Фотограф владимир: Доступ с вашего IP-адреса временно ограничен — Авито

Автор: | 03.01.1970

Содержание

Восток-Запад | Фотограф Владимир Сычёв

Обо

мне

Родился я в 1945 году в Казани. Закончив в 1964 году среднюю школу, поступил на радиофакультет Казанского Авиационного института. Во время учёбы играл на саксофоне американский джаз в институтском театре эстрадных миниатюр, а в 1965 году участвовал в конкурсе студенческих театров в Москве. Именно там я впервые познакомился с профессиональным фотографом и это определило моё будущее. На конкурсе мы победили, но, вернувшись в Казань, я купил свой первый фотоаппарат и сразу же увлёкся уличной съёмкой. Отработав после окончания института 2 года на Байконуре радиоинженером, я уехал в 1972 году в Москву, чтобы заниматься своим любимым делом – фотографией!

В Москве у меня к тому времени было уже много знакомых художников, с их помощью я получал заказы для небольших журналов («Сельская Молодёжь», «Техника Молодёжи» и др.), для иллюстраций книг, обложек пластинок и стал членом секции фотографов в Московском Горкоме художников - графиков. С 1974 года я начал организовывать у себя в квартире выставки советского неофициального искусства, у меня прошла единственная в Москве выставка еврейских художников из Ленинграда, а также выставка Михаила Шемякина . В 1979 году я эмигрировал на Запад и стал первым советским фотографом, показавшим фотографии повседневной жизни в СССР.

С первых дней в Париже я начал работать в фотоагентстве SIPA Press и так началась моя профессиональная карьера фотографа на Западе. Журнал «Пари Матч» опубликовал в двух номерах на 44 страницах интервью со мной и серию моих фотографий 1960-х - 1970-х годов, журнал «Лайф» напечатал фотографии на 12 страницах, а журнал «Штерн» - на 25 страницах и мою фотографию на обложке. Итальянский журнал «Оджи» разместил мои фотографии в 4 номерах, международная пресса практически перепечатала «Пари Матч». В результате я стал самым печатаемым фотографом в мире за 1980 год и мой рекорд до сегодняшнего дня не побит.

После публикации в журнале «Лайф» меня пригласил Ларри Кинг в свою 3х-часовую радиопрограмму для полуночников, а затем и другие ведущие радио- и тележурналисты США: Дэн Разер, Том Брокау и Питер Дженнингс в свои выпуски новостей прайм -тайм (программы СиБиЭс, ЭнБиСи, ЭйБиСИ).

В октябре 1980 года в издательстве «Пари Матч» (Издательство N1, Оливье Орбан) вышла книга «Русские глазами Владимира Сычёва».

Увидев публикации в «Пари Матче», со мной захотел познакомиться Хельмут Ньютон. Он пригласил меня к себе в гости и после этого мы два года, вплоть до его отъезда в Лос-Анжелес, дружили, встречаясь регулярно каждый месяц. Именно благодаря его поддержке я стал работать с французским изданием журнала Vogue. Он активно настаивал, чтобы мне, русскому фотографу, специализирующемуся на уличной фотографии, дали пробную съёмку. В июле 1980-го года я впервые в жизни стал снимать дефиле высокой моды, которые шли тогда 5 дней. После первой проявки плёнок, ещё до окончания показов мод, Рожэ Гайе, директор журнала, настроенный поначалу очень скептически, сразу предложил мне контракт. Так я стал первым фотографом, с которым за 50 лет существования французского «Vogue» был заключен контракт.

А в сентябрьском номере журнал опубликовал 40 страниц моих фотографий под заголовком «Высокая Мода глазами Владимира Сычёва».

В 1981 году я был приглашён в числе 100 лучших фотографов мира для участия в книге «Один День из Жизни Австралии». В 1985 году в Исландии вышла моя книга о 100 людях искусства этой страны «Iceland Crucible», а во Франции, Германии, Италии вышли мои книги об экуменическом сообществе монахов «Тэзэ – источник». В 1986 году снова среди 100 лучших фотографов я был приглашён издательством «Коллинз» для участия в книге «Один День из Жизни Америки».

Вплоть до конца 2010 года я сотрудничал с агентством СИПА Пресс. В те годы я снимал в основном международную хронику: падение Берлинской стены, свержение Чаушеску, 3 дня с Михаилом Горбачёвым в кругу семьи после его отречения, 1-й и 2-й путч в Москве, где я был ранен, поездки с президентами (Валери Жискар Д’Эстен, Франсуа Миттерран, Жак Ширак, Николя Саркози), Олимпийские Игры, Кубки Мира по футболу, фехтованию. В 2011 году в Германии в издательстве «Литературный европеец» вышла книга под названием «1+9», написанная обо мне 9 писателями. Мои фотографии выставлялись в галереях Франции и России.

В 2012 году я принял решение переехать из Парижа в Берлин. В настоящее время продолжаю работать как свободный фотограф, устраиваю персональные выставки своих работ. В коллекции музея Помпиду находится 14 моих фотографий. Моими любимыми темами всегда были уличные съемки и фотографии интересных творческих людей, именно так я и рассортировал фотографии на моей странице.

Фотограф Владимир Никонов о пойманных моментах и оживленных снимках

Владимир Никонов по образованию филолог, но из специальности сразу после окончания ВлГУ ушел в творчество. Начал с работы звукорежиссером на радио, затем перешел на телевидение и освоил профессию монтажера; стал участником прог-рок группы «Enine», а вот фотография в этом перечислении появилась случайно. Впервые отправившись за границу, Владимир, за неимением смартфона с камерой, специально купил простенькую «мыльницу» для фиксации моментов. Первые снимки были скорее композиционно выверенными путевыми заметками, нежели художественными работами, однако по возвращении домой они были представлены друзьям и категорически одобрены.

Не предполагая, что фотография может перерасти в карьеру, Владимир продолжил нарабатывать навыки:

«Постарался под другим углом посмотреть на свои снимки и решил, что парочка неплохих действительно есть. Но понравился мне именно процесс поиска кадра, преображения реальности через персональную точку зрения — до сих пор это завораживает. Спустя 10 лет на эти работы я смотрю с улыбкой, однако, тогда получившиеся кадры показались каким-то достижением с учетом того, что профильного образования не было. Многие вещи понимал чисто интуитивно. Потом была еще одна поездка, за ней следующая...»

Владимир окончательно втянулся и все-таки решил усовершенствовать навыки, стал собирать книги и журналы по искусству фотографии. В какой-то момент стало очевидно, что «мыльницы» с ее полуавтоматическими режимами не хватает. Так у Владимира появилась первая «зеркалка», давшая начало творческому пути. На своем опыте фотограф объясняет, что и зачем нужно освоить в процессе погружения:

«Важно знать технические моменты, но зацикливаться на них не стоит.

Главное — смотреть по сторонам, искать композиционные решения. Это процесс поиска деталей в пространстве, которые ты сам можешь компоновать и рифмовать, облекая в визуально интересную форму. Изначально у меня не было потребности делиться своими работами, только в последнее время появились социальные сети и все прочее. Не стоит отрицать, фотография дает возможность получить отклик от аудитории».

Постепенно хобби Владимира обрастало коммерческими предложениями, он не стал перечить судьбе — начал заниматься свадьбами, репортажной съемкой и всем прилагающимся. Года за 3-4 фотограф реализовался, попав в творческое окружение и войдя в коллектив одного местного журнала. Проект быстро закрылся, а коммерческие предложения не иссякали. Так Владимир уволился с телевидения, посвятив себя творческому фрилансерству целиком, дополнив арсенал умений съемкой и монтажом видео.

«Я согласен с позицией „деньги убивают творчество“, поэтому разделяю свои работы и даже веду два аккаунта в Instagram. Первый, в основном, наполняется кадрами из путешествий и фотопрогулок, а второй более коммерческий. Изначально не хотелось смешивать две эти стези, развивающиеся в моей жизни параллельно. Что касается творчества, в последнее время увлекся стрит-фотографией. Это что-то вроде фотоохоты. Раньше я относительно часто путешествовал, но с компанией и по заданному маршруту, из-за чего снимать получалось только по ходу дела. Чтобы не возникало конфликта интересов, в прошлом году я просто взял билеты и один поехал в Будапешт и Париж на неделю. Снимал только для себя, получая огромное удовольствие».

Все это время Владимир посвятил стрит-фотографии, с утра и до вечера гулял по улицам: искал интересные сочетания светотеней, необычных людей. Поиск кадров давно стал чем-то вроде стиля жизни. Без камеры владимирцу не так интересно путешествовать, через линзы объектива он воспринимает и чувствует окружающий мир острее.

«Я достаточно интровертированный человек, и поэтому стрит-фотография дается не всегда легко. В первую очередь даже широко известные авторы говорят о том, что снимать незнакомых людей на улице — это самое сложное в жанре стрит-фотографии. Есть у меня знакомая, которая с такими проблемами никогда не сталкивалась: находит контакт с людьми, снимает. А я предпочитаю фотографировать, стараясь оставаться при этом незамеченным. Когда человек видит, что его хотят сфотографировать, он перестает вести себя естественно, и ты уже не сможешь поймать «тот самый момент».

Чтобы незаметно сфотографировать человека, можно сделать вид, что вы снимаете не его, а что-то, находящееся за его спиной. Например, какое-нибудь здание. Тут важно задействовать все свои актерские умения и дать понять, что вас на самом деле очень интересует фон, перед которым стоит человек, а к его персоне вы абсолютно равнодушны.

«Часто люди обращают на тебя при этом внимание. Приходится делать вид, что разглядываешь фотографии, а потом снова внимательно присматриваешься к тому дому на заднем плане, будто хочешь сфотографировать его чуть по-другому. .. Герой перестает тебя замечать, давая возможность сделать несколько снимков. Во время поиска кадра важно постоянно смотреть вокруг, стараясь обращать внимание на разные детали — тут красиво свет ложится, там ажурная ограда дает оригинальный ритмический рисунок, а здесь тени от людей интересным образом ложатся на тротуар. Бывает, что находишь перспективное с точки зрения стрит-фото место с классным светом, интересными деталями, но есть ощущение, что не хватает персонажа, который сделает картину более цельной. В этом случае приходится ждать, заранее настроив фотоаппарат, чтобы не упустить момент, когда, наконец, человек появится в нужном месте и даст ощущение законченной картины».

Люди оживляют места, делают фотографию более наполненной и интересной, уверен Владимир. Осознание этого пришло с опытом — поначалу хотелось выгнать всех случайных прохожих из кадра, но со временем ситуация поменялась до прямо противоположной, и теперь уже хочется компоновать кадр таким образом, чтобы включить в него человека. Если снять Эйфелеву башню с классического ракурса, то можно добавить в мировую коллекцию одинаковых фотографий миллион первый экземпляр. А вот если задаться целью поймать так называемый «решающий момент», когда перед архитектурным сооружением появится колоритный персонаж или найдется интересная точка съемки, то смысл работы меняется совершенно — она становится единственной в своем роде.

«Удивительным образом упадет свет, пролетит голубь, пройдет человек. На сто процентов объяснить, почему тот или иной кадр хорош, очень сложно. Однако, замечал, что зачастую композиционно выверенные по „золотому сечению“ снимки цепляют меньше, чем снимки „неправильные“ с точки зрения классического построения кадра. Правила существуют, чтобы их нарушать, и для такого творческого занятия, каким является фотография, это верно вдвойне. Тут все работает интуитивно».

Хорошие работы, уверен фотограф, можно создавать и без особой обработки. Если кадр изначально сделан с хорошим светом, грамотно построен и обладает душой, то обработка лишь подчеркнет общую красоту. При этом для коммерческой фотографии умение ретушировать, правильно работать с цветом и понимание того, как обработка может улучшить ваш кадр, бесспорно, являются одними из важных навыков. Важно понимать, что любая популярная сейчас обработка через пару лет, скорее всего, будет смотреться нелепо, поэтому суть настоящей обработки, считает Владимир, не в том, чтобы изменить цвета на фото до неузнаваемости, а в том, чтобы гармонизировать кадры, не лишая их естественности. Для этого нужно, в том числе, развивать насмотренность: смотреть фотографии и учиться у хороших фотографов. У тех, чьи снимки стали общепризнанной классикой.

Также насмотренность формирует видение кадра, внутреннюю его составляющую. Владимир всегда придерживается натуралистичности, избегая топорной наигранности. Поэтому любимым делом стала репортажная съемка с мероприятий самого разного характера, помогающая к тому же полезными знакомствами обзавестись. За персональные фотосессии берется не часто, но даже их оживляет, поворачивает под непривычным ракурсом. Например, свадебная съемка в Мексике, во время которой было решено практически уничтожить платье невесты, изрезав его ножницами. Тогда был актуален тренд, называемый «Trash the dress», когда люди в свадебных нарядах купались, разрисовывали друг друга краской и так далее:

«У меня есть друг детства, который давно переехал в Швецию. Потеряли связь, а году в 2010-м я решил написать ему в Facebook: пообщались, съездил к нему в гости. Потом как-то спросил, опять же в сети, как у него дела, и получил ответ, что планируется свадьба в Мексике. Я поздравил и в порядке шутки поинтересовался, не нужен ли ему я в качестве фотографа на свадьбу. Он ответил утвердительно, что стало для меня полной неожиданностью. Свадьба планировалась на начало января, но было решено поехать в Мексику заранее, чтобы отпраздновать там еще и Новый год. Так что все путешествие растянулось на три недели, в течение которых мы побывали в Мехико, Монтеррее и прокатились по побережью Юкатана.

Свадьбу я снимал на пару с местным фотографом, которого пригласили родители невесты. Была определенная сложность в коммуникации из-за языкового барьера — общаться приходилось через жениха, который переводил все невесте, а она, в свою очередь, фотографу и, по той же цепочке, в обратную сторону. Эффект сломанного телефона провоцировал немало комичных ситуаций... После свадьбы мы отправились в путешествие по Карибскому побережью, где и была реализована идея с купанием невесты и разрезанным платьем. Самое прикольное в том, что когда мы снимали весь процесс, мимо прошел человек из Google Maps со специальным аппаратом для визуализации карты. Спустя год я нашел моменты нашей съемки в Google: ребята лежат на приливе, а я бегаю вокруг них с фотоаппаратом. Кажется, мы на этой локации висим до сих пор».

Так Владимир стал частью «того самого кадра», полного жизни, хотя обычно создает их именно он. Сейчас увлечение фотографией вышло на новый уровень: вместе с друзьями и коллегами по цеху владимирец открыл в городе фотошколу. Произошло это буквально месяц назад. Будем следить за тем, как ученики перенимают опыт в «той самой фотографии».

Фото Владимира Никонова


от Vogue и модных показов до Чернобыля и Берлинской стены

Первый советский фотограф журнала Vogue, собеседник Валери Жискара д’Эстена, Жака Ширака, Михаила Горбачева — в 80-м он стал самым печатаемым в мире. На Западе оказался еще молодым человеком. Почему он уехал и чем живет сейчас?

Владимир Сычев. Фото: http://vladimirsichov.me

Владимир Сычев — широко известный в мире фотограф. Он родился в 1945 году в Казани, в 1972-м переехал в Москву, а уже в 1979-м оказался в Париже.

В 1980 году Сычев стал самым печатаемым фотографом в мире. Он снимал Михаила Барышникова, Романа Полански, Карла Лагерфельда; сопровождал в поездках и на интервью французских президентов Франсуа Миттерана, Жака Ширака, Николя Саркози. Почему он уехал из Советского Союза, что отличает хороший черно-белый снимок от цветного и в чем заключается смысл жизни? С мастером беседовала Кира Альтман.

Я знаю, что вы нечасто приезжаете в Москву.

Владимир Сычев: Да, так получается, что раз в пять лет. В 2009-м, в 2014-м и сейчас.

А что за график такой?

Владимир Сычев: Я приезжаю по поводу выставок. В 2009 году была большая выставка в Третьяковской галерее и в частной галерее на Вспольном. Татьяна Флегонтова подняла эту гору и передвинула. Потом была большая выставка в Казани в 2014 году (это моя родина). В Казанском кремле, большой выставочный зал «Эрмитаж». И в Свияжске — это город на Шелковом пути. В Свияжске была выставка советских фотографий, а в музее в Казани — французских. А сейчас в центре ГУМа у фонтана, на третьей линии совместная выставка: и Париж, и Москва.

Ну и как они там повстречались? Вы посмотрели, когда все готовилось?

Владимир Сычев: Да, я посмотрел. Я смотрю, как народ смотрит. По-моему, всем нравится. По крайней мере, никто не разбивает витрины, фотографии.

Владимир Сычев (в центре). Фото: vladimirsichev.me

А было такое?

Владимир Сычев: На моих выставках не было, но в Париже каждую субботу что-то ломают.

Как вы думаете, с чем связаны такие реакции в обществе?

Владимир Сычев: В обществе подобные реакции связаны с тем, что люди почему-то решили, что им это позволено. Знаете, когда пусть не каждый день, но показывают кадры, как молодежь толкает стариков на лесенке в метро (в Берлине я такое видел), люди считают, что имеют право. Почему? Не знаю. И тут то же самое, понимаете? Я считаю, что у меня такого права нет, а они считают, что у них есть.

Мне кажется, что это состояние общества.

Владимир Сычев: Может быть. Но, знаете, это уже проблема воспитания и образования. Людям не привили навыка, что другие люди имеют те же права и нужно к ним относиться внимательно.

Вы говорите о том, что фотография — это ремесло, как, в общем, и театр...

Владимир Сычев: Нет, театр — это искусство. По римскому определению. В Греции все было искусством: искусство метания диска, искусство гребли на лодке, искусство метания копья, ну и все остальное. Римляне дали четкое определение. Там, по-моему, семь видов. Семь видов были искусством, остальные — нет. Театр был искусством. Понимаете, я увидел своими глазами и понял своими куриными мозгами, что художник берет пустой холст. Может быть, он сделает искусство, а может, и нет. Зависит от того, хороший ли он художник. Фотограф производит репродукцию реальности. Не надо этого бояться, это так. Тут мы на распутье. Черно-белая фотография — это не чистая репродукция, потому что реальность цветная, а цветная фотография — это чистая репродукция. Поэтому хорошую черно-белую фотографию можно повесить в рамку на стенку. Она оторвалась от чистой репродукции, но не долетела еще до искусства, а хорошая цветная фотография годится только на коробку от конфет.

Фото: Владимир Сычев.

Да, мне понравилась эта ваша цитата.

Владимир Сычев: Это я говорю про то, что больше 50 лет назад я это дело увидел сам, мне никто не объяснял, когда я приехал в Париж и познакомился с мамонтами, китами мировой фотографии. Картье-Брессон ко мне два раза в гости приходил, я к нему. Я узнал уже на Западе, здесь такого обмена информации тогда не было, что Картье-Брессон, который начинал как ученик Андре Лота, хорошего французского художника, и Родченко, который был художником очень хорошим. Оба — хорошие фотографы. Так они ввиду того, что оба занимались живописью, тоже говорят, что фотография не искусство. Но меня это не трогает и не обижает. Я это понял сам в самом начале. Я люблю фотографию и стараюсь максимально хорошо сделать то, что увидел, если увидел. В уличной фотографии одна проблема. Я хожу по улице, и что-то должно случиться в пяти метрах от меня, а не в пятидесяти. На этой выставке всего 50 фотографий. В Казани и в 2009-м было по сто фотографий. На выставке нет ни одной фотографии, которые я делал за 32 года работы в парижской прессе. Я работал для лучших журналов. Ездил со всеми французскими президентами. Но этих фотографий я не выставляю. Допустим, когда Горбачев «отрекся от престола», я с ним провел три дня. Также провел две недели с Жискаром д’Эстеном, который в 1981 году проиграл французские выборы. Ему понравилось, что я русский, и мы с ним очень много разговаривали.

Владимир Сычев (слева) и Хельмут Ньютон. Париж. Фото: vladimirsichev.me.

Да, мне понравилось, что он вам рассказывал про Брежнева и сказал, что Брежнев такой живой.

Владимир Сычев: Нет, он еще острее это сказал. Говорили про русскую душу, про Достоевского, про Чехова, про Чайковского. В общем, про русскую культуру. И он говорит: «Вы знаете, я был семь лет министром финансов и семь лет президентом (тогда были семилетки во Франции), и я знаю всех мировых политиков. Знаете, кто мой любимый политик?» Я говорю: «Кто?» «Брежнев». Я, конечно, чуть не упал со стула. Я только что из Советского Союза уехал, но он говорит: «Не удивляйтесь». «Сидим на скамейке в Кремле — он, я и переводчик, никого больше нет. И он жалуется: шея не поворачивается, позвоночник заклинило, нога болит, ухо не слышит». И Жискар говорит: «Это так человечно».

Почему вы решили уехать из Советского Союза?

Владимир Сычев: Мне задавали этот вопрос очень много раз. Я тогда сказал и сейчас повторю, что вопрос по-другому звучал всегда: вы уехали по политическим причинам? А я говорил и говорю: если причины политические, то вы обязаны оставаться в стране. Я уехал не по политическим причинам, а потому, что я просто любопытный фотограф. Мне интересно смотреть, как люди живут на другой стороне Луны, потому что если даже вы живете в золотой клетке, вам хочется высунуться и посмотреть наружу.

Фото: Владимир Сычев.

Почему вы перебрались из Парижа в Берлин?

Владимир Сычев: Это еще одна смешная история. Все мои парижские друзья где-то за пять лет до моего выхода на пенсию (а ушел я на пенсию в конце 2010 года, хотя мог еще пять лет по французским законам работать на хорошей зарплате) знали, что я выйду на пенсию и что я мечтаю уехать в Мексику. Мне нравится Мексика, потому что там люди ходят пешком по улицам, а я люблю улицу. Уже во всей Европе, и в Москве в том числе, люди сидят за рулем два часа как минимум в день в пробках. Ничего на улице не происходит. И то же самое везде, и в Париже. В Париже только туристы на улицах. Короче, я решил уехать в Мексику, но к тому моменту, когда я на пенсию ушел, Мексика стала криминальной страной. Причем настолько криминальной, что, по их собственной статистике, за десять лет были убиты 270 тысяч человек. Из-за того, что я в любом случае прятаться не буду, а буду с фотоаппаратом ходить по улице, ездить по стране, я решил в последний момент уехать куда-нибудь в Европу. Я выбирал между Барселоной и Берлином. Выбрал Берлин.

Берлин. Фото: Владимир Сычев.

Такие разные города.

Владимир Сычев: Разные города, совершенно верно. Но в 2010 году Испания была в ужасном экономическом развале.

Не то что сейчас, сейчас она полетела вверх.

Владимир Сычев: Сейчас она поднимается, да. Поэтому я выбрал Берлин. Не жалею. Я вообще никогда не жалею. Живу, и ладно.

А в чем смысл жизни?

Владимир Сычев: Смысл жизни заключается в том, что мы получаем осознание при рождении и сдаем при смерти. Смысл жизни в действительности заключается в том, чтобы увеличить осознание.

Так обидно, что в конце-то смерть. То есть только все понял, и до свидания.

Владимир Сычев: Это нам сказано при рождении. Все, кто рождены, умрут, что тут сделаешь.

Как устроен ваш день? Вы же с фотоаппаратом не расстаетесь, я так понимаю?

Владимир Сычев: Да, я с фотоаппаратом не расстаюсь, но это не значит, что я работаю. Я работал.

А в чем разница?

Владимир Сычев: Когда работаешь, ты обязан исполнять волю работодателя, то есть хозяина агентства. Я вам приведу пример, то есть два примера, разницу. Когда я был на фрилансе, то есть сам искал, первые десять лет я не был на зарплате, с 1980-го по 1989 год. Читаю The New York Times в 1989 году в конце октября. Статья про Восточный Берлин, что там будет пленум Центрального комитета Социалистической единой партии Германии, то есть партия Восточной Германии, и пять членов Политбюро будут исключены. Для меня понятно сразу, мгновенно, что это государственный переворот. Я беру машину и еду.

Восточные немцы уезжают на Запад. Фото: Владимир Сычев.

Это когда стена?

Владимир Сычев: Я приехал 8-го числа утром в Берлин и сразу пошел на пресс-конференцию Шабовского. Она была в шесть часов вечера. Я приехал утром. Потом на следующий день, 9 ноября, с пресс-конференции Шабовского я пошел на стену. Я ни от кого не зависел. Мне доверяли на 100% и журналы, и агентства. Я хотел это сделать — и делал. А потом в 1991 году на первичных американских выборах один очень информированный американец в Париже, которому нравилось приходить ко мне домой пить чай (он меня очень много расспрашивал про жизнь в Советском Союзе), через полгода, через год таких более или менее регулярных встреч мне говорит: «Слушай, ты мне нравишься. Я тебе организую встречу с будущим американским президентом». Я говорю: «Кто?» Он говорит: «Билл Клинтон». Я бегу в агентство и говорю: «Покупайте». Меня подняли на смех и говорят: «Ты что? У папы Буша популярность 180% после войны в Ираке. Только он будет президентом». Я говорю: «Нет, я этому человеку верю». Когда я был на фрилансе, я никого не спрашивал, садился и ехал.

Но вы же сказали, что вам верили на слово и так. Зачем же тогда?

Владимир Сычев: Так послали меня на другую съемку. Мне верили на слово, но в данном случае надо было верить другому человеку. Я ему верил на 100%. Если бы я был на фрилансе, я бы снял Билла Клинтона в этом Литл-Роке в Арканзасе за год до выборов. Вот разница между тем, когда работаешь на кого-то. Сейчас я ни на кого не работаю, хожу по улице, снимаю, но я уже этим не живу. А раньше я был обязан делать то, что положено делать профессиональному фотографу. Вот, допустим, я снимал все чемпионаты мира по футболу с 1982 года в Испании по 2006 год в Германии. Но я ни одного футбольного матча по телевизору не смотрел никогда.

Но вы и никогда бы не ходили ни на одно дефиле, если бы не были фотографом.

Владимир Сычев: Но меня туда бы и не пустили.

Ну да.

Владимир Сычев: Ну вот. Нет, я четыре дефиле в год снимал первые десять лет, когда я был без гражданства. Потом благодаря Шираку (снимаю шляпу — это он мне дал французское гражданство) для меня стало возможным выезжать в СССР, потому что я первый раз вернулся в 1990 году. Я раньше не мог. У меня был беженский паспорт. И первый мой репортаж — это был Чернобыль.

Ширак, давайте вернемся к нему, к получению паспорта. Вы же с ним были знакомы, были у него дома. Как он этот паспорт решил вам дать? Как это происходило? «Привет. Вот тебе паспорт»?

Владимир Сычев: В 1986 году были парламентские выборы, и нужно было выбрать политика, которого ты проведешь до выборов. Победит он или нет, никто не знает. Миттеран был президентом. Я сказал, что я не могу взять Джорджа Марша, коммуниста, не хочу.

То есть можно было выбрать?

Владимир Сычев: Да, я мог выбрать. Я выбирал. Я выбрал Ширака.

Почему?

Владимир Сычев: Потому что он был, я его еще тогда не знал, но я говорю, что мне в жизни всегда везло. Не я делал, а судьба меня поворачивала правильно. Значит, выбрал я Ширака. Ширак побеждает на выборах и становится премьером. Потом очень быстро ему докладывают, что я русский. Сейчас объясню, почему ему докладывают. Обычно никто никому не докладывает. Дело в том, что молодой Ширак, еще до политики, хотел изучать санскрит. Взял преподавателя санскрита (эту историю мало кто знает), через шесть месяцев преподаватель санскрита ему говорит: «Жак, санскрит мертвый язык. На нем никто не говорит. Изучай литовский, потому что литовский из живых языков самый близкий к санскриту». Это я еще в Москве знал. Но одно дело знать. Короче, Ширак берет литовца в Париже, то есть эмигранта, изучает литовский язык. И тут действительно происходит чудо. Литовец-эмигрант в Париже говорит: «Жак, не надо изучать литовский язык, потому что нас всего 900 тысяч во всем мире. Изучай русский. Несмотря на коммунизм, это великая нация с великой историей и великой культурой». Жак начинает изучать русский язык. И так в него это входит, что он переводит «Евгения Онегина» на французский язык. Посылает издателю. От издателя, как всегда в любой стране, ни ответа, ни привета. Тогда он закрывает эту страницу — и в политику. Он становится самым молодым министром у генерала де Голля, и издатель его находит: «Месье министр, давайте издадим книжку». А Ширак сказал: «Нет, поезд ушел. Все, не хотели, баста». Он занимался историей России уже сам. Когда ему сказали, что я русский, он мне просто открыл все двери. Я у него был и дома, и за два года, когда он был премьер-министром, я с ним объездил весь мир, потому что на следующих президентских выборах победил снова Миттеран. И потом в следующий раз, когда он стал президентом. Там еще одна история была. Ширак как премьер-министр всегда устраивал в начале января прием для прессы. И вот в 1989-м, наверное, во время приема он спрашивает: «Как дела?» Я говорю, что дела плохо. Он говорит: «А что такое?» Я говорю, что мне снова не дали французское гражданство. «Вам? Не дали? Напишите мне письмо». Я ему написал историческое письмо со всеми своими похождениями. На радио была съемка, он меня увидел, говорит: «Где письмо?» Я вынимаю, даю письмо. Через несколько дней звонок. Я такой-то, заведующий натурализацией в министерстве труда (министерство труда занимается выдачей гражданства). «В ваше дело вмешался премьер-министр, поэтому я вам обязан сказать, в чем проблема, почему вам не дали (а так они не говорят; когда визу не дают, точно так же ничего не говорят)». У моей бывшей жены был ребенок младше 18 лет. По французским законам, которые на бумаге, а есть тайные инструкции, он мне так и сказал, когда родители становятся французами, их несовершеннолетние дети становятся автоматически французами вместе с ними, независимо от того, где они живут. То есть выходцы из Северной Африки оставляют своих детей с дядями и тетями в Алжире, Тунисе, Марокко, сами уезжают во Францию, получают гражданство. И их дети, не выезжая из деревни, становятся французами. Чтобы избежать дипломатического конфликта с Советским Союзом, они приняли тайную инструкцию: если у родителей есть несовершеннолетние дети, которые там остались, не давать гражданство до тех пор, пока им не исполнится 18 лет. Они теряют автоматическое право получить французское гражданство.

То есть вы ждали, пока ребенок станет совершеннолетним?

Владимир Сычев: Там ждать было недолго, буквально четыре месяца. Я говорю по телефону с этим человеком, он мне все это объяснил. И, говорит, когда исполнится 18 лет, вы подавайте документы снова, и тогда вам дадут номер досье, вы мне позвоните, дадите только номер досье, и я все остальное для вас сделаю. Я ему говорю: «Извините, вот вы мне обещаете, я очень рад. Но сейчас будут президентские выборы. И Ширак, я боюсь, проиграет, хотя я за него, и вы меня забудете». Он мне сказал фразу, которую я запомнил на всю жизнь: «Вы знаете, у нас во Франции просьба премьер-министра — это на всю жизнь». Короче говоря, я собрал бумажки, подал, скажем, в августе — сентябре 1989 года, а в декабре у меня уже был паспорт. Я полетел на свержение Чаушеску как французский фотограф.

Вы знаете, что интересно? Что в Москве, конечно, вам бы дали паспорт в эту же минуту.

Владимир Сычев: Нет.

Ну не знаю. У меня есть ощущение, что, если бы премьер-министр позвонил главе УФМС и сказал: «Знаешь, тут у нас очень талантливый человек пропадает десять лет. Дай-ка ему документы», вам бы их домой привезли. У нас так это все работает. Вертикаль власти.

Владимир Сычев: Я вам расскажу доподлинную историю. Вы абсолютно правы, на тысячу процентов. К Оскару Рабину, моему старому приятелю (мы с ним еще до «Бульдозерной выставки» знакомы были), пришел домой Авдеев, он был послом России во Франции, потом министром культуры. Встал на колени у него в мастерской и говорит: «Пока не возьмете паспорт, я отсюда не уйду». Это не его инициатива была, а одной француженки, Шарлотт Валигора, и какого-то французского дипломата.

Вы сейчас так же срываетесь, как было с историей про открытие стены или про Чаушеску?

Владимир Сычев: Да.

Вы так же можете уехать в одну минуту куда-то?

Владимир Сычев: Нет, я могу уехать в секунду, если будет заказ.

Нет, нет. Вы сейчас уже на фрилансе.

Владимир Сычев: Да.

Для себя, по зову души.

Владимир Сычев: Нет. Для себя я никуда не поеду. Знаете почему?

Надоело?

Владимир Сычев: Нет. Фотография мне не надоела. Посмотрите, что происходит в мире, допустим, в мире журналистики. Весь мир разделен на какие-то схемы, которые никому не нужны, но пресса разделила весь мир на схемы. Мексика — это наркотики, Россия — это преступники.

И оружие.

Владимир Сычев: Да. И там это и это. Саудовская Аравия — это то, Китай — это то.

Но это лобби.

Владимир Сычев: Да. Гуманитарные какие-то, журналистские статьи сегодня не печатают вообще, поэтому я бы поехал, куда угодно. Если бы я был молодым, я бы искал работу в Китае, потому что для меня Китай — это вот то, что я сказал Горбачеву, когда мы три дня снимали. Когда он уже жал руки в конце третьего дня всем, я встал специально в конец, чтобы ему сказать то, что я хочу сказать. Это 1992 год, февраль. Он не знал, что я из Парижа, потому что московское телевидение снимало фильм о нем. Просто мои друзья с телевидения вставили меня в список. Я говорю: «Михаил Сергеевич, я за вас. Но я считаю, что вы сделали ошибку». Он на меня так посмотрел — фотограф. «Какую?» Я говорю: «Надо было идти китайским путем». Он говорит: «Что вы имеете в виду?» Я говорю: «Надо было оставить партию власти и реформы проводить снизу». Он на меня посмотрел и говорит: «Молодой человек, Китаю — китайский путь, России — российский». А я ему ляпнул. Говорю: «Михаил Сергеевич, вы как политик все потеряли». Я был последним. Он повернулся и ушел. Это было в феврале. В мае он приехал по приглашению Миттерана, и вот там-то я с ним по Франции покатался.

Он вас вспомнил?

Владимир Сычев: Нет. Там мы были на даче, то есть не на даче, а там, где Миттеран родился. Клюни, это город в середине Франции, на востоке. Там пригласили аккордеониста, и он пел «Подмосковные вечера». Я обалдел просто. У него баритон фантастический, он хорошо поет.

Вы так близко были с ними, с Горбачевым в эти дни.

Владимир Сычев: Да.

Вы же наблюдатель и вы детальный человек, вы видели, как ему страшно?

Владимир Сычев: Вы знаете, что страшно — нет, я этого вообще ни в один момент не видел, потому что, думаю, на том уровне, на уровне людей, которые правят страной, они знали все это и к этому шли. Когда говорят, кто развалил Советский Союз, я всегда отвечал и отвечаю: Советский Союз развалили не диссиденты и не Америка. Его развалил ленинский ЦК КПСС. Сознательно.

Фото: Владимир Сычев.

За кем вы сейчас наблюдаете, кто вам интересен из людей мира?

Владимир Сычев: Сейчас только два человека: Трамп и Путин в мировой политике. Других нет.

Они вам интересны?

Владимир Сычев: Это как бы шахматная доска, на которой решается судьба мира, поэтому вопрос не в том, интересны или не интересны. Вопрос в том, что ситуация действительно напряженная и интересная. Я за год до выборов говорил, что Трамп будет президентом не потому, что он мне нравится. Я видел ситуацию. Точно так же, как Саркози. Точно так же, как Макрон. Я за полтора года говорил, что Макрон будет президентом. Когда я говорил про Саркози за четыре года до выборов, я еще был журналистом, работал. Мне говорили: «Владимир, ты не француз, ты не понимаешь, что мы за него голосовать не можем». Проголосовали.

Вы знали, что Путин будет столько времени в России?

Владимир Сычев: На это я вам отвечу анекдотом про Меркель. Меркель является Бог во сне и говорит: «Ангела, через две недели конец света. Объяви своему народу, но без паники». Она просыпается, бежит на телевидение, ей дают микрофон, камеры. «Дамы и господа, у меня для вас две очень хорошие новости. Первая новость — со мной говорил Бог. Вторая новость — он меня заверил, что я буду канцлером до конца света». У них у всех абсолютно одна идея — подольше у власти остаться.

А что такое красота?

Владимир Сычев: Красота? Ну, если по Достоевскому, то она спасет мир.

Нет, про вас.

Владимир Сычев: Я согласен с ним, потому что только красота может спасти, как любовь. Я вижу, что люди неправильно ориентированы. Очень многие люди, не только здесь, ориентированы на ненависть, она им придает какие-то силы. А если ориентироваться на любовь не в смысле объятий, а на любовь, то это тоже даст много энергии совсем другой. И это лучше. Вот так же и красота, понимаете?

Фото: Владимир Сычев.

Вы просто столько снимали красоты.

Владимир Сычев: Нет, красивых девушек я снимал много, но даже среди красивых девушек были профессионалы. Вот Инес ле ля Фрессанж, Клаудиа Шиффер, у них действительно талант. Красота — это одно, а талант — это совсем другое.

Талант ее показать?

Владимир Сычев: Талант — себя показать, сыграть ту роль, которой от тебя ждут. Это что-то дано, как говорят, свыше, от Бога. Вот что-то неуловимое — это талант.

Я знаю, что вы не пользуетесь никакими социальными сетями и сайтами.

Владимир Сычев: Я не то что не пользуюсь, у меня не было сайта, и мне друзья-художники подсказали, что нужно на «Фейсбуке» выставить фотографии. Вместо сайта, раз нет сайта. Я выставил. С тех пор я ничего не пишу на «Фейсбуке», потому что это все ерунда, бесполезно. Потому что «Фейсбук», социальные сети — там люди делают заявления о себе. Самое показательное — это лягушка-путешественница, которая «это я, это я, смотрите».

Но вы же сделали сайт?

Владимир Сычев: Сайт сделал, да.

Как же с вами связаться, если люди там вам пишут?

Владимир Сычев: Если пишут, я всегда отвечаю.

А вы пользуетесь фотоаппаратами в телефонах?

Владимир Сычев: Нет, у меня есть всегда в руках фотоаппарат. Самая главная причина — у меня в фотоаппарате стоит объектив, который мне нравится, а в телефоне совсем другой объектив.

А что за фотоаппарат, расскажите.

Владимир Сычев: У меня Canon, который называется R. Это последняя модель, там беззеркалка. Но он мне не очень нравится, слишком любительский аппарат. Нажимаете на затвор, и изображение замерзает. Зачем они это сделали? Это мешает съемке. Ну, они выпустят другую, поправят чего-нибудь, куплю следующий. Проблема у профессионалов очень простая — проблема не фотоаппарата, а набора оптики. Вот я был обязан перейти на Canon после Олимпиады в Барселоне в 1992 году, потому что к тому времени Canon выпустил автофокус и все фотографы на Nikon, как и я, наводили рукой, рядом стоял человек с Canon. У него все 36 кадров резкие, а у меня только три или четыре. И мы все, кто снимает спорт, перешли на Canon. С тех пор Nikon опростоволосился с автофокусом, потом он поправил ситуацию, и снова переходить на Nikon — это значит тратить еще 20 тысяч евро. Из-за оптики только, понимаете, фотоаппарат — ерунда. Сейчас то же самое, сейчас все говорят: Sony лучше всех. Ну, наверное, но опять та же проблема. Нужно же менять всю оптику, всю. А из-за того, что я сейчас денег практически не зарабатываю, снимаю, как и все, 50 лет одним объективом, нормальным... Но вообще-то, у меня почти все есть для каких-то заказов, для профессиональной съемки.

А ваши фотографии можно покупать?

Владимир Сычев: Да, запросто. И покупают. Но как бы вам сказать, вот у меня было несколько выставок в Париже. Одна выставка была про кутюрье, то есть про дизайнеров. Приехал на Rolls-Royce Карл Лагерфельд, вошел — вся галерея, которая была набита народом, просто вся попадала от восторга. Вот. Покупают. И вот сейчас на выставке в ГУМе я всем говорю: в центре ГУМа у фонтана, на третьей линии. Какая-то гречанка меня нашла через сайт и купила фотографию.

Вы умеете отдыхать?

Владимир Сычев: Когда у меня дети были маленькие, то я знал, что обязан их куда-то возить.

Это вы про обязанности говорите, а я про отдых. Что такое отдых?

Владимир Сычев: Меня утомляет отдых. Четыре дня хватит, пять дней — максимум. На Сицилии я был две недели, сделал на машине две тысячи километров, объехал все греческие храмы, которые там остались, сфотографировал. Такая жизнь — вроде как бы отдых, но я все равно каждый день фотографирую.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Владимир Селезнёв - FineArt - школа фотографии

Владимир Селезнёв

Фотограф с многолетним опытом работы. Профессиональный преподаватель, выпускник Московского педагогического университета. Сооснователь и руководитель школы Fine Art.

Занимается фотографией с 2003 года, с 2007 года — профессионально.
Начал преподавать фотографию в 2010 году с курса для начинающих, с тех пор разработал собственную методику преподавания и авторские программы, выпускниками которых стали уже более 600 человек.

Владимир — лауреат большого числа российских и международных конкурсов фотографии, участник персональных и групповых выставок. Работы Владимира хранятся в фондах МАММ (Москва), Государственного Русского музея (С.-Петербург), в частных коллекциях России, Украины, Италии.

 

Выставки (выборочно)
2018 — «Photo Kyiv», Киев, Chicago Central House.
2015 — «Серебряная камера», Москва, Центральный выставочный зал «Манеж».
2014 — «Третья Музейная Фотобиеннале современной фотографии», Санкт-Петербург, Русский музей.
2011 — «Bestphotographer», Москва, центр фотографии имени Братьев Люмьер.
2011 — «German Art Week», Берлин, Русский Дом.
2010 — «Russian Art Week», Москва, Московский Дом Художника.

Награды (выборочно)
2019 — International Photography Grant.
2018 — International Photography Grant.
2015 — «Серебряная камера». Победитель. Приз правительства Москвы.
2014 — Международный конкурс фотографии «Kontinent Awards — 2014» : лауреат в номинации «Fine Art — Projects».
2011 — «Лучший фотограф России — 2010»: 1-е место, проф. категория, номинация «арт-фото».

 

Избранные работы

S.N.R., 2017 — 2018
В соавторстве с Екатериной Селезнёвой.
Фотографии и видео. Сайт проекта >

 

Dreamscape, 2014 — 2017

 

Spaces, 2011 — 2012

 

Чёрно-белые фотографии, 2008 — 2011

 

Ближайшие группы

Фотограф Владимир Антощенков. Интервью в музее Эрарта

О выставке «Избранные фотографии» в музее Эрарта

Выставка называется «Избранные фотографии». Слово «избранные» имеет двоякий смысл. Первое, что приходит на ум, когда слышишь слово «избранные», что это самые хорошие фотографии. В данном случае «избраны» они не по такому принципу. Мне хотелось бы дать — хотя на выставке всего 60 фотографий — всесторонний портрет Петербурга. Нужно было из каждого раздела (от ред. — у автора более десятка альбомов на разные темы) найти хоть сколько-нибудь фотографий, сбалансировать все это и получить разнообразную картину. Я надеюсь, что здесь это получилось.

Об удачных точках съемки в Петербурге

Вообще-то говоря, все точки Петербурга для съемки, я бы сказал, насколько израсходованы и настолько всем известны, что хоть фундаменты под штатив ставь. Скорее, чтобы сделать оригинальную фотографию с достаточно стандартных точек зрения, нужно иметь погодные условия какие-то необычные. Зимнюю канавку кто не снимал?! Мне когда-то один раз удалось. Снежок как-то выпал, стал таять красиво, и удалось ее романтично снять. Так что важны условия солнечного освещения, дождь, туман и прочее… Ну, фотографы это все знают и пользуются этим.

Необычные точки — это, скорее, по верхам, с крыш. Дело в том, что они, эти точки, вообще говоря, были зафиксированы необычным образом. Во время войны для того, чтобы следить за бомбежкой, были устроены такие смотровые вышки типа будочек. Естественно, их сделали в тех местах, откуда обозрение хорошее. Поскольку эти будки заметны, то я довольно систематично их обследовал. И действительно с них открываются достаточно интересные виды.

Об экстриме

Самая высокая точка была вертолетная, но это неинтересно. А из забавных, с происшествиями — это, пожалуй, фотография со Смольного собора, с фонаря. Она здесь присутствует, эта фотография. У меня там (в Смольном соборе) была выставка, мы познакомились с главным инженером, и он выпустил меня наверх. Произошло вот что — путь наверх идет через одну из колоколен, там такая стремяночка своеобразная, потом выходишь наружу, по куполу и к фонарю. Очень повезло с погодой. Снимок получился, я его публиковал неоднократно. Но пошел обратно — а обратно закрыто. Стал громко кричать. К счастью, экскурсовод недалеко ушел. Она заперла почему? Потому что голуби залетают. Высвободила меня. А так бы не знаю, что делал, — там неприятно, холодно.

О случайности в фотографии

Я репортажами никогда не занимался, но, идя по городу и имея при себе аппарат, можно иногда случайно, а иногда, может быть, даже где-то и предвиденно, увидеть что-то такое, что заслуживает съемки. Тут нужно быть настороже, потому что это может быть какое-то мгновение. Шел снимать с определенной целью и вдруг вижу! Здесь есть такой кадр — мужчина сидит на краю фургона, напялил на себя куски водосточных труб, как латы, и сияет, как медный самовар. Это одно мгновение. Просто аппарат есть, он улыбается, нажал на спуск и получился кадр. Но это не скажу, что часто бывает.

О потерянных кадрах

Я помню такой забавный и трагический случай. На Варшавском вокзале есть скульптура Владимира Ильича с протянутой рукой. Как-то я иду, а у подножья сидит нищий и тоже протягивает руку. В одинаковом жесте они просто просились в кадр — а аппарата не было.

О волнующей сейчас теме

Есть одна тема, которую я не доснял и которую надо бы доснять. Это промышленная тематика. По многим причинам. Во-первых, потому что старых заводов уже скоро совсем не будет, а там и интерьеры интересные. Но главный у меня был просчет при съемке промышленности, который здесь виден, — я мало снимал людей на заводах, и хотелось бы это как-то компенсировать. Может быть, удастся когда-нибудь еще.

фотограф Владимир Лагранж – Москвич Mag

О городском хаосе в 1950-х, о негативной реакции москвичей на высотки в момент их появления и о том, что от него, как и от депутатов, в этом прекрасном городе ничего не зависит.

Я родился…

Мне исполнилось 80 лет. Все эти годы я живу в Москве, а значит, и родился в Москве.

Живу сейчас…

В районе Савеловского вокзала в конце Новослободской улицы. До этого часто менял адреса. Еще в советское время то жена, то я получали, а не покупали квартиры. Последнюю квартиру я получил от газеты «Правда». Работая в журнале «Советский Союз» (это в системе издательства «Правда»), в 1982 году я получил последний раз квартиру в районе Лианозово — Бескудниково. Прожив до этого всю жизнь в центре, меня страшно угнетало, когда я ехал на электричке и объявляли: «Следующая станция Москва». При установке телефона в этом районе чуть ли не через неделю мы сумели поменяться без всяких доплат. Я акцентирую на этом внимание, потому что сейчас бесплатно и шага не сделаешь. А так мы расселили коммунальную квартиру на Новослободской и переехали сюда. Сами делали ремонт и вернулись достаточно близко к моему дорогому центру Москвы.

Гулять в Москве…

Так сложилось, что мы живем в той части Москвы, где находятся практически все государственные учреждения: редакции, музеи и театры. Поэтому этот район более близок мне. Хотя не менее интересны и районы Замоскворечья. Но там раньше жили купцы, а здесь столица была какая-то иная. Она и по архитектуре, и по транспортной доступности отличается. Это не значит, что я отвергаю замоскворецкую купеческую сторону города. Там красивая архитектура, но в целом я редко гуляю по Москве. Я всегда совмещал прогулки по столице со съемками не архитектуры, а жизненных жанровых ситуаций, связанных с людьми. Я прожил большую часть жизни в коммунальной квартире в районе Тверской улицы. Поэтому мне данный район ближе. Здесь я себя ощущаю как дома.

Мой любимый район…

Тот район, где проходило мое детство. В Дегтярном переулке — это второй переулок от Пушкинской площади. Здесь прошли 20 лет моей жизни: детство, юность. Я за пределы этого района не стремился выехать.

Мой нелюбимый район…

Москва — мой родной город. Я хоть и коренной москвич, но это не значит, что я знаю все районы. Бывало, по каким-то делам я оказывался в совершенно незнакомом мне районе, отстроенном современными архитекторами. Вот тогда появлялось ощущение, что попадаешь в совершенно незнакомый мне город. Но выделить какой-то нелюбимый район я не могу, потому что я их практически не знаю. По окраинам Москвы я не ездил. Я знаю, что раньше были заводские районы, но сказать, что это нелюбимые районы, я не могу.

В ресторанах…

Когда был юношей, по ресторанам не ходил. А когда повзрослел, тоже довольно редко их посещал. Я не ресторанный человек. Я лучше знаю подобные заведения в тех городах, где мне приходилось быть в командировках. Каждый день на обед или ужин отправлялись либо в столовые, либо в рестораны. Но скорее ужинать, потому что на завтрак и обед не было времени.

Место в Москве, в которое все время собираюсь, но никак не могу доехать…

У меня не было такого ощущения никогда. Я не чувствую, что я чего-то не увидел. В те места, в которые я хотел поехать, я всегда имел возможность отправиться.

Главное отличие москвичей от жителей других городов…

До окончания учебы я жил больше всего в Москве, выезжая куда-то только летом. А потом по роду занятий мне часто приходилось отправляться в командировки. Но это не значит, что я глубоко буду сравнивать периферию, где мне доводилось бывать, со своим городом. Город — это для меня всегда была основа и дом.

Петропавловск-Камчатский явно отличается от Москвы. Или же наш север у арктического побережья, он тоже отличается. Но там тоже хорошо. Там живут хорошие, гостеприимные и внимательные люди. То же самое можно сказать и о москвичах. Правда, сейчас в Москве изменилась ситуация с проживающими: прибыло очень много людей с периферии. На мой взгляд, это люди, которые в какой-то степени не счастливы, живут не в своей среде и это сказывается на москвичах. И это мне не нравится. Но жизнь так устроена, что москвичи не могут повлиять на то, чтобы эти люди сюда не приезжали. Приезжают, устраиваются на работу. Но привычки и менталитет они привозят с собой, и они не всегда совпадают с восприятием жизни москвичей. Именно это мне не нравится.

А так везде есть хорошие люди. Но как-то противопоставлять москвича и петербуржца с какой-то глухой периферией я не стал бы, потому что там тоже живут по-своему несчастные и по-своему счастливые люди.

В Москве лучше, чем в мировых столицах: Нью-Йорке, Берлине, Париже, Лондоне…

Мне приходилось бывать в перечисленных столицах. Меня в какой-то степени удивляют люди, которые переезжают на большой промежуток времени и обретают там счастье. Там что-то есть лучше, чем тут. А что?

Там дисциплинированные люди: никто не перебежит улицу в неположенном месте, и мне это нравится. Сейчас и у нас это немного исправляется. В мировых столицах лучше устроены тротуары и все учтено для людей на колясках и мам с детьми. У нас такое только начали делать, а там это давно.

Там совершенно другая архитектура, а у нас в моем районе тоже достаточно интересных домов. У них там бережное отношение к старинной архитектуре, а у нас рушат старую Москву. Я прекрасно понимаю, что на реставрацию и переустройство старых домов требуется много денег, но этот вопрос ведь как-то у них решается. Кроме того, у них нет такого явления, как коммунальное жилье. Это для иностранцев совершенно дико, а мне дико, что у них этого нет. И потом я люблю свой город и не очень обращаю внимание на какие-то уж слишком положительные стороны, которые в принципе тоже надо разглядеть и оценить. Ритм Москвы мне до некоторых пор подходил по возрасту. Но и сейчас размеренная жизнь мне не по душе. Поэтому Москва — это моя столица.

В Москве за последнее десятилетие изменилось…

Как-то в интернете я увидел репортаж одного американского журналиста, который снимал Москву в 1953 году. В силу тех обстоятельств, которые существовали в Москве тогда, он мог фотографировать только из окна автомобиля или же с балкона посольства США. Благодаря его фото я вернулся в Москву того периода. С одной стороны, я схватился за голову: в каком же городском хаосе мы жили тогда. И сравнивая современную Москву с тем периодом, я вспоминаю с большой теплотой то, что было тогда. Мой Дегтярный переулок тогда не был асфальтированным, там были булыжники. По нему не ездили авто. А если они все же проезжали, тогда все мальчишки со двора выбегали на них посмотреть.

В период Советского Союза городу уделяли мало внимания. Потом у нас выросли высотки. Большая часть москвичей тогда это восприняла в штыки. А сейчас этими зданиями, наоборот, гордятся.

Кстати говоря, вот таких названий, как кинотеатр «Октябрь», площадь Восстания, вы за границей не найдете. А для нас это привычно.

Сейчас с подобным же неодобрением москвичи относятся и к «Сити». Памятуя о первой реакции горожан на знаменитые высотки, я не стал делать поспешных выводов относительно этого современного района. Это ведь очень компактно и не довлеет над Москвой.

Приятно жить в светлом городе, где много фонарей. Ведь у нас зима довольно долгая и поэтому здорово, что сейчас в Москве много света. Мне нравится жить в чистом городе, а Москва в отличие от 1990-х действительно чистая. Не знаю, благодаря какому мэру произошли такие изменения, но видно, что в этом направлении ведется серьезная работа. Сравнивая с восхваляемым Нью-Йорком, я могу сказать, что Москва залита светом, а там это всего одна улица — Бродвей. Раньше Тверскую улицу среди молодежи называли Бродвеем. В советское время в каждом городе был свой Бродвей.

Мне бы хотелось, чтобы в Москве было больше другого порядка: поле ремонтных работ было бы достаточно зримо ограждено, а сейчас этого не делается. Чтобы не покрывали улицы асфальтом в дождь, снег и слякоть, надеясь на «сойдет и так». Хотелось бы, чтобы такое мышление искоренилось у всех россиян.

Хочу изменить в Москве…

Если бы я был во власти, тогда я бы задумался об этом и предпринял что-то. Но поскольку от меня ничего не зависит и от депутатов тоже, как я понял, то мы продолжаем жить так, как живем в этом моем любимом городе.

Мне не хватает в Москве…

Я не знаю, прочтут ли это интервью чиновники, но я в предыдущих вопросах ответил, что я коренной москвич, живущий в конце Новослободской улицы. Я страдаю от того, что рядом нет хорошего продовольственного магазина. В силу возраста ездить на транспорте за продуктами — это дискомфортно. Окружающие нас жители бьются за это, а чиновники остаются глухими.

Если не Москва, то…

Если не Москва, то Москва.

Моя выставка «Улицы Лагранжа» в Центре фотографии им братьев Люмьер…

Это не воспоминания о городе. Моя выставка — это творчество, собранное с учетом интересов зрителя. Экспозиция расскажет о том, как мы жили с момента начала моей работы в журнале и практически по сегодняшний день. Там затронуты разные темы: коммунальная жизнь, жанровые людские сценки на улице, война в Афганистане, от которой мы не можем до сих пор прийти в себя, 1990-е и путч и многое другое. Кроме того, будут отдельные снимки, которые кого-то расстроят, а кому-то понравятся.

Когда была выставка в галерее «Файн Арт», там было представлено из этой выставки всего 15 работ. Я там увидел много молодежи и спросил, что их привело на эту экспозицию. А ответ был таков: «Нам родители рассказывали, как они жили, а на ваших снимках мы хотели увидеть, как это было». Фотография — это такое искусство, которое в руках умеющего видеть человека фиксирует то, на что он обращает внимание. Из этого и складываются сюжеты моей выставки. Она открывается 5 сентября. Я буду рад увидеться со зрителем.

Москвичи во время путча…

Не знаю, хорошо это или плохо, но на этот отрезок жизни пришлась непонятная, но революционная волна. Мне как фотографу это было очень любопытно и интересно. Город, особенно в центре, кипел событиями: митинги, огромные сборища людей и прочее. Тогда не было такого понятия, как согласованный митинг, никто не смотрел, разрешали им собираться в общественных местах большими группами и высказывать свою точку зрения или нет. Если собиралась масса, то находились и ораторы. Слушать мне их тогда, как, впрочем, и сейчас, было неинтересно. Я был занят своей работой, мне нужно было освещать это событие.

Я буду в основном говорить о 1991 годе. Какие были тогда москвичи? Разница между 1991 и 1993 годом огромная. В 1991-м очевидным было всеобщее единение, люди хотели каких-то новых государственных образований. Они хотели, чтобы слово «свобода» звучало по-настоящему. И это слово на тот период было актуально и было действительно подлинным. Люди были как братья. Можно было с любым незнакомым человеком разговаривать и обсуждать все без цензуры и без боязни за свою жизнь и безопасность.

А в 1993-м ты шел по улице, кто-то подстраивался к тебе, завязывался разговор и автоматически вступал в силу инстинкт самосохранения и включалась бдительность, которая подсказывала не болтать лишнего. Так это было у меня, не знаю, как у других.

Но недоверие к окружающим было явным. На лбу никто не писал, за кого он выступает и кого поддерживает, но внутренне чувствовалась опасность и инстинктивно хотелось молчать.

А в 1991 году подобного не было. Видимо, тогда люди наслаждались истинной свободой общения, выражения собственных мыслей даже относительно противоречивых действий власти. Но при этом все чувствовали, что существует какая-то всеобщая сила и взаимоподдержка народа. Потом это все обрело несколько иные формы.

Это время было каким-то радужным с множеством надежд. А сейчас думаешь о том, что все эти проявления свободомыслия и твоего, и окружающих сошли на нет. Потом и власть стала к этому относиться настороженно, поняв, что такие проявления общества для нее опасны. Именно поэтому были созданы несправедливые законы, которые лишь разжигают в людях раздражение и сопротивление. Это повлияло на людей, у которых появилось чувство ностальгии по прежнему времени. Но это все в данный момент задевает душу и даже в большей степени вызывает досаду, что России не везет, и она все время в какой-то немыслимой настороженности по отношению к своему собственному народу, который не доверят власти. В то же самое время я вижу и положительные изменения. Они будут происходить, судя по всему, еще очень долго. Власть чиновников просто так до людей не дойдет. Не смогут они спокойно это сами изменить, хотя обещаний очень много.

Образ москвича, того и сегодняшнего, с точки зрения фотографа…

Люди переменились. Раньше, когда я снимал на улицах незнакомых мне людей, и они меня замечали, то их реакция была безмолвная, они воспринимали это как подарок и внимание к себе. Никто не возражал и не качал свои права, заявляя, что если ты направил на него объектив, и он это увидел, то это расценивается как вторжение в личную жизнь. У нас такого понятия не было, как и в 1964 году подобного не было и во Франции. Все это идет с Запада. Какое может быть проникновение в личную жизнь незнакомого человека, если я его просто фотографирую в общественном месте? Тогда все наши снимки должны выглядеть как из фотоателье. Меня такое не устраивает. Раньше в этом смысле было значительно проще снимать, не было никаких гадких комментариев в адрес фотографа.

Культура музейных выставок в Москве и на Западе…

Трудно оценивать и сравнивать. У нас достаточно культурная страна с высоким уровнем культурного развития. На Западе точно так же. Во всех странах есть какие-то знаковые музеи, туда порой и не сразу попадешь и надо использовать современные средства записи через интернет. Мой опыт показывает: чем дальше страна с музеями находится от России, тем меньше местная культурная прослойка знает о России. Многие изумляются, когда узнают, какую огромную территорию занимает наше государство. Когда я был в Бразилии, понял, что у местных представление о россиянах и жизни в России очень шаблонное. Они думали, что у нас только водка на уме, медведи гуляют по улицам и вечные морозы.

Задача фотографов, художников и других деятелей культуры заключается в том, чтобы открыть не знающему народу глаза на нашу страну.

Фото: из личного архива Владимира Лагранжа

ФОТОГРАФ ВЛАДИМИР МИШУКОВ - ЖИЗНЬ БОГАЧЕ ВООБРАЖЕНИЯ — ЖЖ

В октябре этого года в издательстве Paulsen Photography выходят два фотографических альбома Владимира Мишукова. В первом, который носит название SLAVA DURAK, на цветных фотографиях форматом 40 х 60 см знаменитый клоун Слава Полунин предстает в удивительных ситуациях своей повседневной жизни. Эпиграфом для этой книги являются слова: «Быть ДУРАКОМ – значит пребывать в состоянии РАДОСТИ, которое позволяет соотноситься с миром необыкновенным образом, расширяя границы привычного». Про второй альбом – PARIS – Владимир Мишуков пишет в предисловии: «Как опавшие листья, я собираю проявления чувств, которые люди роняют на улицах Парижа». 


Володя, кто ты сегодня в своем самоощущении в первую очередь? Фотограф, актер, отец, человек, познавший некую истину – кто? И почему?

Со временем ощущаю все более нарастающее чувство беспомощности перед жизнью. Понимаю, что ни к чему невозможно быть готовым, как бы ни приготовлялся. Можно лишь настроиться на прием нового и неведомого. И внимать. А там будет как будет. С опытом же «я знаю, что ничего не знаю» начинает приобретать все более явственные черты. А если говорить просто, то по-прежнему чувствую себя подростком перед огромным миром. Сродни сэлинджеровскому Холдену Колфиду, который мечтает спасать детей, играющих во ржи, от падения в пропасть. Или с героем известного рассказа Пантелеева, который, перед тем как вступить в караул, дает честное слово, что не покинет свой пост. Караул там не всамделишный, это игра, а вот честное слово он дает по-настоящему и не покидает свой пост даже с наступлением темноты, когда все его товарищи уже давно спят по домам. Вот как-то так себя и ощущаю… Возможно, это инфантилизм. Но он внутреннего свойства. Деятельность же свою и отцовство воспринимаю как ответственность за сотворенное. И здесь важно быть последовательным именно во внешних проявлениях. То есть в поступках.

Насколько человеку необходима способность к созерцанию? И как ее развить в себе, и что она дает?
Созерцание, как и любое существительное с приставкой «со», свидетельствует об опыте соединения с кем-то через проживание совместных чувств. Будь то создание, соболезнование, согласие, совещание, соитие, совместимость и т.д. Созерцание – именно как опыт познания при естественной отстраненности и одновременно соучастии и сочувствии – позволяет прикоснуться к сознанию с Тем, кто создал человека. Но лишь прикоснуться.

Как ты пришел к фотографии? Что останавливает твой взгляд, что заставляет тебя достать фотоаппарат, на что тебе интересно навести объектив?
Проявление живого и непосредственного манит и привлекает безоговорочно. Ты почти ничего не можешь поделать с собой. Реагируешь инстинктивно. Забираешь с помощью фотоаппарата, чтобы потом поделиться этой радостью. Это происходит не только на улице, но и во время так называемой постановочной съемки. Только для обнаружения этого непосредственного и живого приходится потрудиться. Чуть повзрослев, обнаруживаешь, что живое и непосредственное – это вполне себе редкость. Поэтому реагируешь чуть сдержаннее, но в надежде на глубину.
Первая – актерская – профессия, как и фотографирование, подразумевает умение созерцать, наблюдать, фиксировать, анализировать. Поэтому приход или, точнее, переход на другую сторону фотоаппарата можно воспринять как естественный. Быть отождествленным с героем пьесы или с объектом съемки для меня органично.

Твоя детская мечта стать актером исполнилась. Сейчас к тому же ты играешь в театре, снимаешься в кино. Что значит для тебя этот опыт и есть ли у тебя некий посыл для зрителя?
В театре и кино прежде всего хочется не играть, а проживать отведенное автором для твоего персонажа время в определенных же автором предлагаемых обстоятельствах. То есть, по возможности оставаясь самим собой, проходить некоторый путь чужой жизни, задействуя присущие только тебе чувства. Тогда появляется шанс на проживание индивидуального опыта. И чем больше ты сможешь задействовать самого себя в персонаже, тем больше вероятность оказаться естественным, а следовательно, убедительным для зрителя. И тогда уже можно будет доносить смысл, изначально заложенный автором и принятый тобою на веру во время прочтения сценария или пьесы.

Расскажи немного о своей актерской карьере.
Я учился в ГИТИСе у прекрасного педагога, который был и мастером нашего курса. Владимир Наумович Левертов. Память о нем и благодарность ему нескончаемы. У нас был легендарный дипломный спектакль «Чудесный сплав». Меня пригласили сразу в несколько театров. Но, по сути, я так никуда и не пошел. Снимал на видео. Работал на телевидении вместе с Андреем Звягинцевым. Фотографировал. После долгого пятнадцатилетнего перерыва, по сути, дебютировал в кино в фильме «Дочь» (режиссеры А. Касаткин/Н. Назарова) и в спектакле «Выбор героя» (режиссер В. Агеев) в «Политеатре». Потом снялся в фильме «Зимний путь» (режиссер С. Тарамаев/Л. Львова). Сейчас снимаюсь у Володи Котта в многосерийном фильме, но в небольшой роли. Я дебютант в этом деле. Таковым себя и ощущаю. И меня это бодрит. Радует. В общем, никакой актерской карьеры и нет. Все только начинается.

Как бороться с жестокостью, безразличием, черствостью? Возможно ли вообще их победить, и если да, то чем и как?
Нежность – наше оружие. Мы все в ней нуждаемся. И как «производители», и как «потребители». Нам всем ее недостает. Пора научаться гладить друг друга, ласкать, убаюкивать. Начнешь это делать, свершая простые действия, – собственная черствость и безразличие другого отпадут за никчемностью. Если вспомнить, например, сербского патриарха Павла или Далай-ламу XIV, очевидно, что через их лица и поведение первым открывается то, что они ласковые.

Один из недавних твоих проектов посвящен детям с синдромом Дауна. Эта тема возникла у тебя не случайно. Как ты для себя определяешь этих людей, их место в мире и их значение для нас, обыкновенных?
Мой четвертый ребенок Платон родился с синдромом Дауна. Его значение и место в моей жизни и в жизни моей семьи необыкновенно важно, почти спасительно. Воспринимаю его как предвестника невероятного счастья, к которому я, естественно, еще совсем не готов. Платон для меня – это нежный поцелуй от Бога. И пускай я в глазах многих так называемых нормальных выгляжу экзальтированным чудаком, мне нет до этого дела. Ибо нет еще тех слов и смыслов в этом видимом мире, которые могли бы на вербальном уровне выразить мои чувства от сообщения с этим человеком.
Люди с синдромом Дауна рождались, рождаются и будут рождаться потому, что это угодно Богу. Независимо от того хотят или не хотят этого так называемые обыкновенные люди. И если не научиться принимать в этой жизни иных, не похожих на тебя людей за людей, то исчезновение нашего человеческого вида предопределено.

Искусство еще способно воздействовать на современного хомо сапиенса? А политика, религия?
И искусству, и политике, и религии не хватает сегодня, с моей точки зрения, одного общего – человечности. Конечно, это не распространяется на всех. Но ощутима тенденция необращения к Человеку, как к Тайне, сотворенной Создателем. «Посему ты уже не раб, но сын; а если сын, то и наследник Божий через Иисуса Христа». Почти не подразумевается сегодня, в мыслях не допускается ни в искусстве, ни в политике, ни, как ни странно, в религии, что всякий человек может оказаться сыном Божьим. А от этого во всех сферах отношение неуважительное, если не сказать пренебрежительное. Оно, в сущности, и влияет на действительное развитие человека. То есть тормозит его. 

Какой самый трудный выбор тебе приходилось делать в жизни?
Не было трудного выбора. По крайней мере ко многому я относился как к должному и возможному в этой жизни.

Чего ты боишься?
Боюсь, что я соткан из страха, что свидетельствует о несовершенстве моей любви. Мне присущи все человеческие боязни, с которыми я справляюсь с помощью молитвы, обращенной к Господу. Ибо на Него уповаю. Его и боюсь.

Если коллективное бессознательное работает, о чем нам всем следует попросить у мира?..
Об индивидуальном сознательном для каждого.


Menu Magazine #10_2012



Владимир Рысь || f-stop

ФОТОГРАФ

БАЗА: ЧЕХИЯ


О Владимире

Владимир начал фотографировать в пятнадцатилетнем возрасте. то, что он родился и вырос в Праге, сформировал его видение и узнаваемый стиль. его многочисленные вечера, проведенные в темной комнате, заставили его влюбиться в классический процесс и классическую фотографию, которые с самого начала повлияли на его творчество.

В 1996 году он стал штатным фотографом крупнейшей чешской спортивной газеты Deník sport , а два года спустя получил должность штатного фотографа в футбольном журнале Hattrick .в 2002 году он переехал в Германию и присоединился к Getty Images, где оставался до 2010 года.

Работы Владимира охватывают широкий спектр тем, включая спорт, репортаж, портретную и коммерческую фотографию.

С 2005 года его основная сфера деятельности - формула 1, где он считается одним из самых влиятельных фотографов в спорте. его фотографический стиль имеет очень узнаваемый вид без чрезмерного использования инструментов постпродакшна и во многом заимствует свой стиль из его опыта в аналоговой фотографии.Это также принесло ему широкое признание за пределами паддока Формулы-1. его классический фотографический подход остается эталоном фотографии Формулы 1 даже в эпоху цифровых технологий.

Его неповторимый стиль принес ему множество наград и множество клиентов. Среди его наград - «Фотограф года 2000» в Чешской Республике, «Фотограф года 2010» в Германии, «Фотограф года Формулы-1 2008» от журнала Red Bulletin и «Фотограф года 2014 года» Формулы-1. Итальянская федерация автоспорта Confartigianato Motori.

Тот волшебный момент, когда взгляд, свет, композиция и технические навыки сливаются в доли секунды, чтобы создать необычную фотографию, - вот что его вдохновляет. он всегда верит, что его следующий образ будет его лучшим.

Владимир - гордый представитель f-stop gear , который базируется в Афинах и Берлине.

Владимир Медведев - Советы зимней фотографии

Драматические небесные пейзажи, приглушенное освещение из-за низкого солнца, резкие края, смягченные толстым слоем нетронутого снега - возможности для создания потрясающих атмосферных фотографий в это время года безграничны.

Амбассадор Canon Владимир Медведев - один из ведущих российских фотографов дикой природы и пейзажей, поэтому ему не привыкать работать в холодных условиях. Вдохновленный старой скандинавской фотографией, за свою 14-летнюю карьеру он побывал в Исландии, Норвегии и через север России на Кольском полуострове. Полуостров почти полностью находится за Полярным кругом и является одним из самых северных уголков мира, до которого до сих пор можно добраться на машине.

«Это так далеко на севере, что солнце встает ненадолго и никогда не поднимается, что создает особую, жуткую атмосферу», - говорит Владимир.«К тому же здесь немного влажно, поэтому на деревьях образуется иней. Снимать там в основном удовольствие, хотя до него трудно добраться».

Однако вам не обязательно отправляться в полярную экспедицию, чтобы получить максимум удовольствия от этого волшебного времени года. Здесь Владимир делится своими главными советами по съемке зимних пейзажей, где бы вы ни находились.

1. Стреляйте в любых условиях


сезон приносит

Низкое солнце дает более мягкий свет в это время года.«Это дает очень приятные ощущения при съемке», - говорит Владимир. «Снег на самом деле отражает часть света, поэтому даже когда солнце находится выше, чем хотелось бы, тени не такие резкие, как летом».
© Владимир Медведев - амбассадор Canon

«В зимней фотографии - и в снежной фотографии в частности - плохой погоды не бывает», - говорит Владимир.«Любые условия, с которыми вы можете столкнуться, в некотором роде оптимальны, поэтому, даже если это сильный снегопад и кажется, что солнце никогда не выйдет, просто посмотрите, как оно уходит. Так могут происходить чудеса».

Современное оборудование более чем способно справиться с морозами. «Сегодняшние камеры способны давать отличные результаты в холодную погоду - единственное условие - вам нужно брать с собой больше батарей, потому что они быстрее разряжаются на морозе. Качество, предлагаемое сегодня высококачественными компактными камерами, такими как Canon PowerShot G7 X Mark III просто потрясающий.Но не только оборудование делает снимок, но и фотограф ».

2. Позаботьтесь о правильной экспозиции для яркого снега.

«В зимних снимках весь динамический диапазон фотографий несколько сжат по сравнению с летними», - говорит Владимир, поэтому он рекомендует немного переэкспонировать, чтобы изображение было ближе к тому, что воспринимает человеческий глаз.«Моя настройка ISO зависит от того, какой сейчас день - если я снимаю в сумерках, мне нужно будет увеличить ее, но если вокруг много света, я могу установить ее на 100».
© Владимир Медведев - амбассадор Canon

Снег - от легкой пыли до глубоких сугробов - занимает центральное место в зимней фотографии. Поэтому очень важно убедиться, что вы правильно выставляете яркий белый цвет при слабом освещении и на фоне часто серого неба.«Главное, на что нужно обращать внимание, - это кадры с большим количеством белого», - говорит Владимир. «Вы должны убедиться, что не теряете детали и блики, сохраняя при этом изображение как можно более ярким».

Если вы выберете съемку в режиме приоритета диафрагмы или Av (установка определенного значения диафрагмы, в то время как камера выбирает соответствующую выдержку), Владимир советует уделять особое внимание выдержке. «Я бы немного передержал - иначе, особенно на снегу, вещи могут выглядеть более серыми и тусклыми, чем должны», - говорит он, потому что вашу камеру можно обмануть ярким светом снега и уменьшить экспозицию.

3. Используйте заснеженные сцены, чтобы поэкспериментировать с композицией.

При достаточном освещении Владимир любит как можно больше снимать с рук, а не со штатива.«Это позволяет мне больше экспериментировать и двигаться в поисках лучших, невидимых углов», - объясняет он.
© Владимир Медведев - амбассадор Canon

«Зима - лучшее время для экспериментов», - говорит Владимир. «Я рекомендую поиграть с настройками и разной экспозицией. Иногда, когда люди снимают зимние снимки впервые, они могут показаться недоэкспонированными и не очень захватывающими.Возможно, сделайте передержку и посмотрите, как теряются ненужные детали - вы можете заметить, как некоторые контуры выглядят более заметными, например, деревья или горы ».

Когда пейзаж скрыт под сильным снегопадом, «композиция становится более минималистичной и привлекательной для глаз», - говорит он. «Иногда бывает так много снега, что бывает трудно разглядеть горизонт, что дает вам еще больше творческой свободы, чтобы составить кадр так, как вы хотите».

При достаточном освещении Владимир предпочитает снимать с рук.«Это позволяет мне двигаться в поисках разных ракурсов», - объясняет он. «Я часто готов пожертвовать качеством, которое дала мне более длительная выдержка со штативом, ради свободы творчества».

4. Используйте широкоугольные объективы для съемки зимнего неба.

Зима создает впечатляющие небесные пейзажи, которые добавляют динамизма снежным снимкам.«Широкоугольные или сверхширокоугольные объективы подчеркивают драматический эффект зимнего неба», - говорит Владимир.
© Владимир Медведев - амбассадор Canon

Чтобы запечатлеть сезонное небо с его яркими цветами, Владимир использует широкоугольные объективы. При съемке на Canon EOS 5D Mark III или Canon EOS R его фаворитами являются Canon EF 16-35mm f / 2.8L III USM и Canon EF 11-24mm f / 4L USM. Он также рекомендует объектив Canon EF 16-35mm f / 4L IS USM.

«Мне также нравится снимать с объективом« рыбий глаз »Canon EF 8-15mm f / 4L Fisheye USM - не столько из-за эффекта рыбьего глаза, сколько из-за перспективы, которую он дает», - добавляет Владимир. «Если вы настроите его так, чтобы горизонт был прямым и прямо посередине, то вы можете немного обрезать изображение, чтобы на самом деле не получилось искажение« рыбий глаз », но сохранится новая перспектива, что выглядит довольно впечатляюще."

Сверхширокоугольный зум-объектив Canon EF-S 10-22mm f / 3.5-4.5 USM исключительно маленький и легкий, он отлично подходит для пейзажей в сочетании с легкой и портативной камерой с сенсором размера APS-C, например Canon EOS 250D.

Компактная камера обеспечивает еще большую портативность и удобство. Canon PowerShot G7 X Mark III имеет встроенный 24-мм 4,2-кратный широкоугольный зум в компактном корпусе, который можно положить в карман пальто и взять с собой куда угодно.

5.Зимняя фотосъемка начинается недалеко от дома

Вам не нужно отправляться на поиски живописных зимних пейзажей. Вы найдете яркие сезонные сцены недалеко от дома.
© Владимир Медведев - амбассадор Canon

Для зимних фото не нужно ехать на Крайний Север. Вы можете не найти поблизости стада северных оленей, хаски, тянущие сани, или северное сияние, но сезонные снимки можно сделать ближе к дому. Выходить на улицу, если дома или в отпуске идет снег, - отличная возможность попрактиковаться, зная, что вы можете снова нырнуть в тепло, когда становится слишком холодно.«Имеет смысл попытаться исследовать то, что вас окружает, и тогда вам не так уж и холодно», - говорит Владимир. «Вы осознаете, что это за среда, прежде чем отправиться на более длительную съемку».

Это то, что Владимир применил на практике в серии «Снежная буря. История одного дня», в которой он провел один день, фотографируя снег вокруг своего дома. «Я хотел продемонстрировать, как много разных пейзажей можно увидеть всего за один день съемки. И когда зритель понимает задачу съемки всего за один день, он чувствует, что он со мной."

Так что, будь на улице сильный снегопад или просто живописный легкий мороз, независимо от того, какую камеру вы используете, наденьте теплое пальто и выскочите на улицу, чтобы насладиться и запечатлеть зрелище зимы рядом с вами!

Автор Люси Фулфорд

Призрачный песец и Улитка в командировке получают награду «Фотограф года»

В то время как многие из нас застряли дома и заперты, некоторым счастливчикам удалось выбраться оттуда и сфотографировать места, животных и жизнь в общем.

Вместо того, чтобы все завидовать, мы подумали, что будем более конструктивными, предложив вам галерею некоторых из этих замечательных лауреатов, чтобы поднять нам всем настроение.

Итак, для вашего визуального удовольствия, вот некоторые из наших фаворитов на церемонии вручения награды Travel Photographer of the Year в этом году.

Почему бы не заглянуть в другие наши замечательные галереи?


1 Победитель конкурса

- Туристический фотограф года - Владимир Алексеев

Песец сфотографирован на Шпицбергене.Фотограф Владимир Алексеев рассказывает : «Однажды во время моей экспедиции на Шпицберген была метель. Все вокруг было одинаково белым. И вдруг я заметил этого песца. Он практически слился с окружающей средой. Его выдавали только глаза и нос… » Владимир Алексеев / TPOTY.com


2 Победитель конкурса

- Туристический фотограф года - Владимир Алексеев

Вулкан Плоский Толбачик, Камчатка, Россия «Извержение вулкана лучше всего снимать в сумерках.Тогда вокруг не слишком темно, небо красивого цвета, а магма выглядит красиво и светится. Правда, это может быть очень опасно… » Владимир Алексеев / TPOTY.com

3 Победитель конкурса

- Туристический фотограф года - Владимир Алексеев

Улитка у воды, снято в Мьянме. «Туристическая фотография не всегда позволяет запечатлеть пейзаж или репортаж. Очень часто он захватывает макромир. Это элементы того, что вас окружает.Маленькие радости жизни, на которые мы не обращаем внимания дома ». Владимир Алексеев / TPOTY.com

4

Высоко оценен - ​​портфолио ландшафтов и элементов земли - Пэдди Скотт

Долина Чаракуса, хребет Каракорум, Гималаи, Пакистан. При высоте 7 282 м, K6 меньше, чем большинство остальных своих собратьев «K»; однако его выступ почти на 3000 м над дном долины означает, что он возвышается над вершиной долины Чаракуза. Пэдди Скотт / TPOTY.com


5 Победитель

- Лучшее отдельное изображение в жанре "Природа, морские животные и дикая природа" - Павлос Евангелидис

Бистро, канал Бека, Фиджи. Фотограф Павлос Евангелидис говорит: « Не волнуйтесь, рыба прекрасна! Это рыба-лоцман, или, если быть точным в данном случае, Golden Trevallies. Они помогают акуле ориентироваться и поддерживать чистоту в обмен на обрезки и защиту ». Павлос Евангелидис / TPOTY 2020

6

Второе место - портфолио «Пейзажи и элементы Земли» - Скотт Портелли

Кати Танда - Лейк Эйр, Южная Австралия.Кати Тханда - озеро Эйр - крупнейшее соленое озеро Австралии, но оно покрывается водой в среднем только каждые восемь лет. Обширная соляная равнина доминирует над ландшафтом с узорами, оставленными отступающей водой. Естественные родники берут начало через равнины, создавая огромные узоры пастельно-синего, желтого и красного цветов, а вода, проталкиваемая сквозь соляную корку, создает визуальные аномалии. Скотт Портелли / TPOTY 2020


7

Рекомендовано - Портфолио «Пейзажи и элементы Земли» - Сергей Пестерев

Узуры, остров Ольхон, озеро Байкал, Россия.Озеро Байкал известно не только огромными запасами чистой пресной воды, но и идеально прозрачным льдом, иногда достигающим толщины более метра. Из-за перепадов температуры постоянно образуются новые трещины. Звук, который возникает в этом случае, можно использовать для озвучивания «Звездных войн», и кажется, что озеро живет своей жизнью. Сергей Пестерев / TPOTY.com


8

Победитель в категории «Природа, морские обитатели и дикая природа» - Марко Штайнер

Курамати, Атолл Расду, Мальдивы. ‘Летающая морская кошка в молодом возрасте, сделана во время погружения на черную воду; Я использовал очень медленную выдержку, чтобы получить движение этой птицеподобной рыбы. Мы нашли трех из них в тот день и еще несколько в течение следующих нескольких дней, что было действительно интересно для нас, поскольку мы никогда раньше не видели ни одного на Мальдивах! » Marco Steiner / TPOTY.com

9

, занявший второе место - Природа, морские обитатели и дикая природа - Венминг Тан

Озеро Поянху, Цзянси, Китай.Национальный заповедник озера Поянху расположен на севере провинции Цзянси. Озеро Поянху является крупнейшим пресноводным озером в Китае и является сезонным домом для более 100 видов перелетных птиц, в том числе 11 видов, находящихся под угрозой исчезновения. Венмин Тан / TPOTY.com


10

Высоко оценен - ​​Портфолио путешествий - Николя Распиенгеас

Даймонд-Бич, Исландия. «Даймонд-Бич, расположенный на ледниковой равнине Брейдамеркурсандур, у ледниковой лагуны Йокульсарлон, всемирно известен своими айсбергами, которые вымываются на его черном песке.Я хотел выделить эти темно-синие и прозрачные блоки - признак их преклонного возраста ». Николас Распиенджеас / TPOTY.com


11

Победитель - Пейзажи и элементы Земли, одиночные изображения - Джеймс Смарт

Симла, Колорадо, США. Этот тип торнадо «бурового долота» является редким антициклоническим торнадо, который случается примерно в 2% смерчей. Он приземлился на открытых сельскохозяйственных угодьях, едва не миновав дом недалеко от Симлы, Колорадо, когда он разорвал землю, собирая почву, придавая ей коричневый цвет. Джеймс Смарт / TPOTY.com


12

Специальное упоминание - Пейзажи и отдельные изображения элементов Земли - Дэвид Суиндлер

Маунт-Рейнир, штат Вашингтон, США. «Во время нашего визита на гору Рейнир мы обнаружили эту снежную пещеру, вырезанную стремительным потоком. Вход в снежную пещеру может быть опасным, и у вас должно быть соответствующее защитное снаряжение ». Дэвид Суиндлер / TPOTY.com


13

, занявший второе место - портфолио путешествий - Ричард Ли

Фотография Бенс Мате, Пушташер, Венгрия. «Я был в шкуре, ожидая, когда птицы полетят к пруду, чтобы напиться, когда я заметил эту улитку, и ее идеальное отражение поразило меня». Ричард Ли / TPOTY.com


14

Рекомендовано - Портфолио путешествий - Алессио Мезиано

Вестманна, Стреймой, Фарерские острова. «Северное сияние непросто увидеть на Фарерских островах. Зимой очень распространена плохая погода, и небо часто бывает пасмурным. Я припарковал машину, включил радио, опустил сиденье, накрылся одеялом и подождал несколько часов.Я сделал это фото около полуночи, но оставался там до 4 утра ». Алессио Мезиано / TPOTY.com


15

Рекомендовано - One Shot Colours of Life - Энрико Пескантини

Перуанские Анды. Природа всегда показывает нам, что это величайший художник всех времен. В перуанских Андах уникальный минеральный состав и миллионы лет ветра и дождя создали Радужные горы, настоящее чудо природы.Это действительно «печальное» открытие, сделанное совсем недавно из-за таяния снега и льда, которые когда-то покрывали их. Энрико Пескантини / TPOTY.com


16

, занявший второе место - острова One Shot Islands - Дана Аллен

Остров Тахаа, Таити. Стая тихоокеанских рыб-бабочек с двойным седлом (C haetodon ulietensis ) вместе со многими другими водными видами промчалась в удивительной лагуне Ле Тахаа. Дана Аллен / TPOTY.com

Чтобы увидеть больше потрясающих изображений с наград этого года, загляните сюда.

Знакомьтесь, Владимир Мейман | Фотограф и графический дизайнер - SHOUTOUT DFW

Нам посчастливилось связаться с Владимиром Мейманом, и мы поделились нашим разговором ниже.

Привет, Владимир, не могли бы вы поделиться с нами цитатой или подтверждением?
«Каждый ребенок рождается художником, проблема в том, чтобы остаться им, когда вырастет». -Пабло Пикассо

Мне нравится эта цитата Пикассо, потому что это искреннее представление о том, что внутри нас есть все, что нам нужно.Все, что нам нужно сделать, это прислушаться к своему внутреннему голосу и позволить этой истине проявиться. Естественное состояние ребенка - воображать, творить и смотреть на мир по-новому и новаторски. Общество имеет тенденцию подавлять эти качества воображения, которыми все мы от природы обладаем как человеческие существа. Чтобы быть художником, нужно прислушиваться к своему внутреннему ребенку, отпустить наши социальные ограничения и выразить нашу уникальную точку зрения с помощью средств по нашему выбору.

Давай поговорим? Расскажите подробнее о своей карьере, чем вы можете поделиться с нашим сообществом?
Meyman Creative представляет мой эклектичный фон, переплетенный с различными художественными средами.Я специализируюсь на фотографии и графическом дизайне, но что отличает Meyman Creative от других, так это то, что я могу предоставить своим клиентам универсальный магазин. Я всегда стремлюсь поддерживать открытый диалог, отвечать на любые вопросы и предоставлять все, что им может понадобиться для успеха. Это позволяет моим клиентам получать удовольствие от творческого процесса и быть свидетелями того, как их видение воплощается в жизнь в реальном времени. В настоящее время меня радует текущий контракт с компанией, с которой я работал на протяжении всей пандемии. Я чувствую, что все, чему я тренировался в своей профессиональной карьере, привело меня к этому моменту, и нет ничего лучше.

Есть ли места, где можно поесть или чем заняться, чем вы можете поделиться с нашими читателями? Если у них есть друг, приезжающий в город, в какие места они могут их отвезти?
The DMA, Klyde Warren, Bishop Arts District, Parliament Deep Ellum, Trinity Groves, Katy Trail, Ascension, The Wild Detectives, Dallas Arboretum, Angelika, Центр скульптур Нашера, Грузовой двор, Whisk, Ten Ramen, Baboush, Cosmic Café , Cideracade, мост Маргарет Хант Хилл, Симфонический центр Мейерсона.

Серия Shoutout посвящена осознанию того, что наш успех и то, где мы находимся в жизни, по крайней мере отчасти обусловлен усилиями, поддержкой, наставничеством, любовью и воодушевлением других. Так есть ли кому-нибудь, кому вы хотите посвятить свой привет?
Я хотел бы поблагодарить мою семью, друзей, учителей и коллег-творцов за то, что они были бесконечным источником любви, поддержки и вдохновения. Я чувствую, что эта пандемия высветила серебряную подкладку для творческих людей.Что мы получаем привилегию создавать немного больше надежды, комфорта и размышлений в то время, когда люди ищут смысла и связи. Мы не должны недооценивать эту силу.

Сайт: meymancreative.com

Instagram: instagram.com/meymancreative

Linkedin: https://www.linkedin.com/in/vladimirmeyman/

Facebook: https://www.linkedin.com/vladimirmeyman

Назначьте кого-нибудь: ShoutoutDFW построен на рекомендациях и комментариях сообщества; Именно так мы обнаруживаем скрытые жемчужины, поэтому, если вы или кто-то из ваших знакомых заслуживает признания, сообщите нам об этом здесь.

Владимир Маяковский | Чикагский институт искусств

Владимир Маяковский

Дата:

1924, напечатано 1940-х

Автор:

Родченко Александр Сергеевич
Россия, 1891-1956

Об этом произведении

До того, как обратиться к фотографии, Александр Родченко был наиболее известен живописью и новаторским графическим дизайном, который он создал в первые годы Советской России.Он был одним из пионеров фотомонтажа, который сочетал в себе текст и жирный цвет с найденными фотографиями. Его первой попыткой фотографировать стала серия из шести портретов поэта Владимира Маяковского, чей мощный вид он включил в дизайн обложек книг с 1925 по 1929 год.

После смерти Маяковского в 1930 году Родченко заставили превратить несколько своих фотографий в памятные образы для недавно прославившегося поэта. Загробная жизнь фотографии как популярной иконы была далека от прежних целей Родченко, поскольку он утверждал, что камера фиксирует моменты жизни, а не суммирует характер человека.«Кристаллизируйте человека не с помощью одного« синтетического »портрета, - писал он в 1928 году, - а с помощью множества снимков, сделанных в разное время и в разных условиях».

Статус

В настоящее время не отображается

Отдел

Фотография и СМИ

Художник

Александр Михайлович Родченко

Название

Владимир Маяковский

Происхождение

Россия

Дата

Сделано в 1924 г.

Средний

Желатиново-серебряный принт

Размеры

23.8 × 16,6 см (изображение / бумага)

Кредитная линия

Благодаря предыдущим подаркам Дэвида К. и Сараджана Руттенбергов, Семейная коллекция Сандор в честь Школы Института искусств Чикаго, Майкла Д. Делмана, Ривы и Дэвида Логана, а также Шерри и Алан Коппел; Приобретены на средства анонимного дарителя; посредством предварительной покупки с помощью Специального фонда для приобретения фотографий

Регистрационный номер

2015 г.192

Расширенная информация об этой работе

Информация об объекте находится в стадии разработки и может обновляться по мере появления новых результатов исследований.Чтобы помочь улучшить эту запись, напишите нам. Информация о загрузке изображений и лицензировании доступна здесь.

Любитель фотографии

Удостоенный наград фотограф Владимир Филонов работает в газете The Moscow Times с момента ее публикации в 1992 году.На протяжении многих лет он позволял своим фотографиям говорить за него на страницах газет или на выставках. Но по случаю его персональной выставки в Центре фотографии братьев Люмьер мы попросили его рассказать о фотографии, жизни фотографа, работе в газете и о том, что он никогда не забудет.

Фотография или электроника?

Табаков Игорь / MT

Владимир Филонов от коллеги

Когда я был ребенком, мне подарили фотоаппарат - Смена 2, который был очень популярен в то время.Я сделал несколько фотографий и ушел. Позже, когда я изучал геофизику на первом курсе института, мы поехали на экскурсию высоко в горы Домбая. Это было так красиво, что мне захотелось его сфотографировать. Вернувшись домой, я откопал старый фотоаппарат «Смена» и начал снимать.

… После армии мне было сложно выбирать между электроникой и фотографией. Электроника была привлекательной. Работа предлагала интересные задания, командировки, всевозможное оборудование, хорошую зарплату - отличные условия.Но через некоторое время я уволился и пошел работать фотографом в строительную компанию. Я работал один в подвале, и после работы в коллективе было одиноко, поэтому через некоторое время я вернулся к электронике. Я долго ходил туда-сюда.

Профессиональный или любительский

В те времена фотографы делились на профессионалов и любителей. Слово «любитель» по-русски буквально означает «любовник», и это кажется мне правильным - любителем фотографии.

Примерно в 1978 году я начал путешествовать на машине по стране с двумя другими фотографами.У нас не было конкретных целей, не было плана по фотографиям на потом. Мы знали, что когда мы приедем в город, мы найдем фотографов, у которых мы сможем остановиться, и что нам будет о чем поговорить.

Именно тогда я увидел реальность жизни в деревне - настолько отличную от того, что нам говорили. Однажды мы пошли в дом престарелых в старом монастыре… ​​Я был вне себя три месяца. Это были люди, которые работали всю свою жизнь, а теперь живут в совершенно ужасных условиях.

Москва Таймс

В начале 90-х в Москве я познакомился с американским журналистом по имени Кэри Голдберг. Дерк Зауэр хотел, чтобы она работала в новом издании, которое он пытался выпускать, под названием «Московский журнал». Она сказала, что будет работать только со мной, поэтому Дерк попросил меня переехать из Украины. Я не был в этом уверен. Я не хотел заниматься фотожурналистикой, но согласился работать в журнале. Это длилось недолго. Но Дерк начал издавать небольшую газету, которая впоследствии превратилась в The Moscow Times.Я думал, что займусь этим три месяца. Это был 1991 год.

Что мне не нравилось в газетах, так это то, что нужно было работать так быстро. Но потом я начал понимать, что такая скорость на самом деле хорошо. Я просыпаюсь и буду готов к работе. Через некоторое время я вошел в некое состояние готовности - как воин, готовый к битве в любой момент. Другая часть работы - это установление контакта с людьми - это искусство. Работа в газете научила меня очень быстро устанавливать контакт с людьми.

Растворение в реальности

В одной из поездок машина сломалась, и нам пришлось остановиться. Поставили палатки, переночевали, а утром начали чинить машину. Через дорогу стояли три ветхих дома. Две старушки вышли из своих домов и пошли в третий дом. Они постучали в дверь. Я подошел и спросил, что случилось. Сказали, что соседка не вышла - думали, что она умерла. Но потом вышла на улицу - иссохшая старушка лет восьмидесяти.Она вышла из полуразрушенного дома и села на крыльцо. Соседи принесли ей помидоры. У нее был сын, который жил в 16 км от нас и не навещал. Дом разваливался. Она сидела у той лачуги, как Баба Яга.

Я думаю об этом, и я думаю о доме для престарелых. Или проснуться однажды туманным утром за пределами Костромы. Я вышел во весь этот влажный туман… это было нереально. Было чувство экстаза, когда у тебя нет мыслей, ты просто растворяешься в окружающем мире.Вы даже не можете думать о диафрагме или диафрагме - или, то есть сначала вы пытаетесь думать, а потом перестаете думать, и все это все равно происходит.

Вечное любительское видео

Фотоаппарат - это инструмент, позволяющий познать жизнь. Это как палка, которую воткнули в муравейник. Законы общества не позволяют вам делать определенные вещи, узнавать то, что вам интересно, подниматься и разговаривать с людьми. Но камера позволяет это сделать. Если бы не камера, я бы не встретил так много людей, не получил бы столько опыта и не побывал бы во многих местах.Камера позволяет устанавливать связи, понимать, почему что-то там есть.

Если композиция идеальна, фотография почти всегда мертва. Он оживает только тогда, когда есть что-то не совсем законченное. Фотография всегда рождается на грани момента, когда момент нестабилен. Если это постановка, ничего не происходит. Этого не произойдет, когда вы этого ждете - когда вы ждете, что кто-то пройдет мимо витрины магазина, чтобы вы могли поймать его отражение. Это случается, когда ты сдаешься и отворачиваешься.

Я до сих пор считаю себя любителем - любителем фотографии. И даже спустя столько лет я люблю приходить на работу и вставлять флешку в компьютер. Мне любопытно посмотреть, как вышли фотографии. Я поймал момент?

Выставка «Документ / Метафора. Владимир Филонов» будет работать в Центре фотографии имени братьев Люмьер со среды по 11 октября. Центр находится на Болотной набережной, 3, корп. 1. Метро Кропоткинская. Открыто с полудня до 21:00, сб.и вс. С 11.00 до 21.00, выходной - пн. 495-228-9878, lumiere.ru.

Бывший фотограф Белого дома поделился снимком, на котором «молодой Путин шпионит за Рональдом Рейганом» в 1988 году

Появилась фотография того, что могло быть молодым Владимиром Путиным, «шпионящим» за президентом США Рональдом Рейганом в Москве в 1988 году.

Пит Соуза, который сфотографировал и президента Барака Обаму, и президента Рейгана, поделился фотографией в Instagram ранее на этой неделе.

«В 1988 году я сфотографировал президента Рейгана во время его визита в Москву», - сказал он.«Михаил Горбачев, лидер тогдашнего Советского Союза, устроил Рейгану экскурсию по Красной площади, где вокруг площади располагались группы« туристов »(агентов КГБ?). Обратите внимание на человека слева с фотоаппаратом на шее ».

« В 1993 году я опубликовал книгу фотографий («Незащищенные моменты») со времени моего пребывания в Белом доме во время правления администрации Рейгана. «Примерно десять лет спустя я получил случайное письмо по почте от человека, который спросил, знаю ли я, что я сделал снимок Рейгана и Владимира Путина, как показано на странице 145 моей книги.(Путин к тому времени уже стал президентом России).

«Я был поражен этим письмом».

Рекомендовано

Г-н Соуза сказал, что он связался как с Библиотекой Рейгана, так и с чиновником СНБ в администрации Буша-43, но: «Никто не мог окончательно сказать, был ли это Путин. В 1988 году Путин фактически служил в КГБ, хотя он, по всей видимости, находился в Восточной Германии ».

Г-н Соуза был нанят в качестве главного фотографа Белого дома для президента Обамы в январе 2009 года, а за несколько дней до инаугурации он был взял интервью на NPR.

⁣⁣Описывая интервью, он сказал: «Я рассказывал эту историю как пример того, как актуальность президентских фотографий может меняться со временем. «И как только вы видите фото, вы идете, о, черт возьми, это действительно он (Путин)», - были мои точные слова. Большая ошибка; Я никогда не должен был говорить это, потому что на самом деле это никогда не было проверено ».

Рекомендовано

« Кремль, очевидно, слушает NPR и почти сразу отрицает, что это был Путин ».

« Он добавил: «Примерно Через месяц после интервью NPR я получил открытку на свой домашний адрес.Фотография Красной площади была на лицевой стороне открытки.

«Человек в камере был обведен красным маркером, и кто-то написал слово« шпион »и нарисовал ему стрелку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *