Фотограф владимир: Ошибка 404. Страница не найдена — Объявления на сайте Авито

Автор: | 04.01.1970

Содержание

Восток-Запад | Фотограф Владимир Сычёв

Обо

мне

Родился я в 1945 году в Казани. Закончив в 1964 году среднюю школу, поступил на радиофакультет Казанского Авиационного института. Во время учёбы играл на саксофоне американский джаз в институтском театре эстрадных миниатюр, а в 1965 году участвовал в конкурсе студенческих театров в Москве. Именно там я впервые познакомился с профессиональным фотографом и это определило моё будущее. На конкурсе мы победили, но, вернувшись в Казань, я купил свой первый фотоаппарат и сразу же увлёкся уличной съёмкой. Отработав после окончания института 2 года на Байконуре радиоинженером, я уехал в 1972 году в Москву, чтобы заниматься своим любимым делом – фотографией!

В Москве у меня к тому времени было уже много знакомых художников, с их помощью я получал заказы для небольших журналов («Сельская Молодёжь», «Техника Молодёжи» и др.), для иллюстраций книг, обложек пластинок и стал членом секции фотографов в Московском Горкоме художников - графиков. С 1974 года я начал организовывать у себя в квартире выставки советского неофициального искусства, у меня прошла единственная в Москве выставка еврейских художников из Ленинграда, а также выставка Михаила Шемякина . В 1979 году я эмигрировал на Запад и стал первым советским фотографом, показавшим фотографии повседневной жизни в СССР.

С первых дней в Париже я начал работать в фотоагентстве SIPA Press и так началась моя профессиональная карьера фотографа на Западе. Журнал «Пари Матч» опубликовал в двух номерах на 44 страницах интервью со мной и серию моих фотографий 1960-х - 1970-х годов, журнал «Лайф» напечатал фотографии на 12 страницах, а журнал «Штерн» - на 25 страницах и мою фотографию на обложке. Итальянский журнал «Оджи» разместил мои фотографии в 4 номерах, международная пресса практически перепечатала «Пари Матч». В результате я стал самым печатаемым фотографом в мире за 1980 год и мой рекорд до сегодняшнего дня не побит.

После публикации в журнале «Лайф» меня пригласил Ларри Кинг в свою 3х-часовую радиопрограмму для полуночников, а затем и другие ведущие радио- и тележурналисты США: Дэн Разер, Том Брокау и Питер Дженнингс в свои выпуски новостей прайм -тайм (программы СиБиЭс, ЭнБиСи, ЭйБиСИ).

В октябре 1980 года в издательстве «Пари Матч» (Издательство N1, Оливье Орбан) вышла книга «Русские глазами Владимира Сычёва».

Увидев публикации в «Пари Матче», со мной захотел познакомиться Хельмут Ньютон. Он пригласил меня к себе в гости и после этого мы два года, вплоть до его отъезда в Лос-Анжелес, дружили, встречаясь регулярно каждый месяц. Именно благодаря его поддержке я стал работать с французским изданием журнала Vogue. Он активно настаивал, чтобы мне, русскому фотографу, специализирующемуся на уличной фотографии, дали пробную съёмку. В июле 1980-го года я впервые в жизни стал снимать дефиле высокой моды, которые шли тогда 5 дней. После первой проявки плёнок, ещё до окончания показов мод, Рожэ Гайе, директор журнала, настроенный поначалу очень скептически, сразу предложил мне контракт. Так я стал первым фотографом, с которым за 50 лет существования французского «Vogue» был заключен контракт.

А в сентябрьском номере журнал опубликовал 40 страниц моих фотографий под заголовком «Высокая Мода глазами Владимира Сычёва».

В 1981 году я был приглашён в числе 100 лучших фотографов мира для участия в книге «Один День из Жизни Австралии». В 1985 году в Исландии вышла моя книга о 100 людях искусства этой страны «Iceland Crucible», а во Франции, Германии, Италии вышли мои книги об экуменическом сообществе монахов «Тэзэ – источник». В 1986 году снова среди 100 лучших фотографов я был приглашён издательством «Коллинз» для участия в книге «Один День из Жизни Америки».

Вплоть до конца 2010 года я сотрудничал с агентством СИПА Пресс. В те годы я снимал в основном международную хронику: падение Берлинской стены, свержение Чаушеску, 3 дня с Михаилом Горбачёвым в кругу семьи после его отречения, 1-й и 2-й путч в Москве, где я был ранен, поездки с президентами (Валери Жискар Д’Эстен, Франсуа Миттерран, Жак Ширак, Николя Саркози), Олимпийские Игры, Кубки Мира по футболу, фехтованию. В 2011 году в Германии в издательстве «Литературный европеец» вышла книга под названием «1+9», написанная обо мне 9 писателями. Мои фотографии выставлялись в галереях Франции и России.

В 2012 году я принял решение переехать из Парижа в Берлин. В настоящее время продолжаю работать как свободный фотограф, устраиваю персональные выставки своих работ. В коллекции музея Помпиду находится 14 моих фотографий. Моими любимыми темами всегда были уличные съемки и фотографии интересных творческих людей, именно так я и рассортировал фотографии на моей странице.

«Фотограф — это снайпер, а не пулеметчик»

Пишет блогер missis_volovitz: «У меня поднакопилось множество журналистских материалов, которыми не стыдно поделиться и энное время спустя. Вот, например, интервью с фотохудожником Владимиром Соколаевым. Признанный мастер социальной фотографии 80‑х годов, входил в состав знаменитой творческой группы «Трива», которую, по одной из версий, прикрыли по политическим причинам. Сегодня Соколаев живет между Новокузнецком, где у него мастерская, и Москвой. Но большую часть времени проводит на открытом пространстве, занимаясь ландшафтной фотографией.

О границах жестокости в съемке, о лучшем в мире фотоаппарате, о «советских граблях» и о том, почему природа интересней человека, Владимир Соколаев рассказал Тайге.инфо».

Спонсор поста: Продажа картриджей для принтеров, МФУ, копиров с доставкой по Москве или в любой регион РФ

Источник: ЖЖурнал/mis­sis-volovitz

1. Владимир Соколаев

— Социальная фотография — это документ? Или в ней все-таки есть взгляд художника?

— Документ. Я вхожу в помещение, вижу, каким образом оформлено событие, и фиксирую его. Моя задача как фотографа — собрать это все в границы кадра, грамотно его расположить и вовремя нажать на спуск. Каждое событие имеет какие-то пиковые точки — их я и снимал. При этом я старался быть максимально отстраненным: чем я прозрачнее на съемках, тем для меня выгодней. К снимкам есть мои подписи об изображенных на них событиях, на этом мое вмешательство в человеческую жизнь заканчивается.

— Сейчас вы еще снимаете на пленку или перешли на цифру?

— Сейчас на цифру. А вообще, какая камера попадет в руки, той и снимаю. Особой разницы нет. С другой стороны, меня как фотографа воспитала пленка. Лучше пленочной Leica еще ничего не придумано, на мой взгляд. Я преимущественно снимал на фокусном расстоянии 50 мм — это то, как видит глаз. Поэтому я уже заранее знал, что увижу в видоискатель камеры, мне оставалось только спустить затвор. Вообще, «леичники» прекрасно понимают друг друга. В ней же нет зеркала, поэтому фотограф смотрит напрямую, он не прячется за камеру, а аппарат не вклинивается между людьми. Плюс она бесшумная, поэтому фотограф остается для людей почти незаметным. Я очень сожалею, что у молодых ребят, которые сейчас начинают снимать, почти нет такой воспитательной функции, когда у тебя заряжено 36 кадров и будь добр в них уложиться.

2. Мытье мавзолея Ленина к празднику. В преддверии ноябрьской демонстрации камни усыпальницы вождя приводятся в порядок, а лик его отражается в граните. 5.11.1988

— Можно ли сказать, что цифровая съемка «развращает» фотографа?

— Обилие водки в магазинах не делает нас пьяницами. Много, и что? Когда человек научается отвечать за каждый свой щелчок, он перестает снимать много. Фотограф — это снайпер, а не пулеметчик. Зачем с живота «стрелять» — все равно не будет толку. Должна быть ответственность за кадр.

— Последнюю фотографию на социальную тему вы сделали в 1988 году. Если бы сейчас по-прежнему занимались этим жанром, каким бы вы увидели современного российского человека?

— Человек не может измениться моментально. Мы все такие же. Какие-то парадоксальные, абсурдные штуки, которые мы видим на этой выставке, их и сейчас навалом. Я как-то шел в подворотне, а там — «смерть»… Вся в черном, косой машет. Ребята какие-то на праздник нарядились, но снимать запретили. Если это все-таки снять грамотно, то это был бы показатель того, что сейчас кругом происходит.

3. Цыганочка-пастушка на коне. С раннего возраста дети знакомятся с седлом и помогают взрослым пасти стада. Цыгане-скотогоны. Окраина села Онгудай. Сибирь. 30.07.1980

— Вы бы хотели, чтобы СССР вернулся?

— Нет. Я в нем уже был. Зачем дважды на одни и те же грабли наступать? Может, кому-то и недостаточно одного раза, а мне хватило вполне. Этой выставкой я не ставлю перед собой задачи переделать человека, а просто показываю тот мир и людей, которых он окружал. Вот это все — наша история и мое прошлое, то, в чем я находился, что лежит в основе всего, что сейчас происходит. Одна из целей этой выставки — научиться. Если эти снимки не убеждают людей, что туда возвращаться больше не надо, то ради бога, пусть наступают на эти грабли. Когда-нибудь они все же научатся.

— У вас были неприятности с властями по поводу сюжетов ваших фотографий?

— В 1982 году мы с моими коллегами по фотогруппе «Трива» набрались храбрости и решили поучаствовать в World Press Pho­to (самый престижный конкурс фотожурналистики. — Прим. ред.). А заявки советских фотографов на WPP принимались через «Советское фото». Их возила тут Ольга Суслова — невестка того самого Суслова, только она могла выезжать с этим фотографиями. Мы же пошли другим путем — официальным. Отправили через «Советскую почту». Они дошли до Москвы, их там посмотрели и отправили в Кемеровский обком партии. В Новокузнецке власти были знакомы с нашими фотографиями — они висели на городском стенде, а в обкоме их не знали. Там их разложили на столе и как увидели… Сразу звонок первому секретарю Новокузнецкого горкома партии, он — в машину и в Кемерово. После этого нас начали прессовать, вытеснять. Мы тогда числились на кинокорреспондентском пункте Кузнецкого металлургического комбината, и нам с него пришлось свернуться — нас просто выдавили с предприятия. Аппараты у нас никто не забрал, но негативы конфисковать пытались. Ничего у них не вышло, и мы продолжали снимать, только уже на другом предприятии.

— Многие специалисты в области репортажной фотографии назвали World Press Pho­to 2011 «порнографией жестокости». Как считаете, где и как должны проходить этические границы для фотожурналиста?

— Я смотрел последний World Press Pho­to. Он получился таким, потому что в мире спокойней не становится. Фотографы же тоже испытывают некое отвращение к тому, что происходит, и это отвращение они фиксируют в кадре и передают зрителю. Но все-таки эти кадры предназначены для прессы, а это говорит о том, что мир это все интересует. Одно время в советской фотографии очень долго шла дискуссия вокруг вопроса, что нужно делать сперва: помогать людям, например вытаскивать из машины окровавленного человека, или все же для начала сфотографировать? Я знаю одно: если у тебя в руках есть фотоаппарат и больше его ни у кого нет, сделай один снимок, а потом иди помогать.

4. Освободившийся на городском пляже. Одежда скрывает тело, сплошь покрытое тюремной татуировкой. Топольники. Река Томь. Новокузнецк. Кузбасс. Сибирь. 8.08.1982

— Почему вы перестали заниматься социальной фотографией и ушли в ландшафтную?

— По мере взросления ареал интересов расширяется. Было в моей жизни время, когда меня чрезвычайно интересовал человек, то, что он создал вокруг себя — общество, отношения в нем, реакции такой структуры, как государство. Но все это были советские времена, со всеми его парадоксами. А потом настал момент, когда меня стало интересовать нечто большее — то, как устроен мир вне контекста человеческого общества. Изучение картины мира стало мне ближе, чем тема социума, потому что в ней человека, как его единицы, нет. В природе он существует на равных правах с муравьем, с орлом, с реками и озерами. Когда человек попадает в большой мир, масштабы, соотношения меняются. Чтобы в природе ему не потеряться, он должен стать ее частью — это совсем другие отношения с миром. Чем ближе они становятся, тем меньший вес имеет социальная часть человеческого существа, а постепенно и вовсе утрачивается. Это как альпинисты постепенно уходят в горы или моряки думают о морях, но не о городах. Потому что, когда мы начинаем чувствовать большее целое, к меньшему у нас остается и меньше внимания. Это произошло и со мной.

— То есть вы стали эскапистом?

— Нет, конечно. Просто, понимаете, живешь, например, в однокомнатной квартире, а потом попадаешь на просторы степи и в этой квартире уже больше не помещаешься — тело становится другим, внимание другое. Но я редко встречаю человека, гармонично вписанного в природу. Обычно это люди, которые просто не существуют для государства и путешествуют по пространству.

5. Дерево Юстыда на рассвете. Горный Алтай. 28.07.2006

— Можно сказать, что через ландшафтную съемку вы изучаете прежде всего себя?

— Обыкновенно начинаешь замечать свои ноги, когда они вдруг спотыкаются. А так они некое естественное продолжение тела, которое ходит себе и ходит. Поэтому и вопросы к себе появляются, когда возникают какие-то «спотыкачки», «нескладушки». Такое происходит с человеком не только в ландшафте. Фотография в принципе требует от человека, чтобы он изучал себя. Отношением фотографа ко всему окрашиваются и его снимки. Поэтому, когда другой грамотный фотограф или просто думающий человек смотрит мои фотографии, он видит эти мои «нескладушки». Иногда разговоры на эту тему бывают гораздо важнее, чем обсуждение характеристик фото.

Что касается ландшафта, то в него нужно правильно войти, так же как в гости — через дверь. Не через окно или еще что-то, не пытаться в него прорваться. Ландшафт — это силы, которые складывают горы, реки и все прочее. Они гораздо сильнее человека. Чтобы стереть его в порошок, требуется всего один маленький камнепад. Чтобы не оказаться затертым в этих камнях, надо найти правильный путь, поздороваться и войти. Мы же в гостях и на планете, и вообще в жизни. Об этом надо помнить. Мы же контактируем с природой не нашими словами или жестами, а внутренними действиями, своей готовностью в нее войти.

— Хорошо. Если человек всюду в гостях, то где же его дом?

— Только внутри себя. Если мы построили этот дом, нас всюду примут. Если нет, то мы обязательно везде все перекособочим.

— Помимо фотографии, вы снимаете еще и ландшафтные фильмы. Есть ли в них то, что можно назвать сюжетом?

— Настолько, насколько есть сюжет в том, что происходит в природе, — рассвет, закат, дождь, солнце, облака. Жизнь.

6. Закат в Курайской степи. Горный Алтай. 26.07.2006

7. Возвращение в грозу и в город. 28.09.2010

8. Жест Бога. Молния над островом Мамонтов и селом Ильинка. 14.07.2009

9. Каньон реки Кызылчик. Чуйская степь. Горный Алтай. 26.07.2006

10. Мужской менгир в «малой Долине Царей». Хакасия. 23.07.2005

11. Русло реки Елангаш после землетрясения. Чуйская степь. Горный Алтай. 3.08.2008

12. Братья. Новокузнецк. Кузбасс. Сибирь 9.04.1985

13. Бригада колхозниц собралась на выступление артистов передвижной агитбригады. Колхоз Вперед. Новокузнецкий район. 4.06.1980

14. Ветер в городе. Новокузнецк. Сибирь. 11.05.1983

15. Встреча ветеранов Балтфлота. Адмиралтейский проезд, Ленинград. 9.05.1982

16. Вход в Хореографическое училище имени Вагановой. Улица Росси. Ленинград. 26.06.1982

17. Главная аллея Летнего Сада зимой. Ленинград. 14.02.1982

18. Женский хор. Городской праздник песни на Театральной площади. 3.06.1979

19. Заливка льда на стадионе «Металлург». Новокузнецк. 11.02.1984

20. Замерзшие флаги в День Победы. Театральная площадь. Новокузнецк. Кузбасс, Сибирь. 9.05.1985

21. Кафедра детской ортопедии. Ожидание приема у врача. Новокузнецк. Кузбасс. Сибирь. 19.08.1983

22. Кварцевание. Детский дом на улице Суворова. 22.01.1981

23. Книжный магазин. Отдел букинистической литературы. Улица Кирова. Новокузнецк. Кузбасс. Сибирь. 21.01.1983

24. Коридор роддома. Кефир после родов. 1‑й клинический роддом. Новокузнецк. Кузбасс. Сибирь. 29.06.1981

25. Любители рок-н-ролла в танцклассе. Новокузнецк. Сибирь. 12.02.1988

26. Наказание. В тихий час наказанный за проступок мальчик стоит на веранде спального корпуса. Спортивный лагерь «Металлург». 9.08.1979

27. Новогодний бал в музыкальном училище. Мальчик с недоумением наблюдает, как взрослые парни агрессивно скармливают друг другу свежие огурцы. 4.10.1986

28. Отдых хлебопеков. Сельская хлебопекарня. Село Онгудай. Горно-Алтайская АО. 28.07.1980. Несмотря на то, что в хлебопекарне установлена линия автоматической расфасовки теста, из-за несовершенства ее конструкции хлеб получается плохой, непышный. Поэтому, чтобы не слышать от родных и знакомых упреков в плохой выпечке, хлебопеки включают линию только на время приезда проверяющих, а в остальное время расфасовывают тесто по формам руками. И так — пять-шесть чанов за смену. Хлеб получается отменный. Село Онгудай. Горно-Алтайская АО. 28.07.1980

29. Полуслепой и носильщик двери. После операции мужчина носит очки, защищающие глаза от яркого света. Проспект Кузнецкстроевский. Новокузнецк. 16.07.1988

30. Последний портрет Ивана Егоровича Селиванова — наивного художника из Кузбасса. Урологическое отделение Беловской горбольницы. 15.01.1988

31. Прием в пионеры. Школа №8. 30.05.1985

32. Продажа бараньих костей. Улица Веры Соломиной. Новокузнецк. Кузбасс. Сибирь. 14.06.1988

33. Родительский день в пионерлагере. Зенково. Прокопьевский район. 14.07.1985

34. Снег на коксовой батарее. Коксохим КМК. 27.10.1979

35. Соревнования Горпромторга по производственной гимнастике. Школа №62. Новокузнецк. Кузбасс. Сибирь. 10.04.1983

36. Старшая сестра. Новокузнецкий аэропорт. Кузбасс. Сибирь. 1.08.1979

37. Торжественная регистрация новорожденного. ЗАГС Центрального района. 1.10.1983

38. Чучело лебедя. Ремонт в биологическом кружке куйбышевского Дома пионеров. Новокузнецк. Кузбасс. Сибирь. 21.08.1988

39. Штурм ледяного столба с подарками. Масленица на площади Ленина. 10.03.1984

40. Женщина с плакатом спешит на первомайскую демонстрацию. Новокузнецк. Кузбасс. Сибирь. 1.05.1983

Смотрите также: Опасная профессия: фотограф приехал снимать дом и получил пулю от хозяйки

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

от Vogue и модных показов до Чернобыля и Берлинской стены

Первый советский фотограф журнала Vogue, собеседник Валери Жискара д’Эстена, Жака Ширака, Михаила Горбачева — в 80-м он стал самым печатаемым в мире. На Западе оказался еще молодым человеком. Почему он уехал и чем живет сейчас?

Владимир Сычев. Фото: http://vladimirsichov.me

Владимир Сычев — широко известный в мире фотограф. Он родился в 1945 году в Казани, в 1972-м переехал в Москву, а уже в 1979-м оказался в Париже.

В 1980 году Сычев стал самым печатаемым фотографом в мире. Он снимал Михаила Барышникова, Романа Полански, Карла Лагерфельда; сопровождал в поездках и на интервью французских президентов Франсуа Миттерана, Жака Ширака, Николя Саркози. Почему он уехал из Советского Союза, что отличает хороший черно-белый снимок от цветного и в чем заключается смысл жизни? С мастером беседовала Кира Альтман.

Я знаю, что вы нечасто приезжаете в Москву.

Владимир Сычев: Да, так получается, что раз в пять лет. В 2009-м, в 2014-м и сейчас.

А что за график такой?

Владимир Сычев: Я приезжаю по поводу выставок. В 2009 году была большая выставка в Третьяковской галерее и в частной галерее на Вспольном. Татьяна Флегонтова подняла эту гору и передвинула. Потом была большая выставка в Казани в 2014 году (это моя родина). В Казанском кремле, большой выставочный зал «Эрмитаж». И в Свияжске — это город на Шелковом пути. В Свияжске была выставка советских фотографий, а в музее в Казани — французских. А сейчас в центре ГУМа у фонтана, на третьей линии совместная выставка: и Париж, и Москва.

Ну и как они там повстречались? Вы посмотрели, когда все готовилось?

Владимир Сычев: Да, я посмотрел. Я смотрю, как народ смотрит. По-моему, всем нравится. По крайней мере, никто не разбивает витрины, фотографии.

Владимир Сычев (в центре). Фото: vladimirsichev.me

А было такое?

Владимир Сычев: На моих выставках не было, но в Париже каждую субботу что-то ломают.

Как вы думаете, с чем связаны такие реакции в обществе?

Владимир Сычев: В обществе подобные реакции связаны с тем, что люди почему-то решили, что им это позволено. Знаете, когда пусть не каждый день, но показывают кадры, как молодежь толкает стариков на лесенке в метро (в Берлине я такое видел), люди считают, что имеют право. Почему? Не знаю. И тут то же самое, понимаете? Я считаю, что у меня такого права нет, а они считают, что у них есть.

Мне кажется, что это состояние общества.

Владимир Сычев: Может быть. Но, знаете, это уже проблема воспитания и образования. Людям не привили навыка, что другие люди имеют те же права и нужно к ним относиться внимательно.

Вы говорите о том, что фотография — это ремесло, как, в общем, и театр...

Владимир Сычев: Нет, театр — это искусство. По римскому определению. В Греции все было искусством: искусство метания диска, искусство гребли на лодке, искусство метания копья, ну и все остальное. Римляне дали четкое определение. Там, по-моему, семь видов. Семь видов были искусством, остальные — нет. Театр был искусством. Понимаете, я увидел своими глазами и понял своими куриными мозгами, что художник берет пустой холст. Может быть, он сделает искусство, а может, и нет. Зависит от того, хороший ли он художник. Фотограф производит репродукцию реальности. Не надо этого бояться, это так. Тут мы на распутье. Черно-белая фотография — это не чистая репродукция, потому что реальность цветная, а цветная фотография — это чистая репродукция. Поэтому хорошую черно-белую фотографию можно повесить в рамку на стенку. Она оторвалась от чистой репродукции, но не долетела еще до искусства, а хорошая цветная фотография годится только на коробку от конфет.

Фото: Владимир Сычев.

Да, мне понравилась эта ваша цитата.

Владимир Сычев: Это я говорю про то, что больше 50 лет назад я это дело увидел сам, мне никто не объяснял, когда я приехал в Париж и познакомился с мамонтами, китами мировой фотографии. Картье-Брессон ко мне два раза в гости приходил, я к нему. Я узнал уже на Западе, здесь такого обмена информации тогда не было, что Картье-Брессон, который начинал как ученик Андре Лота, хорошего французского художника, и Родченко, который был художником очень хорошим. Оба — хорошие фотографы. Так они ввиду того, что оба занимались живописью, тоже говорят, что фотография не искусство. Но меня это не трогает и не обижает. Я это понял сам в самом начале. Я люблю фотографию и стараюсь максимально хорошо сделать то, что увидел, если увидел. В уличной фотографии одна проблема. Я хожу по улице, и что-то должно случиться в пяти метрах от меня, а не в пятидесяти. На этой выставке всего 50 фотографий. В Казани и в 2009-м было по сто фотографий. На выставке нет ни одной фотографии, которые я делал за 32 года работы в парижской прессе. Я работал для лучших журналов. Ездил со всеми французскими президентами. Но этих фотографий я не выставляю. Допустим, когда Горбачев «отрекся от престола», я с ним провел три дня. Также провел две недели с Жискаром д’Эстеном, который в 1981 году проиграл французские выборы. Ему понравилось, что я русский, и мы с ним очень много разговаривали.

Владимир Сычев (слева) и Хельмут Ньютон. Париж. Фото: vladimirsichev.me.

Да, мне понравилось, что он вам рассказывал про Брежнева и сказал, что Брежнев такой живой.

Владимир Сычев: Нет, он еще острее это сказал. Говорили про русскую душу, про Достоевского, про Чехова, про Чайковского. В общем, про русскую культуру. И он говорит: «Вы знаете, я был семь лет министром финансов и семь лет президентом (тогда были семилетки во Франции), и я знаю всех мировых политиков. Знаете, кто мой любимый политик?» Я говорю: «Кто?» «Брежнев». Я, конечно, чуть не упал со стула. Я только что из Советского Союза уехал, но он говорит: «Не удивляйтесь». «Сидим на скамейке в Кремле — он, я и переводчик, никого больше нет. И он жалуется: шея не поворачивается, позвоночник заклинило, нога болит, ухо не слышит». И Жискар говорит: «Это так человечно».

Почему вы решили уехать из Советского Союза?

Владимир Сычев: Мне задавали этот вопрос очень много раз. Я тогда сказал и сейчас повторю, что вопрос по-другому звучал всегда: вы уехали по политическим причинам? А я говорил и говорю: если причины политические, то вы обязаны оставаться в стране. Я уехал не по политическим причинам, а потому, что я просто любопытный фотограф. Мне интересно смотреть, как люди живут на другой стороне Луны, потому что если даже вы живете в золотой клетке, вам хочется высунуться и посмотреть наружу.

Фото: Владимир Сычев.

Почему вы перебрались из Парижа в Берлин?

Владимир Сычев: Это еще одна смешная история. Все мои парижские друзья где-то за пять лет до моего выхода на пенсию (а ушел я на пенсию в конце 2010 года, хотя мог еще пять лет по французским законам работать на хорошей зарплате) знали, что я выйду на пенсию и что я мечтаю уехать в Мексику. Мне нравится Мексика, потому что там люди ходят пешком по улицам, а я люблю улицу. Уже во всей Европе, и в Москве в том числе, люди сидят за рулем два часа как минимум в день в пробках. Ничего на улице не происходит. И то же самое везде, и в Париже. В Париже только туристы на улицах. Короче, я решил уехать в Мексику, но к тому моменту, когда я на пенсию ушел, Мексика стала криминальной страной. Причем настолько криминальной, что, по их собственной статистике, за десять лет были убиты 270 тысяч человек. Из-за того, что я в любом случае прятаться не буду, а буду с фотоаппаратом ходить по улице, ездить по стране, я решил в последний момент уехать куда-нибудь в Европу. Я выбирал между Барселоной и Берлином. Выбрал Берлин.

Берлин. Фото: Владимир Сычев.

Такие разные города.

Владимир Сычев: Разные города, совершенно верно. Но в 2010 году Испания была в ужасном экономическом развале.

Не то что сейчас, сейчас она полетела вверх.

Владимир Сычев: Сейчас она поднимается, да. Поэтому я выбрал Берлин. Не жалею. Я вообще никогда не жалею. Живу, и ладно.

А в чем смысл жизни?

Владимир Сычев: Смысл жизни заключается в том, что мы получаем осознание при рождении и сдаем при смерти. Смысл жизни в действительности заключается в том, чтобы увеличить осознание.

Так обидно, что в конце-то смерть. То есть только все понял, и до свидания.

Владимир Сычев: Это нам сказано при рождении. Все, кто рождены, умрут, что тут сделаешь.

Как устроен ваш день? Вы же с фотоаппаратом не расстаетесь, я так понимаю?

Владимир Сычев: Да, я с фотоаппаратом не расстаюсь, но это не значит, что я работаю. Я работал.

А в чем разница?

Владимир Сычев: Когда работаешь, ты обязан исполнять волю работодателя, то есть хозяина агентства. Я вам приведу пример, то есть два примера, разницу. Когда я был на фрилансе, то есть сам искал, первые десять лет я не был на зарплате, с 1980-го по 1989 год. Читаю The New York Times в 1989 году в конце октября. Статья про Восточный Берлин, что там будет пленум Центрального комитета Социалистической единой партии Германии, то есть партия Восточной Германии, и пять членов Политбюро будут исключены. Для меня понятно сразу, мгновенно, что это государственный переворот. Я беру машину и еду.

Восточные немцы уезжают на Запад. Фото: Владимир Сычев.

Это когда стена?

Владимир Сычев: Я приехал 8-го числа утром в Берлин и сразу пошел на пресс-конференцию Шабовского. Она была в шесть часов вечера. Я приехал утром. Потом на следующий день, 9 ноября, с пресс-конференции Шабовского я пошел на стену. Я ни от кого не зависел. Мне доверяли на 100% и журналы, и агентства. Я хотел это сделать — и делал. А потом в 1991 году на первичных американских выборах один очень информированный американец в Париже, которому нравилось приходить ко мне домой пить чай (он меня очень много расспрашивал про жизнь в Советском Союзе), через полгода, через год таких более или менее регулярных встреч мне говорит: «Слушай, ты мне нравишься. Я тебе организую встречу с будущим американским президентом». Я говорю: «Кто?» Он говорит: «Билл Клинтон». Я бегу в агентство и говорю: «Покупайте». Меня подняли на смех и говорят: «Ты что? У папы Буша популярность 180% после войны в Ираке. Только он будет президентом». Я говорю: «Нет, я этому человеку верю». Когда я был на фрилансе, я никого не спрашивал, садился и ехал.

Но вы же сказали, что вам верили на слово и так. Зачем же тогда?

Владимир Сычев: Так послали меня на другую съемку. Мне верили на слово, но в данном случае надо было верить другому человеку. Я ему верил на 100%. Если бы я был на фрилансе, я бы снял Билла Клинтона в этом Литл-Роке в Арканзасе за год до выборов. Вот разница между тем, когда работаешь на кого-то. Сейчас я ни на кого не работаю, хожу по улице, снимаю, но я уже этим не живу. А раньше я был обязан делать то, что положено делать профессиональному фотографу. Вот, допустим, я снимал все чемпионаты мира по футболу с 1982 года в Испании по 2006 год в Германии. Но я ни одного футбольного матча по телевизору не смотрел никогда.

Но вы и никогда бы не ходили ни на одно дефиле, если бы не были фотографом.

Владимир Сычев: Но меня туда бы и не пустили.

Ну да.

Владимир Сычев: Ну вот. Нет, я четыре дефиле в год снимал первые десять лет, когда я был без гражданства. Потом благодаря Шираку (снимаю шляпу — это он мне дал французское гражданство) для меня стало возможным выезжать в СССР, потому что я первый раз вернулся в 1990 году. Я раньше не мог. У меня был беженский паспорт. И первый мой репортаж — это был Чернобыль.

Ширак, давайте вернемся к нему, к получению паспорта. Вы же с ним были знакомы, были у него дома. Как он этот паспорт решил вам дать? Как это происходило? «Привет. Вот тебе паспорт»?

Владимир Сычев: В 1986 году были парламентские выборы, и нужно было выбрать политика, которого ты проведешь до выборов. Победит он или нет, никто не знает. Миттеран был президентом. Я сказал, что я не могу взять Джорджа Марша, коммуниста, не хочу.

То есть можно было выбрать?

Владимир Сычев: Да, я мог выбрать. Я выбирал. Я выбрал Ширака.

Почему?

Владимир Сычев: Потому что он был, я его еще тогда не знал, но я говорю, что мне в жизни всегда везло. Не я делал, а судьба меня поворачивала правильно. Значит, выбрал я Ширака. Ширак побеждает на выборах и становится премьером. Потом очень быстро ему докладывают, что я русский. Сейчас объясню, почему ему докладывают. Обычно никто никому не докладывает. Дело в том, что молодой Ширак, еще до политики, хотел изучать санскрит. Взял преподавателя санскрита (эту историю мало кто знает), через шесть месяцев преподаватель санскрита ему говорит: «Жак, санскрит мертвый язык. На нем никто не говорит. Изучай литовский, потому что литовский из живых языков самый близкий к санскриту». Это я еще в Москве знал. Но одно дело знать. Короче, Ширак берет литовца в Париже, то есть эмигранта, изучает литовский язык. И тут действительно происходит чудо. Литовец-эмигрант в Париже говорит: «Жак, не надо изучать литовский язык, потому что нас всего 900 тысяч во всем мире. Изучай русский. Несмотря на коммунизм, это великая нация с великой историей и великой культурой». Жак начинает изучать русский язык. И так в него это входит, что он переводит «Евгения Онегина» на французский язык. Посылает издателю. От издателя, как всегда в любой стране, ни ответа, ни привета. Тогда он закрывает эту страницу — и в политику. Он становится самым молодым министром у генерала де Голля, и издатель его находит: «Месье министр, давайте издадим книжку». А Ширак сказал: «Нет, поезд ушел. Все, не хотели, баста». Он занимался историей России уже сам. Когда ему сказали, что я русский, он мне просто открыл все двери. Я у него был и дома, и за два года, когда он был премьер-министром, я с ним объездил весь мир, потому что на следующих президентских выборах победил снова Миттеран. И потом в следующий раз, когда он стал президентом. Там еще одна история была. Ширак как премьер-министр всегда устраивал в начале января прием для прессы. И вот в 1989-м, наверное, во время приема он спрашивает: «Как дела?» Я говорю, что дела плохо. Он говорит: «А что такое?» Я говорю, что мне снова не дали французское гражданство. «Вам? Не дали? Напишите мне письмо». Я ему написал историческое письмо со всеми своими похождениями. На радио была съемка, он меня увидел, говорит: «Где письмо?» Я вынимаю, даю письмо. Через несколько дней звонок. Я такой-то, заведующий натурализацией в министерстве труда (министерство труда занимается выдачей гражданства). «В ваше дело вмешался премьер-министр, поэтому я вам обязан сказать, в чем проблема, почему вам не дали (а так они не говорят; когда визу не дают, точно так же ничего не говорят)». У моей бывшей жены был ребенок младше 18 лет. По французским законам, которые на бумаге, а есть тайные инструкции, он мне так и сказал, когда родители становятся французами, их несовершеннолетние дети становятся автоматически французами вместе с ними, независимо от того, где они живут. То есть выходцы из Северной Африки оставляют своих детей с дядями и тетями в Алжире, Тунисе, Марокко, сами уезжают во Францию, получают гражданство. И их дети, не выезжая из деревни, становятся французами. Чтобы избежать дипломатического конфликта с Советским Союзом, они приняли тайную инструкцию: если у родителей есть несовершеннолетние дети, которые там остались, не давать гражданство до тех пор, пока им не исполнится 18 лет. Они теряют автоматическое право получить французское гражданство.

То есть вы ждали, пока ребенок станет совершеннолетним?

Владимир Сычев: Там ждать было недолго, буквально четыре месяца. Я говорю по телефону с этим человеком, он мне все это объяснил. И, говорит, когда исполнится 18 лет, вы подавайте документы снова, и тогда вам дадут номер досье, вы мне позвоните, дадите только номер досье, и я все остальное для вас сделаю. Я ему говорю: «Извините, вот вы мне обещаете, я очень рад. Но сейчас будут президентские выборы. И Ширак, я боюсь, проиграет, хотя я за него, и вы меня забудете». Он мне сказал фразу, которую я запомнил на всю жизнь: «Вы знаете, у нас во Франции просьба премьер-министра — это на всю жизнь». Короче говоря, я собрал бумажки, подал, скажем, в августе — сентябре 1989 года, а в декабре у меня уже был паспорт. Я полетел на свержение Чаушеску как французский фотограф.

Вы знаете, что интересно? Что в Москве, конечно, вам бы дали паспорт в эту же минуту.

Владимир Сычев: Нет.

Ну не знаю. У меня есть ощущение, что, если бы премьер-министр позвонил главе УФМС и сказал: «Знаешь, тут у нас очень талантливый человек пропадает десять лет. Дай-ка ему документы», вам бы их домой привезли. У нас так это все работает. Вертикаль власти.

Владимир Сычев: Я вам расскажу доподлинную историю. Вы абсолютно правы, на тысячу процентов. К Оскару Рабину, моему старому приятелю (мы с ним еще до «Бульдозерной выставки» знакомы были), пришел домой Авдеев, он был послом России во Франции, потом министром культуры. Встал на колени у него в мастерской и говорит: «Пока не возьмете паспорт, я отсюда не уйду». Это не его инициатива была, а одной француженки, Шарлотт Валигора, и какого-то французского дипломата.

Вы сейчас так же срываетесь, как было с историей про открытие стены или про Чаушеску?

Владимир Сычев: Да.

Вы так же можете уехать в одну минуту куда-то?

Владимир Сычев: Нет, я могу уехать в секунду, если будет заказ.

Нет, нет. Вы сейчас уже на фрилансе.

Владимир Сычев: Да.

Для себя, по зову души.

Владимир Сычев: Нет. Для себя я никуда не поеду. Знаете почему?

Надоело?

Владимир Сычев: Нет. Фотография мне не надоела. Посмотрите, что происходит в мире, допустим, в мире журналистики. Весь мир разделен на какие-то схемы, которые никому не нужны, но пресса разделила весь мир на схемы. Мексика — это наркотики, Россия — это преступники.

И оружие.

Владимир Сычев: Да. И там это и это. Саудовская Аравия — это то, Китай — это то.

Но это лобби.

Владимир Сычев: Да. Гуманитарные какие-то, журналистские статьи сегодня не печатают вообще, поэтому я бы поехал, куда угодно. Если бы я был молодым, я бы искал работу в Китае, потому что для меня Китай — это вот то, что я сказал Горбачеву, когда мы три дня снимали. Когда он уже жал руки в конце третьего дня всем, я встал специально в конец, чтобы ему сказать то, что я хочу сказать. Это 1992 год, февраль. Он не знал, что я из Парижа, потому что московское телевидение снимало фильм о нем. Просто мои друзья с телевидения вставили меня в список. Я говорю: «Михаил Сергеевич, я за вас. Но я считаю, что вы сделали ошибку». Он на меня так посмотрел — фотограф. «Какую?» Я говорю: «Надо было идти китайским путем». Он говорит: «Что вы имеете в виду?» Я говорю: «Надо было оставить партию власти и реформы проводить снизу». Он на меня посмотрел и говорит: «Молодой человек, Китаю — китайский путь, России — российский». А я ему ляпнул. Говорю: «Михаил Сергеевич, вы как политик все потеряли». Я был последним. Он повернулся и ушел. Это было в феврале. В мае он приехал по приглашению Миттерана, и вот там-то я с ним по Франции покатался.

Он вас вспомнил?

Владимир Сычев: Нет. Там мы были на даче, то есть не на даче, а там, где Миттеран родился. Клюни, это город в середине Франции, на востоке. Там пригласили аккордеониста, и он пел «Подмосковные вечера». Я обалдел просто. У него баритон фантастический, он хорошо поет.

Вы так близко были с ними, с Горбачевым в эти дни.

Владимир Сычев: Да.

Вы же наблюдатель и вы детальный человек, вы видели, как ему страшно?

Владимир Сычев: Вы знаете, что страшно — нет, я этого вообще ни в один момент не видел, потому что, думаю, на том уровне, на уровне людей, которые правят страной, они знали все это и к этому шли. Когда говорят, кто развалил Советский Союз, я всегда отвечал и отвечаю: Советский Союз развалили не диссиденты и не Америка. Его развалил ленинский ЦК КПСС. Сознательно.

Фото: Владимир Сычев.

За кем вы сейчас наблюдаете, кто вам интересен из людей мира?

Владимир Сычев: Сейчас только два человека: Трамп и Путин в мировой политике. Других нет.

Они вам интересны?

Владимир Сычев: Это как бы шахматная доска, на которой решается судьба мира, поэтому вопрос не в том, интересны или не интересны. Вопрос в том, что ситуация действительно напряженная и интересная. Я за год до выборов говорил, что Трамп будет президентом не потому, что он мне нравится. Я видел ситуацию. Точно так же, как Саркози. Точно так же, как Макрон. Я за полтора года говорил, что Макрон будет президентом. Когда я говорил про Саркози за четыре года до выборов, я еще был журналистом, работал. Мне говорили: «Владимир, ты не француз, ты не понимаешь, что мы за него голосовать не можем». Проголосовали.

Вы знали, что Путин будет столько времени в России?

Владимир Сычев: На это я вам отвечу анекдотом про Меркель. Меркель является Бог во сне и говорит: «Ангела, через две недели конец света. Объяви своему народу, но без паники». Она просыпается, бежит на телевидение, ей дают микрофон, камеры. «Дамы и господа, у меня для вас две очень хорошие новости. Первая новость — со мной говорил Бог. Вторая новость — он меня заверил, что я буду канцлером до конца света». У них у всех абсолютно одна идея — подольше у власти остаться.

А что такое красота?

Владимир Сычев: Красота? Ну, если по Достоевскому, то она спасет мир.

Нет, про вас.

Владимир Сычев: Я согласен с ним, потому что только красота может спасти, как любовь. Я вижу, что люди неправильно ориентированы. Очень многие люди, не только здесь, ориентированы на ненависть, она им придает какие-то силы. А если ориентироваться на любовь не в смысле объятий, а на любовь, то это тоже даст много энергии совсем другой. И это лучше. Вот так же и красота, понимаете?

Фото: Владимир Сычев.

Вы просто столько снимали красоты.

Владимир Сычев: Нет, красивых девушек я снимал много, но даже среди красивых девушек были профессионалы. Вот Инес ле ля Фрессанж, Клаудиа Шиффер, у них действительно талант. Красота — это одно, а талант — это совсем другое.

Талант ее показать?

Владимир Сычев: Талант — себя показать, сыграть ту роль, которой от тебя ждут. Это что-то дано, как говорят, свыше, от Бога. Вот что-то неуловимое — это талант.

Я знаю, что вы не пользуетесь никакими социальными сетями и сайтами.

Владимир Сычев: Я не то что не пользуюсь, у меня не было сайта, и мне друзья-художники подсказали, что нужно на «Фейсбуке» выставить фотографии. Вместо сайта, раз нет сайта. Я выставил. С тех пор я ничего не пишу на «Фейсбуке», потому что это все ерунда, бесполезно. Потому что «Фейсбук», социальные сети — там люди делают заявления о себе. Самое показательное — это лягушка-путешественница, которая «это я, это я, смотрите».

Но вы же сделали сайт?

Владимир Сычев: Сайт сделал, да.

Как же с вами связаться, если люди там вам пишут?

Владимир Сычев: Если пишут, я всегда отвечаю.

А вы пользуетесь фотоаппаратами в телефонах?

Владимир Сычев: Нет, у меня есть всегда в руках фотоаппарат. Самая главная причина — у меня в фотоаппарате стоит объектив, который мне нравится, а в телефоне совсем другой объектив.

А что за фотоаппарат, расскажите.

Владимир Сычев: У меня Canon, который называется R. Это последняя модель, там беззеркалка. Но он мне не очень нравится, слишком любительский аппарат. Нажимаете на затвор, и изображение замерзает. Зачем они это сделали? Это мешает съемке. Ну, они выпустят другую, поправят чего-нибудь, куплю следующий. Проблема у профессионалов очень простая — проблема не фотоаппарата, а набора оптики. Вот я был обязан перейти на Canon после Олимпиады в Барселоне в 1992 году, потому что к тому времени Canon выпустил автофокус и все фотографы на Nikon, как и я, наводили рукой, рядом стоял человек с Canon. У него все 36 кадров резкие, а у меня только три или четыре. И мы все, кто снимает спорт, перешли на Canon. С тех пор Nikon опростоволосился с автофокусом, потом он поправил ситуацию, и снова переходить на Nikon — это значит тратить еще 20 тысяч евро. Из-за оптики только, понимаете, фотоаппарат — ерунда. Сейчас то же самое, сейчас все говорят: Sony лучше всех. Ну, наверное, но опять та же проблема. Нужно же менять всю оптику, всю. А из-за того, что я сейчас денег практически не зарабатываю, снимаю, как и все, 50 лет одним объективом, нормальным... Но вообще-то, у меня почти все есть для каких-то заказов, для профессиональной съемки.

А ваши фотографии можно покупать?

Владимир Сычев: Да, запросто. И покупают. Но как бы вам сказать, вот у меня было несколько выставок в Париже. Одна выставка была про кутюрье, то есть про дизайнеров. Приехал на Rolls-Royce Карл Лагерфельд, вошел — вся галерея, которая была набита народом, просто вся попадала от восторга. Вот. Покупают. И вот сейчас на выставке в ГУМе я всем говорю: в центре ГУМа у фонтана, на третьей линии. Какая-то гречанка меня нашла через сайт и купила фотографию.

Вы умеете отдыхать?

Владимир Сычев: Когда у меня дети были маленькие, то я знал, что обязан их куда-то возить.

Это вы про обязанности говорите, а я про отдых. Что такое отдых?

Владимир Сычев: Меня утомляет отдых. Четыре дня хватит, пять дней — максимум. На Сицилии я был две недели, сделал на машине две тысячи километров, объехал все греческие храмы, которые там остались, сфотографировал. Такая жизнь — вроде как бы отдых, но я все равно каждый день фотографирую.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Фотограф Владимир Лукьянов — ЖЖ

Пора разбавить походную романтику толикой жесткой реальности. Просматривая фотографии может сложится впечатление, что поход это красивые виды и посиделки у костра, но это только верхушка айсберга, за кулисами всего этого "театра" скрывается очень многое. Это похоже на маркетинг - обычно на виду только самое прекрасное. Если прийти в турагентство, то вам обязательно расскажут какой прекрасный вид на бухту открывается с вершины старой крепости Котора, но никогда не расскажут, что чтоб добраться туда придется карабкаться по крутым ступенькам минимум час, и то если вы в хорошей форме, и никаких обходных путей, автобусов или фуникулеров, только хардкор, только своими ногами. Туристические рассказы о походах это практически тоже самое, но за впечатляющей историей о красотах горной природы, остается 90% упорной ходьбы, иногда без особой возможности наслаждаться видами и только 10% которые можно потратить на удовлетворение своих эстетических потребностей.
С переменным успехом может быть день, когда идешь как на прогулке, поют птички, светит солнце, шелестит листва, а может и попасться день когда в лицо хлещет ливень, в темечко стучатся градины, или жара распекает, заставляя обливаться потом, а солнце сжигает руки, плечи и шею. Единственным и неизменным остается только то, что поход всегда выматывает, вытягивает все силы, особенно в первые дни пока не прошла акклиматизация, пока не привык к постоянным нагрузкам и рюкзаку за спиной.

Этим утром я проснулся с мыслью о том, что все самое сложное позади, что уже не будет сложнее, чем в начале, но как же я ошибался. Предыдущие два дня дали расслабиться и немного скопить запас сил, но только лишь, чтоб в последующие три выдавить из тебя все соки.

01. До подъема на перевал я не сделал ни одной фотографии.

Испытание первое.
Солнце еще не поднялось над перевалом, а мы его уже штурмовали. Обычно я привожу какие-то цифры и статистику, но сейчас я не могу ничего сказать. Границы времени и расстояния были стерты. Даже восприятие пространства осталось лишь номинальным, изредка ветер доносит голоса, но едва различимые, словно пробивающиеся через стеклянный купол вокруг тебя, сейчас есть только ты и этот подъем. В голове теплилась только одна мысль скорее бы все это закончилось, скорее бы добраться до вершины, вроде вот он последний подъем, но когда лезешь вверх это так обманчиво, кто лазил, тот знает, забравшись на пригорок, впереди оказывается следующий. Склон настолько крутой, что в некоторые моменты приходится лезть на всех четырех конечностях, цепляясь за рододендроны, ты цепляешься за них, а они за тебя не давая высвободить ноги. Но проходит час, другой, а ты все ползешь, скрипя зубами и скрепя сердце, напевая мантру "ты сможешь, ты сумеешь". В редкие моменты, когда ты обгоняешь кого-то или кто-то обгоняет тебя, восстанавливается связь с миром и начинаешь задумываться, а сколько времени и как долго мы уже ползем, но посмотрев на часы даже не можешь вспомнить зачем тебе это надо и вновь возвращаешься к реальности, где ты, рюкзак и подъем без тропы среди рододендронов.
( Читать дальше...Свернуть )

Фотограф Владимир Антощенков. Интервью в музее Эрарта

О выставке «Избранные фотографии» в музее Эрарта

Выставка называется «Избранные фотографии». Слово «избранные» имеет двоякий смысл. Первое, что приходит на ум, когда слышишь слово «избранные», что это самые хорошие фотографии. В данном случае «избраны» они не по такому принципу. Мне хотелось бы дать — хотя на выставке всего 60 фотографий — всесторонний портрет Петербурга. Нужно было из каждого раздела (от ред. — у автора более десятка альбомов на разные темы) найти хоть сколько-нибудь фотографий, сбалансировать все это и получить разнообразную картину. Я надеюсь, что здесь это получилось.

Об удачных точках съемки в Петербурге

Вообще-то говоря, все точки Петербурга для съемки, я бы сказал, насколько израсходованы и настолько всем известны, что хоть фундаменты под штатив ставь. Скорее, чтобы сделать оригинальную фотографию с достаточно стандартных точек зрения, нужно иметь погодные условия какие-то необычные. Зимнюю канавку кто не снимал?! Мне когда-то один раз удалось. Снежок как-то выпал, стал таять красиво, и удалось ее романтично снять. Так что важны условия солнечного освещения, дождь, туман и прочее… Ну, фотографы это все знают и пользуются этим.

Необычные точки — это, скорее, по верхам, с крыш. Дело в том, что они, эти точки, вообще говоря, были зафиксированы необычным образом. Во время войны для того, чтобы следить за бомбежкой, были устроены такие смотровые вышки типа будочек. Естественно, их сделали в тех местах, откуда обозрение хорошее. Поскольку эти будки заметны, то я довольно систематично их обследовал. И действительно с них открываются достаточно интересные виды.

Об экстриме

Самая высокая точка была вертолетная, но это неинтересно. А из забавных, с происшествиями — это, пожалуй, фотография со Смольного собора, с фонаря. Она здесь присутствует, эта фотография. У меня там (в Смольном соборе) была выставка, мы познакомились с главным инженером, и он выпустил меня наверх. Произошло вот что — путь наверх идет через одну из колоколен, там такая стремяночка своеобразная, потом выходишь наружу, по куполу и к фонарю. Очень повезло с погодой. Снимок получился, я его публиковал неоднократно. Но пошел обратно — а обратно закрыто. Стал громко кричать. К счастью, экскурсовод недалеко ушел. Она заперла почему? Потому что голуби залетают. Высвободила меня. А так бы не знаю, что делал, — там неприятно, холодно.

О случайности в фотографии

Я репортажами никогда не занимался, но, идя по городу и имея при себе аппарат, можно иногда случайно, а иногда, может быть, даже где-то и предвиденно, увидеть что-то такое, что заслуживает съемки. Тут нужно быть настороже, потому что это может быть какое-то мгновение. Шел снимать с определенной целью и вдруг вижу! Здесь есть такой кадр — мужчина сидит на краю фургона, напялил на себя куски водосточных труб, как латы, и сияет, как медный самовар. Это одно мгновение. Просто аппарат есть, он улыбается, нажал на спуск и получился кадр. Но это не скажу, что часто бывает.

О потерянных кадрах

Я помню такой забавный и трагический случай. На Варшавском вокзале есть скульптура Владимира Ильича с протянутой рукой. Как-то я иду, а у подножья сидит нищий и тоже протягивает руку. В одинаковом жесте они просто просились в кадр — а аппарата не было.

О волнующей сейчас теме

Есть одна тема, которую я не доснял и которую надо бы доснять. Это промышленная тематика. По многим причинам. Во-первых, потому что старых заводов уже скоро совсем не будет, а там и интерьеры интересные. Но главный у меня был просчет при съемке промышленности, который здесь виден, — я мало снимал людей на заводах, и хотелось бы это как-то компенсировать. Может быть, удастся когда-нибудь еще.

ФОТОГРАФ ВЛАДИМИР МИШУКОВ - ЖИЗНЬ БОГАЧЕ ВООБРАЖЕНИЯ — ЖЖ

В октябре этого года в издательстве Paulsen Photography выходят два фотографических альбома Владимира Мишукова. В первом, который носит название SLAVA DURAK, на цветных фотографиях форматом 40 х 60 см знаменитый клоун Слава Полунин предстает в удивительных ситуациях своей повседневной жизни. Эпиграфом для этой книги являются слова: «Быть ДУРАКОМ – значит пребывать в состоянии РАДОСТИ, которое позволяет соотноситься с миром необыкновенным образом, расширяя границы привычного». Про второй альбом – PARIS – Владимир Мишуков пишет в предисловии: «Как опавшие листья, я собираю проявления чувств, которые люди роняют на улицах Парижа». 


Володя, кто ты сегодня в своем самоощущении в первую очередь? Фотограф, актер, отец, человек, познавший некую истину – кто? И почему?

Со временем ощущаю все более нарастающее чувство беспомощности перед жизнью. Понимаю, что ни к чему невозможно быть готовым, как бы ни приготовлялся. Можно лишь настроиться на прием нового и неведомого. И внимать. А там будет как будет. С опытом же «я знаю, что ничего не знаю» начинает приобретать все более явственные черты. А если говорить просто, то по-прежнему чувствую себя подростком перед огромным миром. Сродни сэлинджеровскому Холдену Колфиду, который мечтает спасать детей, играющих во ржи, от падения в пропасть. Или с героем известного рассказа Пантелеева, который, перед тем как вступить в караул, дает честное слово, что не покинет свой пост. Караул там не всамделишный, это игра, а вот честное слово он дает по-настоящему и не покидает свой пост даже с наступлением темноты, когда все его товарищи уже давно спят по домам. Вот как-то так себя и ощущаю… Возможно, это инфантилизм. Но он внутреннего свойства. Деятельность же свою и отцовство воспринимаю как ответственность за сотворенное. И здесь важно быть последовательным именно во внешних проявлениях. То есть в поступках.

Насколько человеку необходима способность к созерцанию? И как ее развить в себе, и что она дает?
Созерцание, как и любое существительное с приставкой «со», свидетельствует об опыте соединения с кем-то через проживание совместных чувств. Будь то создание, соболезнование, согласие, совещание, соитие, совместимость и т.д. Созерцание – именно как опыт познания при естественной отстраненности и одновременно соучастии и сочувствии – позволяет прикоснуться к сознанию с Тем, кто создал человека. Но лишь прикоснуться.

Как ты пришел к фотографии? Что останавливает твой взгляд, что заставляет тебя достать фотоаппарат, на что тебе интересно навести объектив?
Проявление живого и непосредственного манит и привлекает безоговорочно. Ты почти ничего не можешь поделать с собой. Реагируешь инстинктивно. Забираешь с помощью фотоаппарата, чтобы потом поделиться этой радостью. Это происходит не только на улице, но и во время так называемой постановочной съемки. Только для обнаружения этого непосредственного и живого приходится потрудиться. Чуть повзрослев, обнаруживаешь, что живое и непосредственное – это вполне себе редкость. Поэтому реагируешь чуть сдержаннее, но в надежде на глубину.
Первая – актерская – профессия, как и фотографирование, подразумевает умение созерцать, наблюдать, фиксировать, анализировать. Поэтому приход или, точнее, переход на другую сторону фотоаппарата можно воспринять как естественный. Быть отождествленным с героем пьесы или с объектом съемки для меня органично.

Твоя детская мечта стать актером исполнилась. Сейчас к тому же ты играешь в театре, снимаешься в кино. Что значит для тебя этот опыт и есть ли у тебя некий посыл для зрителя?
В театре и кино прежде всего хочется не играть, а проживать отведенное автором для твоего персонажа время в определенных же автором предлагаемых обстоятельствах. То есть, по возможности оставаясь самим собой, проходить некоторый путь чужой жизни, задействуя присущие только тебе чувства. Тогда появляется шанс на проживание индивидуального опыта. И чем больше ты сможешь задействовать самого себя в персонаже, тем больше вероятность оказаться естественным, а следовательно, убедительным для зрителя. И тогда уже можно будет доносить смысл, изначально заложенный автором и принятый тобою на веру во время прочтения сценария или пьесы.

Расскажи немного о своей актерской карьере.
Я учился в ГИТИСе у прекрасного педагога, который был и мастером нашего курса. Владимир Наумович Левертов. Память о нем и благодарность ему нескончаемы. У нас был легендарный дипломный спектакль «Чудесный сплав». Меня пригласили сразу в несколько театров. Но, по сути, я так никуда и не пошел. Снимал на видео. Работал на телевидении вместе с Андреем Звягинцевым. Фотографировал. После долгого пятнадцатилетнего перерыва, по сути, дебютировал в кино в фильме «Дочь» (режиссеры А. Касаткин/Н. Назарова) и в спектакле «Выбор героя» (режиссер В. Агеев) в «Политеатре». Потом снялся в фильме «Зимний путь» (режиссер С. Тарамаев/Л. Львова). Сейчас снимаюсь у Володи Котта в многосерийном фильме, но в небольшой роли. Я дебютант в этом деле. Таковым себя и ощущаю. И меня это бодрит. Радует. В общем, никакой актерской карьеры и нет. Все только начинается.

Как бороться с жестокостью, безразличием, черствостью? Возможно ли вообще их победить, и если да, то чем и как?
Нежность – наше оружие. Мы все в ней нуждаемся. И как «производители», и как «потребители». Нам всем ее недостает. Пора научаться гладить друг друга, ласкать, убаюкивать. Начнешь это делать, свершая простые действия, – собственная черствость и безразличие другого отпадут за никчемностью. Если вспомнить, например, сербского патриарха Павла или Далай-ламу XIV, очевидно, что через их лица и поведение первым открывается то, что они ласковые.

Один из недавних твоих проектов посвящен детям с синдромом Дауна. Эта тема возникла у тебя не случайно. Как ты для себя определяешь этих людей, их место в мире и их значение для нас, обыкновенных?
Мой четвертый ребенок Платон родился с синдромом Дауна. Его значение и место в моей жизни и в жизни моей семьи необыкновенно важно, почти спасительно. Воспринимаю его как предвестника невероятного счастья, к которому я, естественно, еще совсем не готов. Платон для меня – это нежный поцелуй от Бога. И пускай я в глазах многих так называемых нормальных выгляжу экзальтированным чудаком, мне нет до этого дела. Ибо нет еще тех слов и смыслов в этом видимом мире, которые могли бы на вербальном уровне выразить мои чувства от сообщения с этим человеком.
Люди с синдромом Дауна рождались, рождаются и будут рождаться потому, что это угодно Богу. Независимо от того хотят или не хотят этого так называемые обыкновенные люди. И если не научиться принимать в этой жизни иных, не похожих на тебя людей за людей, то исчезновение нашего человеческого вида предопределено.

Искусство еще способно воздействовать на современного хомо сапиенса? А политика, религия?
И искусству, и политике, и религии не хватает сегодня, с моей точки зрения, одного общего – человечности. Конечно, это не распространяется на всех. Но ощутима тенденция необращения к Человеку, как к Тайне, сотворенной Создателем. «Посему ты уже не раб, но сын; а если сын, то и наследник Божий через Иисуса Христа». Почти не подразумевается сегодня, в мыслях не допускается ни в искусстве, ни в политике, ни, как ни странно, в религии, что всякий человек может оказаться сыном Божьим. А от этого во всех сферах отношение неуважительное, если не сказать пренебрежительное. Оно, в сущности, и влияет на действительное развитие человека. То есть тормозит его. 

Какой самый трудный выбор тебе приходилось делать в жизни?
Не было трудного выбора. По крайней мере ко многому я относился как к должному и возможному в этой жизни.

Чего ты боишься?
Боюсь, что я соткан из страха, что свидетельствует о несовершенстве моей любви. Мне присущи все человеческие боязни, с которыми я справляюсь с помощью молитвы, обращенной к Господу. Ибо на Него уповаю. Его и боюсь.

Если коллективное бессознательное работает, о чем нам всем следует попросить у мира?..
Об индивидуальном сознательном для каждого.


Menu Magazine #10_2012



Фотограф Владимир Сечев | Избранные изображения из его фотографического портфолио

О

Я

Образование

Родился в 1945 году в Казани, СССР. 1964-1970: учился в Казанском авиационном институте, играл на саксофоне в студенческом биг-бэнде. После окончания института два года проработал в Советском Союзе. Космический центр Байконур по специальности радиоинженер. Я купил свою первую камеру в 1965 году и сразу же пристрастился к уличной фотографии.

Профессиональная деятельность в СССР

1972 - 1979: Профсоюз художников-графиков, где рисовал иллюстрации для книг, журналов и обложек дисков. Дверь в официальную большую прессу был закрыт для меня из-за моих хороших отношений с диссидентами и неофициальными артистами. 1974 - 1979: Я организовал в своей квартире множество выставок тогдашних неофициальных художников. Я показал Михаилу Шемякину, который тогда был в Париже, несколько групповых экспозиций художников из Ленинграда, Одессы, а также составили единственную экспозицию еврейских художников.

Франция, 1980 г.

В феврале я стал первым советским фотографом, который приехал на Запад с архивами повседневной жизни в СССР. Я показал свои фото Гокшину Сипахиоглу, главе SIPA Press в Париже, и через час в офисе «Paris Match» нас встретили Мишель Сола и Роджер Терон. Журнал сразу опубликовал 44 страницы моих фотографий с интервью. В мае последовали публикации: 55 страниц с обложкой в ​​«Stern», четыре номера итальянского «Oggi», 12 страниц в американском журнале «Life» и т. Д.В 1980 году я стал самым публикуемым фотографом в мире. После выхода журнала «Life» меня пригласил Ларри Кинг на его трехчасовую полуночную радиопрограмму, а затем Том Брокоу, Питер Дженнинг и Дэн Рэзер в свои новостные телепрограммы в прайм-тайм.

Французский журнал «Vogues»

После публикации «Paris Match» меня нашел великий Хельмут Ньютон, и мы стали друзей до его отъезда в Лос-Анджелес. Он убедил Роже Гайе, французского директора Vogue, дать мне тестовую работу. Это были 5 дней июльских показов высокой моды, о которых я рассказывал руководство Франсин Крессан, главного редактора.Поскольку первые пленки были проявлены и до последнего YSL показ мод, у меня уже был контракт с журналом и 40 страниц моей работы «Haute Couture vu par Владимир Сечев »вышли в сентябре 1980 года.

  • 1981: американский «Vogue» впервые представляет французские рекламные фотографии высокой моды с подиума со мной как фотографом.
  • Октябрь 1980 г .: «Русские в глазах Владимира Сичева» выходит во Франции, США, Италии, Норвегии и Швеции.
  • 1980–1982: сотрудничество с французским «Vogue» - fashion и ее дизайнерами.
  • 1980-2010: как фотограф SIPA Press я освещал международные исторические события: падение Берлинской стены, Падение Николая Чауческу, я провел три дня с Михаилом Горбачевым после его отречения, два путча в Москве. где я был ранен пулей. Я также освещал кампании и поездки президентов Франции (Валери Жискар Д'Эстен, Франсуа Миттеран, Жак Ширак, Николя Саркози). Виды спорта: чемпионаты мира по футболу, Олимпийские игры и т. Д.
  • 1981: Меня выбрали среди 100 лучших фотографов мира для участия в книжном проекте «День из жизни Австралии».
  • 1985: Выходит «Iceland Crucible» с моими фотографиями о художественном сообществе Исландии. «Taize, la source» с текстом брата Роджера о французском эйкуменическом сообществе выходит во Франции и некоторых других странах.
  • 1986: снова меня приглашают в число 100 лучших фотографов, чтобы сделать «День из жизни Америки».
Экспозиции и черно-белая фотография
  • 1966-2012: уличная жизнь разных стран и фотографии художников.
  • 1980–1982: несколько выставок во Франции.
  • 1986: Люсьен Клерг приглашает меня на фотофестиваль в Арле с моим проектом «Восток-Запад».
  • 2009: Третьяковская галерея. Меня приглашают в качестве специального гостя на Московскую биеннале, где я показал свою уличную жизнь и художников времен СССР. Одновременно в галерее «На Вспольном» были представлены французские фотографии и художники. Галерея «Русский мир» в Париже делает мою персональную выставку.
  • 2011: «1 + 9» книга, инициированная писателем Владимиром Загреба и написанная девятью писателями об одном фотографе (Владимире Сичеве), издана в Германии.
  • 2012: «Письма Иву» - письма Пьера Берже Иву Сен-Лорану с моей фотографией на обложке. Книга Кати Перцовой «Мой Ив Сен-Лоран» с моими фотографиями опубликована в Москве.

Владимир Рысь || f-stop

ФОТОГРАФ

БАЗА: ЧЕХИЯ


О Владимире

Владимир начал фотографировать в пятнадцатилетнем возрасте. Родившийся и выросший в Праге сформировал его видение и узнаваемый стиль.его многочисленные вечера, проведенные в темной комнате, заставили его влюбиться в классический процесс и классическую фотографию, которые с самого начала повлияли на его творчество.

В 1996 году он стал штатным фотографом крупнейшей чешской спортивной газеты Deník sport , а два года спустя получил должность штатного фотографа в футбольном журнале Hattrick . в 2002 году он переехал в Германию и присоединился к Getty Images, где оставался до 2010 года.

Работы Владимира охватывают широкий круг тем, включая спорт, репортаж, портретную и коммерческую фотографию.

С 2005 года его основная сфера деятельности - формула 1, где он считается одним из самых влиятельных фотографов в спорте. его фотографический стиль имеет очень узнаваемый вид без чрезмерного использования инструментов постпродакшна и во многом заимствует свой стиль из его опыта в аналоговой фотографии. Это также принесло ему широкое признание за пределами паддока Формулы-1. его классический фотографический подход остается эталоном фотографии Формулы 1 даже в эпоху цифровых технологий.

Его неповторимый стиль принес ему множество наград и множество клиентов.Среди его наград - «Фотограф года 2000» в Чешской Республике, «Фотограф года 2010» в Германии, «Фотограф года Формулы-1 2008» от журнала Red Bulletin и «Фотограф года 2014 года» Формулы-1. Итальянская федерация автоспорта Confartigianato Motori.

Тот волшебный момент, когда взгляд, свет, композиция и технические навыки сливаются за доли секунды и создают необычную фотографию - вот что его вдохновляет. он всегда верит, что его следующий образ будет его лучшим.

Владимир - гордый представитель f-stop gear , который базируется в Афинах и Берлине.

Фотограф Владимир Носальский (Ленин) | Все о фото

Я родился в СССР 10 июня 1973 года. Мой псевдоним в искусстве - Ленин. В то время наша страна была далека от открытия новых способов самовыражения, таких как современное искусство, креативная фотография или что-то в этом роде. Долгое время все, что люди могли воспринять из искусства и культуры, было серым и однообразным.Мое детство прошло в криминальном районе. Однако оба моих родителя - художники-самоучки. Я уверена, что моя способность видеть красоту в обычных, рутинных вещах происходит от моей семьи.

Сама фотография появилась в моей жизни, когда мне было 10 лет. С отцовским фотоаппаратом Zenith; Я открыл для себя все ближайшие уголки своего района, все парки и скверы. Когда я был подростком, единственный способ сделать окружающий мир красивее - это пойти учиться на портного, а это была единственная творческая профессия в нашем городе на тот момент.

В период перестройки Россия перешла от культурных аспектов государственной политики к рыночной экономике, что усложнило жизнь художнику. Я встроил в систему, создав декорации и шоу для государственных и деловых мероприятий. Однако мне всегда не хватало камеры, она везде была моим спутником. Я фотографировал художественные планы, события, природу, город и путешествия. Однако мое возвращение к настоящим вдохновляющим фотосессиям произошло несколько лет назад.

«Созерцай, твори, наслаждайся» - стало моим девизом с юных лет.У меня было несколько персональных выставок искусства и фото: 1999, «26 шагов», Москва, Россия, 2000, «Кокон-2000», Москва, Россия. И несколько групповых выставок 1999, «Казантип», «Казантип-2». Выставка молодых художников «Ленин и Дети», Москва, Россия, 2016, «Планета Москва 2016», Москва, Россия.

В фотографии и искусстве меня вдохновляют: Александр Родченко, Огюст Роден, Билли Монк, Клод Моне, Франсиско Хосе де Гойя, Иероним Босх, Иван Билибин, Джексон Поллок, Жан-Мишель Баския, Леонардо да Винчи, Рене Магритт, Владимир Татлин, Василий Кандинский.

Победителей 2020 года - Фотограф года-путешественника

У нас был невероятно высокий стандарт заявок на участие в конкурсе «Фотограф года-путешественник 2020 года», и мы хотели бы поблагодарить всех наших участников и нашу фантастическую судейскую коллегию, которые уделили так много времени, чтобы выбрать победители.

ЗАЯВЛЕНИЕ ОСНОВАТЕЛЯ TPOTY, КРИС КОЕ: «Путешествие фотографии в условиях глобальной пандемии, с многочисленными запретами на поездки, было, мягко говоря, сложной задачей, но туристические фотографы - изобретательная порода, поскольку последний набор победивших изображений - завещание.Эти победители поражают своей красотой, размахом, драматичностью, элегантностью и, в некоторых случаях, остротой. В трудные времена они принесут тепло и радость многим и подтвердят, что в туристической фотографии есть навыки, проницательность, видение и искусство ».

Победители конкурса Travel Photographer of the Year 2020 будут выставлены на впечатляющую открытую выставку под открытым небом в великолепном лондонском месте - Coal Drops Yard, недалеко от станций Кингс-Кросс и Сент-Панкрас с 12 мая. до 10 июня 2021 г.Подробнее…

Кликните на фото для увеличения
ПУТЕШЕСТВИЕ ФОТОГРАФ ГОДА 2020
Владимир Алексеев, Россия

Владимир Алексеев - фотограф, путешественник, журналист, издатель и главный редактор одного из российских публикации в СМИ. Ранее работал менеджером в крупном российском рекламном агентстве. Он также является президентом Национального фонда сохранения духовных, культурных и природных ресурсов, который реализует социально значимые проекты посредством фотоискусства, направленные на сохранение и возрождение общечеловеческих культурных ценностей.

Организовал более 50 фото-исследовательских экспедиций в различные регионы планеты, включая Арктику, Антарктиду, Амазонку, Патагонию и труднодоступные регионы России. Его фотографии и статьи публикуются с 2007 года в таких изданиях, как National Geographic (Россия, Италия, Германия, Франция), Geo (Германия, Франция), Around the World, Continent Expedition, и многих других.


МОЛОДОЙ ТУРИСТИЧЕСКИЙ ФОТОГРАФ 2020 ГОДА
Индиго Лармор, Ирландия (12 лет)

Индиго второй год подряд признается молодым туристическим фотографом года.Ирландка по национальности, она родилась в Абу-Даби и путешествует с трехнедельного возраста. Последние 2,5 года она жила в Индии, и до COVID ее семья много путешествовала по Индии, в том числе посещала родину ее бабушки в Ассаме и соседние страны, включая Непал и Пакистан.

Индиго начала фотографировать в возрасте восьми лет, когда она позаимствовала фотоаппарат у своей матери на фотопрогулке по старому Дубаю. Ей нравилось видеть там все богатые цвета специй, и цвета Индии очаровывали ее точно так же.Она любит болтать с людьми на рынках, где ее часто щипают за щеки, а потом она часто просит сфотографироваться в ответ !! Ее искренне вдохновляют люди, которые используют свою фотографию для активизма и освещения глобальных проблем, и она хотела бы использовать больше этого в своих фотографиях в будущем.

Победитель - YOUNG TPOTY (15-18 лет)
Бен Скаар, США (17 лет)

Бен Скаар, живущий в Массачусетсе, США, с восьмилетнего возраста держал в руке фотоаппарат из-за его страсти к фотографии. растет с каждым годом.Большую часть своего времени он тратит на типичную школьную работу и занятия спортом, но каждую свободную секунду он тратит на реализацию своих творческих мечтаний.

Просыпается ли это в 4 утра для восхода солнца, проводит бесчисленные зимние ночи, снимая звезды, или редактирует свои фотографии и видео из машины, он делает все, что в его силах, чтобы подготовиться к будущему творческой свободы. Однажды он надеется путешествовать по миру со своей камерой, снимая дикую природу, культуру, пейзажи и многое другое. Это была мечта с тех пор, как он впервые нажал на кнопку затвора!

Победитель - YOUNG TPOTY (14 лет и младше)
Мигель Санчес Гарсия, Испания (11 лет)

Мигель особенно любит фотографироваться с этим отцом, который, по его словам, учит его всему, что ему нужно.Ему нравится фотографировать природу, особенно в горах и в поездках, и он считает, что это лучший способ узнать и познакомиться с красивыми местами.

Эти снимки сделаны в камере с множественной экспозицией, при этом камера поворачивается между каждой экспозицией для создания калейдоскопического эффекта.

Второе место - YOUNG TPOTY (15-18 лет)
Наяна Раджеш, США (16 лет)
Второе место - YOUNG TPOTY (14 лет и младше)
Нил Шет, США (14 лет)

ПОРТФОЛИО

Пейзажи и элементы Земли

ПОБЕДИТЕЛЬ Алессандро Карбони, Италия

Алессандро Карбони родился на Сардинии, стране, где он вырос и живет до сих пор.Он сделал свои первые шаги в темной комнате в 1990-х годах, но сосредоточил свое внимание на пейзажной фотографии в 2009 году. Он получил высшее образование в области делового администрирования, но всегда внимательно следил за природой своего дикого и очаровательного острова.

Он выбирает уйти из большинства урбанизированных районов в поисках незагрязненных мест и убежден, что развитие идеи посредством реализации проекта - это самый эффективный способ передать его видение и эмоции. Его самый важный проект - Wild Sardinia - это часть команды из трех международных фотографов, которые хотят запечатлеть Сардинию в изображениях, запечатлеть пейзажи, времена года и огни этого особенного острова.

УЧАСТНИК Скотт Портелли, Австралия
НАСТОЯЩИЙ ПОБЕДИТЕЛЬ
Пэдди Скотт, Великобритания
РЕКОМЕНДУЕТСЯ
Сергей Пестерев, Россия
ЛУЧШЕЕ ОДИНОЧНОЕ ИЗОБРАЖЕНИЕ В ПОРТФОЛИО
ПОБЕДИТЕЛЬ 9000EC5 Джеймс Смарт, Австралия слева направо)
Мохаммад Рахман, Австралия; Дэвид Суиндлер США; Кевин Де Ври, Бельгия
Мауро Баттистелли, Италия; Арман Сарланг, Франция; Эдвард Хайд, Великобритания

Природа, морская жизнь, дикая природа
ПОБЕДИТЕЛЬ Марко Штайнер, Австрия

Марко Штайнер - подводный фотограф, специализирующийся на черной воде и макросъемке.Его текущий проект документирует существ, которых можно встретить на Мальдивах ночью во время погружений в воду с черной водой в открытом океане. Он был давним участником Manta Trust, Мальдивской программы исследования китовых акул, участвовал в операции Sea Shepherd Operation Jairo в Коста-Рике и недавно работал фотографом для Elysium Epic Expedition, снимая коралловый треугольник в Раджа Ампате.

Марко изучал цифровое кино в Берлине и работал ассистентом оператора на нескольких государственных телеканалах в Германии.С 2011 года он также работал менеджером дайв-центра и гидом Blackwater на Мальдивах. Он всегда интересовался подводной фотографией с детства, но стал более серьезно относиться к фотографии только в 2017 году.

УЧАСТНИК Wenming Tang, Китай
RUNNER-UP Амит Эшель, Израиль
НАСТОЯТЕЛЬНО РЕКОМЕНДУЕТСЯ
Алексей Сачов, Германия
РЕКОМЕНДУЕТСЯ
Марсель ван Остен, Нидерланды
ЛУЧШЕЕ ОДНО ИЗОБРАЖЕНИЕ В ПОРТФОЛИО
ПОБЕДИТЕЛЬ
Павлос Евангелидис, Греция
СПЕЦИАЛЬНОЕ УКАЗАНИЕ (слева направо)
Марсел ван Остен, Нидерланды Дэвид Альперт, Великобритания; Лоуренс Вустер, США
Алекс Зозуля, Россия; Дэвид Гиббон, Великобритания, Джошуа Холко, Австралия

Люди мира

ПОБЕДИТЕЛЬ Мунеб Таим, Сирия

2001, Мунеб Таим - фотожурналист, освещающий новости с акцентом на социальные проблемы.В настоящее время он работает в Турции фотографом-фрилансером. Он начал свою карьеру в фотожурналистике в качестве фотографа-самоучки-подростка и независимого репортера в 2014 году, где он освещал жизнь в осаде в Дума, Восточной Гуте, Идлибе и сельской местности Алеппо до начала 2020 года, а также задокументировал массовые убийства и разрушения, вызванные авиаударами и бомбежки почти ежедневно. За десять лет, которые он прожил в осаде в своем городе, этот молодой человек получил множество международных наград за свою работу.

ЗАЯВЛЕНИЕ ФОТОГРАФА

На войне жизнь имеет другое значение - все, что обычно, просто исчезает.Распорядок дня определенно ненормален, даже если он кажется нормальным людям, живущим в соответствующих местах. Каждый день падают бомбы, гибнут люди и разрушаются здания. Реальность войны нельзя отрицать, и все же есть люди, которые настойчиво пытаются противостоять горечи этой ужасной войны: своей решимостью, своей надеждой и своим желанием жить. Этот проект демонстрирует усилия гражданского населения, направленные на то, чтобы война на оккупированной территории в сирийской Восточной Гуте была забыта после того, как это место более пяти лет осаждалось вооруженными силами сирийского правительства.Оккупация закончилась, когда сирийский режим при поддержке российских войск насильственно переселил людей после месяцев бомбардировок этого района. Тысячи были убиты, а район был полностью разрушен.

RUNNER-UP
Хорхе Баселар, Португалия
ВЫСОКО ПРЕДНАЗНАЧЕНА
Ален Шредер, Бельгия
РЕКОМЕНДУЕТСЯ
Piper Mackay, США

ЛУЧШЕЕ ОДИНОЧНОЕ ИЗОБРАЖЕНИЕ В ПОРТФОЛЕ

, Бельгия ER ОСОБЫЕ УКАЗАНИЯ (слева направо)
Йорген Йохансон, Норвегия; Хоай Нгуен Фуок; Вьетнам
Юй Шэнь, Китай; Мунеб Тайм, Сирия

Travel Folio

ПОБЕДИТЕЛЬ
Хорди Коэн, Испания

Хорди Коэн - фотограф-документалист-фрилансер из Барселоны, специализирующийся в основном на социальных и культурных проблемах.Его работы были опубликованы в New York Times, The Guardian, Sunday Telegraph, блоге CNN, Leica Magazine, La Vanguardia, El Periódico, Photo France, XL Semanal, Piel de Foto, Chasseur d’Images и FotoMagazin Germany среди других.

Его работы выставлялись в Европе и Америке, в том числе в Институте искусств Сан-Диего, ЦВЗ «Манеж» в Санкт-Петербурге, Лондонском королевском географическом обществе, галерее Гектора Гарсиа из Мехико, Международном фестивале социальной фотографии в Сарселе (Франция) , Couvent des Minimes в Перпиньяне и мадридский выставочный зал Complejo el Águila.

УЧАСТНИК
Ричард Ли, Гонконг
ВЫСОКО КОММЕНТАРИЙ
Николя Распиенгеас, Франция
РЕКОМЕНДУЕТСЯ
Алессио Мезиано, Италия
ЛУЧШЕЕ ОДИНОЧНОЕ ИЗОБРАЖЕНИЕ В ПОРТФОНЕ SOM
Пол
ОСОБЫЕ УКАЗАНИЯ (слева направо)
Хорди Коэн, Испания; Джонатан Стоукс, Великобритания; Афанасиос Малукос, Греция
Фан Ханх, Вьетнам (оба изображения)

ONE SHOT - КАТЕГОРИИ ОДНОГО ИЗОБРАЖЕНИЯ

Рядом с домом

ПОБЕДИТЕЛЬ
Pier Luigi Dodi, Италия Родился Пьер Луиджи Доди, Италия в 1969 году между равниной и холмами региона Эмилия в Северной Италии.Он имеет степень доктора ветеринарных наук Туринского университета и степень магистра культурной антропологии Alma Mater Studiorum - Болонского университета.

Он начал фотографировать с помощью очень старого руководства Praktica, когда был подростком. Он увлечен фотографией и считает, что это лучший способ запомнить вещи, которые никогда не будут такими, какими они были в тот момент.

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ:
Маттиа Корато, Италия (слева)
ВЫСОКО РЕКОМЕНДУЕТСЯ:
Джонни Хаглунд, Норвегия (в центре)
РЕКОМЕНДУЕТСЯ:
Мохд Назри Сулейман, Малайзия (справа)
Цвета жизни
ПОБЕДИТЕЛЬ
Питер Уолмсли, Великобритания

Питер Уолмсли впервые заинтересовался фотографией благодаря своему учителю химии, который руководил кружком после уроков.Он боролся с пленкой много лет, пока с появлением цифровых фотоаппаратов не открылся совершенно новый мир создания изображений. Он вступил в местный операторский клуб, где сочетание поддерживающего обучения и регулярных соревнований помогло ему улучшить и получить различные фотографические квалификации. Впоследствии он стал судьей Фотографической федерации южных округов.

Питер зарабатывает на жизнь как государственный служащий, помогая реализовывать проекты помощи развивающимся странам. Это согласуется со значительным интересом к зарубежным поездкам, особенно в Восточную и Юго-Восточную Азию, что, в свою очередь, привело к интересу к уличной фотографии как средству запечатления местной культуры в повседневной жизни.

УЧАСТНИК:
Джинзи Сонг, Китай (слева)
ВЫСОКО РЕКОМЕНДУЕТСЯ:
Яссер Алаа Мобарак, Египет (справа)
РЕКОМЕНДУЕТСЯ:
Энрико Пескантини, Италия (слева), Сангарха (справа)

Острова

ПОБЕДИТЕЛЬ
Дэвид Ньютон, Великобритания

Дэвид Ньютон - профессиональный фотограф и режиссер из Великобритании, который специализируется на фотографировании широкого профиля!

Он является глобальным представителем SanDisk, Manfrotto, Lastolite, LitePanels, H&Y, Eizo и Koy Lab.Он снимает более 20 лет по всему миру для широкого круга клиентов, а также является международным фото-репетитором, проводя мастер-классы по всему миру.

УЧАСТНИК:
Дана Аллен, США (слева)
ВЫСОКО РЕКОМЕНДУЕТСЯ:
Луиджи Руопполо, Италия (справа)
РЕКОМЕНДУЕТСЯ:
Нгуен Тан Туан, Вьетнам (слева), Джилл Дженнингс, Великобритания (справа)

Solitude

ПОБЕДИТЕЛЬ
Марк Энтони Агтай, Филиппины

Марк Энтони Агтай, изучал компьютерные информационные технологии в Маниле, а сейчас живет и работает в Абу-Даби.Он начал фотографировать десять лет назад и очень увлекается фотографией повседневной жизни людей, путешествиями и портретами.

Он очень гордится тем, что запечатлевает истинный дух и индивидуальность людей и объектов, которых он фотографирует, и очень рад иметь страсть к фотографии, которая позволяет ему исследовать свои творческие способности, документируя важные моменты в его предмете.

УЧАСТНИК:
Ангиоло Манетти, Италия (слева), Серж Мелесан, Франция (справа)
ВЫСОКО РЕКОМЕНДУЕТСЯ:
Джонни Хаглунд, Норвегия (слева),
РЕКОМЕНДУЕТСЯ:
Ирэн Беккер, Венгрия 9000 (справа)

SMARTSHOT

iTravelled

ПОБЕДИТЕЛЬ
Азим Хан Ронни, Бангладеш

Азим Хан Ронни работает на новостном канале старшим оператором в Бангладеш.Он купил свою первую цифровую зеркальную камеру в 2014 году в день своего рождения и страстно увлечен фотографией. Как фотограф, его цель - запечатлеть моменты жизни и придать им значимость, сделав их статичными во времени.

Он любит путешествовать и бывать в разных местах, знакомиться с новыми людьми и получать удовольствие от впечатлений, которые предлагает фотография, чтобы запечатлеть прекрасные и впечатляющие моменты Земли. Он также любит экспериментировать со своей фотографией и на сегодняшний день получил более 400 международных наград в области фотографии.

УЧАСТНИК:
Фрэнк Линч, Швейцария (слева)
ВЫСОКО РЕКОМЕНДУЕТСЯ:
Чин Леонг Тео, Сингапур (в центре)
РЕКОМЕНДУЕТСЯ:
Джеймс Линдси, Великобритания (справа)

Выбор народа

ПОБЕДИТЕЛЬ
Хорхе Баселар, Португалия

Хорхе Баселар - ветеринар, что дает ему редкую привилегию ежедневно общаться с фермерами и регистрировать изображения сельского мира, доброты фермеров, их тяжелого труда и волшебных, уникальных мест, где они живут. жить в.Когда он входит в их дома и конюшни, кажется, что он отступает во времени.

Он очарован естественным светом, проникающим в старые конюшни и затемненные кухни, и использует этот свет, чтобы изобразить мир таким, каким он его видит в эти мгновенные и волшебные моменты. Фотография работает для него как дневник, потому что он может записывать особые моменты своей повседневной жизни. Фермерские дома и фермы - его мастерские.

Он начал этот фотографический проект семь лет назад, когда почувствовал необходимость увековечить эти моменты и иметь возможность поделиться ими, чтобы люди также чувствовали восхищение и уважение, которые он испытывает к фермерам.Изображения из его проекта были опубликованы в его книге Ruradades / Ruralities .


Шорты для путешествий (видео)

ПОБЕДИТЕЛЬ
Джонатан Стоукс, Великобритания

Джонатан Стоукс - профессиональный фотограф из Лондона, Великобритания. После получения степени в области концептуального искусства его карьера фотографа позволила ему работать в коммерческих целях в Великобритании и на пяти континентах. Он работает с отелями, туристическими компаниями, брендами стиля жизни и интерьеров, а также занимается репортажем о путешествиях для журналов.

Ему нравится разнообразие предметов в фотографии во многих областях интерьера и образа жизни, деталей натюрморта и портретной живописи. Он старается использовать естественный дневной свет и создавать «большие» картины, в которые зрители могут погрузиться: богатые деталями, фактурой и глубиной.

УЧАСТНИК
Филип Ли Харви, Великобритания

ВЫСОКО КОММЕНТАРИИ
Кэтрин Роуз, Великобритания

Наши спонсоры

Проведение конкурса «Фотограф года» было бы невозможно без поддержки наших спонсоров и партнеров, и мы очень благодарны за их участие каждый год.

Щелкните ссылку на логотип, чтобы узнать больше о каждой компании:

Знакомьтесь, Владимир Мейман | Фотограф и графический дизайнер - SHOUTOUT DFW

Нам посчастливилось связаться с Владимиром Мейманом, и мы поделились нашим разговором ниже.

Привет, Владимир, не могли бы вы поделиться с нами цитатой или подтверждением?
«Каждый ребенок рождается художником, проблема в том, чтобы остаться им, когда вырастет». -Пабло Пикассо

Мне нравится эта цитата Пикассо, потому что это искреннее представление о том, что внутри нас есть все, что нам нужно.Все, что нам нужно сделать, это прислушаться к своему внутреннему голосу и позволить этой истине проявиться. Естественное состояние ребенка - воображать, творить и смотреть на мир по-новому и новаторски. Общество имеет тенденцию подавлять эти качества воображения, которыми все мы от природы обладаем как человеческие существа. Чтобы быть художником, нужно прислушиваться к своему внутреннему ребенку, отпустить наши социальные ограничения и выразить нашу уникальную точку зрения с помощью средств по нашему выбору.

Давай поговорим? Расскажите подробнее о своей карьере, чем вы можете поделиться с нашим сообществом?
Meyman Creative представляет мой эклектичный фон, переплетенный с множеством художественных сред.Я специализируюсь на фотографии и графическом дизайне, но что отличает Meyman Creative от других, так это то, что я могу предоставить своим клиентам универсальный магазин. Я всегда стремлюсь поддерживать открытый диалог, отвечать на любые вопросы и предоставлять все, что им может понадобиться для успеха. Это позволяет моим клиентам получать удовольствие от творческого процесса и наблюдать, как их видение воплощается в жизнь в реальном времени. В настоящее время меня радует текущий контракт с компанией, с которой я работал на протяжении всей пандемии. Я чувствую, что все, чему я тренировался в своей профессиональной карьере, привело меня к этому моменту, и нет ничего лучше.

Есть ли места, где можно поесть или чем заняться, чем вы можете поделиться с нашими читателями? Если у них есть друг, приезжающий в город, в какие места они могли бы их отвезти?
The DMA, Klyde Warren, Bishop Arts District, Parliament Deep Ellum, Trinity Groves, Katy Trail, Ascension, The Wild Detectives, Dallas Arboretum, Angelika, Центр скульптур Нашера, Грузовой двор, Whisk, Ten Ramen, Baboush, Cosmic Café , Cideracade, мост Маргарет Хант Хилл, Симфонический центр Мейерсона.

Серия Shoutout посвящена осознанию того, что наш успех и то, где мы находимся в жизни, по крайней мере в некоторой степени обусловлены усилиями, поддержкой, наставничеством, любовью и поддержкой других. Так есть ли кому-нибудь, кому вы хотите посвятить свой привет?
Я хочу поблагодарить мою семью, друзей, учителей и коллег-творцов за то, что они являются бесконечным источником любви, поддержки и вдохновения. Я чувствую, что эта пандемия высветила серебряную подкладку для творческих людей.Что мы получаем привилегию создавать немного больше надежды, комфорта и размышлений в то время, когда люди ищут смысла и связи. Мы не должны недооценивать эту силу.

Сайт: meymancreative.com

Instagram: instagram.com/meymancreative

Linkedin: https://www.linkedin.com/in/vladimirmeyman/

Facebook: https://www.linkedin.com/vladimirmeyman

Назначьте кого-нибудь: ShoutoutDFW построен на рекомендациях и комментариях сообщества; Именно так мы обнаруживаем скрытые жемчужины, поэтому, если вы или кто-то из ваших знакомых заслуживает признания, сообщите нам об этом здесь.

Любитель фотографии

Удостоенный наград фотограф Владимир Филонов работает в The Moscow Times с момента ее публикации в 1992 году. На протяжении многих лет он позволял своим фотографиям говорить за себя на страницах газеты или на выставках. Но по случаю его персональной выставки в Центре фотографии братьев Люмьер мы попросили его рассказать о фотографии, жизни фотографа, работе в газете и о том, что он никогда не забудет.

Фотография или электроника?

Табаков Игорь / MT

Владимир Филонов от коллеги

Когда я был ребенком, мне подарили фотоаппарат - Смена 2, который был очень популярен в то время. Я сделал несколько фотографий и ушел. Позже, когда я изучал геофизику на первом курсе института, мы поехали на экскурсию высоко в горы Домбая. Это было так красиво, что мне захотелось его сфотографировать. Вернувшись домой, я откопал старый фотоаппарат «Смена» и начал снимать.

… После армии мне было сложно выбирать между электроникой и фотографией. Электроника была привлекательной. Работа предлагала интересные задания, командировки, всевозможное оборудование, хорошую зарплату - отличные условия. Но через некоторое время я уволился и пошел работать фотографом в строительную компанию. Я работал один в подвале, и после работы в коллективе было одиноко, поэтому через некоторое время я вернулся к электронике. Я долго ходил туда-сюда.

Профессионал или любитель

В те времена фотографы делились на профессионалов и любителей. Слово «любитель» по-русски буквально означает «любовник», и это кажется мне правильным - любителем фотографии.

Примерно в 1978 году я начал путешествовать на машине по стране с двумя другими фотографами. У нас не было конкретных целей, не было плана по фотографиям на потом. Мы знали, что когда мы приедем в город, мы найдем фотографов, у которых мы сможем остановиться, и что нам будет о чем поговорить.

Именно тогда я увидел реальность жизни в деревне - настолько отличную от того, что нам говорили. Однажды мы пошли в дом престарелых в старом монастыре… ​​Я был вне себя три месяца. Это были люди, которые работали всю свою жизнь, а теперь живут в совершенно ужасных условиях.

Москва Таймс

В начале 1990-х в Москве я познакомился с американским журналистом по имени Кэри Голдберг. Дерк Зауэр хотел, чтобы она работала в новом издании, которое он пытался выпускать, под названием «Московский журнал».Она сказала, что будет работать только со мной, поэтому Дерк попросил меня переехать из Украины. Я не был в этом уверен. Я не хотел заниматься фотожурналистикой, но согласился работать в журнале. Это длилось недолго. Но Дерк начал издавать небольшую газету, которая впоследствии превратилась в The Moscow Times. Я думал, что займусь этим три месяца. Это был 1991 год.

Что мне не нравилось в газетах, так это то, что нужно было работать так быстро. Но потом я начал понимать, что такая скорость на самом деле хорошо. Я просыпаюсь и буду готов к работе.Через некоторое время я вошел в некое состояние готовности - как воин, готовый к битве в любой момент. Другая часть работы - это установление контакта с людьми - это искусство. Работа в газете научила меня очень быстро устанавливать контакт с людьми.

Растворение в реальности

В одной из поездок машина сломалась, и нам пришлось остановиться. Поставили палатки, переночевали, а утром начали чинить машину. Через дорогу стояли три ветхих дома. Две старушки вышли из своих домов и пошли в третий дом.Они постучали в дверь. Я подошел и спросил, что случилось. Они сказали, что их соседка не вышла - они думали, что она умерла. Но потом вышла на улицу - иссохшая старушка лет восьмидесяти. Она вышла из полуразрушенного дома и села на крыльцо. Соседи принесли ей помидоры. У нее был сын, который жил в 16 км от нас и не навещал. Дом разваливался. Она сидела у той лачуги, как Баба Яга.

Я думаю об этом, и я думаю о доме для престарелых.Или проснуться однажды туманным утром под Костромой. Я вышел во весь этот влажный туман… это было нереально. Было чувство экстаза, когда у тебя нет мыслей, ты просто растворяешься в окружающем мире. Вы даже не можете думать о диафрагме или диафрагме - то есть сначала вы пытаетесь думать, а потом перестаете думать, и все это все равно происходит.

вечный любитель

Фотоаппарат - это инструмент, позволяющий познать жизнь. Это как палка, которую воткнули в муравейник.Законы общества не позволяют вам делать определенные вещи, узнавать то, что вам интересно, подниматься и разговаривать с людьми. Но камера позволяет это сделать. Если бы не камера, я бы не встретил так много людей, не получил бы столько опыта и не побывал бы во многих местах. Камера позволяет устанавливать связи, понимать, почему что-то там есть.

Если композиция идеальна, фотография почти всегда мертва. Он оживает только тогда, когда есть что-то не совсем законченное. Фотография всегда рождается на грани момента, когда момент нестабилен.Если это постановка, ничего не происходит. Этого не произойдет, когда вы этого ждете - когда вы ждете, что кто-то пройдет мимо витрины магазина, чтобы вы могли поймать его отражение. Это случается, когда ты сдаешься и отворачиваешься.

Я до сих пор считаю себя любителем - любителем фотографии. И даже спустя столько лет я люблю приходить на работу и вставлять флешку в компьютер. Мне любопытно посмотреть, как вышли фотографии. Я поймал момент?

Выставка «Документ / Метафора.Владимира Филонова »будет работать в Центре фотографии имени братьев Люмьер со среды по 11 октября. Центр находится по адресу: Болотная набережная, 3, стр. 1. м. Кропоткинская. Время работы: с 12:00 до 21:00, сб. И вс. С 11:00 до 21:00. закрыто пн. 495-228-9878, lumiere.ru.

Владимир Маяковский | Чикагский институт искусств

Владимир Маяковский

Дата:

1924, напечатано 1940-х

Автор:

Родченко Александр Сергеевич
Россия, 1891-1956 гг.

Об этом произведении

До того, как обратиться к фотографии, Александр Родченко был наиболее известен живописью и новаторским графическим дизайном, который он создал в первые годы Советской России.Он был одним из пионеров фотомонтажа, который сочетал в себе текст и жирный цвет с найденными фотографиями. Его первой попыткой фотографировать стала серия из шести портретов поэта Владимира Маяковского, чей мощный вид он включил в дизайн обложек книг с 1925 по 1929 год.

После смерти Маяковского в 1930 году Родченко заставили превратить несколько своих фотографий в памятные образы недавно прославившегося поэта. Загробная жизнь фотографии как популярной иконы была далека от прежних целей Родченко, поскольку он утверждал, что камера фиксирует моменты жизни, а не суммирует характер человека.«Кристаллизируйте человека не с помощью одного« синтетического »портрета, - писал он в 1928 году, - а с помощью множества снимков, сделанных в разное время и в разных условиях».

Статус

В настоящее время не отображается

Отдел

Фотография и СМИ

Художник

Александр Михайлович Родченко

Название

Владимир Маяковский

Происхождение

Россия

Дата

Сделано в 1924 г.

Средний

Желатиново-серебряный принт

Размеры

23.8 × 16,6 см (изображение / бумага)

Кредитная линия

Благодаря предыдущим подаркам Дэвида К. и Сараджана Руттенбергов, Семейная коллекция Сандор в честь Школы Института искусств Чикаго, Майкла Д. Делмана, Ривы и Дэвида Логана, а также Шерри и Алан Коппел; Приобретены на средства анонимного дарителя; посредством предварительной покупки с помощью Специального фонда для приобретения фотографий

Регистрационный номер

2015 г.192

Расширенная информация об этой работе

Информация об объекте находится в стадии разработки и может обновляться по мере появления новых результатов исследований.Чтобы помочь улучшить эту запись, напишите нам. Информация о загрузке изображений и лицензировании доступна здесь.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *