Люмпен модельное агентство: Кто пришел на кастинг модельного агентства Lumpen

Автор: | 09.03.1970

Содержание

Кто пришел на кастинг модельного агентства Lumpen

Реставратор советских машин, путешественник из Челябинска и модель, которую звали во Францию.

Lumpen – это одно из первых российских агентств нестандартных моделей, основателем которого стала молодой режиссер и студентка ВГИКа – Авдотья Александрова. Одним из центральных концептов Lumpen является выход за рамки общепринятых стандартов, отражение человеческой естественной энергии. В нем нет места для параметров, а также проявления привычной для среднего обывателя глянцевой красоты.

23 октября Enter организовал кастинг в новом фотопространстве «Завод». За несколько недель на электронный адрес Авдотьи было отправлено более трехсот заявок, по его итогам на сам кастинг прошло 35 человек. Мы поговорили с этими счастливчиками и узнали, что они думают о стандартах красоты и об агентстве Lumpen.


Владимир, 22 года, студент

Об агентстве Lumpen я узнал примерно год назад: меня давно интересовало все, что они делают, как они работают и для чего. Если честно, то я рад, что они нашли время и приехали в Казань. У нас много необычных лиц и, надеюсь, Авдотья найдет нового «Люмпена» к себе в команду.

Я был на лекции, и мне особенно понравилось то, как Авдотья относится к фотографии, к людям, как из 164 человек, она помнит историю каждого кандидата. Это интересно, потому что, на мой взгляд, является своего рода демонстрацией нового подхода к модельному бизнесу. Конечно, в элитарном обществе не все поймут смысл этого агентства, но я думаю, что со временем это дойдет до каждого человека, и общество примет нестандартную внешность моделей как норму.


Дарина, 16 лет, учится в школе

К сожалению, я не попала на лекцию, а о самом кастинге узнала через резиденцию «Штаб». Отправила заявку, и меня пригласили. Это было и приятно, и удивительно, и странно одновременно. Моя внешность не подходит под общепринятые стандарты моделей, а стать ей – моя маленькая мечта. Я считаю, что Lumpen могут стать гораздо успешнее других модельных агентств, потому что нестандартная внешность вытесняет общепризнанные стандарты. Хотя в мире всегда будут ценители длинноногих блондинок.


Мустаева Аделина, 16 лет, учится в школе

О Lumpen я узнала через один из блогов, который периодически читаю. Я попала на этот кастинг благодаря дорогому для меня человеку – он сказал, что, возможно, я подошла бы для этого агентства, поэтому я рискнула и решилась отправить им свою фотографию. Думаю, что у людей в мире возрастает интерес к чему-то необычному, в том числе и по отношению к моделям. Когда-нибудь контрмодели будут востребованы больше типичных: стандарты 90-60-90, высокий рост, милая улыбка и длинные светлые волосы отойдут в сторону. За границей это явление уже распространено, и в России сегодня люди начинают понимать, что естественная красота намного лучше, чем нарисованное лицо.


Кирилл, 22 года, фотограф

Мои друзья рассказали мне о кастинге, и я решил, что можно попробовать поучаствовать, отправил свою фотографию, – и вот, меня пригласили. Я знаю, что это уникальное модельное агентство, которое сейчас востребовано по всему миру. Не могу точно сказать, будет ли оно в дальнейшем так же успешно, но то, что оно уникальное, легко займет свою нишу и будет процветать за счет базы нестандартных моделей – в этом я абсолютно уверен.

Сегодня люди перенасыщены не только информацией, но и типичными образами и лицами, которыми кормят нас с обложек журналов и подиумов. А агентство Lumpen, с Авдотьей во главе, нашло способ выделиться из общей массы. На сегодняшний день модель – это внешность, загнанная под стандарты и лишенная индивидуального облика. С одной стороны, из-за отсутствия индивидуальности на лице модели можно нарисовать что угодно, зато модели Lumpen настолько индивидуальны, что привносят свой характер, свою личность и свой темперамент как на подиум, демонстрируя одежду, так и на каждую фотографию, которой повезло оказаться на страницах модных журналов.


Павел, 22 года, студент

Если честно, то агентством я заинтересовался только после одобрения заявки: до этого отправлял свое портфолио во многие модельные агентства, и в этот раз решил попробовать. К сожалению, мне не удалось попасть на лекцию, но, на мой взгляд, у Lumpen есть все шансы на успех, учитывая количество заказчиков, проведенных съемок и работ для других проектов. Я замечаю, что в российском обществе растет интерес к модной индустрии: появляются новые имена, дизайнеры, модели, фотографы, которые становятся известны за пределами города Москва. Конечно, все сначала появляется на Западе и только потом у нас, а Авдотья привнесла в нашу страну новое веяние моды и добавила к нему что-то свое, адаптировав под российские условия. Конечно, мы берем что-то с Запада, но я думаю, что в данном случае мы точно не копируем – такое часто случается, что мы смотрим на других, а делаем по-своему.


Аделина, 22 года, студентка

Благодаря лекции в «Штабе» я узнала, что есть агентство, которое разрушает устоявшиеся стереотипы о человеческой красоте. Нестандартные модели – это не «некрасивые люди»: это люди, в которых видна индивидуальность, есть «изюминка», которую еще нужно научиться преподносить. До определенного момента модная индустрия, в которой есть место для «необщепринятых» стандартов красоты, просто не нужна была нашему обществу, а сейчас, когда появилась в этом необходимость, нашлись люди, которые вовремя смогли это все организовать.

У меня уже есть небольшой опыт в модельной сфере, меня приглашали на съемки и даже на лукбуки. Но ни в каком модельном агентстве на сегодняшний день я не состою. Был, правда, один момент, когда меня позвали во Францию, но не срослось – мои параметры им не подошли.


Айнур, 22 года, приехал из Челябинска на кастинг

С Дуней (Авдотья Александрова, прим. Enter) я общаюсь уже пятый год и давно слежу за работой ее агентства, стараюсь быть в курсе всех новостей. Когда я узнал, что кастинг Lumpen пройдет в Казани, то бросил все свои дела в Челябинске и приехал сюда.

Это агентство считается специфическим только в рамках России, а в странах Запада и Европы такое направление модной индустрии уже давно есть. Я сам стараюсь следить за высокой модой, быть в курсе последних веяний и тенденций, поэтому могу сказать, что Запад только принес идею, а все остальные нюансы были организованы заново. На сегодняшний день Lumpen очень популярны. О них пишут всемирно известные СМИ: такие, как Vogue, Purple Magazine, Re-Edition Mag, Sicky Magazine, Sleek Magazine – кажется, это один из показателей успеха.


Валерия, 21 год, студентка

Если честно, то о кастинге я узнала, когда со своим другом была в «Татмаке», – подруга скинула ссылку на агентство и на сам кастинг. С большим трудом мне удалось уговорить своего друга прийти сюда, – и вот мы здесь.

Мы были на лекции, узнали о прекрасном месте «Штаб» и о значении слова «люмпен». В Японии, например, оно означает очень плохое ругательство. Казань – это город, который развивается, который открыт всему новому, и молодежь стремится открывать новые горизонты вместе с ним. На мой взгляд, то, что Lumpen сегодня здесь, и есть отличный показатель новых открывающихся горизонтов.


Ксения, 21 год, менеджер кофейни

В социальной сети мне пришло приглашение посетить лекцию, – до этого момента о Lumpen я совсем ничего не знала. Однако решила пойти на лекцию и узнала там для себя много нового. Например, что это агентство нетипично, и это не тупое выкачивание денег из моделей, чем известны многие казанские, да и, в целом, российские модельные агентства. Lumpen дает возможность людям с нестандартной внешностью реализовать себя, – все это стало возможным благодаря Авдотье и ее любви к необычным лицам и людям. Агентство начало свою работу в 2014 году, за два года они набрались опыта и достигли успеха в модной индустрии.

Быть странным сегодня – модно и классно. Жаль, что Россия очень долго к чему-то идет и с неохотой принимает новое и необычное.


Айнур, 21 год, студент, занимается реставрацией старых мотоциклов и автомобилей

До этого я не был знаком с агентством Lumpen, да и вообще до модной индустрии мне не было никакого дела, хотя мои друзья часто говорили мне, что у меня необычная внешность. Благодаря подруге, которая рассказала мне об агентстве, я сегодня сижу на кастинге и, если честно, немного нервничаю.

Что касается красоты в целом, то я думаю, что на сегодняшний день стандартная красота в нашем понимании уже всем приелась. Обществу нужно разнообразие, необычные люди, необычная внешность.


Юлия, 16 лет, студентка колледжа

Я узнала о Lumpen благодаря лекции – до этого вообще не знала, что существует агентство, в котором не смотрят на параметры моделей, а смотрят именно на образ, на лица. Здесь моделям необязательно быть идеальными и похожими друг на друга, во главенство встает индивидуальность. Моя подруга пригласила меня в «Штаб» на лекцию о тенденциях красоты в лицах. Во время лекции меня заметила Авдотья, сказала, что хочет видеть на кастинге, – и вот сегодня я здесь.

Lumpen – это что-то новое, это новая эра, новая индустрия, новая мода. Они очень сильно отличаются от других агентств. До этого я десять лет занималась в школе моделей «Ильдан-Лик», однажды меня позвали на показ в Сочи, но из-за семейных обстоятельств я не смогла туда поехать. А год назад я прошла кастинг моделей в Top Fly и должна была лететь в Индию, но оказалось, что это липовое агентство.


Максим, 21 год, студент

Мне было интересно узнать на лекции, как – именно Авдотья – относится к внешности. Например, люди воспринимают шрамы на лице как некую фриковатость, а она это, наоборот, выделяет и считает дополнительным плюсом к индивидуальности в целом.

У меня много знакомых ребят из Питера и Москвы, которые являются моделями Lumpen. Еще одного моего товарища взяли из Казани. Кто знает, может, и я смогу присоединиться к их числу.

Сегодня мы понимаем, что будущее становится настоящим. Дизайнеры и модные дома заинтересованы в новых лицах, – соответственно, у агентства есть будущее. Уже сейчас на показах у Rick Owens, Vetements, и не только, есть такие модели.

Раньше я постоянно пробовался на кастингах модельных агентств, – в этом деле у меня есть уже небольшой, хотя и не самый удачный опыт. Но у большинства из них есть рамки и параметры, под которые ты либо подходишь, либо нет. В Lumpen все гораздо свободнее – есть только ты и твоя индивидуальность.


Анастасия, 18 лет, студентка, занимается легкой атлетикой

С агентством Lumpen я познакомилась через подругу, которая скинула мне информацию о кастинге и предложила попробовать отправить фотографию. В тот момент я подумала, что все равно ничего от этого не потеряю. И, неожиданно для себя, я прошла первый тур отбора и оказалась в фотопространстве «Завод» на кастинге Авдотьи. Я не была на лекции, но знаю, что Авдотья не копировала с Запада моду на такое агентство. Да, до России тенденции доходят очень долго, можно сказать, что между Западом и Россией разница в развитии — пять лет. Им повезло: в один момент собранная Авдотьей база лиц попала в мировой тренд.

Я думаю, что до осознания естественной красоты российскому менталитету еще нужно дорасти. Мы способны принимать что-то новое, нестандартное, но для этого нужно время. И мне кажется, оно пришло.


Текст: Айгуль Юнусова
Фото: Анастасия Шаронова

Как устроено модельное агентство Lumpen

Мы публикуем видео выступлений с форума BE IN OPEN, который прошел в мае в Москве.

Основательница модельного агентства Lumpen Авдотья Александрова рассказывает о том, как функционирует ее бизнес, а также объясняет свои эстетические позиции в выборе моделей.

Интересные мысли:

– Я не согласна с тем, что стиль «восточного блока» разрушил представления о стандартной красоте. Мы ничего не разрушали, мы только добавили свое. Ничего, что было до этого, не перестало существовать, просто вектор чуть-чуть изменился. Мы добавили то, что другие агентства либо не хотели видеть, либо боялись и обходили стороной.

– Возникновение агентства было необходимым, так как количество фотографий, которые я собирала в закладках у себя «Вконтакте», превысило допустимые нормы. Я решила сделать эту базу открытой для всех, потому что поняла, что у меня всей жизни не хватит снять самой все эти лица, и надо начинать делиться.

– Я выбираю таких ребят, которые не знают, на что они идут. Они не знают ни брендов, ничего такого вообще. Мне комфортнее работать с такими ребятами, потому что я знаю, что они не подведут. Я знаю, что для них это дело чести. Поэтому у меня изначально был вектор мужского агентства – с мужчинами легче.

– Клиентская база пополнялась за счет сарафанного радио. Когда тебе одновременно приходят письма от Рика Оуэнса и Kenzo, думаешь, что они сидят в одном кафе где-то в Париже: «О, смотри, Lumpen. Давай напишем, вот этого парня спросим – будет ли в Париже». Было ощущение какого-то чуда. Очень рада, что им нравятся такие ребята, которые нравятся мне.

– В России агентство находит красивого мальчика или девочку, отправляет на Запад, в другое агентство, которое будет полностью заниматься этой моделью, а наши будут просто получать 10 % с этого. Это тупо бизнес, который мне не был интересен. Мне была интересна сама кухня, мне было интересно работать с брендами и кастинг-директорами, чтобы узнавать их вкусы, понимать, к чему все идет.

– Почему я люблю снимать людей, которые не любят сниматься: девочкам, которые фанатеют от этого с детства, все русские агентства, скауты и другие девочки прозомбировали мозги тем, что в России обязательно должна быть «материнка», которая тебя будет отправлять в западные агентства, и тогда у тебя все будет хорошо. Единственный же нормальный выход – работать с брендами напрямую, не репрезентировать там девочек и мальчиков, чтобы агентство не брало свои 50 % еще. Вот допустим, девочка поезжает по контракту на два месяца в Париж. За это время она может один раз сняться за 500 евро. Принимающее агентство оплачивает ей все: визу, перелет, апартаменты. Потом агентство с девочки все это забирает, и она может прилететь обратно в минусе – ей нужно будет все это возвращать.

– Мне нравятся длинные лица с близко посаженными глазами. Это удлиненный треугольник лица. Это, на мой взгляд, благородные черты лица. Также мне не нравятся короткие носы.

– У меня чисто интуитивный выбор. Несколько раз я преступалась своей интуицией и говорила себе: «Ладно, этого парня возьму. Что-то в нем не то, но мне кажется, что он пойдет коммерчески». Я беру парня, и он нигде не снимается. Наверное, в Lumpen уже ищут определенный типаж.

– Моя конечная цель – кино. Мода во мне не вызывает тех эмоций, которые я хочу получать. Я все-таки надеюсь что на нашу базу выйдут кастинг-директора крутых режиссеров. Я замечала что «люмпены», помимо того, что не позируют, еще ничего не стесняются в кадре.

– Мы не работаем с иностранными моделями – я делаю такой своеобразный срез моих русских современников. Я хочу выявить какую-то общую закономерность в лицах, пытаюсь найти идеального люмпена.

«Я фрик и горжусь этим»: история женщины, которая работает моделью и строительницей

Надежда Lertulo — одна из ярких представительниц контрмодельного агентства Lumpen. Однако, спускаясь с подиума, она берет в руки ящик с инструментами и идет делать ремонт. «Афиша Daily» поговорила с Надеждой о сексизме, идеалах красоты и о том, как ей удается совмещать абсолютно полярные профессии.

О работе строительницей

В профессию строителя я попала достаточно банально для ребенка из школы-интерната. Я не закончила одиннадцать классов из‑за конфликта с воспитательницей. Она хотела избавиться от меня, отправив учиться в строительное училище. Вернее, мне предложили на выбор два училища: швейное и строительное. Швейное дело казалось мне тогда скучным, хотя сейчас я понимаю, что это важное и полезное умение. Кстати, образование по этой специальности я тоже потом получила. У меня вообще много технических образований: я училась на продавца-консультанта, на фотографа и проектировщика.

И все же профессия строителя в какой‑то момент увлекла меня больше всего, а умение ремонтировать очень пригодилось в быту. Когда я вышла из интерната, мне досталась комната по месту регистрации моей кровной матери. Куда делись документы на квартиру, никто не знал, куда пропала мать, — тоже. Когда я туда зашла, то увидела там только голые стены, не было даже лампочки на потолке. Все пришлось с нуля обустраивать самой.

Когда люди узнают, что я работаю в строительной сфере, часто вижу удивление на их лицах и слышу возгласы «не может быть», «как это?». Некоторые сначала относятся к этой информации с недоверием, а потом подходят и говорят: «Мне бы тоже так». Я горжусь, что меняю сознание окружающих не словами, а делом.

О сексизме и внутренней силе

Я очень часто работаю с мигрантами. В основном они носители менталитета, в котором женщина считается исключительно хранительницей домашнего очага. Поэтому, конечно, коллегам из нашего ближнего зарубежья сложно поверить в то, что я могу выполнять свою работу качественно. Но, когда мы сотрудничаем, они понимают, что я хороший специалист. Взрослые люди, которые обучались строительству еще в Советском Союзе, тоже признают это, часто у них даже глаза на лоб лезут от моих знаний.

Хотя, конечно, бывают и неприятные случаи, связанные с сексизмом. Мужчины на стройке часто спорят со мной, и я сначала долго разговариваю с человеком, а потом, когда заканчивается терпение, я уже своей работой показываю, что он был неправ.

Всегда удивляюсь, когда женщин называют «слабым» полом. Нельзя говорить, кто силен, кто слаб. По-настоящему сильный человек способен признать, что ему страшно или что у него не все получается.

Хотя мне сложно говорить о себе, сильная ли я. Мне пришлось взять судьбу в свои руки, я осталась без родителей, без должного ухода и любви, поэтому рассчитывать можно было только на себя. Еще важный момент: после интерната появляется ощущение, что работа тебе не светит. В твоем паспорте есть штамп (о проживании в школе-интернате. — Прим.ред.) — и когда ты приходишь устраиваться даже уборщицей, тебе говорят: «Простите, мы вам перезвоним» или «Вы нам не подходите». Это как клеймо, которое изначально рождает подозрительное отношение к воспитанникам интерната.

О работе моделью

Однажды мне встретился не самый приятный клиент: человек притворился другом, а потом попытался обмануть и не отдать деньги за работу. В итоге он заплатил, но для меня это был сложный момент. Я долго размышляла: неужели я такая плохая, почему я должна заниматься только стройкой и ремонтом?

Часто от своих коллег, клиентов, знакомых я слышала: «Ты не видишь, насколько ты сильная». Один момент запомнился мне больше всего. Как‑то летом я и мой приятель по стройке вытащили тонны мусора из захламленного помещения. Нам очень хотелось освежиться, а там была ванна общего типа. На улице стояла жуткая жара, поэтому мы, сняв с себя футболки, тут же начали смывать с себя грязь. Я этого парня не стесняюсь, мы давно друг друга знаем. Тогда приятель в первый раз увидел мою спину и очень удивился. Он сделал мне комплимент, а я тогда отнеслась к нему как‑то спокойно, не поверила ему.

Но потом я поехала в гости к подруге в Швейцарию, и она тоже сказала мне: «Надя, ты не понимаешь, у нас в стране есть целая культура того, как следить за своим телом. Некоторые тратят на это кучу денег, а ты не тратишь ни рубля, но выглядишь так, будто занимаешься спортом». Подруга сфотографировала мою спину, через несколько дней переслала мне и написала, что все ее друзья-швейцарцы в восторге.

Я отправила фотографию своей спины в агентство Lumpen, где собирают моделей с нестандартной внешностью. Я слышала о нем от своих друзей-художников и знала, что к ним сложно попасть. Опасалась, что не подхожу даже по возрасту. В итоге через какое‑то время меня попросили прислать фотографию своего лица, после чего я получила приглашение на кастинг.

Подробности по теме

«Вся классная работа для нас закрыта»: темнокожие модели и актеры — о расизме в профессии

«Вся классная работа для нас закрыта»: темнокожие модели и актеры — о расизме в профессии

Мне повезло: Авдотья, глава Lumpen, редко снимает сама, но тогда процессом занялась именно она. Страха проиграть не было, хотелось посмотреть на модельный бизнес изнутри и понять замысел агентства. В итоге Авдотья меня сфотографировала, и я попала в каталог (а это сложно, потому что в Lumpen сейчас стремятся много молодых парней и девушек).

Позже я получила свой первый заказ на моделинг — это была съемка в Библиотеке имени Ленина, причем, как ни странно, в платье. Меня выбрали даже без снэпов (необработанные фотографии модели. — Прим. ред.). Съемка, конечно, получилась просто потрясающей. Она запомнилась мне по нескольким причинам: во-первых, я в первый раз в своей жизни попала в эту библиотеку, а, во-вторых, меня очень впечатлила сама атмосфера съемок. С тех пор я погрузилась в мир моделинга. Я взяла псевдоним Lertulo: с языка эсперанто это слово переводится как «все умеющий человек».

О принятии себя

В интернате у меня было два воспитателя-антипода. Одна никогда не делала акцент на моей внешности и всегда удивлялась моей хитрости и ловкости. А вторая говорила, что я урод, очень толстая и недостойна внимания. И тут, наверное, сработал принцип пословицы: «Скажи человеку сто раз, что он «свинья», и он захрюкает!» Я действительно считаю себя фриком, но мне это нравится. Сейчас я получаю огромное количество приятных отзывов от многих коллег из сферы моды, они говорят, что я классная и что у меня очень яркая внешность. Получается, есть два полярных мнения. Одни восклицают: «Фу, да это вообще не женщина». А другие восхищаются моей красотой.

Свою внешность я приняла давно. Я не должна никому нравиться, да и не хочу. Моя цель — привлекать людей своими поступками и мыслями.

Людям, которые не принимают себя, я бы дала совет всегда помнить, что вы есть, и этого уже не изменить.

Об идеалах красоты

Современные стандарты красоты однозначно нужно менять. Важно в целом расширять представление людей о том, что есть красота. Приведу простой пример. У вас есть любимое блюдо. Вы будете его есть каждый день всю свою жизнь? Конечно, нет. Даже самая вкусная еда в какой‑то момент вам надоест, и захочется попробовать что‑то другое.

Или другая ситуация. Представьте себе лошадь в повозке. У нее шоры на глазах, чтобы она смотрела только вперед и не отвлекалась. Если вы хотите быть лошадью с шорами на глазах и не принимать внешность других людей, пожалуйста, это только ваш выбор. Мир настолько широк, что не нужно смотреть на него только под привычным углом зрения.

Как удается совмещать разные профессии

На самом деле это очень сложно. Сейчас я уже могу отказаться от коммерческой стройки, потому что на моделинг приходит огромное количество заказов, но иногда друзья просят помочь по знакомству. Когда был карантин, все сидели дома, вещи стали чаще ломаться, и, конечно, на тот момент мой телефон не умолкал.

Сейчас еще сложнее, потому что если раньше моделинг был поставлен на паузу, то теперь заказов прибавляется в разы. Несмотря на большую нагрузку в творческой сфере, я помогаю делать ремонт знакомой из Lumpen. После того как я закончу заказ, я крепко задумаюсь над тем, чтобы отдохнуть от стройки.

Сейчас я запускаю проект на ютьюбе, пока ищу для него спонсоров. Это будет видеоблог, причем достаточно необычный. Идея у меня родилась во время карантина. У людей тогда было мало денег на ремонт, а при вызове специалиста всегда существовал риск заражения. Представим, у вас дома внезапно что‑то сломалось — нужно чинить. Если вы девушка, офисный сотрудник, то, вероятно, в этом деле вам пригодится помощь. Чтобы ее получить, открываете интернет и смотрите мой блог, где я кратко расскажу о том, как справиться с поломкой.

Также сейчас я участвую в двух кинопроектах. Первый очень взаимосвязан с моим прошлым, а второй расскажет о трагедии наций, участвовавших в Великой Отечественной войне. Я счастлива, что участвую в создании такого важного и актуального контента, и рассчитываю в будущем продолжить актерскую карьеру.

Подробности по теме

Российские модели плюс-сайз рассказывают все о своей работе и зарплате

Российские модели плюс-сайз рассказывают все о своей работе и зарплате

Как нестандартные модели попадают на подиум | Vogue Ukraine

Первое на постсоветском пространстве агентство нестандартных моделей Lumpen придумала Авдотья Александрова, молодой московский режиссер. О том, как люди с нетипичной красотой попадают на главные fashion-подиумы, она рассказала Соне Кваше.

Режиссер и владелица агентства LUMPEN Авдотья Александрова. Фотограф: Евгений Мельников (Мел)

«Balenciaga? А? Что? Я не знаю, но, Дуня, если ты говоришь – я на все согласен» – типичный среди моделей агентства Авдотьи Александровой подход к работе. В Lumpen нет контрактов и передачи моделей на попечение иностранных агентств за 10 % от их заработка. Lumpen работает с брендами и кастинг-директорами напрямую, а у молодых людей, которых Александрова приглашает в агентство, чаще всего отсутствует представление о моде и нет заграничного паспорта. Авдотья выбирает лица, руководствуясь собственным чувством красоты, а ребята ей доверяются. 

«Красота для меня – это контрасты. Мне не нравятся идеальные пропорции, правильные черты, симметрия. Мне интересны противоположные типажи: ангелоподобные, непорочные, наивные, нежные – и, наоборот, дьявольские, искушенные, испорченные, грубые. Больше привлекает обаяние второй категории. В кино мне всегда близки отрицательные герои, и я переживаю, когда их убивают», – говорит нежнейшей наружности Авдотья, впервые сыгравшая в фильме своего отца, режиссера Александра Александрова, когда ей было два года. 

Balenciaga, осень-зима – 2016/2017, Леда @Lumpen

Еще через семь лет Авдотья начала снимать портреты самостоятельно. Уже тогда лица впечатляли ее больше всего на свете. До Lumpen она находила типажи на пленэрных практиках во время учебы в Московском художественном лицее Российской академии художеств; обращала внимание на актеров, работая художникомпостановщиком во ВГИКе; искала лица в клубах, на улицах и в соцсетях. «В один момент я поняла, что база в моей голове похожа на «писанину в стол» у сценаристов: я «коплю» людей, но мне жизни не хватит, чтобы снять их всех самой. И тогда я решила делиться. То, что мы сошлись во вкусах с дизайнером Гошей Рубчинским и стилистом Лоттой Волковой, как и наличие бесплатной студии для съемок, активизировало процесс. Моя цель – база лиц по всей стране, не только для моды, но и для кино. Скоро мы будем собирать русских по всему миру: на днях нам написал очень крутой парень, который живет в Берлине: по документам он немец, родился в Казахстане, а вырос в Пензе». 

Александрова берет в агентство только русских: ей интересно найти закономерность в лицах. Она не путает «русское» с «советским», а шумиха вокруг постсоветской эстетики кажется ей «картонной примочкой западных журналистов». «Гоша Рубчинский – кумир молодежи всего мира – стал первым делать уличную моду у нас в стране. Иногда он вдохновляется советской эстетикой, поэтому Запад думает, что мы не можем отделаться от воспоминаний о режиме. Все лица в Lumpen кажутся им страдальческими, они считают, что мы все до сих пор болеем и тяжело живем. Отчасти это так, но такие лица есть на окраине любого города в Европе, Америке или Австралии. Интерес к русским будет всегда, потому что они – экзотика: дикие, страшные, жесткие, неприветливые, недоверчивые».  

Gosha Rubchinskiy, осень-зима – 2016/2017, Андрей @Lumpen

Александрова шутит, что у агентства есть «крыша» из самих «люмпенов» – бывших футбольных фанатов, боксеров и просто физически мощных людей. Ее мечта – чтобы типичные гетеросексуальные мужчины тоже могли выходить на подиум, а не противились этому из-за узкого сознания, отсутствия пластики и артистичности. «Это замкнутый круг: дизайнеры не видят в гетеросексуалах потенциальных моделей, а мужики твердят о засилье геев в моде. Сливающиеся границы пола – это повышенная сексуальность и плюс для индустрии. Дизайнер знает, что нужно как женщине, так и мужчине, а модель знает, как понравиться и тем и другим, правильно двигается и умеет себя подать. Самые звездные мальчики в Lumpen – гетеросексуалы, но они могут войти в любой образ, нравятся геям, не стесняются пройтись по подиуму на шпильках. Я это в них очень ценю». 

У любимчиков Александровой, которые также нравятся модным брендам и глянцу от итальянского Vogue до Man About Town, удлиненный треугольник лица, близко посаженные глаза и длинноватый нос. По ее словам, поиск «люмпена» осуществляется в три этапа. «Первый – кастинг в социальных сетях: я смотрю фото, страницу, немного общаюсь и выясняю параметры. Обсуждаем с «люмпенами» новую кандидатуру. Если лицо – бомба, параметры не важны. Если 50/50 – имеет значение не только рост, но и место проживания: с иногородними тяжелее работать. Второй этап – я снимаю человека для базы и знакомлюсь с ним лично. Бывают удивительные ситуации: приходит человек, а я его просто не узнаю. Бывает не то, что нужно, а бывает интереснее, чем на фото. Но чаще всего я не ошибаюсь. Третий этап – обработка фото для базы. Случается, что человек не вписывается в контекст агентства». 

Андрей @Lumpen, открытый в клубе «Солянка» (фото сделано там Авдотьей)

За кастинг и фото отвечают Авдотья и скаут Наташа Пятница, которая работает в Ростове-на-Дону и Краснодаре. Лучшим источником «экспонатов» остается Интернет, затем – клубы и вечеринки. «Сейчас знакомиться стало легче: вся московская тусовка знает, что такое Lumpen, люди предлагают себя сами и советуют друзей, – говорит Александрова. – Когда в мои сети попадает новый «люмпен», я испытываю эйфорию. Я постоянно смотрю на него, анализирую, как он выглядит среди других. Чем сложнее ситуация, тем интереснее. Включается охотничий инстинкт – кажется, нечто подобное используют скауты других агентств, пытаясь переманить моих ребят». 

В их простоте заключается главная сложность для агентства. «“Люмпены” – это ад. С паспортами, деньгами, визами. У нас сорвалось множество крутых съемок, потому что у новых ребят не было заграничных паспортов или им не давали визы. В биографии всплывали административные правонарушения и проблемы с родителями. Больше проблем нет: я очень люблю их всех». 

Walter Van Beirendonck, осень-зима – 2016/2017, первый показ Севера @Lumpen 

 

Vetements, осень-зима – 2016/2017, первый показ Берга @Lumpen

Сейчас «люмпенов» 150, а через десять лет Александрова планирует собрать 1000. «Чем больше людей будет задействовано, тем больше у них будет возможностей для самореализации. Они могут один раз за всю жизнь выйти на подиум или сняться для журнала, но этот раз будет их счастливым шансом и поможет понять, что они крутые. Шансом вылезти из скорлупы комплексов, бросить нелюбимую работу за нищенскую зарплату и понять, чего они хотят на самом деле». Один из «люмпенов» по кличке Мел уже начал реализовываться как фотограф, а Всеволод Черепанов, известный как Север, стал streetstyle-звездой и запустил линию худи с надписью Russian Mafia New World Order – их покупают от Америки до Австралии по 220 долларов за штуку. Личные мечты их покровительницы Авдотьи – найти помощника по оформлению документов для «люмпенов», сделать кастинг-тур по городам России, родить сына, купить домик под Парижем и завести бультерьера.

Читайте также:

Новая коллекция Balenciaga на улицах Парижа

Стрит-кастинг – новое увлечение дизайнеров

Модель Lumpen Надежда Lertulo, которая работает на стройке — Wonderzine

Я росла в двух интернатах. Хватало в жизни и хорошего, и плохого. Первый интернат был действительно достойный — и в плане преподавательского состава, и благодаря атмосфере среди одноклассников. Одна из моих воспитательниц однажды мне призналась, что мы были лучшим классом в её жизни. Мне было приятно это услышать — мы сами её искренне любили.

В нашем классе был хороший командный дух. Нас было двадцать человек, и когда нас делили и отправляли в разные пионерлагеря, мы искренне скучали друг по другу. Иногда между лагерями проводили спортивные соревнования, и тогда дети из одного класса могли пересечься — это было очень здорово и весело, как подарок судьбы. Когда вы вместе почти круглые сутки, это сближает. Лет до девяти хотелось родительского внимания и любви, но потом начинаешь к этому спокойно относиться. Перестаёшь жалеть себя, потому что вокруг такие же, как ты. В то же время фраза «оставьте меня в покое» не работает — его тут просто нет.

Было очень страшно попасть в больницу, потому что тебя отрывали от привычного круга. Конечно, нас вывозили за пределы интерната, но редко. Поэтому когда что-то болит, ты до последнего терпишь и не говоришь об этом, чтобы не терять то, что ты уже наладила.

И в первом, и во втором интернате меня направляли в психиатрическую больницу. В первый раз это была ошибка врачебной комиссии, которая приехала в мою школу. Врачи разговаривали с детьми, смотрели медицинские документы, делали какие-то выводы. Представьте, вы — маленький ребёнок, который живёт в достаточно закрытом сообществе, вы почти никогда не видели людей, а тут перед вами сидят человек пять, пытаются вас разговорить, как на экзамен вызвали. И вы молчите, потому что знаете, что любое сказанное слово может обернуться против вас. Дети настороженно относятся к взрослым, это нормально. Я думала, как выкрутиться из этой ситуации, они же могли подумать, что я вообще никогда рта не открываю. Тут меня спросили о моих интересах, и я назвала музыку. Сказала, что люблю любую — ту, что звучит по радио и телевизору. Последовал вопрос: «У вас же ограничен просмотр телевизора, а радио нет». Я ответила, что иногда разрешают послушать, а если телевизор выключен, то я слушаю музыку в голове. Я ведь её помню и чувствую. Видимо, я что-то не так сказала — через какое-то время меня забрали. Но мне повезло — у меня сильная аллергия на лекарства. Если бы не это обстоятельство, меня бы, наверно, «залечили».

Сложно было находиться в закрытом пространстве без тех, кого ты знаешь. Безусловно, там каждый сам за себя, но лет до двенадцати-четырнадцати этого между детьми не чувствуется. Мы всё делали вместе, пока почти весь класс не перевели в другой интернат. В нём уже не было такого дружественного взаимодействия ни между воспитателями и детьми, ни внутри класса.

Во втором интернате нам попалась непрофессиональная воспитательница. Мне кажется, она работала там только потому, что платили ей немного больше, чем в обычных школах, — это было в начале 90-х. Она не была заинтересована в том, чтобы прививать детям что-то хорошее, она не знала, как с нами работать, она была равнодушна к нам. Эта воспитательница выбирала, кто у неё в любимчиках, а кто наоборот — в отличие от других воспитателей, для которых все были равны. Она решала с нами конфликты странным образом — уходила и делала вид, что мы её расстроили и она будто бы плачет. Но этим не купишь подростков.

У меня не было с ней конфликта, но я ей не нравилась. Она понимала, что я знаю себе цену и свои права — всё-таки мне было пятнадцать лет. Второй раз я попала в психиатрическую больницу по её решению.

Красота в лохмотьях. Как устроено модельное агентство Lumpen — PURPLE HA3E

Мир моды меняется каждый день, но стандарты красоты могут быть неизменными на протяжении десятилетий. Мэрилин Монро до сих пор остается для многих идеалом красоты и примером для подражания. Пухлые губы, большие глаза, симметричное лицо, белые летящие локоны и стройная фигура — вот главные черты стереотипной женской привлекательности. Поэтому рекламщики и модельные агентства очень неохотно позволяют себе даже небольшие отклонения от этих стандартов.

Настоящим прорывом в моде стали высокие скулы! Лишь в последние годы понятие “красивого и эстетичного” сильно расширило свои границы. Винни Харлоу стала одной из самых востребованных моделей благодаря необычной пигментации кожи, а Тесс Холлидей вовсю снимается в откровенных фотосессиях, не стесняясь своего веса (155 кг). Модельное агентство Lumpen пошло дальше: их фотографы снимают обычных, казалось бы, людей, находя во внешности каждого свой шарм. Вы никогда не догадаетесь, что вот только ехали в метро или сидели за соседним столиком в кафе с одной из успешных моделей.

Авдотья Александрова много снимала для чужих проектов, параллельно на ее компьютере пополнялась папка с изображениями красивых людей с просторов интернета. В 2014 году на Парижской неделе моды она впервые задумалась об открытии собственного бизнеса.

Изначально агентство создавалось для мужчин, но вскоре там появились и девушки-модели. Основательница Lumpen на форуме BE IN OPEN так высказывалась своих вкусах: “Мне нравятся длинные лица с близко посаженными глазами. Это удлиненный треугольник лица. Это, на мой взгляд, благородные черты лица. Также мне не нравятся короткие носы”.

Название для агентства выбрали закономерное: «Почти все ребята подходят под описание „люмпена“: многие из них бедные, безработные, провинциалы. Молодые люди в основном бритые, без сложных стрижек или бород, будто они из неблагополучного района. Я была уверена, что их будут букировать люксовые бренды, и мне хотелось увидеть этот контраст. Согласитесь, классно, когда русский „люмпен“ в вещах за несколько тысяч евро открывает шоу в Париже. К тому же, это интернациональное понятие, вызывающее мощную ассоциацию», — рассказывает основательница.

Порой, начиная работать моделью, участники этого проекта хотят развиваться в мире моды, но уже в качестве дизайнера. Так произошло с одним из моделей-мужчин Севером. Сейчас его одноименная марка продается и в московском «Кузнецком Мосту 20», и в миланском One Block Down.

Новые лица Авдотья может найти где угодно: подойти к человеку на улице, в метро или на вечеринке, написать в соцсетях. База агентства постепенно пополняется. Сейчас в ней 224 модели в более чем двадцати городах.

В последние годы тенденция nodels — моделей с нестандартной внешностью, становится все более популярной. И, как знать, возможно, вскоре любая бабушка-гардеробщица сможет выйти на подиум, вместо заболевшей модели.

Tags: #2-1

“Некрасивая” красота – Хит.Медиа – Пространство молодой журналистики

Время чтения: 3 минуты

«How Russia is changing the face of fashion» («Как Россия меняет лицо моды») под таким заголовком в декабре 2017 года вышла в CNN Style статья о российском модельном агентстве Lumpen. Итальянские модные издания I-D и Vogue считают, что Lumpen меняет представления о красоте, а российский Vogue твердит о моде на «русскую мафию» на Западе. Что такое Lumpen, и чем вызвано повышенное внимание прессы к нему?

Авдотья Александрова — основательница одного из самых востребованных российских модельных агентств Lumpen

Lumpen — нетипичное модельное агентство. Его основала в Авдотья Александрова, молодой режиссер и художница. В интервью Nomodels magazine она рассказала, что изначально создала базу фотографий людей с необычной внешностью для себя и для съемок. Проект развивался, и когда моделей стало слишком много, девушка решила открыть базу фотографий для всех. Так проявилось модельное агентство,  не похожее ни на одно другое в мировой модной индустрии.

Название Lumpen переводится как «деклассированный», так часто называют называют нищих или бродяг. По словам Авдотьи, название пришло спонтанно.

На сайте Lumpen представлена галерея фотографий моделей. Впечатлениями от типажей агенства поделился журналист британского издания I-D Magazine Джек Мосс. В статье для I-D он написал, что квадратные фото моделей Lumpen на сайте агенства похожи на фото в криминальной сводке. Действительно, там нет моделей с идеальными пропорциями и правильными чертами лица.

Парни и девушки с пирсингом, татуировками и асимметричными лицами — таковы типажи Lumpen. Лица с близко посаженными глазами, оттопыренными ушами и пухлыми губами неправильной формы — больше не табу на модных подиумах. Джек Мосс охарактеризовал моделей агенства так: «Есть что-то суровое в лицах моделей, ощущение некоей неустроенности».

Авдотья ищет моделей в России, причем большинство «люмпенов» из глубинок. Бывшие футбольные фанаты, фотографы из провинции, работники заводов, рейв-тусовщики и даже люди с судимостью — вот неполный перечень тех, кто сегодня участвует в показах Vetements, Comme des Garçons, Balenciaga, Kenzo, Lanvin и Jil Sander.

В рамках форума BE IN OPEN Авдотья рассказала, что Lumpen не разрушил представления о красоте, а показал её новую грань:

«Мы ничего не разрушали, мы только добавили свое, то, что другие агентства либо не хотели видеть, либо боялись и обходили стороной»

Зарубежные дизайнеры с интересом восприняли идею нового взгляда на красоту. Kenzo, Nike, итальянского Vogue и i-D берут из агентства моделей для своих съемок и показов. В показе осенне-зимней коллекции 2017 японского лейбла Comme des Garçons из 12 участвовавших моделей 8 были из Lumpen. Французские бренды Jil Sander и Lanvin последовали примеру российского агентства и применили подход Lumpen к поиску моделей для своих показов.

Уже нет сомнения в том, Lumpen дал толчок для изменения вектора развития индустрии: теперь мода все больше обращает внимание на нетипичных, несовершенных моделей, напоминающих обычных девушек и парней с улицы.

Views All Time

458

Views Today

1

Модельное агентство, представляющее постсоветскую молодежь

Термин «Люмпен» традиционно имеет негативный оттенок: он обозначает простых людей, малообразованных, обездоленных низших слоев общества. И тем не менее, это название будущего модельного агентства, талант которого проявился в съемках для ряда весомых модных журналов, во французском бренде VETEMENTS и готовится к выходу на подиум Гоши Рубчинского в Париже в этом сезоне. . По иронии судьбы, большинство моделей Люмпена и представить себе не могли, что работают в моде, но их лица дают представителям индустрии уникальное представление о том, как на самом деле выглядит постсоветская молодежь.

Положение российской молодежи после падения «железного занавеса» всегда было загадкой для Запада - культура восходит к 90-м годам, поэтому международные СМИ по-прежнему игнорировали ее. Но Люмпен помогает изменить это, присоединившись к появлению различных движений, работающих над диверсификацией моды. В прошлом году мы стали свидетелями появления чемпионов по размеру #DropThePlus, независимого агентства Lorde Inc, которое стремится бороться с расизмом в индустрии, и таких дизайнеров, как Чарльз Джеффри, которые отбирают непрофессиональных детей для шоу и рекламных кампаний, часто являющихся членами сообщества друзей. .

Однако именно модельер Рубчинский изначально дал волю востоку. Рубчинский первым показал, как молодежь в России живет и дышит: для своих кампаний, фильмов и фотокниг он снимал друзей, фигуристов и уличных мальчишек из городских районов Москвы. Дизайнер также оказался первым инсайдером, который услышал о Lumpen: «Прошлым летом на неделе моды мы были в Париже с Гошей», - вспоминает основательница Lumpen Авдотья Александрова. «Я увидел своего друга в журнале DUST , и я расстроился, потому что он нигде не указан, и я знал, что он не хотел, чтобы это было напечатано.Для меня это было похоже на нарушение. Мы поговорили об этом с Гошей, и я сказал, что было бы здорово создать агентство. У меня была идея какое-то время, но в этот момент я наконец решил, что хочу этим заняться. Я вернулся в Москву, и за две недели с помощью друзей мы собрали первую версию Lumpen ».

Исторически Россия и Восточная Европа всегда снабжали индустрию моды большим количеством моделей, пользующихся успехом на международном уровне. Но обычно в духе Натальи Водяновой и Саши Пивоваровой.В Lumpen совсем другая история: их моделей часто ищут на улице, в московских ночных клубах или в социальных сетях. Они необычно красивы - чаще всего это бледнолицые мальчики с бритыми головами и заблудшие девочки, в глазах которых постоянно отражается печаль от окружающей их многоэтажки. «Большинство парней на самом деле не очень хотят, чтобы их снимали, они не зациклены на своей внешности, им никогда не нравятся собственные фотографии в социальных сетях и не публикуются селфи», - говорит Александрова.Основная цель Lumpen - опровергнуть идею о том, что мода предназначена только для избранных, красивых и богатых. Агентство также бросает вызов индустрии эйджизма - возраст моделей варьируется от 12 до 40 лет.

По сути, Lumpen воспевает идею отличия - понятие, которое очень необходимо в сегодняшней России, которая часто может оказаться наименее терпимым местом. «Однажды ко мне подошел мальчик и сказал:« Значит, пришла эра уродов? Уродов собираешь? », - вспоминает Александрова, -« И я сказала: «Я не думаю, что они уроды, я думаю, что все они потрясающие». красивая.'' Независимо от ее взглядов, основные стандарты красоты в стране по-прежнему довольно консервативны. «В агентстве была одна девушка, которая мне очень понравилась, - говорит основатель. - У нее было удивительное птичье лицо с тонкими губами. А потом она просто ушла и сделала губы, думая, что я этого не замечу. Я просто не мог удержать в своем агентстве девушку с фальшивыми губами. Она внезапно стала похожей на всех! Все модели в Москве выглядят совершенно одинаково, и это действительно печально ».

«Однажды ко мне подошел мальчик и сказал:« Итак, пришла эра уродов? Собираешь уродов? А я сказала: я не думаю, что они уроды, я думаю, что все они потрясающе красивы »- Авдотья Александрова

Даша Сельянова, основательница лондонского лейбла ZDDZ, похоже, симпатизирует Александровой.«Все устали от идеальных длинноногих женщин и загорелых парней с широкими улыбками, это кажется фальшивкой», - объясняет она. Сельянова создала рекламный видеоролик о моделях Lumpen, используя не только их лица, но также их истории и личности. «Съемки парней Lumpen дали фильму новое измерение: вы не просто смотрите их, у вас возникает эмоциональная связь», - добавляет она. «Для меня парни и девушки Lumpen более интересны, чем обычные модели. Я им верю. На камеру они такие же, как и в жизни.”

В конце концов, чем худые белые мальчишки из Москвы или Ростова-на-Дону отличаются от мальчишек из окраин Лондона, Берлина или Парижа? По словам Александровой, даже если они разные, то не по национальности - она ​​не считает, что есть рыночный русский типаж. «Люмпен - это оригинальные и интересные истории, жизни», - говорит она. «Я ищу умных людей, не обязательно образованных, но знающих дорогу - тех, кто пережил многое. Обычно я вижу их сразу, печаль в их глазах, и это меня привлекает.Единственная разница в том, что я думаю, что в Европе больше людей, которые жили лучше, жили в лучших условиях, поэтому в том же возрасте они не могли быть такими интересными ». Возвышение Lumpen доказывает, что постсоветская молодежь имеет свою привлекательность, но она также имеет более глубокие последствия - возможно, модному сообществу следует чаще смотреть за пределы условностей и по другую сторону дорожек.

Фотография Маши Демьяновой; стайлинг Стейси Баташова; макияж и прическа Мария Ефременко.Посетите сайт Lumpen здесь.

люмпен - российское модельное агентство, буквально меняющее лицо моды

«Люмпен» - одно из тех слов, которые означают именно то, на что оно похоже: деформированный, бугристый, некрасивый. Он используется для обозначения обездоленных, неквалифицированных, необразованных. Социальные изгнанники.

В этих терминах это не то слово, которое вы могли бы представить в качестве первого варианта для описания модельного агентства, не говоря уже о том, которое в настоящее время предоставляет поток лиц для некоторых из самых известных дизайнеров, работающих в настоящее время в моде. .

Но московское агентство Lumpen не типично. Созданный режиссером Авдотей Александровой, он смещает со своей оси то, что значит быть моделью; ее уличные русские мальчики и девочки превращают агентство в неофициального поставщика постсоветской юношеской эстетики, которая доминировала на подиумах сезона. И доказательств того, что она прониклась духом времени, более чем достаточно - ее модели идут за Гошей Рубчинским, Vetements, а теперь и за Баленсиагой, благодаря недавней инсталляции Демны Гвасалии в парижском доме.

Модели, представленные на веб-сайте Lumpen в квадратных изображениях, которые больше похожи на фотографию из кружки, чем на поляроид типичной модели, по-разному отклоняют ожидаемые архетипы того, что значит быть моделью. Проколотые придатки, сгорбленные тела и татуированная кожа заполняют книги агентства - глаза сидят близко друг к другу, носы высовываются, кожа обветрилась. Есть строгость в лицах модели, определенный дискомфорт.

Но именно эти лица составляют повествование о мире Люмпена.«Прежде всего, я смотрю на лицо», - говорит она. «Меня привлекают оригинальные черты ... только после этого появляются другие характеристики, такие как рост. В нашем агентстве нет параметров - некоторые парни невысокие, некоторые действительно высокие». Для Авдоти речь никогда не шла о типичных стандартах красоты. Исходя из фона в кино, она всегда ссылалась на способность лица рассказывать историю, независимо от того, каким это лицо было или как оно выглядело. Но что она всегда ищет? «Оригинальность».

Именно соотечественник Гоша Рубчинский, с которым она познакомилась на московской тусовке, первым привел в движение создание «Люмпена».«В то время я снимала видео на вечеринках и различных мероприятиях, и мне очень нравилось лицо Гоши, я следила за ним в камеру, говоря ему, что он очень красив, и он будет вести себя застенчиво и растерянно», - говорит она. «Только после этого я узнал, кто он и чем занимается».

Подружившись с российским дизайнером, она начала документировать его показы, а всего через пару лет за ним последовало агентство, удовлетворяющее растущую потребность в парнях и девушках из уличных актеров, которые снимались как в шоу, так и в короткометражных фильмах.Всего за несколько месяцев до открытия Lumpen Гоша уже познакомил ее со стилистом Лоттой Волковой, которая, в свою очередь, познакомила ее с Демной Гвсалией, тогда только начинавшей Vetements. Им нравились ее мальчики. Следующими были журналы. За этим последуют роскошные дома.

Успех агентства вписывается в стремительное движение по разнообразию того, что значит быть моделью, где границы устанавливаются все шире, а недостатки начинают не только приветствоваться, но и жаждать. В Eckhaus Latta дуэт открыл след «настоящих» нью-йоркских женщин, от артистки Индии Менуэз до Джулианы Хакстейбл, в то время как нью-йоркский Chromat заполнил подиум моделями, которые прославляли множественность женского тела, усиленную мощным женское белье с технологичным наполнением.В Hood By Air радикальный гей-художник Вячеслав Могутин демонстративно ходил с татуировками и топлес. Даже в Gucci Алессандро Микеле бросил артистку Петру Коллинз в своем последнем шоу, а трансгендерная актриса и активист Хари Неф гуляла в предыдущем.

Это связано с растущей необходимостью для дизайнеров создавать мир, отражающий все более разнообразное их собственное прошлое. Будь то воссоздание Гошей русских субкультур или богатая, расово разнообразная среда британского дизайнера Грейс Уэльс-Боннер, модели теперь являются средством рассказать историю, а не просто идеальными формами для демонстрации одежды.

Вот почему «Авдотья», пришедшая из кино, добилась иного успеха, чем у традиционных агентств. «Я пришла в моду из кинематографа и хочу добавить в моду« документальные »лица», - говорит она. «Мне нравится закулисье самой моды, общение с директорами по кастингу и брендами. Во время общения я выясняю, что им нужно, и сам предлагаю лица».

Ева Гёдел, глава берлинского агентства Tomorrow Is Another Day, соглашается с тем, что больше нет четкого представления о том, кем или какой должна быть модель.«Быть ​​великой моделью в моде не обязательно означает, что ты мальчик в классе, который больше всего нравится всем девочкам. На самом деле в основном это не те мальчики», - говорит она о моделях TIAD, в состав которых входят трансвеститы и фигуристы мальчики, мальчики далекие от накачанных старых моделей. «Я думаю, что на данный момент полностью открыт», - говорит она. «Это о человеке».

Но есть кое-что, что можно сказать о специфической, если не сказать лучше, "русскости" лиц, составляющих Люмпен.«Я считаю, что русские похожи и привлекательны только благодаря определенному образцу поведения, и именно это привлекает иностранцев - щедрость, безрассудство, независимость как реакция на систему и вместе с тем недоверие», - говорит Авдотя.

В идее о том, что Россия поставляет модели на Запад, нет ничего нового - на самом деле, за эти годы на Запад был отправлен длинный шлейф моделей, от Наташи Поли до Натальи Водяновой. «Российские агентства работают в качестве посредников для иностранных агентств - они находят девушку или мальчика, отправляют его в иностранное агентство и получают процент от его работы там для этого агентства.Меня не интересует такой способ работы ». Для нее эти модели представляют индустрию моды, которая была далека от того, как она росла.« Я была очень далека от моды, работала с кино, а это совершенно другое мир… безвкусный, суетливый и претенциозный ».

Но более того, Россия, давно спрятанная за железным занавесом, придает западу суровую экзотичность, мир неопределенности, который кажется далеким от нашего собственного. похоже, способствует успеху преобладающей постсоветской эстетики, которая в последнее время господствует в мире моды.На западе Россия - это земля, которую еще предстоит открыть, но еще предстоит заминировать. Как сказал Рубчинский о своей родной стране, «все время происходят вещи, которых никто не ожидает. Вот почему мне нравится оставаться там: неопределенность делает это захватывающим и постоянно создает изменения».

По сути, модели Lumpen являются воплощением этого изменения. Отвергая типичные условности модели, они становятся новым архетипом, бросающим вызов давним представлениям о привилегиях. И хотя мы далеки от истинного разнообразия взлетно-посадочных полос, как показали последние споры о полностью белом литье Balenciaga и Vetements, Люмпен заявляет о приверженности индивидуальности - то, что привлекает постоянно меняющуюся индустрию. тяга к переменам.

Кредиты


Текст Джек Мосс
Фотография Маша Демьянова

Модельное агентство Lumpen меняет моду с их нормально выглядящими моделями

Не обычные модные лица (Фото: модельное агентство Lumpen)

Когда вы думаете о моделях, вы, вероятно, думаете о высоких гибких девушках и загорелых коренастых мужчинах. Но это именно то, чего вы не найдете в модельном агентстве Lumpen.

Это потому, что московское агентство пытается бросить вызов стереотипам о красоте и борется с главой модной индустрии (или это должно быть лицом?).

Агентство было создано российским кинорежиссером Авдотей Александровой, которая создала агентство как способ показать то, что она называет «необычными типами».

(Фото: модельное агентство Lumpen) (Фото: модельное агентство Lumpen)

В разговоре с The Calvert Journal Авдотя объяснила: «Я стала фотографом и кинорежиссером, потому что меня всегда восхищали необычные типы».

Она продолжила: «Раньше я думала, что люблю по-настоящему яркие, смелые лица просто потому, что у меня плохое зрение, но теперь я понимаю, что мой интерес глубже, чем кажется - меня привлекают как внешний вид, так и характер моих моделей, к их историям и опыту, а также к их лицам,

(Фото: модельное агентство Lumpen) (Изображение: модельное агентство Lumpen)

Нельзя сказать, что модели в книгах Lumpen некрасивы.Их состав из девочек и мальчиков в стиле Hotchpotch впечатляет, визуально стимулирует и вызывает вызов, и предлагает больше, чем просто тело, на которое можно повесить одежду.

БОЛЬШЕ: Эта женщина превзошла все шансы стать топ-моделью, несмотря на то, что родилась с редким генетическим заболеванием.

БОЛЬШЕ: Познакомьтесь с очаровательной 7-летней девочкой с синдромом Дауна, которой компания Marks & Spencer просто не могла отказать

БОЛЬШЕ: Лаверн Кокс - суперженщина этой 7-летней трансгендерной девочки

Электронное письмо от Metro о стиле жизни.co.uk

The Fix

Получайте важные новости об образе жизни и функции прямо в свой почтовый ящик.

Не уверены? Узнать больше

люмпен | коллекционный журнал DRY

Гоша Рубчинский , например, в самом центре. Вдохновленный русской молодежью и спортивной одеждой 90-х, дизайнер сумел заключить контракт на производство с Comme des Garçons и быстро стал бестселлером на подиумах Парижа, а в последнее время и Pitti.За последние 5 лет спортивная и уличная одежда стала непреодолимой тенденцией, в результате чего не только многие дизайнеры и бренды спортивной одежды громко разрекламировались о сотрудничестве, но и такие бренды, как Palace , стали неотъемлемой частью магазинов высокой моды по всему миру. В то время как типичный бренд скейтбординга или спортивного бренда не нуждается в поводе для изучения своего наследия, в мире более высокой, более «концептуальной» моды и прессе, и потребителям нужна «рамка», чтобы одежда находила отклик и что-то значила, будь то даже в подсознательном смысле. «Постсоветская молодежь» - прекрасный тому пример, так же как Рубчинский высмеивает общий термин как «медиа-изобретение», нельзя отрицать, что современная российская молодежь, поколение, достигшее совершеннолетия в результате перестройки, дает моде и Tumblr многое. увлекательный материал. «Постсоветское» поколение », чья« поп-культура »сформировалась только в 1990-х годах, выросшее с ограниченными возможностями для покупок, выходящих за рамки неугодной моды на черном рынке или устаревшей спортивной одежды, оно дает прекрасное чувство ностальгия и экзотика, чтобы придать Гоши взгляды на скейт-культуру и винтажную спортивную одежду - своего рода дополнительный слой, который выходит за рамки модных тенденций и ажиотажа.Его последнее шоу, которое проходило во Флоренции за пределами заброшенного табачного завода, было вдохновлено Пазолини и посвящено Европе, но при этом сохраняло эту «люмпеновую» привлекательность восточного квартала в его переработке некогда модных итальянских спортивных брендов, таких как Fila, Tacchini и Kappa, и целенаправленно неподходящие костюмы. Этот образ имел гораздо больше общего с «ragazzi di vita» Пазолини в конце 90-х, чем с любой современной коллекцией роскошной спортивной одежды.
Хотя и близкий друг Рубчинского, Демна Гвсалия, эстетика дизайна (и ценовая политика) в Vetements совершенно другая, тем не менее, она имеет аналогичное восточное очарование западными тенденциями и субкультурами, видимыми издалека и через искаженную линзу.Что делает лейбл достойным включения здесь, так это его прославление банальности, целенаправленное использование случайных изображений Tumblr и очевидных, почти дрянных, поп-ссылок. Толстовка большого размера «Титаник», плащ странных пропорций, однорукая переработка классической рубашки лесоруба - все это могло быть предметом, найденным в мусорном ведре каким-нибудь стильным бездельником и преобразованным в люмпен-кутюр. Оригинальный свитшот Титаник, по сути, был снят на Славике, «самом стильном бомже Украины», так что концепция не так уж далека от правды, и она красноречиво свидетельствует о бессовестном воровстве коллективным лейблом Интернета. постоянно меняющийся интерактивный мудборд.

Люмпен скаутов «необычные» лица ради инклюзивности

ПОЛИТИКА СОКРАЩЕННОЙ КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ

Чтобы прочитать полную политику конфиденциальности, нажмите здесь


CANVAS8 LTD будет так называемым «Контролером» персональных данных, которые вы нам предоставляете. Мы собираем только основные персональные данные о вас, которые не включают какие-либо особые типы информации или информацию о местоположении. Однако это включает имя, адрес, адрес электронной почты и т. Д.

Нам необходимо знать ваши основные личные данные, чтобы предоставлять вам подробную информацию о продуктах, которые вас интересуют, и предоставлять наши услуги вам, пользователю.Мы не будем собирать от вас какие-либо личные данные, которые нам не нужны, чтобы предоставлять вам эту услугу и контролировать ее.

Все персональные данные, которые мы обрабатываем, обрабатываются нашими сотрудниками в Великобритании, однако для целей ИТ-хостинга и обслуживания эта информация находится на серверах в Европейском Союзе и США. Все третьи стороны, имеющие доступ к вашим данным, делают это, чтобы гарантировать, что мы сможем безопасно хранить ваши данные и предоставлять наши услуги соответствующим образом. У нас есть гарантии от всех сторонних поставщиков, что они будут защищать ваши данные и не будут использовать информацию помимо услуг, на которые мы согласны.

У нас действует режим защиты данных, чтобы контролировать эффективную и безопасную обработку ваших личных данных. Более подробную информацию об этой структуре можно найти в нашей полной Политике конфиденциальности.

Мы обязаны хранить ваши основные личные данные (имя, адрес, контактные данные) до тех пор, пока это необходимо для предоставления ваших услуг вам как пользователю. Ваша информация, которую мы используем в маркетинговых целях или в целях развития бизнеса, будет храниться у нас до тех пор, пока вы не сообщите нам о том, что больше не желаете получать эту информацию.Мы проверяем все наши записи данных каждые 12 месяцев, чтобы гарантировать их актуальность и удаление всех ненужных данных.

Каковы ваши права?

Если в какой-то момент вы считаете, что информация, которую мы обрабатываем о вас, неверна, вы имеете право запросить доступ к информации и даже исправить или удалить ее. Если вы хотите подать жалобу на то, как мы обработали ваши личные данные, вы можете связаться с нами по адресу [электронная почта защищена], и мы рассмотрим этот вопрос.

КОНТАКТ

Вы можете узнать больше о нашей цели по защите ваших личных данных, ознакомившись с нашей полной Политикой конфиденциальности.При проведении любой регистрации на CANVAS8 вы должны сообщить нам о своем согласии с нашей политикой конфиденциальности до завершения. Если вы хотите изменить свои регистрационные данные или решите, что больше не даете согласие на такое использование, свяжитесь с нами по адресу [адрес электронной почты защищен]

Русская мафия представила новый мировой порядок на Неделе моды в Париже вместе с Lumpen!

от Анны Барр

Фото Виктора Джонса

Всеволод «Север» Черепанов - свежая модель лица от агентства Lumpen , которое штурмом взяло Instagram и подиум парижских мужчин.Север также является дизайнером толстовки с надписью «Новый мировой порядок России мафии», которая должна быть у модного инсайдера. Север объяснил ранее в этом году, когда толстовка с капюшоном впервые появилась у всех в лентах:
« Прогуливаясь по улицам Парижа во время недели моды с моим агентом Авдотья (Люмпен), я говорила с ней о том, со сколькими русскими я встречаюсь. Она сказала мне, что для этого есть термин: «русская модная мафия». Именно тогда мне пришла в голову идея сделать толстовку с надписью «Новый мировой порядок».Я не хотел останавливаться на простой трафаретной печати толстовки, как это делают все, поэтому решил сделать толстовку большого размера ».
Во время прошедшей недавно Недели моды в Париже агентство Lumpen провело секретную вечеринку Russian Mafia New Order в Les Bains со специальными гостями Анка Цицишвили, Гоша Рубчинский, Джким, Риа Кебурия, Адам Кац Синдинг, Яна Давыдова, БЕСО Туразашвили, Набиле Куэнум. , Адриано Чизани, Стася Баташова, Жюльен Буде, Алексис Марсьяль, Нини Небиеридзе, Катя Дарма, Адриан Кайо, Джаба Диассамидзе, Рабеа Диди и другие…
Посмотрите, что сделали крутые ребята из Москвы, Тбилиси и Парижа.

Лукбук KENZO x H&M Полночь в Париже

действительный Русская мафия представляет новый мировой порядок на Неделе моды в Париже вместе с Lumpen!

предыдущий Лукбук KENZO x H&M следующий Полночь в Париже

«Рафаэль Паваротти действительно придал современный вид мужской кампании Dior« Зима 2021–2022 ». Фотографии похожи на картины, их цветовая палитра вдохновлена ​​вселенной Питера Дойга.Это смесь современности и поэтической меланхолии ». - Ким Джонс

«Всему свое время. Нам казалось, что настало время для чего-то нового в отрасли. Пора родиться новому бренду ».

Bershka выпускает суперкапсульную коллекцию, вдохновленную игрой и достойную чемпионов.

Совместная капсула, отстаивающая любовь благодаря работам Кита Харинга.

Капсула BOBBLEHAUS Air 空气 знаменует собой первый лукбук бренда, полностью выполненный с использованием компьютерной графики, созданный вместе с 3D-художником Эриком Хасаном.

Лукас и Бадара, сфотографированные Хуаном де лос Маресом и стилизованные Андреиной Мендес, эксклюзивно для Fucking Young! Онлайн.

Nahmias представил свою коллекцию мужской одежды Весна / Лето 2022 под названием «Star Child».

Грузия продолжает позиционировать себя как центр притяжения креативщиков.

Глеб Абросимов запечатлен объективом Айтора Солы и стилизован Кармен Мерида, эксклюзив для Fucking Young! Онлайн.

Первая мужская коллекция Роберто Кавалли, созданная творческим руководством Фаусто Пуглиси, дебютирует со специальным гостем: иконой бокса, предпринимателем и филантропом Майком Тайсоном.

Tommy Hilfiger представил новую капсульную коллекцию, которая воспевает уникальность, красоту и разнообразие мирового сообщества и веру в то, что великий стиль не знает границ, с широким диапазоном не гендерных моделей, учитывающих размер.

Солнцезащитные очки CD LINK, созданные Кимом Джонсом для капсульной коллекции Beachwear 2021 от Dior Men, представлены в различных современных формах и ярких оттенках.

После этого беспрецедентного периода глобального разобщения дизайнер Мари-Кристин Статц разделяет стремление своего сообщества к открытию.

Пионер скейтбординга Эрик Эллингтон начинает новую главу в своей творческой карьере, сотрудничая с Li-Ning, первым китайским брендом спортивной одежды, чтобы запустить свою первую линию скейтбординга.

Для коллекции Весна / Лето 2022 Comme des Garçons SHIRT Рей Кавакубо сотрудничала с художником Кристианом Марклаем.

Новый проект с художником KAWS знаменует давние взаимное восхищение и дружбу.

«Цвет - дело вкуса и чувствительности». - Поль Мане, художник

Цвета во вселенной Мануэля - сотни, тысячи, миллионы: бесконечность. Мануэль хочет помочь своей матери провести хорошие минуты во время ее двухлетнего домашнего ареста. Его… »

CLOT x Nike Air Max 1 “K.О.Д. » - SOLAR RED обращается к историческому прошлому CLOT, которое привело к его международно признанному успеху в соединении Востока и Запада.

Музыка была постоянным ориентиром для Винченцо Палаццо с момента выхода первой коллекции Vìen, и неудивительно, что она снова стала источником вдохновения.

Balenciaga выпустила 650 предварительных моделей в трех цветовых решениях, которые будут доступны исключительно в Kith в течение ограниченного времени.

Мексиканский бренд MANCANDY выпустил новую редакционную фотографию Андреса Хименеса, в которой представлена ​​его новая коллекция джинсов, которую носил Джейкоб в Clique Model Management.

Pull & Bear запускает капсульную коллекцию, вдохновленную семьей Looney Tunes и миром баскетбола.

GUNTHER Весна / Лето 2022

Каждый сезон GUNTHER - это новое приглашение в путешествие в пространстве или во времени.

Восточноевропейский модный коллектив Berhasm запустил свою коллекцию Весна / Лето 2022 с рекламной кампанией под названием «Это могли быть мы, но».

Художница из Овна и Лос-Анджелеса Кали Торнхилл ДеВитт в сотрудничестве с NTS выпустила ограниченную коллекцию классических футболок, свитеров, носков и рубашек для боулинга «Сделано в Италии».

Лев Кириллов из Name Management запечатлен объективом Laukart и стилизован Каролиной Павловской для Fucking Young! Онлайн

Как одно модельное агентство меняет облик моды

Lumpen выглядит немного иначе, чем ваше обычное модельное агентство. Цель Lumpen, названного в честь изгоя общества, - показать окраины российского общества с помощью онлайн-кастинг-доски, которая может похвастаться намеренно непривлекательными лицами со всей России.

(Слева) Создатель люмпенов Авдотья Александрова (Справа) модель Всеволод «Север» Черепанов Фотограф Acielle / StyleDuMonde.com

Модели включают татуированного мужчину с несколькими пирсингами и одним опухшим закрытым глазом или женщину с пустым стеклянным взглядом и растрепанной вьющейся прической. Это не обязательно победители генетической лотереи, которые обычно продают зубную пасту и плащи, но, как выясняется, уличная эстетика задела нервы в индустрии моды: модели полуторагодовалого возраста. Агентство Lumpen уже обошло как крупные модные дома, так и новые выскочки, в том числе Balenciaga, Vetements и Гошу Рубчинский, а также Kenzo.

Основанная московской крутой девушкой Авдотьей Александровой, Lumpen изначально создавалась как визуальная база данных нестандартных местных моделей для ее друзей-режиссеров, фотографов и дизайнеров. Это не было делом, движимым интересом к зарабатыванию денег. «Все здесь [в России] работают через агентство, потом отправляют своих девочек на Запад, а потом просто получают 10 процентов», - говорит Александрова. «Мне это неинтересно.Меня не интересуют ни деньги, ни бизнес в этом плане ». Александрова увлечена поиском нетипичных лиц, но не все. Lumpen ориентирован на разведку тех, кто живет в России. «Мне нравится наблюдать за русскими лицами», - говорит Александрова. «Мне эта эстетика нравилась практически навсегда. С самого детства я хотел видеть таких детей [в ролях], от фотосессий до фильмов и практически повсюду ».

Методы кастинга

Люмпена очень своевременны и точно соответствуют модным тенденциям, позволяя привлекать интересных гражданских лиц к подиуму.Такие лейблы, как Hood By Air и Eckhaus Latta, известны тем, что представляют немоделей, и недавно к драке присоединились более крупные дома, а Gucci включила в свой состав художницу Петру Коллинз. «Я думаю, что все устали от одного идеального типа», - говорит Александрова об этом феномене. «Люди хотят видеть индивидуальность». Тем не менее, люди также хотят видеть разнообразие на подиуме - проблема, которая возникла во время дебюта Демны Гвасалии в Balenciaga, и справедливо сказать, что интерпретация Александровой разнообразия во многом является продуктом ее воспитания: реакцией на общество, которое навязывает строго установленное количество физических идеалов и правил того, как люди должны выглядеть, что-то вроде опрятного, простого, аккуратного, без пирсинга.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *