь. Самые лучшие проекты — те, в которых с заказчиками складываются доверительные отношения.

Если в ходе работы над проектом ваше видение и видение заказчика начинают расходиться, вы пытаетесь отстаивать профессиональную точку зрения?
Обычно удается убедить клиента. Но бывает, человек совершенно не готов менять свою точку зрения, и тогда мы находим компромиссный вариант. Случается и так, что ты категорически не можешь принять идеи заказчика, потому что иначе потеряешь свой профессиональный уровень.

«Самое сложное в работе дизайнера — выстраивание отношений с клиентом. Дизайнер должен быть очень хорошим психологом»

С каким заказчиком легче и интересней работать — с тем, который хорошо знает, чего хочет, или с тем, который дает полную свободу дизайнеру?
Легче всего работать с клиентами, с которыми ты находишься на одной волне. Замечательно, когда заказчики знают, чего они хотят, но при этом ждут от тебя профессиональных решений.

Уметь прожить свой замысел

Все интерьеры, оформленные Gulia Galeeva Design, отличаются изысканностью и утонченностью, будь то классика или минимализм. Есть ли у вас любимый стиль?
Мой любимый стиль — арт-деко. Это очень декоративный и сложный стиль. Он пришел на смену модерну в двадцатые годы прошлого века и был ведущим совсем короткий период. Но очень многие современные стили в дизайне и архитектуре выросли именно из арт-деко. В Милане есть прекрасная вилла Некки-Кампильо/Necchi Campiglio (построена архитектором Пьеро Порталуппи/Piero Portaluppi между 1932 и 1935 г.г. — прим. Soul sisters), которую недавно открыли для публичного доступа. Когда там оказываешься, сложно поверить, что она была оформлена почти сто лет назад, настолько современными выглядят решения, которые используются в ее интерьере! Для меня посещение Некки-Кампильо стало настоящим откровением… А вообще, мне интересно работать в разных стилистиках, смешивать разные направления и получать интересный и неожиданный результат. Как художник смешивает краски на палитре, дизайнер смешивает в пространстве материалы, формы, цвета и получает уникальную композицию.

У вас есть материалы, с которыми вам нравится работать больше всего?
Я работаю только с натуральными материалами — мрамором, деревом, кожей, тканью. Самый любимый — камень. Сейчас производят невероятно прочные, технологичные искусственные материалы, но в них нет той силы и энергии, которые есть в натуральном камне. Не устаю восхищаться богатством его текстур, рисунков и цветовых сочетаний! Камень часто задает дальнейшее развитие цветового решения в пространстве.

«Как художник смешивает краски на палитре, дизайнер смешивает в пространстве материалы, формы, цвета и получает уникальную композицию»

Из каких составляющих, на ваш взгляд, складывается изысканный интерьер?

В каждом интерьере должны быть детали, которые делают его неповторимым. Изысканным пространство становится благодаря особому сочетанию форм, предметов, фактур. Одни и те же вещи можно скомбинировать по-разному: обыденно или необыкновенно. Прекрасно, если есть возможность использовать в декоре антикварную вещь, старинную ткань, вышивку или ковер — это сразу придаст интерьеру утонченность. Правильно подобранная картина или скульптура способна абсолютно изменить пространство.

Поговорим о цветовой гамме. В своих проектах GuliaGaleevaDesign обычно придерживается тонких цветовых сочетаний. С чем связан такой выбор?
Мне нравятся насыщенные, темные цвета в сочетании с оттенками серого, они обладают способностью все объединять. Недавно был проект (публикация в Elle Decoration, март 2016 — прим. Soul sisters), где заказчики попросили сделать интерьер в яркой цветовой гамме — никакого серого. И это тоже было очень интересно.

А как вы относитесь к белому цвету в интерьере?
Прекрасно! Но в нашем климате белый цвет из-за недостаточного количества солнца становится серым, холодным. Белый можно использовать, но нужно подобрать правильный оттенок. В английском языке есть такое понятие «off-white» — это значит не чисто белый цвет, а с легкими оттенками серого, бежевого и так далее… Таких оттенков существует огромное количество. Если добавить к такому белому цветовые акценты в предметах и тканях, то интерьер заиграет и оживет.

«Самое главное — красивая планировка. Если ее нет, то не получится гармоничного, удобного для жизни пространства»

Гуля, что главное в дизайне интерьеров? Есть ли критерии, которые вы всегда стараетесь соблюсти?
Есть множество принципов. Но самый главный — это красивая планировка. Если ее нет, то не получится гармоничного, удобного для жизни пространства. План должен быть «красиво нарисован», как абстрактный графический рисунок. Дизайнер должен уметь проживать свой замысел — ты мысленно идешь по будущему дому или квартире, тщательно продумывая каждое помещение. Я получаю огромное удовольствие, когда вижу, как эскиз вырастает в пространственный объем.

А чем отличается работа над дизайном квартиры и дома?
В квартире все развивается на одном уровне, а в доме в нескольких. Интерьер дома очень тесно связан с тем, что находится снаружи. Часто начинаешь заниматься реконструкцией внутреннего пространства, а потом перемены затрагивают и фасад.

Расскажите, пожалуйста, немного о дизайне вашей квартиры. Какие мечты удалось воплотить, чем особенно гордитесь?
Для меня самое главное — вид из окна, все остальное вторично. Моя квартира находится на набережной, в сталинском доме, я очень люблю архитектуру этого периода в Москве. Набережные всегда дают ощущение простора и воздуха. Я тщательно подбирала цвета, в которых комфортно находиться — оттенки шоколада, серо-голубого и т.д. И, конечно, живопись задает особый тон.

«Дизайнер должен уметь проживать свой замысел — ты мысленно идешь по будущему дому или квартире, тщательно продумывая каждое помещение. Я получаю огромное удовольствие, когда вижу, как эскиз вырастает в пространственный объем»

А кто из современных дизайнеров и архитекторов вдохновляет?
Мне очень нравится бельгийский коллекционер антикварной мебели, галерист и дизайнер Аксель Вервордт/Axel Vervoordt. Он мастерски совмещает современную живопись, антиквариат и мебель собственного дизайна, создавая «безвременные» интерьеры, которые будут актуальны всегда. Для меня это самый важный показатель. Итальянские дизайнеры — Студия Перегалли/Studio Peregalli — делают совершенно невероятные вещи, воссоздают атмосферу старины. Никогда не подумаешь, что эти интерьеры родом из XXI века! Если говорить про архитекторов — мне нравится Петер Цумтор/Peter Zumthor. Его архитектура живая, интеллектуальная, минимальная. Я осторожно отношусь к минимализму, но работы Петера Цумтора — это произведения искусства, как скульптура.

«Каждый новый проект — это чья-то мечта, а значит и моя»

У кого из великих дизайнеров XX века вы бы не отказались пройти стажировку?
У Эйлин Грей/Eileen Gray. Это единственная женщина, которая попала в плеяду великих архитекторов и дизайнеров XX века. Она опередила время, создавая предметы, соединяющие в себе аристократизм, функциональность и чистоту линий. Она задолго до остальных начала делать хромированную мебель, опередив даже Ле Корбюзье/Le Corbusier. Эйлин Грей считала, что дом — «оболочка человека». Она не создавала массовую продукцию, а делала уникальные предметы и интерьеры для конкретного человека. До сих пор ее мебель используется в самых актуальных проектах.

Есть ли у вас проекты, которые вы еще только мечтаете воплотить?
Хотелось бы оформить интерьер в стиле арт-деко. А если говорить в целом, то каждый новый проект — это чья-то мечта, а значит и моя (улыбается).

Советы профессионала

Назовите, пожалуйста, самые распространенные ошибки, которые допускают люди, самостоятельно оформляющие свое жилище.
При самостоятельном оформлении часто забывают сделать освещение разноплановым. Нужно иметь возможность играть с источниками света. Например, к вам приходят гости, и вы зажигаете яркий верхний свет, чтобы создать торжественную атмосферу. А в другой вечер хочется расслабиться в приглушенном свете настольных ламп и напольных светильников.

Можно ли говорить об актуальном интерьере? Есть сейчас какие-то тенденции в оформлении жилого пространства? Вообще, существует ли такое понятие, как «актуальный интерьер»?
Такое понятие, конечно, существует. Но… Я не люблю тенденции в интерьере. Я могу следовать модным тенденциям в дизайне одежды, но не в дизайне интерьера. Думаю, тенденции создают для того, чтобы продавать. Интерьеры должны быть безвременными и смотреться актуально даже по прошествии многих лет.

«Думаю, тенденции создают для того, чтобы продавать. Я считаю, что интерьеры должны быть безвременными»

Гуля, что бы вы посоветовали тем, кто обустраивает маленькую квартиру, и хочет максимально эффективно использовать пространство? Есть ли здесь какие-то секреты?
Распространено мнение, что светлые цвета увеличивают пространство, но на самом деле не всегда. Не надо делать ставку на светлые оттенки. Иногда темные цвета придают пространству дополнительную глубину. Можно, например, одну стену покрасить в темный цвет, а остальные сделать светлыми. Еще очень хороший прием — полосы. Они сбивают ощущение четкости пространства, «вытягивают» архитектурные несовершенства. Зеркала тоже зрительно увеличивают размеры помещения. Сделайте одну стену полностью зеркальной — и ваша комната сразу станет больше. Часто в небольшие пространства боятся ставить крупные предметы, предпочитая размещать много маленьких. Это неправильно. Лучше использовать предметы разного масштаба — что-то крупное и что-то небольшое. Главный совет, не бойтесь экспериментировать с материалами, цветами и фактурами.

Какая роль в дизайне интерьеров отводится текстилю?
В моих интерьерах текстилю отводится огромная роль. Как я говорила, для меня дизайн начинается с подбора камня. А следующий этап — найти красивые, необычные сочетания цвета, рисунка и фактуры в тканях. Вот тут-то и рождается история, каждый раз уникальная и новая. Иногда особенное сочетание цветов или красивый узор определяют всю палитру комнаты.

Стоит ли использовать hand-made в декоре?
Безусловно! И чем больше в интерьере hand-made, тем он уникальнее.

А как вы относитесь к антиквариату? Существуют ли какие-то основные правила его использования в декоре пространства, чтобы не превратить квартиру в бабушкин сундучок?
Все относятся к антиквариату по-разному. Можно купить что-то на аукционе «Сотбис»/Sotheby’s и рассматривать это как серьезное вложение, а можно найти видавшее виды кресло на блошином рынке, пошкурить, перетянуть обивку и вдохнуть в него новую жизнь. Хорошим вариантом может быть, когда в современном интерьере возникает, например, зеркало в барочной раме или лампа «с историей». У меня был проект, где в доме с очень минимальным интерьером и большой коллекцией современного искусства, мы поставили старинный французский камин. На контрасте этот камин дал колоссальный эффект, и с тех пор мой клиент полностью изменил свое отношение к «старым вещам». Не надо бояться использовать антиквариат — он дает ощущение жизни, уникальности. Обожаю старые квартиры, заставленные антикварными вещами, особенно, если вокруг них есть какие-то истории, поэтому «бабушкин сундучок» для меня скорее положительная характеристика (улыбается).

«Распространено мнение, что светлые оттенки увеличивает пространство, но на самом деле не всегда. Именно темные тона дадут дополнительную глубину»

Как вы относитесь к даосской практике организации пространства — фэншую? Какие постулаты «ветра и воды» обязательно стоит учитывать?
Я неплохо отношусь к принципам фэншуя, но считаю, что в большом городе их соблюдать очень сложно. Для себя я выбрала несколько правил, которых придерживаюсь. Я никогда не ставлю зеркало напротив входа. Также нельзя размещать зеркало в спальне напротив окна. Иначе энергия, заходящая к тебе, отражается и уходит из комнаты.

На чем можно безболезненно сэкономить, обновляя интерьер?
Здесь главное творческий подход. Можно купить кресло в IKEA и обтянуть его красивой тканью или покрасить недорогую тумбочку вручную кисточкой. Замените на самых обычных дверях ручки на антикварные — и сразу возникнет ощущение изысканности и уникальности. Обратите внимание на интересные ткани по доступным ценам. Например, в Москве много складов с хорошим текстилем. Недорогой дикий шелк, правильно задрапированный, будет выглядеть роскошно.

Можете посоветовать начинающим дизайнерам и тем, кто хочет оформить интерьер для себя, как лучше всего развивать вкус?
Смотрите как можно больше хороших книг по дизайну и архитектуре. Отправляйтесь в книжный магазин. Полистайте и выберите то, что вам нравится. Меня вдохновляют издания с работами Келли Уистлер/Кelly Wearstler, Томаса Физанта/Thomas Phaesant, Жан-Луи Денио/Jean Louis Deniot. Прекрасно развивают вкус путешествия, посещение музеев или просто прогулки под открытым небом вдоль старинных улиц…

Радость каждого дня

Гуля, расскажите, как проходит ваш обычный день. 
Моя дочь пошла в школу, и это дает мне возможность рано вставать и многое успевать. Например, поиграть в теннис. Я очень люблю долгие красивые завтраки. Это основа и залог продуктивного дня. Вообще, каждый день стараюсь себя чем-нибудь порадовать. Больше всего я боюсь рутины. Хорошо, что с моей работой это невозможно (улыбается). Мой рабочий график очень насыщенный. Нужно выбрать время и просмотреть текущие рабочие чертежи и документацию. К более творческой части может относиться процесс поиска идеи для мебели на заказ и выбор образцов для нее. Даже поездка на стройку может быть приятной, когда работаешь с командой, которую знаешь много лет. Каждый день приносит что-то интересное и вдохновляющее, будь то презентация новой коллекции обоев, мейл с редкой антикварной вазой или приглашение на выставку. А ужин с друзьями — идеальное его завершение!

«Больше всего я боюсь рутины. Хорошо, что с моей работой это невозможно»

Есть ли у вас любимая цитата, которая помогает в трудные моменты?
«И это пройдет».

Как вы любите проводить свободное время?
Я очень люблю путешествовать! Это может быть путешествие в другую страну или просто поход на выставку — неважно. Главное — впечатления…

Вместо постскриптума…

Представьте себе место, в котором могло бы поселиться Вдохновение. Каким бы оно было?
Старый дом, утренний свет, а за окнами фруктовый сад.

Фото Эка Шония

Больше интересных бесед

soul-sisters.ru

Интервью с дизайнером одежды и человеком мира Катей Ковтунович

Маленькая девочка из Южно-Сахалинска шила одежду для кукол и мечтала о большой моде. Шло время… Катя повзрослела, но свою мечту не предала. И она ответила ей взаимностью! Мечты любят таких людей — целеустремленных, уверенных в себе и своем предназначении, смелых и чуточку дерзких. Когда ты чего-то очень хочешь, вся Вселенная стремится тебе помочь, уверена наша героиня. Да, но сперва нужно купить тот самый билет. Например, в Лондон…

Первые стежки

Катя, расскажите о самых ярких детских впечатлениях.
Я родилась и закончила школу в Южно-Сахалинске, поэтому самые яркие впечатления — это снегопады, когда перекрывают весь город, пятиметровые сугробы (в них так весело прыгать с балкона и рыть пещеры!), лыжные прогулки в горах, рыбалка, икра, красивейшие осенние леса… Это работа в детской газете «Остров Сокровищ», где я научилась азам журналистики и интервью. Девятилетней девочкой я задавала вопросы Наташе Королевой, Владимиру Шаинскому, Иванушкам International и моему кумиру в мире журналистики — Владиславу Листьеву. Было страшно, я очень стеснялась — пришлось научиться справляться со своим волнением, что в дальнейшем пригодилось в жизни. Когда мне было одиннадцать, я продавала газеты на улице, это была лучшая школа «основ продаж и бизнеса». Я занималась в театральной студии, в музыкальной школе, ходила на живопись. Параллельно с семилетнего возраста шила для своей куклы Барби, а позже и для себя. Брала и перешивала все, что попадалось под руки — ткань от старого абажура превращалась в бальное платье для куклы, обрезки тюля и штор — в юбку для меня. Меня увлекало все, что было связано с рукоделием и творчеством. Я не упускала ни одной возможности и просила маму познакомить меня со всеми подругами, которые умели шить, чтобы поучиться у них.

«Девятилетней девочкой я задавала вопросы Наташе Королевой, Владимиру Шаинскому, Иванушкам International и моему кумиру — Владиславу Листьеву. Было страшно, я очень стеснялась — пришлось научиться справляться со своим волнением, что в дальнейшем пригодилось в жизни»

Вы стали интересоваться модой еще будучи ребенком? Как ваша семья отнеслась к этому увлечению?
В отличие от Америки, где детей хвалят за каждый, даже небольшой успех, в нашей стране принято воспитывать в скромности. Наверное, поэтому родители как будто не замечали моего увлечения. То, что ребенок шьет уникальные вещи, не считалось чем-то необыкновенным. Хотя окружающие, напротив, оценили мой талант, я даже выиграла конкурс одежды для Барби. Уже после окончания университета, когда я была в Лондоне, мама достала мой чемоданчик с коллекцией кукольной одежды и написала мне, что сама не верит, как ее девятилетний ребенок мог шить такие сложные и оригинальные вещи. Ведь у моей Барби были и свадебные платья, и легинсы, и расшитые сумки, и даже кожаные сапоги! Несмотря на непонимание родителей, я знала, что это мое призвание. Но в то время мало кто относился к творческим профессиям серьезно. Инженер, врач, юрист, экономист – да. А дизайнер одежды? Как же этим можно зарабатывать на жизнь и что это за образование?! Конечно, мои родители, хотели для меня другого будущего. К тому же, считалось, что для поступления на факультет дизайна одежды нужно обязательно сдавать вступительный экзамен по рисунку, а с этим у меня дела обстояли не очень. Поэтому пришлось выбрать из всех зол меньшее — иностранные языки, и заниматься по двадцать четыре часа в сутки, чтобы поступить в Санкт-Петербургский государственный университет.

Не жалеете сейчас, что провели пять лет жизни в стенах университета?
И да и нет. Возможно, если бы не эти пять лет, я достигла бы намного большего в своей профессии. С другой стороны, я бы не могла сидеть за ужином вместе с очень образованными людьми в Монако или Швейцарии и общаться на пяти языках. Изучение немецкого языка и литературы на университетском уровне — едва ли не самое сложное испытание, встретившееся в моей жизни. Это работа с педагогами высочайшего уровня, это очень высокая планка для всего в моей жизни и мощная интеллектуальная закалка, после которой не страшно браться за любое дело. Я уверена, что все, что случается — обязательно к лучшему, и очень благодарна моим профессорам и Университету.

Окно в моду

Катя, почему вы решили поехать в Лондон после окончания университета?
Я много читала о моде и знала, что Лондон — лучшее место для «погружения» в индустрию. В то время все ведущие посты в мире моды занимали выходцы из Лондона: домом Dior «правил» Джон Гальяно, Александр Маккуин был на пике своей карьеры, в модной журналистике все знаменитые личности были «лондонцами», и даже редактор американского Vogue Анна Винтур — англичанка. Меня вдохновила история Александра Маккуина — будучи сыном водителя такси, он устроился на неоплачиваемые стажировки на лондонской Savile Row (Сэвил-Роу — улица в центре Лондона, на которой располагаются лучшие ателье по пошиву мужской одежды — прим. Soul Sisters), чтобы овладеть мастерством дизайнера. Его родители не могли себе позволить дорогостоящую учебу в модном вузе Central Saint Martins (Центральный колледж искусства и дизайна имени Святого Мартина — старейший англоязычный университет в мире, первый подобный вуз в Великобритании, основан в 1854 году — прим. Soul Sisters). Я решила, что тоже хочу пойти таким путем! Приехав в Лондон, я нашла себе две работы на полставки и начала рассылать резюме на бесплатные стажировки. Через два дня я уже сидела в офисе London Fashion Week/Лондонской недели моды. А еще через три месяца меня пригласили в британский журнал Vogue.

«Мне кажется, что когда ты очень чего-то хочешь, твое намерение искреннее, и ты готов много работать, чтобы исполнить свою мечту — вся Вселенная тебе помогает»

Многие девушки «спят и видят» попасть на стажировку в Vogue. Как вам удалось это, не имея никаких связей?
Я шла с работы и увидела здание с вывеской Vogue House. Я даже не знала, что там располагался офис журнала Vоgue, зашла просто из чистого любопытства – потому что мне хотелось знать все, что касается моды. И Vogue, конечно, входил в этот список. Видимо, мои глаза настолько горели мечтой о моде, что глядя на меня, ресепшионист предложил передать мое резюме и заявку на стажировку кому-то из редакторов. Мне кажется, что когда ты очень чего-то хочешь, твое намерение искреннее, и ты готов много работать, чтобы исполнить свою мечту — вся Вселенная тебе помогает! Но чудеса случаются только с теми, кто к ним хорошо подготовился, чтобы, когда представится шанс — блеснуть. Приехав в Лондон, я перечитала все имеющиеся книги о моде из районной библиотеки Ноттинг Хилла и библиотеки музея Виктории и Альберта, исписала десятки листов А4 «модной» лексикой, выучила все новые слова. Все это помогло мне уверенно отвечать на вопросы во время собеседования и, я думаю, повлияло на решение о принятии меня на стажировку.

В бестселлере Лорен Вайсбергер «Дьявол носит Prada» изнанка модного мира, издательского бизнеса в частности, выглядит не слишком привлекательно. Насколько справедлив ее взгляд? Наверное, это было непросто — работать в британском Vogue?
Мой опыт в Vogue был как раз прямо противоположным. Меня очень тепло приняли и во всем помогали. Без помощи девушек-ассистенток модного отдела я бы не выжила! Дело в том, что меня взяли в Vogue по счастливой случайности, на место уволенного прямо передо мной стажера, так как на стажировку есть лист ожидания, расписанный на 6-12 месяцев вперед. Сказали, что моя предшественница была выпускницей одной из дорогих модных школ и отказалась принести кофе кому-то из редакторов, за что и была отправлена в отставку. Времени освоиться не было. Темп работы редакции — молниеносный. За целый день нет ни минутки, чтобы присесть, постоянно звонит телефон, ежеминутно нужно что-то куда-то отнести, передать кому-то из редакторов, отправить в Париж или Нью-Йорк. За несколько часов мне нужно было выучить имена всех редакторов и ассистентов, знать кто где сидит — имена были незнакомые, сложные, приходилось постоянно переспрашивать. Но, к моему удивлению, все относились ко мне с большим терпением, я же все-таки иностранка и английский не мой родной язык, и не было ни одной ситуации, когда мой вопрос или просьба остались без ответа. Единственным врагом был телефон. Каждый раз, когда он звонил, меня охватывал ужас. Понимать быструю английскую речь с лондонским, шотландским, уэльским и прочими акцентами стало моим кошмаром (даже после пяти лет англо-немецкого лингвистического факультета лучшего российского университета!). Первую неделю я рыдала, но вскоре освоилась. Выполняла задания быстро и грамотно, была вежливой, скромно одевалась, знала, как выждать правильный момент, чтобы деликатно задать вопрос, не отвлекая человека, была приветливой, веселой, уверенной, благодарной — мне кажется, за две недели стажировки меня даже полюбили. По крайней мере, я была единственным интерном, кого пригласили на бокал шампанского в кабинет главного редактора Александры Шульман на Рождество. Стажировка в Vogue стала для меня самым первым и самым важным окном в мир моды. Я очень благодарна судьбе за то, что у меня был такой шанс поучиться у лучших из лучших.

Талант и поклонники

Почему вы все-таки решили оставить журналистику и создать собственный бренд?
Журналистика не была моей мечтой изначально. После стажировки в Vogue мне очень хотелось поделиться своим опытом с теми, кто, как и я, был увлечен модой, но у кого не было шанса увидеть то, что довелось увидеть и узнать мне. Так я начала писать статьи для журнала Dress Code в Санкт-Петербурге. Они полюбились читателям, и мои колонки стали регулярными. Я достигла больших высот в этой профессии — несколько лет работы с журналом L’Officiel и Эвелиной Хромченко, спецпроекты и эксклюзивные статьи для русских Elle и Vogue… Просто в какой-то момент я стала получать огромное количество комплиментов в адрес моей одежды (а я с девяти лет ношу практически только то, что сшила сама). Многие даже настаивали, чтобы я продала им то, что на мне надето (улыбается). Но когда мне говорили: «Вам нужно быть дизайнером», я всегда отвечала: «Нет, я журналист!». Это продолжалось до тех пор, пока я не решила, что, возможно, это знак. Я сказала себе: «Ок, если еще двадцать человек сделают мне комплимент, придется стать дизайнером». Так и случилось.

Вы где-то обучались дизайнерскому ремеслу специально или полученного опыта было достаточно?
Как я уже говорила, я шила с детства, поэтому к моменту принятия решения о собственном бренде была почти профессионалом. Оставалось лишь немного отточить мастерство. Я — сторонник практики. Уверена, что любое ремесло можно освоить, не обучаясь в специализированной школе. Особенно в творческих профессиях. Поэтому мой совет — ни в коем случае не стоит отказываться от мечты, если не удалось получить профильного образования!

Помните своего первого покупателя? И был ли поначалу страх невостребованности?
Я доверяю только фактам и конкретным результатам. Поэтому первое, что я сделала, организовала «тест-драйв» для себя и своего продукта. За ночь я сшила десять стильных беретов с цветной подкладкой и вышла с ними на улицу Портобелло в Лондоне, где по выходным работает знаменитый уличный рынок. Пусть люди решают, подумала я, быть мне дизайнером или нет и «проголосуют» покупками или их отсутствием. Спустя три часа я продала восемь беретов. Первый купила японская студентка, последний — иранка голубых кровей лет восьмидесяти, сказав, глядя в зеркало: «Как он меня молодит!» Ответ на мой вопрос был получен.

«За ночь я сшила десять стильных беретов и вышла с ними на улицу Портобелло в Лондоне, где по выходным работает знаменитый уличный рынок. Спустя три часа я продала восемь беретов. Первый купила японская студентка, последний — иранка лет восьмидесяти, сказав, глядя в зеркало: «Как он меня молодит!» Ответ на мой вопрос был получен.»

А случались моменты, когда хотелось все бросить? Если да, как удавалось не сдаваться и идти дальше?
Да, конечно. Их было много. Но каждый раз что-то происходило, что давало силы продолжать и не останавливаться. К примеру, однажды, когда мне в очередной раз казалось, что ничего не получится, я открыла Instagram и первое, что увидела – это фото Леди Гага в нашем платье. Естественно, от моих сомнений за долю секунды не осталось и следа!

Катя, становились ли вы объектом критики, и как вы к ней относитесь?
Поначалу я была очень чувствительна к любой критике, поэтому предпочитала оставаться в тени, хотя периодически поступали предложения заявить о себе на всю страну и проснуться знаменитой. Но мне кажется, уверенность в себе и своем таланте и, соответственно, способность не обращать внимания на критику приходит только со временем, и для меня было очень важно выждать его.

Катя, проделанный вами путь восхищает и вдохновляет. Многие думают, что добиться того, чего добились вы, можно только имея хорошие связи или большие деньги… Вы могли бы дать какой-то совет?
Связи и деньги, безусловно, способствуют быстрому развитию любого бизнеса, особенно модного. Но это не значит, что всем остальным нужно отказаться от своей мечты. Самостоятельный путь очень сложен, полон падений и разочарований, но есть и моменты побед, которые ощущаются как настоящее чудо и окрыляют — ведь они на сто процентов заработаны своими руками. Мой совет? Будьте благодарны. Меня всегда удивляет, как часто люди забывают о таких простых вещах! Когда я была журналистом, я писала о многих начинающих дизайнерах и поддерживала их бренды, но лишь единицы говорили «спасибо». Я вынесла важный жизненный урок и, став дизайнером, неизменно выражаю признательность людям, которые так или иначе помогают мне. Однажды я увидела вещи из моей коллекции в очень красивой съемке Elle Arabia, я была восхищена талантом стилиста и тем фактом, что она выбрала именно мои творения из всего многообразия в одном мультибрендовом бутике. Я нашла ее электронную почту в Интернете и отправила письмо с благодарностью. Она ответила, что не верит своим глазам, потому что никто никогда не присылал ей подобных писем! Совсем недавно я получила комментарий и от одной девушки-знаменитости из Дубая. Она сказала: «Катя, ты, пожалуй, единственная, кто не воспринимает мою поддержку как само собой разумеющееся, поэтому я всегда готова снова и снова тебя поддерживать».

Head turning clothes

Катя, как вы оказались в Дубае? Почему выбрали именно это место для построения бизнеса?
Меня пригласили работать ассистентом в отдел маркетинга Kenzo. Сначала я отказалась, решив, что после четырехполосных статей в Vogue — это шаг назад. Но потом подумала, что надо быть открытой новому и что мои внуки будут гордиться тем, что их бабка жила и работала в арабской стране. В первые же дни я влюбилась в город и в уникальную атмосферу — люди помогают друг другу во всем, каждый горит какой-то идеей, каждый хочет стать успешным… Я начала изучать возможности здесь остаться — оказалось, что заплатив за бизнес-лицензию относительно подъемную сумму, очень просто получить статус резидента и заниматься собственным делом. Так Дубай стал местом, где я основала свой бренд Katya Kovtunovich.

Насколько легко европейцу жить в Арабских Эмиратах и вести там свое дело? Возникают ли какие-либо сложности из-за разницы менталитета и культур?
После пяти лет в Лондоне я стала очень гибким и открытым человеком. Мне очень нравится жить в мультикультурной стране. Арабские Эмираты на восемьдесят процентов состоят из приезжих. У каждого — своя норма, и люди приспосабливаются друг под друга. Это требует определенной гибкости — если она есть, то все в порядке. Мне, наоборот, было бы скучно жить в стране, где у всех одинаковые понятия о вещах. Мне интересно каждый день учиться у других людей. Это огромное преимущество Дубая — после жизни здесь ты очень хорошо понимаешь менталитет всех стран Персидского залива и азиатов.

Не сложно быть женщиной в арабском мире?
Мне лично это очень комфортно. У нас есть банковские филиалы только для женщин. Во всех правительственных инстанциях для женщин существуют отдельные очереди, отдельные залы ожидания, где, как правило, намного меньше людей. Чего же здесь не любить?!

«В первые же дни я влюбилась в город и в уникальную атмосферу — люди помогают друг другу во всем, каждый горит какой-то идеей, каждый хочет стать успешным…»

«Designer of Head Turning Clothes». Лаконичный, но очень точный слоган. Поделитесь, пожалуйста, его историей.
Сама идея вернуться к мечте детства возникла, когда прохожие на улицах стали восхищаться одеждой, которую я шила для себя. Я знала, что если появлюсь где-то в собственном платье — люди обязательно обернутся, сделают комплимент, захотят познакомиться… Поэтому слоган родился сам собой. И это по-прежнему работает — каждое письмо от клиенток начинается словами: «Катя, я получила столько комплиментов!»

Как к вам приходит вдохновение? Бродите по картинным галереям, музеям, смотрите фильмы или, быть может, выходите на улицу?  
Для меня главный источник вдохновения — поход по магазинам тканей. Я теряю счет времени, могу провести за этим занятием несколько часов, забыв оплатить дополнительную парковку, забыв, что уже полночь! Мне повезло, что магазины в Дубае закрываются очень поздно.

И с какими тканями вам нравится работать больше всего?
С необычными! С тканями с запоминающимися принтами! С летящими! С мебельными, техническими, всеми теми, которые никто и никогда не использовал для одежды. Я обожаю все необычное – необычные фактуры, принты, цвета… Все, что необычно — мой фаворит.

«Я обожаю все необычное – необычные фактуры, принты, цвета… Все, что необычно — мой фаворит»

Расскажите о коллекциях Katya Kovtunovich. 
Сейчас я работаю над двумя линиями. Первая – круизная. Это яркие летящие пляжные платья и туники, которые продаются на Ибице, Юге Франции, Карибских островах, Сен-Барте и которую очень любят джетсеттеры и знаменитости — в наших платьях все лето щеголяла Линдси Лохан. Вторая, и очень для меня значимая, — это вещи из традиционной арабской ткани Sadou, которыми мой бренд запомнился на Ближнем Востоке. До меня никто не использовал ткань для шатров и диванов в создании одежды. Поначалу надо мной посмеивались, а сейчас даже копируют! В каком-то смысле, я устроила революцию. И в качестве признания моего достижения, ровно год назад меня от имени правительства Арабских Эмиратов пригласили представлять страну на Всемирной выставке Expo в Милане. Я была единственным дизайнером одежды в делегации.

А как родилась эта идея?
В творчестве для меня не существует слова «нет». Наверное, потому что я не училась в фэшн-школе: ты не знаешь, «как нужно», у тебя нет абсолютно никаких ограничений. Например, в школах учат выбирать ткани в Италии, на специализированных выставках — так «профессионально». А я просто бродила по арабскому базару и влюбилась в рулон яркой ткани с красивым геометрическим рисунком в одной из лавок. Купила пару метров — мне захотелось сшить ярко-красное зимнее пальто в пол и поехать в нем домой, чтобы на фоне белого снега быть такой «wow!». Шила пальто по ночам — днем я работала в офисе. И когда надела его в России, оказалось, люди мне прохода не дают — так всем понравилось!

Есть ли у вас творческая мечта?
Мне бы очень хотелось создавать костюмы к балетам. Когда я работаю над дизайном, всегда представляю вещь в движении. Мне важно, чтобы ткань красиво взаимодействовала с пространством. Однажды я шила платье для музыкального видеоклипа и мне нужно было создать максимально разлетающееся платье. Я сидела возле манекена на полу с феном для волос и проверяла, какой крой юбки и топа даст максимальный эффект. В итоге мы сшили юбку из отдельных полос ткани — каждая полоса играла на ветру, режиссер клипа был очень доволен. Балетный костюм с этой точки зрения был бы просто мечтой, которую я наверняка скоро осуществлю.

Point of style

Ваше определение стиля.
Стиль – это когда женщина носит ту одежду, которая ей подходит и которая вдохновляет ее.

Ваша профессия влияет на ваш личный стиль?
Да, часто из-за количества работы приходится следовать совету Марка Цукерберга и носить то, что отнимает меньше времени на сборы! На каждый день у меня есть своя версия «серой футболки и джинсов» (улыбается).

Катя, без каких вещей вы не представляете свой модный гардероб?
Возможно, это покажется странным высказыванием от дизайнера, но я спокойно отношусь к одежде и у меня нет must-haves. Одежда — это важно, но важнее то, что человек из себя представляет и как светятся его глаза. Одежда — это всего лишь дополнение, поэтому, даже когда теряют мой багаж, я никогда не переживаю. Пойду в том, что есть! Недавно у меня был диалог с клиенткой из Лос-Анджелеса. Она пишет: «Катя, если платье вовремя не доставят, мне будет совершенно нечего надеть». Я ответила: «Тогда ты наденешь свою природную красоту и уверенность». Ей очень понравился такой ответ. Действительно, одежда — это «второе». «Первое» — вы и ваша личность, а этот must-have всегда при вас.

«Для меня икона стиля — каждая женщина, которая красиво и элегантно одета… Семьдесят, восемьдесят, девяносто лет — это не повод не чувствовать себя красивой и привлекательной»

Ваш любимый город для шопинга? Где предпочитаете делать покупки?
В основном всю свою одежду я шью сама. Туфли, сумки и повседневные вещи люблю покупать в путешествиях, спонтанно.

Есть ли у вас любимицы среди икон стиля?
Для меня икона стиля — каждая женщина, которая красиво и элегантно одета. Особенно люблю элегантных женщин в возрасте. Таких очень часто можно встретить на улицах Нью-Йорка или Парижа. Я всегда подхожу и делаю комплименты. Семьдесят, восемьдесят, девяносто лет — это не повод не чувствовать себя красивой и привлекательной.

Как думаете, какими трендами и фишками запомнится это модное десятилетие?
Индивидуальностью и полным отсутствием трендов.

Пятьдесят оттенков свободы

Утро… Какие мысли посещают вас первыми?
Кому не успела ответить, куда нужно ехать, что из тридцати дел — самый важный приоритет на данную минуту.

Как вы любите проводить свободное время?
Свободного времени очень мало. Посвящаю его занятиям, которые меня эмоционально обогащают — встречаюсь с друзьями, провожу время с родителями, навещаю родной остров Сахалин… Катаюсь на лошадях в пустыне на рассвете или на закате. Смотрю балет или оперу. Люблю спонтанные путешествия.

Расскажите о ваших любимых точках на карте.
Мне нравятся места, где можно быть самой собой, где легко и свободно. Из веселых — Сен-Тропе. Здесь нет возраста и национальности, все веселятся и проводят время вместе — от семи до семидесяти. Из спокойных — люблю нетронутую природу, безлюдные побережья (особенно на Сахалине), пустыню. Чем больше работаешь и бываешь на людях, тем больше ценишь тишину, хочется покоя и уединения с самыми близкими.

Как часто вы бываете в России? Задумывались ли о том, чтобы вернуться на родину?
Я очень люблю приезжать в Россию — в Москву, Санкт-Петербург, на Сахалин, каждый раз возвращаюсь вдохновленная. Жизнь за рубежом научила меня ценить наших людей и нашу широту души. Таких талантов, как у нас, нет нигде! Но, наверное, после стольких лет жизни в разных странах, я стала настоящим человеком мира, и мне сложно себя представить в рамках одной страны, одной культуры, одного языка.

«Главное увлечение — шитье, для которого практически не остается времени. Мечтаю просто посидеть и пофантазировать с тканями и машинкой, без коммерческой цели и дедлайнов»

Есть ли какое-то хобби или увлечение, которое вам безумно нравится?
Главное увлечение — шитье, на которое практически не остается времени. Лошади и верховая езда. Балет, которым планирую начать заниматься. Автомобили и скорость, но это хобби в Дубае обходится очень дорого из-за штрафов.

Если бы вы могли встретиться и поболтать с любой легендарной личностью, кто бы это был?
Для меня самые легендарные личности – хирурги. Хотелось бы поговорить с ними и побольше узнать об устройстве самой уникальной вещи на земле — человеческого тела. Моя бабушка — хирург, наверное, у меня в генах интерес к этой профессии. Но сейчас ей девяносто один год, и она почти не рассказывает о своей работе.

Есть ли у вас любимая цитата, которая помогает в трудных обстоятельствах? Или, возможно, жизненный девиз?
«Всё всегда к лучшему» и «Everything is possible».

Назовите пять вещей, без которых вы не можете прожить: 
Без одной. Без свободы! Личной, свободы слова, свободы действий.

Вместо постскриптума…

Наряд для Вдохновения, созданный вами. Каким бы он был? Цвет, силуэт, стиль?
Длинное развевающееся платье из белого шифона с нежными цветами – для прогулки по берегу моря. И алое платье в пол с открытой спиной – для вечера.

-Катя Ковтунович

В статье использованы кадр из фотосессии Katya Kovtunovich Autumn/Winter 2016/17, фотограф Грег Адамски/Greg Adamski, макияж Шерон Друган/Sharon Drugan, модель Пат/Pat.

Фото героини Габриэлла Ди Муро/Gabrialla Di Muro

Больше интересных бесед

soul-sisters.ru

Интервью с дизайнером одежды Gauze THE WALL

 

Елена – профессиональная художница и основательница необычной линии одежды Gauze. Девушка вручную расписывает вещи по собственной методике, создавая «живое» искусство, «внутри» которого может оказаться любой желающий. Рассуждения о будущем русских дизайнеров, источниках вдохновения, немассовом дизайне, вдохновлённом работами древних живописцев, и многом другом читайте в нашем материале.

Ваша одежда зачастую украшена росписью. Вы позиционируете себя больше как художник или дизайнер?

Вообще, я не позиционирую себя как дизайнер, потому что я – художник. У меня художественное образование. Я закончила МГАХИ им. Сурикова, факультет монументальной живописи.

Расскажите подробнее, что такое монументальная живопись?

 Это оформление пространства с помощью различных техник живописи. В первую очередь, это настенная роспись. Но также существуют другие техники, например, витраж или формирование конструкций из железа и дерева. Стоит различать такое оформление пространства от общего направления – дизайн интерьера, который в основном подразумевает под собой работу со светом внутри помещения и различными предметами интерьера. Так вот, мне всегда были интересны древние традиции монументальной живописи, да и вообще все древние искусства, которые можно использовать в декоре. Это могли быть, например, фрески в каком-нибудь древнем индийском храме, или древнегреческое оформление. В творчестве я отталкиваюсь от многовекового опыта человечества, от культуры и искусства. Но в какой-то момент мне захотелось отойти от привычного формата выставки. Захотелось быть ближе к зрителю, покупателю, клиенту и перевести тот язык искусства, к которому я привыкла, на одежду. Эти вещи можно надеть на себя и носить каждый день, находясь как бы «внутри» полотен. Эта идея показалась мне интересной ещё и потому, что появлялась возможность диалога со зрителем.

Обычно художники акцентируют внимание на индивидуальном взгляде на искусство, на том, что у них есть база, личная программа, и, если зритель её не понимает, значит, это не их зритель. Мне не безразлично мнение людей. Я, наоборот, интересуюсь тем, что зрителю нравится больше всего. Именно эта идея заложена в моих коллекциях одежды.

Вы расписываете вещи вручную? Чем вы вдохновляетесь, создавая иллюстрации?

Да, я расписываю одежду вручную. Создаю изделия по своей методике, основываясь на «свободной технике». Что касается вдохновения… У нас было две коллекции, «Blossfeldt. Зима.» и «Blossfeldt. Весна.», которые были придуманы  под впечатлением от работ немецкого фотографа начала XX века 20-х годов Карла Блоссфельдта. Для того времени они были очень необычны. Блоссфельдт пытался запечатлеть приближенно растения, флору и фауну. Для этого даже изобрёл специальную фотокамеру. Помимо этого он преподавал в институте дизайн и архитектуру и на своих занятиях показывал учащимся свои работы. Блоссфельдт пытался донести до студентов очень важную мысль: в природе заложены идеальные пропорции и формы, опираясь на которые, можно создавать новые прочтения в искусстве. В то время в Германии популярность такого необычно дизайна архитектуры стала набирать обороты. Мебель была и практична, и оригинальна, одновременно. Начав заниматься одеждой, я поняла, что позиция Блоссфельдта близка и мне. С одной стороны, такой подход помогает увидеть идеальные пропорции, с другой, – художник может творчески интерпретировать эти формы в дизайне. Меня вдохновляют пропорции, структуры растений, изображенные на его фотографиях. Именно они помогали мне придумывать особый крой моей одежды. Сама я не шью, но всегда закладываю придуманный рисунок в лекало вместе с портным. Это очень интересная работа. Портному сложно сделать так, чтобы придуманный мной рисунок идеально сочетался с кроем одежды. Часто все приходится переделывать, создавать по-новой. Эта работа отнимает очень много времени и сил, но тот опыт и результат, которые мы получаем, стоит всех неурядиц, с которыми приходится сталкиваться в процессе создания вещей. Сейчас мы делаем новую коллекцию, вдохновленную древнекитайской живописью. Мне близки эти техники, потому что мастера создавали много рисунков именно на шелке. Они искусно «встраивали» изображения в фактуру ткани, поэтому и по сей день можно прочувствовать состарившуюся глубину, заложенную в этих изделиях. Именно эту глубину я пытаюсь сейчас воссоздать в осенней коллекции, которая, скорее всего, будет называться «Цветы-птицы» в честь популярного направления живописи в Китае, перешедшего впоследствии в японскую живопись. Так что, я думаю, очень много источников вдохновения можно найти, просто общаясь с людьми и иногда посещая музей. Блоссфельдта я, кстати, узнала благодаря выставке, организованной Ольгой Свибловой в Мультимедиа Арт Музее. Его работы были впервые привезены в Москву, и только тогда, лет пять назад, столичная публика узнала об этом художнике. Увидев его фотографии, я начала их переосмысливать, и в итоге поняла, что такой дизайн прекрасно сочетается с одеждой. Вдохновение вокруг нас, никогда не предскажешь, где его можно найти.

Сложно ли было начинать своё дело?

Я до сих пор его начинаю. Мы существуем с 2010 года, но оформленные до конца коллекции стали выпускать только в прошлом году. Были вещи, которые делались с определенной идеей, в определённом количестве, но законченная серия изделий появилась далеко не сразу. Тогда я вплотную занималась выставочными проектами в плане живописи, а теперь серьёзно занялась одеждой. Но я всё ещё начинающий дизайнер-предприниматель. Буквально на каждой неделе происходят какие-то интересные события, к которым я не всегда готова. Это продажи, производственные моменты. Для меня, как для художника, они были в новинку. Но, пока так происходит, я двигаюсь в правильном направлении, развиваюсь. Когда я перестану удивляться таким вещам, мне станет неинтересно, и я захочу открыть что-то новое.

Какие материалы вы используете?

Я использую акриловую краску для шелка. Её также используют для батика. Обычно краска закрепляется по контуру специальными приспособлениями, но я решила отказаться от этого, потому что мне нравится, когда цвет «забивает» всю ткань, до конца. Поэтому у меня есть своя методика. Многие поначалу сомневаются в том, что все вещи сделаны вручную, думают, что это обычный компьютерный принт. Но, приглядевшись, понимают, что такое на компьютере не сделаешь. Это, конечно, нравится нашим клиентам. Мы используем много шёлка и натуральных тканей, например, лён, хлопок, батист. Удобнее работать с гладкими, не фактурными тканями. Фактурные практически невозможно расписать, что несколько сужает круг возможных моделей одежды. С другой стороны, ткань диктует мне изображение. Ты её щупаешь, начинаешь на ней рисовать, и фактура сама «ведёт» твою руку. В этой технике остаётся некая человечность, что-то настоящее. В современном мире многое делают машины, книги заменяют планшеты, даже глянцевые журналы постепенно выходят из обихода. Зачатую хочется тактильно ощутить настоящее, самобытное. А одежда – это именно то, к чему мы прикасаемся, с чем взаимодействуем вплотную и постоянно. Это, по моему мнению, очень важно.

Вы начинали в 2010, сейчас уже 2016. Как поменялся мир моды? Изменилось ли что-либо в плане конкуренции на отечественном рынке?

Конечно, многое поменялось. В плане конкуренции именно с моим брендом… Таких художников немного. У Павла Пепперштейна вышла линия одежды, где он перевёл свою живопись на вещи. Это единственное в этой сфере, что так много публиковалось за последнее время. Ещё Оля Глаголева делала вышивку с цветными росписями на блузках. Но конкуренцию, как дизайнер одежды, расписанной вручную, я не ощущаю. Тем более в Москве заметна такая тенденция: людям всё больше нравятся российские дизайнеры. Раньше это не было востребовано, возможно, из-за качества изделий, а сейчас эта сфера быстро развивается. Устраиваются всевозможные ярмарки, открываются новые шоурумы. Когда я начинала свой путь в 2010 году, основную часть одежды байеры привозили из Европы и продавали здесь. И сейчас, конечно, люди не отказываются от европейских вещей, но, вместе с тем, русские дизайнеры тоже набирают популярность и индивидуальность. Хотя всё это неоднозначно. Некоторые шьют два свитшота, размножают их и думают, что стали настоящими дизайнерами. Но это уже становится неинтересно, потому что приобрело массовость. Я люблю полистать инстаграм, посмотреть новые бренды. Да, есть довольно интересные свитшоты, но из-за большого количества они повторяются. Российских дизайнеров стало выгодно покупать, потому что цены на отечественные и импортные вещи становятся практически одинаковыми. Одежду начинают шить не в Турции и Китае, а именно в России. Это здорово, значит, продукт интересен, и у него есть будущее. У покупателей появляется больший выбор. Естественно, конкуренция растёт, но от этого становится только интереснее. Интересно смотреть новые коллекции и пытаться понять, как покупатели воспримут новые модели блузок или юбок, будут ли такие фасоны покупаться в этом сезоне. Простор для творчества и создания новых изделий очень велик, ниша пока далеко не заполнена.

Какие у вашего бренда одежды есть планы на будущее?

Мы хотим выпустить осеннюю коллекцию и развиваться больше и больше, привлекая новых людей. Нам нравится общаться с покупателями, магазинами, изданиями, заводить знакомства. На «Ламбаду» или «Seasons» зачастую приходят очень много интересных людей, с которыми можно обсудить искусство и последние тенденции. Это очень приятно. Общение с клиентами безусловно важно. Мы зачастую делаем одежду индивидуально по меркам клиента, человек может высказать свои личные предпочтения, хотя мы стараемся не сильно отклоняться от моделей. Но почему бы, если очень хочется, не сделать из блузы платье. Когда вместе с клиентом начинаешь обсуждать какие-то изменения, появляется живость творчества и пропадает массовость. В наших планах – сохранить человечность бренда, одухотворенность этих вещей. Очень важно не потерять любовь к делу, к материалу, к силуэтам. Знаете, бывает, понравится тебе какая-то новая одежда. Ты покупаешь её год, два, а потом понимаешь, что вещи перестают быть такими интересными, какими были вначале. Пропускаются важные моменты, ухудшается качество, появляется духовная серость. А я бы хотела всё сохранить. Также в начале осени мы планируем устроить серию мастер классов для клиентов. Мне кажется, у всех есть какие-то старые блузки, которые нравятся по крою, но дизайн надоел, и хочется вдохнуть в них новую жизнь. И каждый человек может овладеть какими-то приёмами, техниками. На свой пост в социальных сетях я получила активный отклик, причём, писали мне даже из Уфы и других российских городов. Поэтому я решила вплотную заняться мастер-классами. Коллекция и классы – основные две вещи, которые нужно сделать в ближайший месяц. И не терять вдохновение.

Мастер-классы будут в начале сентября. Сейчас эта тема очень востребована в Москве, это интересное направление для развития. Вообще, в столице сейчас развивается искусство в совершенно различных проявлениях. Возводятся скульптуры из глины прямо на улице, появляются выставки на открытом воздухе, проходят различные лекции, мероприятия, ярмарки. Я думаю, это происходит повсеместно в России.

В России стало больше возможностей для развития дизайнеров, художников, людей творческих профессий?

Да, возможно. Для того, чтобы реализовать какую-то свою идею сейчас, в большинстве случаев необязательно получать степень дипломированного специалиста. Я, например, никогда не была связана с шитьём, но почему бы не начать заниматься чем-то новым. Главное – ничего не бояться. Из своей жизни нужно убирать границы, скованности для того, чтобы быть свободным. Если у тебя есть внутренняя свобода, ты можешь создавать вокруг себя любой желаемый мир любыми способами. Сейчас такое время, что искусство не требует каких-то сверхпрофессиональных навыков. Не требует поставленной с детства руки, которая вырабатывается за сотни и тысячи часов упражнений. Мне-то с детства нравилось рисовать даже гипсы и черепа, а у многих это вырабатывает отвращение. В Москве существует множество школ, где учат и шить, и рисовать. Даже выдувать бусы из стекла учат. Главное – желание и настойчивость.

Лично я всегда открыта к любым знакомствам, не надо стесняться идти на контакт. Сейчас у нас небольшая команда, и в ней рады тем, кто готов работать, творить и развиваться вместе с нами.

Автор: Анна Архипова

Фото: собственность Gauze

 

thewallmagazine.ru

7 интервью с дизайнерами, которые нужно посмотреть, послушать и прочитать

Разговор с Никитой Обуховым, дизайнером и основателем платформы Tilda, о том, как появилась идея создать блочный конструктор сайтов и о новой профессии «веб-дизайнер на „Тильде“». В ходе интервью Никита отвечает на популярные вопросы: сколько брать за создание сайта «под ключ», как управлять командой и нужно ли дизайнеру получать высшее образование.

Раньше процентов 60−70 денег любого бюджета тратилось на технологическую составляющую, на то, чтобы это просто заработало.

Никита Обухов,

  Читать интервью

Типограф и графический дизайнер Игорь Штанг рассказал о том, как пришел в профессию, о роли арт-директора в становлении дизайнера и умении работать с текстом. Игорь ведет курс «Типографика и верстка», где рассказывает об истории типографики, объясняет принципы работы с сеткой и разбирает основные ошибки дизайнеров.

Для меня офлайн-курс — это праздник, движуха. Я приезжаю в другой город, прихожу в коворкинг — и туда же ко мне приходят люди, которые хотят получить знания. Мы знакомимся, общаемся, шутим — это самое интересное.

создатель курса «Типографика и верстка»

  Слушать подкаст на Iphone

  Слушать подкаст на Android

Если вы ожидаете увидеть по ссылке интервью Дудя, то нет. Это лонгрид на11 тысяч символов, где арт-директор Студии Артемия Лебедева рассказывает редактору vc.ru о принципах работы студии и ее устройстве, процессе работы с клиентами, о работе дизайнера и будущем дизайна.

Нам нравится наше внутреннее безумие — много разных проектов. Сегодня аэропорт, завтра стадион, послезавтра метро, затем логотип для бургерной. Это адреналин, который позволяет жить.

Артемий Лебедев,

арт-директор Студии Артемия Лебедева

   Читать интервью

Дениса Башева, основателя дизайн-студии DILETTANT, называют лучшим графическим дизайнером и логомейкером России, но он сам о себе говорит очень скромно. Мы уже брали у него интервью о том, как прийти в профессию, но есть другой не менее классный материал. Для школы Bang Bang Education Денис рассуждает об определении дизайна, о неопределенности профессии и о том, что будет с digital, если выдернуть штепсель из розетки.

Мне не нравятся определения, которые сводятся к мысли о том, что «дизайнер — это человек, который решает задачу». На протяжении многих лет это мнение было навязано людьми, которых звали куда-то читать лекции и рассказывать что-то на публику.

графический дизайнер

  Читать интервью «Как прийти в дизайн»

   Смотреть интервью BangBang Education с Денисом Башевым

Большой материал с арт-директором студии Suprematika Владимиром Лифановым. В интервью он рассуждает о дружбе, инструментах дизайнера, головокружении от успехов и зазнайстве, о том, как образование влияет на мышление дизайнера.

Есть голландская школа дизайна, есть шведская, швейцарская, французская, немецкая. А вот нашей пока нет: она только образуется. Мне кажется, лет через десять можно будет говорить о русской школе дизайна.

Владимир Лифанов,

арт-директор студии Suprematika

   Читать интервью

Разговор с основателями «Школы типографики» Сергеем Рассказовым и Ником Недашковским о том, чем шрифтовой дизайнер отличается от шрифтового инженера, о новом курсе по типографике, о важности совершать ошибки и о роли дизайнера в современном мире.

Лет десять назад я дал себе слово, что сделаю портфолио, когда у меня не будет заказов. До сих пор у меня не было времени на портфолио. По-хорошему, надо его сделать, ведь проекты, которые у меня есть, показывают людям: что так можно, что так бывает.

Сергей Рассказов,

основатель «Школы шрифтового дизайна»

   Читать интервью

Советуем прочитать интервью Константина Горского с Александром Бизиковым. Саша известен тем, что за год сменил профессию и перешел из веб-разработки в дизайн интерфейсов. Интервью дополнено статьей Саши в блоге Tilda, где он по шагам описывает, как стал дизайнером. Статью можно использовать как прямое руководство к действию, если вы тоже хотите в дизайн.

Я понимал и сейчас понимаю, что не являюсь самым талантливым дизайнером. Поэтому остается один путь — брать упорством. Для этого необходимо запастись терпением и просто делать.

Александр Бизиков,

дизайнер интерфейсов в «ФанБоксе»

   Читать интервью

   Статья  «Как стать дизайнером самостоятельно»

Почти все дизайнеры нашей подборки говорят: «Чтобы стартовать в дизайне, не обязательно получать классическое образование. Можно попробовать себя на курсе «Веб дизайн с 0 до PRO». Это годовой практический курс для тех, кто хочет освоить веб-дизайн с самого начала, сделать отличное портфолио и получить первые заказы. На курсе вы познакомитесь с базовыми понятиями дизайна, правилами работы с сеткой, научитесь на практике применять правила типографики и верстки в веб и создавать современные адаптивные сайты.

Курс «Веб-дизайн с 0 до PRO»

Годовой практический курс для тех, кто хочет освоить веб-дизайн с самого начала с индивидуальным наставником, сделать отличное портфолио и получить первые заказы или стажировку в студии.

  • Живая обратная связь с преподавателями
  • Неограниченный доступ к материалам курса
  • Стажировка в компаниях-партнёрах
  • Дипломный проект от реального заказчика
  • Гарантия трудоустройства в компании-партнёры для выпускников, защитивших дипломные работы

skillbox.ru

Интервью с дизайнерами компании «ОКей Дизайн»


О работе, интерьере и чувстве прекрасного


Сегодня мы поделимся с вами письменной записью интереснейшего разговора, который состоялся с дизайнерами компании «ОКей Дизайн».


Действующие лица:

Нина Рухая, арт-директор

Стаж работы: 11 лет

Яркий, энергичный и ответственный человек. Нина считает, что главная задача дизайнера – довольный клиент, но помимо этого ей также небезразлична репутация компании. Поэтому предпочитает отказаться от заказа, если нужно сделать что-то объективно из рук вон плохое, а объяснить этого клиенту не удается.

Евгения Басаргина, дизайнер

Стаж работы: 5 лет

По отзывам своих коллег, Евгения не боится трудностей и с готовностью берет на себя даже действительно сложные задания. Обладает большим опытом в рукоделии и отлично разбирается в технологии шитья. Больше всего любит работать над оформлением детских комнат.


Вопросы и ответы


О себе и профессии


Что вам больше всего нравится в вашей работе?


Нина: Мне нравится всё! И творческий процесс, и когда видишь, что твоей работой довольны, что клиент в восторге от результата.


Евгения: Безусловно, получаешь удовольствие и от процесса, и от результата. В процессе мне больше всего нравится взаимодействие с материалами – с фактурой ткани, ее формой.
Ну и, конечно, нести красоту в массы очень приятно!


Какая главная трудность возникла, когда вы только начали работать в этой сфере?


Н: Изначально я самоучка, и когда приступала к работе, за спиной была серьезная теоретическая база. Сложность была только с тем, чтобы набить руку и реализовать все знания на практике.


Е: Для меня самым сложным было обрести умение наладить контакт с любым клиентом, уметь каждому донести свою точку зрения. Со временем способность понимать людей и дар убеждения значительно развились.


Чем вы увлекаетесь помимо работы? Есть ли какое-то хобби?


Н: Обожаю готовить. Я сама грузинка, но национальной кухней не ограничиваюсь – люблю экспериментировать. Как правило, когда начинаю готовить какое-то блюдо, импровизирую и не знаю заранее, что получится в результате.


Е: Мне нравится делать украшения из натуральных камней. Готовить, конечно, нравится, но необходимость делать это ежедневно иногда убивает энтузиазм.


Есть ли у вас какие-то профессиональные амбиции, какие-то планы на дальнейшую профессиональную деятельность?


Н: Хотелось бы расширить свою профессиональную деятельность, чтобы заниматься не только текстилем, но и дизайном интерьера в целом.


Е: У меня нет масштабных наполеоновских планов относительно своего профессионального будущего, но я знаю точно, что хочется постоянно совершенствоваться как специалист и становиться все более ценным и опытным дизайнером.


Какое лично ваше любимое стилевое направление в интерьере?


Н: Для меня это современная классика. Та, которая без ламбрекенов и всяческой бахромы.


Е: Скандинавский стиль. Мне нравится простота и минимализм.


Об интерьере и эстетике


Как вы оцениваете общий уровень эстетической культуры наших соотечественников в сфере интерьера?


Н: Раньше все было совсем плохо, но за последние 4 года общий уровень существенно поднялся. Думаю, тут оказал влияние массовый выход в интернет. Люди начали отдавать предпочтение натуральным тканям и чаще приобретать шторы на заказ, а не покупать их на рынке. Я вижу 3 главные причины шить изделия по индивидуальному заказу. Во-первых, этикетка товара на рынке нередко содержит неверные сведения. Во-вторых, ширина покупных штор часто не подходит, и их приходится перешивать, что суммарно иногда выходит дороже, чем изначально сшить эти шторы по индивидуальному заказу.


Е: Согласна с Ниной, что в последние годы уровень эстетической культуры значительно вырос. Раньше в интерьере квартир наших соотечественников было засилье турецких, египетских и китайских товаров. Сейчас люди стали больше путешествовать, больше видеть разных эстетических культур, и это обогатило их чувство прекрасного.


На какие детали интерьера вы обращаете внимание в первую очередь, когда впервые приходите к кому-нибудь в гости?


Н: На три вещи – люстру, шторы и сахарницу (смеется). Для меня люстра выдает вкус хозяина, шторы – его характер, а сахарница – чистоплотность и внимание к деталям. Не люблю, когда она грязная.


Е: Профессия, конечно, накладывает свой отпечаток. Обращаю внимание на то, как используется текстиль в интерьере. Также интересно, что вешают на стены, подбирают мебель простых или сложных форм. Но все равно главную роль играет впечатление в целом, атмосфера помещения.


Какую ошибку, по вашим наблюдениям, чаще всего допускают люди при оформлении интерьера своей квартиры?


Н: Люди не заморачиваются над тем, как в помещении будут устанавливаться карнизы. Им либо выделяют слишком мало места, либо не выделяют его вовсе. Для размещения карниза нужно сделать отступ минимум 20 см, но это еще зависит от батареи и подоконника. Люди не понимают, что если шторы будут слишком близко расположены к батарее, их ткань начнет стремительно портиться и на ней возникнут видимые дефекты.


Е: Избыточность. Обычно люди просто добавляют в интерьер любую понравившуюся вещь, не беспокоясь о том, как она впишется в стиль помещения, приживется ли она там визуально. Но в последнее время, опять же, этого становится меньше.


Как вы считаете, существует ли объективная красота? Можно ли сказать, что вот такие-то шторы объективно красивы, а такие-то нет?


Н: Нет, такого понятия не существует.


Е: Согласна.


Почему же интерьер, создаваемый профессиональным дизайнером, признается красивым бОльшим количеством людей, чем в тех случаях, когда оформлением занимается обычный человек?


Н: Существуют детали, которые влияют на наше восприятие в лучшую или худшую сторону. Это правила сочетаемости стилей, подбора ткани и так далее. Они приходят к дизайнеру с опытом, а потому, по сравнению с обычным человеком, он не допускает таких ошибок.


Е: Есть понятие гармонии и связанные с ней правила. Дизайнер изучает и нарабатывает собственной практикой все гармонические правила, которые позволяют правильно реализовать любую задумку. Но дизайн затачивается под субъективное восприятие клиента, и полученное изделие должно нравиться в первую очередь ему.


Можно ли развивать свое чувство прекрасного?


Н: Я считаю, что это возможно только в определенных рамках. Человеку все равно не перепрыгнуть свою максимальную планку, если ему этого не дано от природы.


Е: Да, можно. В данном случае речь идет именно о том, чтобы в голове отложились гармонические правила. Многое в этом плане не может быть сформулировано словами, и усваивается только в результате наработки нового эстетического опыта. К примеру, можно ходить в картинные галереи, обращать внимание на архитектуру зданий, больше путешествовать и вообще всячески обогащаться новыми впечатлениями.


Спасибо Нине и Евгении, что ответили на вопросы! Если вам понадобится консультация дизайнеров салона «ОКей Дизайн», звоните:


8 (499) 346-80-65

Понравилась статья? Расскажите друзьям

ok.design

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о