Вены порезанные картинка – разрезаные вены на руках картинки, Фотографии и изображения

Автор: | 12.11.2020

Содержание

комиксы, гиф анимация, видео, лучший интеллектуальный юмор.

После 1 прохождение написалось ,ибо Вдохновение Пришло от БЛ решил запостить сюдой,конструктивная критика приветствуется

(вообще это песня так что без мелодии возможно будет весьма криво )
(* помечены строки которые сам знаю что весьма кривые,буду рад помощи)

Я писал до этого множество строк,
Но сам не мог их принять.
Я шёл то на запад,то на восток,
Но это всё равно что стоять.
Я смотрел в пустоту и видел себя,
А может пустота это я?
Но день,минута,мгновение то,
И понял на самом деле я кто,*

Ты весенне солнце ,но сошла с небес!
Ты вольный ветер,но теперь ты здесь!
Ты молния,выстрел,ты морской прибой,
Я не знаю кем был бы Еслиб не встреча с тобой!

Якорь души стал парой крыл,
В сердце запылал пожар!
Тот кем я раньше был,
Мёртвым пред тобой лежал!
Я не знаю откуда взялась эта страсть!
И не хочу понимать!
Я просто хочу быть рядом с тобой,
И верю что быть ты хочешь со мной...*

Ты весенне солнце ,но сошла с небес!
Ты вольный ветер,но теперь ты здесь!

Ты молния,выстрел,ты морской прибой,
Я не знаю кем был бы Еслиб не встреча с тобой!

Что было? Что будет?Нам наплевать!
Прощай земля мы научились летать.
Не бойся мы вместе,значит не упадём,
И наша любовь будет с нами, даже когда мы умрём.*
Она даёт нам силы летать!
Она и то что мы не разучились мечтать!
Дай руку просто посмотри, мне в глаза,
Я вижу как в твоих растут небеса...

Ты весенне солнце ,но ради меня сошла ты с небес!
Ты вольный ветер,но рядом со мной ,ты здесь!
Ты молния,выстрел,ты морской прибой,
Я не знаю кем был бы Еслиб не встреча с тобой!

Я не знаю ,что могу взамен предложить?
Только душу и обещание вечно любить.
Рерих Егор, Бердск, 08.10.2015
Вот так както 1 постЪетить(минусами если заслужил кидайте,плюсам просто буду рад)

joyreactor.cc

комиксы, гиф анимация, видео, лучший интеллектуальный юмор.

Пишу для тех, кому понравилось написанное мной ранее. Начало тут: http://joyreactor.cc/post/1006284 ПОСЛЕДНЯЯ ХРОМОСОМА ГЛАВА 14

Пробуждение в этот раз оказалось довольно болезненным. Больше всего болела нога. Более мелкие травмы хоть и не полностью, но зажили. Сил едва хватало на то, чтобы передвигаться самостоятельно, не падая при ходьбе. Чувствовал я себя ужасно. Помыться хотелось, наверное, даже больше чем есть и пить. Добравшись до бутылки с водой, я жадно припал к ее горлышку. Хорошо что рядом никого не было, чтобы лицезреть мое плачевное состояние. Какой позор, а ведь вчера я заявлял, что скоро буду бегать и прыгать! Перекусив, я снова прилег, но заснуть не получалось. Обдумывая мой сон, который не сон вовсе, я кое-что понял. Все больше я узнаю о том, кем был владелец данного тела. И если в прошлый раз я только видел и слышал происходящее, то в этот, начал чувствовать. Очень неприятное дополнение. Если я еще и мысли его начну слышать, будет совсем хреново. Надеюсь что не сойду с ума. Хотя, учитывая происходящее вокруг, возможно я уже давно того, этого… Лежу сейчас где-нибудь в психбольнице, замотанный в мокрое одеяло…
А даже если так, что это меняет? «Если безумие нельзя остановить, то его нужно возглавить!» как-то так вроде? Ну, я как раз этим здесь и занимаюсь. Теперь я, кажется, понимаю почему оказался в этом теле. Жизнь у бывшего владельца была не сахар, вот он и свалил. Оставил все на меня, так сказать. «Так не делается, парень – перед уходом нужно прибрать свой бардак! Теперь, вот, мне приходится разгребать, а я даже не знаю что именно!» ругал я бывшего владельца. «Ну вот, теперь еще сам с собой разговариваю. При том, что обращаюсь даже не к себе!» я как-то читал, что разговор с самим собой развивает мышление. Только не уверен что все правильно делаю – развития не ощущается.
В этот момент, скрипнув, открылась дверь. Клара заглянула внутрь, а обнаружив что я не сплю подошла поближе.
- Пойдем.
«Куда? Зачем? Почему? И где мое «доброго утра»? Замечательный мир! Просто, мать его, великолепный!» кряхтел я про себя как старый дед. Девушка ждать не собиралась. Пришлось скрепя зубами от боли ковылять за ней. Уже около двери она протянула мне какую-то жесткую тряпку. При ближайшем рассмотрении оказалось, что это плащ-палатка. Целая минута потребовалась чтобы разобраться как это на себя правильно надеть. Клара с недовольным видом созерцала процесс. Ни делом, ни советом помогать не желала. Кое-как замотавшись я вышел за ней на улицу. Здесь было не так много людей, но меня все равно вели какими-то закоулками. Но лучше уж так, чем опять оказаться в засаде, окруженным агрессивными женщинами в форме, с оружием. Или еще хуже, оказаться перед той теткой в роговых очках. Она меня пугала больше всего.
Вырулив из очередного закоулка, Клара указала на облезлую дверь какого-то полуразрушенного дома. Заборчик перед этим домом почти отсутствовал, только кое-где валялись прогнившие доски. Однако дверь открылась без скрипа, а оказавшись внутри, я обнаружил чистоту и порядок. Стаскивая с себя этот неудобный плащ, я осматривал помещение. «Еще одно тайное логово» сразу возникла мысль, «что за жизнь у Ольги и Лены? Кто они вообще такие?» Порассуждать на эту тему мне не дала Маргарита, выскочившая из-за угла. Девочка хотела меня обнять, но передумала, заметив засохшую грязь и кровь. А от запаха поморщила носик. «Вонь – самое мощное оружие в арсенале попрошайки…» вспомнилась фраза из какой-то книжки. Кстати выгляжу я сейчас вполне соответствующе. Хорошо. Ведь сейчас, обнимашки для меня – это в первую очередь боль.
- Ах Тим! Мы думали ты умер! Ты был таким холодным и не хотел просыпаться!
«И здесь никакого мне, «доброго утра»! Может это потому, что оно совсем не доброе? Или здесь вообще нет такого понятия? Или это только для меня? Вон каким живчиком вертится вокруг Маргарита! Вся чистенькая и довольная.» Я хотел улыбнуться, но вовремя остановился – губы зажили еще не полностью, не хочется опять вытирать с них кровь. Вчера я наелся ее вдоволь и этого вкуса мне ощущать больше не хочется.
- Ну, похоже что не умер. Но если срочно не помоюсь, точно помру. Засохну в этой грязи и не смогу пошевелиться!
Шутка оказалась не смешной. Маргарита с возгласом «Ой!» прижала ладошки ко рту. Клара бросила скептический взгляд и отвернулась.
- Пойдем скорее! Тут есть вода, можно помыться… тебе нельзя засохнуть!
Маргарита… Хорошая, милая девочка. Но глупая. Вытолкать ее из ванной оказалось не так-то просто. Девочка уверяла что я должен слушаться, и меня надо помыть. А она, по ее же заявлению, умеет мыть лучше всех! Думаю, она считает меня чем-то вроде домашнего питомца. «Кто-нибудь вообще воспитывал этого ребенка?» возмущался я про себя.
- Если ты сейчас не уйдешь, наброшусь на тебя и съем! Помнишь какие желтые глаза у меня вчера были? Я злой оборотень, так что, кыш!
Ругал я ее, выталкивая из ванной. Девочка совсем не испугалась. Даже язык показала, перед тем как я смог закрыть дверь. Я уже сам понял что глаза меняются когда наступает то странное состояние. Странное но очень приятное. Если бы не последствия. Похоже на наркотик или алкоголь, с этим ужасным похмельем. Вот и сейчас, кряхтя и морщась от боли, я сдирал с себя засохшую грязь и кровь. Даже хуже чем похмелье.
Помывшись я чувствовал себя другим человеком. Как же все-таки я люблю быть чистым! Однако насладиться покоем мне не дали. Маргарита, ждавшая меня у двери, тут же накинулась с вопросами. Стоя в одном полотенце, приложив руки к голове, помассировав виски, я спросил неугомонную девчонку, есть ли здесь одежда для меня. Маргарита, услышав мой вопрос сразу замолчала. Она, осмотрела меня сверху вниз и выдала свое любимое «Ой!», куда-то умчавшись. Дождавшись ее возвращения я получил свою одежду. Свежую. Чистую. Вот теперь и у меня наступило «доброе утро»! Хотя уже обед, вообще-то.
Когда я снова вернулся в ванную, то видел любопытную мордашку Маргариты. Девочка изо всех сил вытягивала шею, пытаясь заглянуть в уменьшающуюся щель, и даже поставила ножку, мешая мне закрыть.
- Кыш! Кыш!
Ругался я, выталкивая ногу и хлопая дверью. И первое что я услышал, когда снова выбрался из ванной:
- А что такое «кыш»?
И еще много вопросов после этого. «А почему ты вчера был такой сильный а сегодня такой слабый?», «А почему глаза были желтые?», «А кто были эти женщины, что на нас напали». И еще миллион вопросов, ответ на которые у меня был только один – «не знаю!»
Спасла меня пришедшая примерно через час Лена. Женщина заявила, что ей понадобится примерно неделя, чтобы все организовать.
- Это хорошо, потому что я вчера себя переоценил. Похоже мне на восстановление потребуется больше времени. Думаю, недели как раз хватит.
Лена в ответ только хмыкнула, и заявив что у нее дела, ушла. Приходила она не с пустыми руками, за что я был ей благодарен, ведь к этому времени зверски проголодался. В той жизни я никогда так много не ел как сейчас. И при этом никогда не чувствовал себя таким голодным. «Надеюсь я не разжирею.» думал я уплетая пищу за обе щеки. Маргарита была так великодушна, что дала мне поесть в тишине, просто наблюдая за процессом.
Мне выделили комнату еще меньше чем в доме Ольги. Тут едва помещалась кровать, на которую я сразу же забрался. Маргарита, не переставая тараторить, уже ползла по одеялам ко мне поближе. Сопротивляться не было ни сил ни желания. Так, слушая ее голос, что-то бормоча в ответ на очередной глупый вопрос, я отрубился. Наступила тьма и покой. Раньше я не понимал, насколько приятен сон без сновидений.
Разбудила нас София. Нас, потому что Маргарита успела забраться под одеяло, и миленько посапывала на моем плече, пуская слюни. Клара стояла в дверях, скрестив на груди руки, и недовольно глядела в мою сторону. «В чем я-то виноват? Эта девочка делает что хочет, а вы ей потакаете. Я, конечно, не лучше, но в свое оправдание могу сказать, что сам ненамного ее старше. Мне семнадцать, как бы сейчас не выглядело мое новое тело. Почему я должен ее воспитывать?»
Оказывается Ольга попала в больницу. И сейчас ей как никогда нужна поддержка дочери. Я уже давно догадался что причиной нашего ночного бегства из особняка, были именно те дамочки, что гонялись за мной. Исходя из того что говорила Лена Маргарите, не сложно было сделать выводы. Меня собирались отдать еще тогда. «Без шума и пыли», так сказать. Но Маргарита все испортила.
- Ура! Тим, мы идем к маме!
Заявила она, прыгая возле кровати в одной ночнушке. Радовалась девочка не долго. Близняшки сказали что пойдет только Маргарита. А когда она начала упрямиться, добавили:
- Госпожа Лена сказала – если вы не будете слушаться, она сама придет. Поможет вам собраться и отведет к маме. Только она говорила, что сидеть после этого вы не сможете.
Девочка испуганно покраснела. От страха она даже забыла про свое «Ой!». Молча опустив голову, Маргарита пошла собираться и вскоре покинула мое временное пристанище.
Наступила тишина и покой. С одной стороны я была рад что меня никто не достает. А с другой, я уже так привык к этой приставучей девочке, что теперь мне ее даже как-то не хватает.
Я был готов к одиночеству. Ну или по крайней мере что мне придется покинуть моих новых подруг. Они были добры ко мне, и за это пострадали. Собрав воедино всю имеющуюся информацию, я более-менее понял что из себя представляю для местных. И что Ольга, так же как и Лена сильно рискуют, пока я рядом. Мне не хочется подвергать их еще большей опасности. Их, и всех остальных милых девушек, таких как Маргарита, Карина и близняшки. А из слов Лены я понял что здесь мужчина не может быть сам по себе. Обязательно должна быть хозяйка, или что-то типа такого. По закону женщина обязана заботиться о своем мужчине. Но это так же значит, что мужчин тут держат за домашних животных. Так что мне пора оставить этих добрых женщин и начать заботиться о себе самостоятельно. Вот только теперь, причинив столько неудобств и разрушив дом Лены, я чувствовал себя обязанным. Поэтому придумал план.
Лена связывается с местными криминальными авторитетами или с самыми богатыми дамами города. Зачастую это как раз один и тот же человек. Так вот она им предлагает продать мужчину. «Да не простого, а золотого!» пошутил я про себя. В общем, рекламу мне сделает, мол – выносливый, не болеет, может столько, сколько нужно. Но главное в этом плане было сказать, что я такой же послушный как остальные измененные. Лена меня продает, получает компенсацию за разрушенный дом, а я потом сбегаю и можно повторить. Возможно в другом городе. У купивших нет оснований опасаться мужчины – они не сбегают, максимум, потеряться могут. Уж не знаю сколько таким образом можно выручить денег, но надеюсь что много. Лена заверила что с первой такой «операции», дом восстановит. Либо новый купит.
Пару дней я маялся от скуки залечивая раны. Изредка приходили близняшки, приносили еду. А в назначенное время пришла Лена, в их сопровождении и ошейником в руках. Не понравилось мне это от слова «совсем»! Однако женщина заявила, что для правдоподобности надеть его необходимо. Добавила так же, что он легко рвется – больше для вида. София смотрела на меня виновато, когда застегивала и передавала поводок Лене. Так же на меня напялили ту самую плащ-палатку.
Вот так и началось мое новое путешествие – с ног до головы замотанным в ткань, с ошейником и на поводке. Как раб, только кандалов не хватает. Путешествие наше оказалось не долгим. Полуразрушенный склад, без одной из стен и потолка. Из нескольких колонн, на которых он держался, стояла лишь одна. Остальные валялись грудами камня. Трава покрывала зеленым ковром избитый и потрескавшийся пол. Кое-где даже проросли кривые деревья.
Здесь нас уже ожидали двое. Женщина в строгом костюме, как у Клары или Софии. А чуть позади нее, на раскладном стульчике, сидела другая. Тот явно с трудом выдерживал ее немалый вес. И даже сантиметровый слой косметики не мог сделать сидевшую даму привлекательной. Около нее на земле стоял небольшой чемоданчик. Кстати здесь, в этом мире, это первая женщина пользующаяся косметикой. Конечно легкий макияж я бы просто не заметил. Но разница с моим, прошлым миром, была существенной. Это и понятно – для кого краситься, если мужчин нет. А тем что есть, на это глубоко все равно.
Мы подошли поближе и остановились. София сняла с меня плащ-палатку и отошла в сторонку. Сидевшая тут же впилась в меня взглядом. Однако женщина в костюме продолжала наблюдать за Леной и близняшками.
Вдоволь насмотревшись, поерзав на стульчике, толстая потребовала:
- Пусть подойдет поближе. А ты, проверь!
Лена слегка толкнула меня и я сделал пару шагов. Поводок натянулся. Пришлось остановиться. Подошла дама в костюме и начала меня осматривать. Потом она расстегнула на мне куртку, и полезла руками под футболку, приподнимая ее. Ощупав и осмотрев грудь она была удовлетворена и повернувшись кивнула толстухе. Вот только ее такой осмотр не удовлетворил.
- Все проверь!
Крикнула она. Дама в костюме снова повернулась ко мне. Как бы сильно она не пыталась быть беспристрастной, все же покраснела. Ее рука снова легла на мой живот под футболкой и поползла вниз. Взгляд женщины изменился когда она нашла то что искала. Она даже губу прикусила, уже явно наслаждаясь процессом. Все это время моя голова была опущена, я смотрел в пол, как меня проинструктировала Лена. Однако выдержать такое оказалось совсем не просто. Ее рука была теплой и мягкой а движения нежными но уверенными. Я поднял голову и посмотрел в ее глаза. Женщина, опомнившись, замерла и даже дышать похоже перестала. Потом она быстро вытащила руку из штанов и отошла.
- Все в порядке, госпожа Тамара.
Толстая госпожа пнула чемоданчик в ее сторону. Тот упал, так и не докатившись, но это никак не смутило женщину в костюме. Она подняла и вручила его вышедшей вперед Кларе. Заглянув внутрь, показав содержимое Лене, Клара закрыла его, возвращаясь на свое место. После этого Лена бросила конец своего поводка женщине и та ловко поймала.
Вот так и закончилась эта встреча. Никто не с кем не прощался. Я снова стоял опустив голову и не мог видеть как уходят мои знакомые, только слышал удаляющиеся шаги. Дама в костюме помогла подняться Тамаре со стульчика и передала поводок.
- Давай Нина, пока они не ушли далеко.
Вдруг произнесла госпожа Тамара. Нина потянулась к поясу, отодвинув пиджак. Там, на ремне, рядом с кобурой и ножнами висела небольшая рация. Женщина нажав кнопку приказала:
- Начинайте когда они будут в зоне видимости. Чемодан не повредите. Всех троих в расход!
Вот так мой идеальный план накрылся медным тазом. Придется раскрыть себя с самого начала, иначе все будет бессмысленно. Оценив ситуацию я понял что пистолет у Нины вытащить не удастся – слишком далеко от меня, и кобура какая-то мудреная, возиться с застежкой времени нет. Поэтому я выхватил ее нож, одновременно отталкивая женщину в сторону. Конечно никто такого не ожидал и женщины замерли с широко открытыми глазами и ртами, глядя на меня. Я тут же приставил острие к шее толстухи, громко потребовав:
- Отмени все! Немедленно.
Та молчала, то-ли от шока, то-ли от нежелания выполнять мои требования. Пришлось слегка надавить, чтобы потекла кровь. Боль сразу отрезвила Тамару и она заорала:
- Отмени! Отмени! Только не убивай, прошу!
Последние слова уже были адресованы мне. Нина к этому времени успела взять себя в руки, а меня на прицел своего пистолета. Только я, сгорбившись прятался за спиной ее хозяйки. Рисковать она не хотела, а получив приказ тут же опустила ствол, и произнесла в рацию:
- Все отменяется. Отпустите их и идите сюда. Сейчас же!
- Ты серьезно, Нина? Они уже на прицеле.
Донеслось из динамика. Я еще немножко нажал и Тамара взвыла.
- Я сказала ОТМЕНА! Не трогайте их! Сюда идите!
Проорала Нина в рацию.
- Как скажешь, ты же босс.
Ответила неизвестная. Наступила тишина, нарушаемая только всхлипываниями Тамары. Я ослабил хватку и немного сместил нож. Жизни женщины ничего не угрожало – все что я сделал, это небольшой порез недалеко от яремной вены.
- А теперь послушайте меня.
Заговорил я спокойно.
- Вас же предупредили что я необычный. И это была правда. Вы совершили хорошую сделку. Я знаю для чего нужен, и постараюсь оправдать вложенные средства. Вот только друзей моих обижать не стоит, договорились?
После этого Тамара наконец взяла себя в руки, пробурчав «договорились».
Когда появилось несколько женщин с оружием, я протянул нож Нине ручкой вперед. Всем своим видом показывая что сопротивляться не собираюсь. Тамара сразу отошла, забыв про поводок, который теперь валялся на земле. Другие женщины с недоумением уставились на Нину, которая держала меня на прицеле. Они понять не могли, зачем нужно целиться в мужчину. Однако женщина быстро навела порядок, раздавая приказы. Она сама взяла мой поводок, убирая нож за голенище своего сапога.
Вот так, под прицелом, меня довели до припаркованного неподалеку фургона. Поездка в кузове оказалась не из приятных, но теперь, после моей выходки, на место впереди можно не рассчитывать. Дорогу запоминать я не пытался – какой в этом смысл, если возвращаться к Ольге или Лене я не намерен. Надеюсь у них больше не будет неприятностей из-за меня.
Мое новое жилище оказалось каким-то полуподвальным помещением, без окон. Кроме кровати и унитаза здесь ничего не было. Очень похоже на ту из прошлого, в которой жил владелец данного тела, будучи ребенком. Видимо это какая-то камера, где держали узниц, провинившихся перед госпожой. Разговаривать со мной больше никто не пытался. Я тоже молчал. Уже в камере я заново обдумал свои решения и понял что все правильно сделал. Если бы я там попытался убить Тамару и Нину, и мне бы это удалось, другие убили бы Лену и близняшек. А если бы попытался сделать это после, скорее всего погиб бы сам, Нина ведь целилась в меня почти в упор. Но даже если бы не погиб и сбежал, подставил бы Лену, которая меня привела. Жаль я пока не разобрался как использовать эти мои сверхспособности, может тогда бы что-то и получилось.
Целых три дня меня держали в этой камере. Кормили всего один раз в сутки. Но вот, дверь в мою камеру открылась. Вошли трое. Две женщины держали меня на прицеле. Третья, совсем молодая, была в одном халате. Она с опаской смотрела на меня, дрожащими руками теребя пояс. В щель не закрытой до конца двери я разглядел Тамару. Заметив мой взгляд, женщина крикнула:
- Давай!
- Что давать?
Невинным голосом спросил я. Но мысли мои были крайне радикальными. «Вы совсем охренели?» ругался про себя, всерьез обдумывая вариант отобрать оружие и перестрелять их всех, начиная с Тамары.
- Раздевайся!
Продолжала орать женщина из-за двери, видимо ожидая что я так и сделаю. Женщина в халате медленно тянула за пояс, развязывая его.
- Даже не надейтесь!
Заявил я, скрестив руки на груди, и продолжил.
- Ничего и никому я давать не буду. Вы конечно можете попробовать заставить меня, но я буду сопротивляться. Пострадаете либо вы, либо я, либо все вместе. Но, уверяю, ничего вы в этом случае, кроме крови, не получите.
Наступила тишина. Только слышалось злое сопение Тамары из-за двери.
- Ты говорил что сделаешь.
Неуверенно произнесла она.
- Говорил. И сделаю. Но у меня есть условия! Для начала перестаньте держать меня в этой бетонной конуре! Мне нужна нормальная комната. Еще я хочу принять ванную. Выполните, тогда и поговорим!
Целая минута понадобилась Тамаре чтобы успокоиться. Потом, глубоко вздохнув, она буркнула:
- Хорошо. Получишь.

joyreactor.cc

комиксы, гиф анимация, видео, лучший интеллектуальный юмор.

Пишу для тех, кому понравилось написанное мной ранее. Начало тут: http://joyreactor.cc/post/1006284 ПОСЛЕДНЯЯ ХРОМОСОМА ГЛАВА 14

Пробуждение в этот раз оказалось довольно болезненным. Больше всего болела нога. Более мелкие травмы хоть и не полностью, но зажили. Сил едва хватало на то, чтобы передвигаться самостоятельно, не падая при ходьбе. Чувствовал я себя ужасно. Помыться хотелось, наверное, даже больше чем есть и пить. Добравшись до бутылки с водой, я жадно припал к ее горлышку. Хорошо что рядом никого не было, чтобы лицезреть мое плачевное состояние. Какой позор, а ведь вчера я заявлял, что скоро буду бегать и прыгать! Перекусив, я снова прилег, но заснуть не получалось. Обдумывая мой сон, который не сон вовсе, я кое-что понял. Все больше я узнаю о том, кем был владелец данного тела. И если в прошлый раз я только видел и слышал происходящее, то в этот, начал чувствовать. Очень неприятное дополнение. Если я еще и мысли его начну слышать, будет совсем хреново. Надеюсь что не сойду с ума. Хотя, учитывая происходящее вокруг, возможно я уже давно того, этого… Лежу сейчас где-нибудь в психбольнице, замотанный в мокрое одеяло…
А даже если так, что это меняет? «Если безумие нельзя остановить, то его нужно возглавить!» как-то так вроде? Ну, я как раз этим здесь и занимаюсь. Теперь я, кажется, понимаю почему оказался в этом теле. Жизнь у бывшего владельца была не сахар, вот он и свалил. Оставил все на меня, так сказать. «Так не делается, парень – перед уходом нужно прибрать свой бардак! Теперь, вот, мне приходится разгребать, а я даже не знаю что именно!» ругал я бывшего владельца. «Ну вот, теперь еще сам с собой разговариваю. При том, что обращаюсь даже не к себе!» я как-то читал, что разговор с самим собой развивает мышление. Только не уверен что все правильно делаю – развития не ощущается.
В этот момент, скрипнув, открылась дверь. Клара заглянула внутрь, а обнаружив что я не сплю подошла поближе.
- Пойдем.
«Куда? Зачем? Почему? И где мое «доброго утра»? Замечательный мир! Просто, мать его, великолепный!» кряхтел я про себя как старый дед. Девушка ждать не собиралась. Пришлось скрепя зубами от боли ковылять за ней. Уже около двери она протянула мне какую-то жесткую тряпку. При ближайшем рассмотрении оказалось, что это плащ-палатка. Целая минута потребовалась чтобы разобраться как это на себя правильно надеть. Клара с недовольным видом созерцала процесс. Ни делом, ни советом помогать не желала. Кое-как замотавшись я вышел за ней на улицу. Здесь было не так много людей, но меня все равно вели какими-то закоулками. Но лучше уж так, чем опять оказаться в засаде, окруженным агрессивными женщинами в форме, с оружием. Или еще хуже, оказаться перед той теткой в роговых очках. Она меня пугала больше всего.
Вырулив из очередного закоулка, Клара указала на облезлую дверь какого-то полуразрушенного дома. Заборчик перед этим домом почти отсутствовал, только кое-где валялись прогнившие доски. Однако дверь открылась без скрипа, а оказавшись внутри, я обнаружил чистоту и порядок. Стаскивая с себя этот неудобный плащ, я осматривал помещение. «Еще одно тайное логово» сразу возникла мысль, «что за жизнь у Ольги и Лены? Кто они вообще такие?» Порассуждать на эту тему мне не дала Маргарита, выскочившая из-за угла. Девочка хотела меня обнять, но передумала, заметив засохшую грязь и кровь. А от запаха поморщила носик. «Вонь – самое мощное оружие в арсенале попрошайки…» вспомнилась фраза из какой-то книжки. Кстати выгляжу я сейчас вполне соответствующе. Хорошо. Ведь сейчас, обнимашки для меня – это в первую очередь боль.
- Ах Тим! Мы думали ты умер! Ты был таким холодным и не хотел просыпаться!
«И здесь никакого мне, «доброго утра»! Может это потому, что оно совсем не доброе? Или здесь вообще нет такого понятия? Или это только для меня? Вон каким живчиком вертится вокруг Маргарита! Вся чистенькая и довольная.» Я хотел улыбнуться, но вовремя остановился – губы зажили еще не полностью, не хочется опять вытирать с них кровь. Вчера я наелся ее вдоволь и этого вкуса мне ощущать больше не хочется.
- Ну, похоже что не умер. Но если срочно не помоюсь, точно помру. Засохну в этой грязи и не смогу пошевелиться!
Шутка оказалась не смешной. Маргарита с возгласом «Ой!» прижала ладошки ко рту. Клара бросила скептический взгляд и отвернулась.
- Пойдем скорее! Тут есть вода, можно помыться… тебе нельзя засохнуть!
Маргарита… Хорошая, милая девочка. Но глупая. Вытолкать ее из ванной оказалось не так-то просто. Девочка уверяла что я должен слушаться, и меня надо помыть. А она, по ее же заявлению, умеет мыть лучше всех! Думаю, она считает меня чем-то вроде домашнего питомца. «Кто-нибудь вообще воспитывал этого ребенка?» возмущался я про себя.
- Если ты сейчас не уйдешь, наброшусь на тебя и съем! Помнишь какие желтые глаза у меня вчера были? Я злой оборотень, так что, кыш!
Ругал я ее, выталкивая из ванной. Девочка совсем не испугалась. Даже язык показала, перед тем как я смог закрыть дверь. Я уже сам понял что глаза меняются когда наступает то странное состояние. Странное но очень приятное. Если бы не последствия. Похоже на наркотик или алкоголь, с этим ужасным похмельем. Вот и сейчас, кряхтя и морщась от боли, я сдирал с себя засохшую грязь и кровь. Даже хуже чем похмелье.
Помывшись я чувствовал себя другим человеком. Как же все-таки я люблю быть чистым! Однако насладиться покоем мне не дали. Маргарита, ждавшая меня у двери, тут же накинулась с вопросами. Стоя в одном полотенце, приложив руки к голове, помассировав виски, я спросил неугомонную девчонку, есть ли здесь одежда для меня. Маргарита, услышав мой вопрос сразу замолчала. Она, осмотрела меня сверху вниз и выдала свое любимое «Ой!», куда-то умчавшись. Дождавшись ее возвращения я получил свою одежду. Свежую. Чистую. Вот теперь и у меня наступило «доброе утро»! Хотя уже обед, вообще-то.
Когда я снова вернулся в ванную, то видел любопытную мордашку Маргариты. Девочка изо всех сил вытягивала шею, пытаясь заглянуть в уменьшающуюся щель, и даже поставила ножку, мешая мне закрыть.
- Кыш! Кыш!
Ругался я, выталкивая ногу и хлопая дверью. И первое что я услышал, когда снова выбрался из ванной:
- А что такое «кыш»?
И еще много вопросов после этого. «А почему ты вчера был такой сильный а сегодня такой слабый?», «А почему глаза были желтые?», «А кто были эти женщины, что на нас напали». И еще миллион вопросов, ответ на которые у меня был только один – «не знаю!»
Спасла меня пришедшая примерно через час Лена. Женщина заявила, что ей понадобится примерно неделя, чтобы все организовать.
- Это хорошо, потому что я вчера себя переоценил. Похоже мне на восстановление потребуется больше времени. Думаю, недели как раз хватит.
Лена в ответ только хмыкнула, и заявив что у нее дела, ушла. Приходила она не с пустыми руками, за что я был ей благодарен, ведь к этому времени зверски проголодался. В той жизни я никогда так много не ел как сейчас. И при этом никогда не чувствовал себя таким голодным. «Надеюсь я не разжирею.» думал я уплетая пищу за обе щеки. Маргарита была так великодушна, что дала мне поесть в тишине, просто наблюдая за процессом.
Мне выделили комнату еще меньше чем в доме Ольги. Тут едва помещалась кровать, на которую я сразу же забрался. Маргарита, не переставая тараторить, уже ползла по одеялам ко мне поближе. Сопротивляться не было ни сил ни желания. Так, слушая ее голос, что-то бормоча в ответ на очередной глупый вопрос, я отрубился. Наступила тьма и покой. Раньше я не понимал, насколько приятен сон без сновидений.
Разбудила нас София. Нас, потому что Маргарита успела забраться под одеяло, и миленько посапывала на моем плече, пуская слюни. Клара стояла в дверях, скрестив на груди руки, и недовольно глядела в мою сторону. «В чем я-то виноват? Эта девочка делает что хочет, а вы ей потакаете. Я, конечно, не лучше, но в свое оправдание могу сказать, что сам ненамного ее старше. Мне семнадцать, как бы сейчас не выглядело мое новое тело. Почему я должен ее воспитывать?»
Оказывается Ольга попала в больницу. И сейчас ей как никогда нужна поддержка дочери. Я уже давно догадался что причиной нашего ночного бегства из особняка, были именно те дамочки, что гонялись за мной. Исходя из того что говорила Лена Маргарите, не сложно было сделать выводы. Меня собирались отдать еще тогда. «Без шума и пыли», так сказать. Но Маргарита все испортила.
- Ура! Тим, мы идем к маме!
Заявила она, прыгая возле кровати в одной ночнушке. Радовалась девочка не долго. Близняшки сказали что пойдет только Маргарита. А когда она начала упрямиться, добавили:
- Госпожа Лена сказала – если вы не будете слушаться, она сама придет. Поможет вам собраться и отведет к маме. Только она говорила, что сидеть после этого вы не сможете.
Девочка испуганно покраснела. От страха она даже забыла про свое «Ой!». Молча опустив голову, Маргарита пошла собираться и вскоре покинула мое временное пристанище.
Наступила тишина и покой. С одной стороны я была рад что меня никто не достает. А с другой, я уже так привык к этой приставучей девочке, что теперь мне ее даже как-то не хватает.
Я был готов к одиночеству. Ну или по крайней мере что мне придется покинуть моих новых подруг. Они были добры ко мне, и за это пострадали. Собрав воедино всю имеющуюся информацию, я более-менее понял что из себя представляю для местных. И что Ольга, так же как и Лена сильно рискуют, пока я рядом. Мне не хочется подвергать их еще большей опасности. Их, и всех остальных милых девушек, таких как Маргарита, Карина и близняшки. А из слов Лены я понял что здесь мужчина не может быть сам по себе. Обязательно должна быть хозяйка, или что-то типа такого. По закону женщина обязана заботиться о своем мужчине. Но это так же значит, что мужчин тут держат за домашних животных. Так что мне пора оставить этих добрых женщин и начать заботиться о себе самостоятельно. Вот только теперь, причинив столько неудобств и разрушив дом Лены, я чувствовал себя обязанным. Поэтому придумал план.
Лена связывается с местными криминальными авторитетами или с самыми богатыми дамами города. Зачастую это как раз один и тот же человек. Так вот она им предлагает продать мужчину. «Да не простого, а золотого!» пошутил я про себя. В общем, рекламу мне сделает, мол – выносливый, не болеет, может столько, сколько нужно. Но главное в этом плане было сказать, что я такой же послушный как остальные измененные. Лена меня продает, получает компенсацию за разрушенный дом, а я потом сбегаю и можно повторить. Возможно в другом городе. У купивших нет оснований опасаться мужчины – они не сбегают, максимум, потеряться могут. Уж не знаю сколько таким образом можно выручить денег, но надеюсь что много. Лена заверила что с первой такой «операции», дом восстановит. Либо новый купит.
Пару дней я маялся от скуки залечивая раны. Изредка приходили близняшки, приносили еду. А в назначенное время пришла Лена, в их сопровождении и ошейником в руках. Не понравилось мне это от слова «совсем»! Однако женщина заявила, что для правдоподобности надеть его необходимо. Добавила так же, что он легко рвется – больше для вида. София смотрела на меня виновато, когда застегивала и передавала поводок Лене. Так же на меня напялили ту самую плащ-палатку.
Вот так и началось мое новое путешествие – с ног до головы замотанным в ткань, с ошейником и на поводке. Как раб, только кандалов не хватает. Путешествие наше оказалось не долгим. Полуразрушенный склад, без одной из стен и потолка. Из нескольких колонн, на которых он держался, стояла лишь одна. Остальные валялись грудами камня. Трава покрывала зеленым ковром избитый и потрескавшийся пол. Кое-где даже проросли кривые деревья.
Здесь нас уже ожидали двое. Женщина в строгом костюме, как у Клары или Софии. А чуть позади нее, на раскладном стульчике, сидела другая. Тот явно с трудом выдерживал ее немалый вес. И даже сантиметровый слой косметики не мог сделать сидевшую даму привлекательной. Около нее на земле стоял небольшой чемоданчик. Кстати здесь, в этом мире, это первая женщина пользующаяся косметикой. Конечно легкий макияж я бы просто не заметил. Но разница с моим, прошлым миром, была существенной. Это и понятно – для кого краситься, если мужчин нет. А тем что есть, на это глубоко все равно.
Мы подошли поближе и остановились. София сняла с меня плащ-палатку и отошла в сторонку. Сидевшая тут же впилась в меня взглядом. Однако женщина в костюме продолжала наблюдать за Леной и близняшками.
Вдоволь насмотревшись, поерзав на стульчике, толстая потребовала:
- Пусть подойдет поближе. А ты, проверь!
Лена слегка толкнула меня и я сделал пару шагов. Поводок натянулся. Пришлось остановиться. Подошла дама в костюме и начала меня осматривать. Потом она расстегнула на мне куртку, и полезла руками под футболку, приподнимая ее. Ощупав и осмотрев грудь она была удовлетворена и повернувшись кивнула толстухе. Вот только ее такой осмотр не удовлетворил.
- Все проверь!
Крикнула она. Дама в костюме снова повернулась ко мне. Как бы сильно она не пыталась быть беспристрастной, все же покраснела. Ее рука снова легла на мой живот под футболкой и поползла вниз. Взгляд женщины изменился когда она нашла то что искала. Она даже губу прикусила, уже явно наслаждаясь процессом. Все это время моя голова была опущена, я смотрел в пол, как меня проинструктировала Лена. Однако выдержать такое оказалось совсем не просто. Ее рука была теплой и мягкой а движения нежными но уверенными. Я поднял голову и посмотрел в ее глаза. Женщина, опомнившись, замерла и даже дышать похоже перестала. Потом она быстро вытащила руку из штанов и отошла.
- Все в порядке, госпожа Тамара.
Толстая госпожа пнула чемоданчик в ее сторону. Тот упал, так и не докатившись, но это никак не смутило женщину в костюме. Она подняла и вручила его вышедшей вперед Кларе. Заглянув внутрь, показав содержимое Лене, Клара закрыла его, возвращаясь на свое место. После этого Лена бросила конец своего поводка женщине и та ловко поймала.
Вот так и закончилась эта встреча. Никто не с кем не прощался. Я снова стоял опустив голову и не мог видеть как уходят мои знакомые, только слышал удаляющиеся шаги. Дама в костюме помогла подняться Тамаре со стульчика и передала поводок.
- Давай Нина, пока они не ушли далеко.
Вдруг произнесла госпожа Тамара. Нина потянулась к поясу, отодвинув пиджак. Там, на ремне, рядом с кобурой и ножнами висела небольшая рация. Женщина нажав кнопку приказала:
- Начинайте когда они будут в зоне видимости. Чемодан не повредите. Всех троих в расход!
Вот так мой идеальный план накрылся медным тазом. Придется раскрыть себя с самого начала, иначе все будет бессмысленно. Оценив ситуацию я понял что пистолет у Нины вытащить не удастся – слишком далеко от меня, и кобура какая-то мудреная, возиться с застежкой времени нет. Поэтому я выхватил ее нож, одновременно отталкивая женщину в сторону. Конечно никто такого не ожидал и женщины замерли с широко открытыми глазами и ртами, глядя на меня. Я тут же приставил острие к шее толстухи, громко потребовав:
- Отмени все! Немедленно.
Та молчала, то-ли от шока, то-ли от нежелания выполнять мои требования. Пришлось слегка надавить, чтобы потекла кровь. Боль сразу отрезвила Тамару и она заорала:
- Отмени! Отмени! Только не убивай, прошу!
Последние слова уже были адресованы мне. Нина к этому времени успела взять себя в руки, а меня на прицел своего пистолета. Только я, сгорбившись прятался за спиной ее хозяйки. Рисковать она не хотела, а получив приказ тут же опустила ствол, и произнесла в рацию:
- Все отменяется. Отпустите их и идите сюда. Сейчас же!
- Ты серьезно, Нина? Они уже на прицеле.
Донеслось из динамика. Я еще немножко нажал и Тамара взвыла.
- Я сказала ОТМЕНА! Не трогайте их! Сюда идите!
Проорала Нина в рацию.
- Как скажешь, ты же босс.
Ответила неизвестная. Наступила тишина, нарушаемая только всхлипываниями Тамары. Я ослабил хватку и немного сместил нож. Жизни женщины ничего не угрожало – все что я сделал, это небольшой порез недалеко от яремной вены.
- А теперь послушайте меня.
Заговорил я спокойно.
- Вас же предупредили что я необычный. И это была правда. Вы совершили хорошую сделку. Я знаю для чего нужен, и постараюсь оправдать вложенные средства. Вот только друзей моих обижать не стоит, договорились?
После этого Тамара наконец взяла себя в руки, пробурчав «договорились».
Когда появилось несколько женщин с оружием, я протянул нож Нине ручкой вперед. Всем своим видом показывая что сопротивляться не собираюсь. Тамара сразу отошла, забыв про поводок, который теперь валялся на земле. Другие женщины с недоумением уставились на Нину, которая держала меня на прицеле. Они понять не могли, зачем нужно целиться в мужчину. Однако женщина быстро навела порядок, раздавая приказы. Она сама взяла мой поводок, убирая нож за голенище своего сапога.
Вот так, под прицелом, меня довели до припаркованного неподалеку фургона. Поездка в кузове оказалась не из приятных, но теперь, после моей выходки, на место впереди можно не рассчитывать. Дорогу запоминать я не пытался – какой в этом смысл, если возвращаться к Ольге или Лене я не намерен. Надеюсь у них больше не будет неприятностей из-за меня.
Мое новое жилище оказалось каким-то полуподвальным помещением, без окон. Кроме кровати и унитаза здесь ничего не было. Очень похоже на ту из прошлого, в которой жил владелец данного тела, будучи ребенком. Видимо это какая-то камера, где держали узниц, провинившихся перед госпожой. Разговаривать со мной больше никто не пытался. Я тоже молчал. Уже в камере я заново обдумал свои решения и понял что все правильно сделал. Если бы я там попытался убить Тамару и Нину, и мне бы это удалось, другие убили бы Лену и близняшек. А если бы попытался сделать это после, скорее всего погиб бы сам, Нина ведь целилась в меня почти в упор. Но даже если бы не погиб и сбежал, подставил бы Лену, которая меня привела. Жаль я пока не разобрался как использовать эти мои сверхспособности, может тогда бы что-то и получилось.
Целых три дня меня держали в этой камере. Кормили всего один раз в сутки. Но вот, дверь в мою камеру открылась. Вошли трое. Две женщины держали меня на прицеле. Третья, совсем молодая, была в одном халате. Она с опаской смотрела на меня, дрожащими руками теребя пояс. В щель не закрытой до конца двери я разглядел Тамару. Заметив мой взгляд, женщина крикнула:
- Давай!
- Что давать?
Невинным голосом спросил я. Но мысли мои были крайне радикальными. «Вы совсем охренели?» ругался про себя, всерьез обдумывая вариант отобрать оружие и перестрелять их всех, начиная с Тамары.
- Раздевайся!
Продолжала орать женщина из-за двери, видимо ожидая что я так и сделаю. Женщина в халате медленно тянула за пояс, развязывая его.
- Даже не надейтесь!
Заявил я, скрестив руки на груди, и продолжил.
- Ничего и никому я давать не буду. Вы конечно можете попробовать заставить меня, но я буду сопротивляться. Пострадаете либо вы, либо я, либо все вместе. Но, уверяю, ничего вы в этом случае, кроме крови, не получите.
Наступила тишина. Только слышалось злое сопение Тамары из-за двери.
- Ты говорил что сделаешь.
Неуверенно произнесла она.
- Говорил. И сделаю. Но у меня есть условия! Для начала перестаньте держать меня в этой бетонной конуре! Мне нужна нормальная комната. Еще я хочу принять ванную. Выполните, тогда и поговорим!
Целая минута понадобилась Тамаре чтобы успокоиться. Потом, глубоко вздохнув, она буркнула:
- Хорошо. Получишь.

joyreactor.cc

Алеся Кафельникова публикует фотографии с порезанными венами

  • Новости
  • Мода
  • Отношения
  • Гороскоп
  • Красота
  • Здоровье
  • Звезды
  • Стиль жизни
  • Психология
  • Конкурсы
  • COSMO-ПУТЕШЕСТВИЕ
  • Видео
  • Блог редакции
  • Спецпроекты
  • Контакты
  • Гороскоп совместимости
  • Камасутра
  • Счётчик калорий
  • Калькулятор веса
  • Полный шкаф

Подпишись на журналы

  • cosmopolitan shopping

www.cosmo.ru

комиксы, гиф анимация, видео, лучший интеллектуальный юмор.

Выдержка про Ангрона, легион и очередную децимацию.

ВНИМАНИЕ! Много букаф.

С момента создания Триумфальный зал был местом славы XII Легиона. Он был священной землёй, где все легионеры, от самого старшего магистра ордена до младшего рекрута, могли ходить и созерцать исторические триумфы, одержанные их братством. Стены были увешаны потрёпанными знамёнами тысяч врагов, вырванных из мёртвых рук завоёванных и выставленных напоказ в честь завоевателей со времён Гончих войны, прослеживая историю Легиона до объединения самой Терры. 
Разум Маго унёс его в те минувшие дни. Он практически мог почувствовать гром бронированных кулаков, отражающийся от стен "Непоколебимой решимости". Он слышал крики победы, ярости и рвения воинского братства, превратившего себя в оружие, достойное отца, который должен был однажды возглавить их. 


Но корабль, на палубе которого он стоял, больше не назывался "Непоколебимой решимостью", а он больше не был Гончей войны. Всё изменилось после Нуцерии. И теперь, стоя в Триумфальном зале, где они некогда с гордостью смотрели на стяги только что завоёванных цивилизаций, Маго и его братья собрались после поражения. 


Пожиратели миров собрались без промедлений после того, как отступили с поверхности Генны. Они построились в составе рот, в их рядах зияли дыры из-за потерь, понесённых каждым подразделением. Их броня находилась в том же состоянии, что и на поле боя, повреждённая и грязная, покрытая маслянистой янтарной кровью их врагов. Многие были залиты ею настолько, что чистый мраморно-белый цвет Легиона исчез, сменившись уродливым оттенком, который был больше похож на цвета Имперских кулаков Дорна, нежели на геральдику Двенадцатого. Искры вылетали из повреждённых сервоприводов. Воины сжимали почерневшие болтеры и древки сломанных копий, собравшись вокруг потрёпанных штандартов. 
Исчезло спокойствие, размеренные разговоры между братьями и подразделениями, лёгкая уверенность Легиона, готового к войне. В их рядах царила тишина, пока они ждали гнева примарха. 


Ангрон прибыл без помпы и фанфар. Он шёл словно зверь, вечно рыскающий в поисках добычи. Красно-бронзовая броня, которую он носил, лязгала и грохотала при ходьбе, бесценная изобретательность Механикум, представленная в виде грубой гладиаторской брони. В руках он держал колоссальный двуручный цепной топор Вдоводел. Он с лёгкостью опередил неуклюжие шаги своих хускарлов, Пожирателей, в их громоздкой броне Катафракта, одно лишь это выражало его презрение к элите Легиона и их клятве защищать его. 
То же самое презрение каждый из его сыновей почувствовал к себе, когда Ангрон окинул взглядом собравшийся Легион. 
И всё же, несмотря ни на что, у Маго при виде Ангрона перехватило дыхание. Он признавал опьяняющий эффект, который примархи оказывали на всё человечество, но он искренне верил в глубине души, что никто, кроме легионера, не мог полностью постичь их великолепия. Быть в восторге от существа на генетическом уровне, от одного его вида, чтобы пребывание в его присутствии всего лишь секунду, не важно как далеко, могло изменить всё. Чтобы одного его слово могло изменить на фундаментальном уровне весь ход жизни. 


-Поражение,-произнёс Ангрон. Слово повисло в воздухе, достигнув ушей каждого так, что ему даже не потребовалось повышать голос.-Хнн, снова поражение. 
-Я же говорил тебе, Кхарн,-сплюнул Ангрон, его налитые кровью глаза остановились на советнике, который покинул своё место во главе восьмой штурмовой роты и встал рядом с отцом.-Я же говорил тебе убить их всех. Вы не слуги моих братьев, чтобы тратить время на заботы о пленных, политику и прочие бессмысленные вещи. Когда я отдаю приказ, все должны умереть. Мужчины, женщины, старики, больные и собаки, все! Полное истребление, не меньше. Мои Пожиратели миров, десять тысяч, не могут завоевать единственный мир? Правда? Ничтожества. 
-Скажи мне,-прежде чем искоса взглянуть на Кахарна, он моргнул, один глаз отставал от другого.-Какое оружие они использовали? 
-У них не было оружия,-ответил восьмой капитан, его голос был размеренным и спокойным. Ангрон повернулся и подошёл к советнику. 
-Не было оружия?-примарх шмыгнул носом, начиналось кровотечение. Его взгляд переместился с Кхарна на собравшихся легионеров.-Только не говорите мне, что выы были побеждены врагом, у которого не было оружия. 
Ангрон поднял голову к потолку.
-Хнн, о братья и сестры, что бы вы сказали об этом? Вы, кто вместе со мной вырвался из рабства, из пещер, чтобы нести возмездие,-он снова посмотрел на Кхарна.-Хоть кто-нибудь из вас осмелился бы посмотреть им в глаза? 
В этот раз Кхарн не ответил своему повелителю. К этому времени он уже знал, что когда Гвозди разогревались, примарх не был склонен к диалогу. 
-Сброд сбежавших рабов,-продолжил Ангрон.-Полуслепые от голода, полуживые от холода, и всё же мы бились с высокими наездниками. И мы победили! Разве у нас был ваш драгоценный флот, броня и оружие? Нет. Мы сражались с ними в Хоззеане палками и камнями. И этими самыми палками и камнями мы заставили весь город выть, а затем мы сожгли его дотла. Мы добыли так много черепов высоких наездников, что сбились со счёта. Мы вырывали серебряные нити из их голов, пока они ещё были живы, с лихвой отплатив им за всё то железо и пламя, которым они напичкали нас!
-И всё это мы сделали за то время, которое потребовалось солнцу подняться и снова опуститься в землю. Один нуцерийский день, тридцать один терранский час, всё, что нам потребовалось, чтобы победить. Подвиг, который вы со всеми вашими арсеналами, со всей своей хваленой подготовкой, не смогли совершить.


Маго боролся с тьмой, сжимающей его сердце. За все годы, прошедшие с момента его возвышения в Легионе, после всех войн, он познал боль поражений и потерь. Но он никогда не испытывал стыда, настоящего стыда, пока не пришёл Ангрон.

-Полководцы,-сплюнул Ангрон, полу насмешка, которую примарх применял к капитанам рот.-Подойдите и разверните верёвку. Ответьте за своё поражение. 
Выжившие капитаны каждой роты вышли вперёд, повторяя ритуал, который они проводили снова и снова на глазах отца. Они сняли броню, удаляя пластины залитого кровью керамита, пока не оголились по пояс. Точно такой же ритуал будет проведён каждый Пожирателем миров в этот день, но уделом центурионов было вынести унижение перед всем Легионом. 
Маго достал боевой нож, чувствуя на теле длинный шрам, начинающийся на спине и опоясывающий его словно тёмно-красная змея. Его победы в дуэльных ямах были чистыми. Красные изгибы, как называл их его отец. Но порезы, отмечающие те кампании, где завоевание было достигнуто по прошествии нуцерийского дня, не были чистыми. 
После того, как Маго нашёл конец своей победной верёвки, он погрузил нож в тело. Порез должен был быть глубоким, чтобы шрам остался несмотря на попытки его тела исцелиться. Кровь потекла по его бедру, когда он погрузил нож в плоть до тех пор, пока острие не царапнуло чёрный панцирь. 
Протянув руку к поясу, Маго взял висевший на нём небольшой мешочек. Он открыл его и высыпал на ладонь содержимое - горсть геннской земли, которую он подобрал на поле боя. Повернув лезвие ножа вниз, чтобы расширить рану, он втёр землю в порез.
Боль от клинка были ничем для Маго. Он едва почувствовал её, как и приглушённое жжение от чужой земли, которая заполнила порез и перемешалась с уже свернувшейся кровью. Боль, которую он почувствовал, была внутренней, позор, который останется навсегда, когда его тело сделает шрам, и он станет чёрным изгибом. Верёвка была одной из немногих традиций, которую Ангрон позволил Легиону перенять из своего родного мира. И в отчаяние Пожиратели миров воспользовались бы любой возможностью, чтобы укрепить с ним узы, даже теми, которые произрастали из неудач и поражений. 
Кровотечение прекратилось к тому времени, когда Маго закончил. Он посмотрел на Кхарна, который втирал землю в свой изгиб, но брат не встретился с ним взглядом. После порицания на глазах у всех капитаны молча облачились в броню. Но примарх не закончил с ними. 


-Вы называете себя...завоевателями,-прорычал Ангрон.-Вы смеете называть себя Пожирателями миров, когда вам снова и снова не удаётся приблизиться к той ярости моих братьев и сестёр, которые заслужили своё имя и славу огнём и кровью в слезах своих врагов. Вы лишь притворщики. 
Руки примарха дёрнулись, сжимаясь и разжимаясь на рукояти Вдоводела. Он начал ходить взад и вперёд, его доспехи громыхали при каждом шаге. Его сыновья молча наблюдали, опасаясь слов, которые должны были скоро прозвучать. 
-Воины с Гвоздями, вдыхающими горячий дым в их черепа, не подвели бы меня. У них была бы сила, чтобы превозмочь, хнн, воля, без ограничений или какой-либо мысли о чести или выживания. Без страха смерти, которая является единственной вашей судьбой. 
Кровь ручьём текла у Ангрона из носа и уха. Его жёлтые глаза прищурились. 
-Ургх, гх...Я смотрю на вас всех, на мой Легион, и всё, что я вижу - это слабость. И слабость я не потерплю. Слабость надо искоренить. 
Ангрон остановился. Одним словом Ангрон вынес приговор. 
-Децимация. 


Сердце Маго поникло. И вновь потери, понесённые ими при поражении, усугубляются яростью Ангрона. Каждый десятый из числа воинов, которые выжили, которые сражались и истекали кровью друг за друга, за него, обнажат глотки в качестве наказания. Каждый десятый умрёт, чтобы успокоить сломленный разум своего повелителя. 
-Тяните жребий или покажите пример, полководцы,-сказал Ангрон.-Но каждый десятый - это плата, которую нужно заплатить. 
-Нет. 
Все посмотрели на Маго ещё до того, как он осознал, что это произнёс он. Ангрон развернулся к нему, сократив дистанцию тремя размашистыми шагами. Примарх возвышался над своим сыном, из безгубой раны его рта текла кровавая слюна.
-Нет?
-На Квадра Ни,-произнёс восемнадцатый капитан.-потребовалось больше одного нуцерийского дня, чтобы одержать победу, и по вашей команде мы убивали друг друга. И мы сделали это снова на Брухо, и Холу, и Трикатоне, и Цесте четыре. Наши клинки пропитались кровью братьев, только для того, чтобы усмирить ваш гнев. 
-Кровь пролилась,-Ангрон наклонился так, что его жестокое лицо оказалось на одном уровне с лицом Маго.-Потому что вы проиграли.
-Мы не проиграли!-взревел Маго. Он слишком хорошо знал повадки своего отца. Он знал, что его жизнь измеряется считанными секундами. Но его больше не волновало, что с ним случиться. Он выскажет всё перед своими братьями, прежде чем Ангрон разорвёт его на части. 
-Мы возвращались каждый раз, после позорного убийства наших собственных братьев, и завоёвывали эти миры. Мы выигрывали эти войны. Флаг Империума поднимался над городами, и те люди стали субъектами Империума благодаря нашему труду и нашей крови. 
Маго посмотрел отцу в глаза.
-И вот мы стоим здесь, нам отдан приказ о том, что к тем нашим братьям, которые пали с честью сегодня, присоединяться те, кто погибнет в позоре. Нет,-он покачал головой. -Больше никогда.

В течение нескольких секунд Ангрон ничего не говорил. Маго чувствовал горячее дыхание примарха на своём лице, пахло кровью. Внезапно Ангрон выпрямился в полный рост, запрокинул голову и засмеялся. 
Смех Ангрона был громким влажным звуком. Он прокатился по Триумфальному залу словно гром. Маго никогда не слышал его прежде, возможно никто из Легиона не слышал, за исключением может быть Кхарна. Смех не уменьшал тот ужас, который вызывало его присутствие. 
-Ты мне нравишься, капитан,-сказал Ангрон, стирая струйку крови, текущую из носа, и обнажая железные колышки, которые заменили ему зубы, в дикой ухмылке.-У тебя по крайней мере хватило смелости высказать свои мысли. Поэтому я позволю тебе выбрать. 
-Отец...
-Выбирай,-улыбка Ангрона исчезла так же быстро, как появилась.-Или я выберу за тебя. 
-Это ваш Легион. В венах его воинов течёт ваша кровь. Я не потерплю, чтобы их жизнями разбрасывались. Сегодня и так погибло достаточно. Я прошу вас, мой примарх, отец. Не делайте этого. 


Все следы радости, которую Ангрон выражал за мгновение до этого, исчезли. 
-Так много раз, снова и снова,-фыркнул он. Его глаза дёргались, приобретая и теряя фокус. -Хнн, снова и снова вы говорите мне:"мы твои сыновья", "Ты наш повелитель", "ты распоряжаешься нашими жизнями". Разве не об этом ты говорил там в пещере, Кхан? Чтобы заставить меня вернуться сюда? Вы теперь не только трусы, но и лжецы? Я ваш повелитель или нет? Если я повелитель ваших судеб, о чём вы так часто говорите, то вашей судьбой я назначаю децимацию. 
Маго сжал зубы, пока не скрипнула челюсть. 
-Безумие. 
-Осторожно, капитан,-сказал Кхарн со своего места рядом с примархом, добавив в голос холодных ноток предупреждения. 
-Ты выберешь,-повторил Ангрон, теряя самообладание.-Или я выберу за тебя. Кто будет первым? 
-Я. 


Саликар вышел из строя восемнадцатой роты, братья расступались перед ним, пока он не оказался рядом с Маго.
-Не выбирайте из первых рядов, капитан. Их доблесть была доказана в бою,-он преклонил колено перед центурионом, запрокинул голову, открывая горло. 
Маго посмотрел на Саликара, будущее Пожирателей миров, источник потенциала, который может быть загублен напрасно. 
-Они не единственные, кто доказал свою доблесть, брат. 
-За Легион,-прошептал Саликар, его глаза были открыты, а лицо выражало спокойствие смирения. 
Маго помедлил. Он закрыл глаза, вдохнул, открыл снова. 
-За Легион,-прошептал он в ответ, поднимая нож. 
-Нет. 


Маго повернулся, его клинок замер у горла Саликара. 
Безгубая пасть Ангрона искривилась в уродливой усмешке. 
-Убери клинок. Твой дух заслуживает уважения, но ты слишком много болтаешь. Ты, капитан, сделаешь это руками. 
Нож задрожал в руках Маго. Это находилось за пределами наказания, за пределами унижения. Это была ненависть. Какой отец мог так ненавидеть своих детей? Какой отец мог сделать такое? 
-Я не стану,-ответил Маго. Звон ножа, ударившегося о палубу, прокатился по всему Триумфальному залу.-Больше никогда, отец. 
-Ты отказываешь мне?-глаза Ангрона потеряли фокус, его огромное тело дрожало от раскалённого гнева.-Мне?
Пена сорвалась с губ Ангрона. Сквозь сжатые металлические зубы раздался медвежий рёв. Вдоводел упал на палубу, когда Ангрон вцепился в кабели, усеявшие его скальп. Его голова начала трястись, разбрызгивая слюну во все стороны. Пожиратели миров попятились от него. 
Голова примарха практически превратилась в размытое пятно, раскачиваясь из стороны в сторону. Они все слышали, как кабели Гвоздей мясника дёргались и визжали. Одно из туго натянутых соединений лопнуло, и, вспыхнув искрами, оторвалось от черепа Ангрона.

Из помещения словно выкачали воздух. Даже не осознавая этого все легионеры потянулись за оружием. Они давно были лишены смертных эмоций страха, но адреналин подстегнул их сердца, подпитываемый не знанием того, что случится в следующий момент. 
Ангрон внезапно перестал трястись, его лицо искажалось от резких спазмов. Его глаза были похожи на пару налитых кровью звёзд, выпирающих из головы. На губах пузырилась пена, раздался звук терзаемого металла, когда его хватка на Вдоводеле усилилась, и пальцы деформировали металл рукояти. 
Челюсть Ангрона резко открывалась и закрывалась, выплёвывая звуки, которые варьировались от яростного крика до пронзительного визга, ритмичный язык, который вызвал дрожь среди его сыновей. Они узнали этот язык, хотя никто из них не говорил на нём. Ангрон больше не был на "Завоевателе". 


Он снова оказался на Нуцерии, в ямах. 
Батто, капитан Пожирателей, был первым, кто подошёл к отцу, чтобы попытаться успокоить его. 
Через секунду Ангрон вырвал обе его руки и швырнул их, прежде чем поднял терминатора и размозжил его голову об землю. Одна из рук Батто упала у ног Маго, её пальцы подрагивали, всё ещё сжимая рукоять цепной глефы. 
С рёвом, который сотряс палубу, Ангрон кинулся на собравшихся Пожирателей миров. Полдюжины легионеров погибли в момент его приземления, в то время как многие другие пали под стремительными взмахами Вдоводела. Кровь текла по палубе, кровь сыновей, которые не понимали, что происходит и как на это реагировать. Некоторые из них кинулись на Ангрона, пытаясь повалить его на землю и обездвижить, полагаясь на превосходство в численности. Примарх с воем раскидал их, всадив Вдоводела в каждого, до кого смог дотянуться.


-Отойдите!-закричал Маго, глядя на своих сержантов, которые пытались сохранить контроль над подразделениями посреди столпотворения.-Назад, отойдите от него!
Ангрон схватил воина за ноги и размахнулся им словно цепом. Он ударил космодесантника об землю и раздавил его череп. 
Из дальнего конца Триумфального зала Тетис наблюдал, как их повелитель накинулся на своих сыновей в приступе безумной ярости. Другие члены либрария XII Легиона, крупица от числа библиариев в других Легионах, собирались в одном месте, им позволялось находиться рядом со своими братьями только до тех пор, пока они держались от примарха как можно дальше. Ангрон открыто выражал свою ненависть к одаренным в искусстве и усиленной боли, которую вызывали психические умы, воздействуя на гвозди мясника. 


Тетис сохранил немного воспоминаний из жизни до Легиона. Он держал каждое близко к центру своего разума, дата или запах, звук или чувство, каждый драгоценный фрагмент, наиболее полный из них был из его детства, когда он встретил зверя, умирающего от копья охотника. Даже в детстве Тетис обладал даром. Он чувствовал боль животного как свою собственную, единственная вспышка растерянности, когда вся агония проникающего в плоть клинка прошла сквозь него. 
Ангрон находился в таком состоянии постоянно. Навечно заключённый в мгновении тревоги и боли. 
Тетис стиснул зубы, почувствовав как затухают ауры его братьев, всё больше и больше с каждой секундой. Другие библиарии тоже это видели. В то время как их губы оставались неподвижны, в их разумах разгорелся горячий спор.


+Это худшее его проявление+
+Он убьёт сотни+
+Мы должны вмешаться+
+Мы должны попытаться использовать Общность+
+Это слишком опасно!+
+А какой у нас есть выбор?+ - послал разум Вориаса. Лекцио Примус был самым сильным среди них, затмив всех остальных, пока он не остался единственным в мыслях библиариев.+Он призвал каждого десятого умереть в качестве наказания. Если мы позволим его ярости бушевать дальше, сколько ещё наших братьев погибнет напрасно? Мы единственные, кто может успокоить его. Нет времени на споры - мы должны действовать немедленно!+

joyreactor.cc

комиксы, гиф анимация, видео, лучший интеллектуальный юмор.

Пишу для тех, кому понравилось написанное мной ранее. Начало тут: http://joyreactor.cc/post/1006284 ПОСЛЕДНЯЯ ХРОМОСОМА ГЛАВА 14

Пробуждение в этот раз оказалось довольно болезненным. Больше всего болела нога. Более мелкие травмы хоть и не полностью, но зажили. Сил едва хватало на то, чтобы передвигаться самостоятельно, не падая при ходьбе. Чувствовал я себя ужасно. Помыться хотелось, наверное, даже больше чем есть и пить. Добравшись до бутылки с водой, я жадно припал к ее горлышку. Хорошо что рядом никого не было, чтобы лицезреть мое плачевное состояние. Какой позор, а ведь вчера я заявлял, что скоро буду бегать и прыгать! Перекусив, я снова прилег, но заснуть не получалось. Обдумывая мой сон, который не сон вовсе, я кое-что понял. Все больше я узнаю о том, кем был владелец данного тела. И если в прошлый раз я только видел и слышал происходящее, то в этот, начал чувствовать. Очень неприятное дополнение. Если я еще и мысли его начну слышать, будет совсем хреново. Надеюсь что не сойду с ума. Хотя, учитывая происходящее вокруг, возможно я уже давно того, этого… Лежу сейчас где-нибудь в психбольнице, замотанный в мокрое одеяло…
А даже если так, что это меняет? «Если безумие нельзя остановить, то его нужно возглавить!» как-то так вроде? Ну, я как раз этим здесь и занимаюсь. Теперь я, кажется, понимаю почему оказался в этом теле. Жизнь у бывшего владельца была не сахар, вот он и свалил. Оставил все на меня, так сказать. «Так не делается, парень – перед уходом нужно прибрать свой бардак! Теперь, вот, мне приходится разгребать, а я даже не знаю что именно!» ругал я бывшего владельца. «Ну вот, теперь еще сам с собой разговариваю. При том, что обращаюсь даже не к себе!» я как-то читал, что разговор с самим собой развивает мышление. Только не уверен что все правильно делаю – развития не ощущается.
В этот момент, скрипнув, открылась дверь. Клара заглянула внутрь, а обнаружив что я не сплю подошла поближе.
- Пойдем.
«Куда? Зачем? Почему? И где мое «доброго утра»? Замечательный мир! Просто, мать его, великолепный!» кряхтел я про себя как старый дед. Девушка ждать не собиралась. Пришлось скрепя зубами от боли ковылять за ней. Уже около двери она протянула мне какую-то жесткую тряпку. При ближайшем рассмотрении оказалось, что это плащ-палатка. Целая минута потребовалась чтобы разобраться как это на себя правильно надеть. Клара с недовольным видом созерцала процесс. Ни делом, ни советом помогать не желала. Кое-как замотавшись я вышел за ней на улицу. Здесь было не так много людей, но меня все равно вели какими-то закоулками. Но лучше уж так, чем опять оказаться в засаде, окруженным агрессивными женщинами в форме, с оружием. Или еще хуже, оказаться перед той теткой в роговых очках. Она меня пугала больше всего.
Вырулив из очередного закоулка, Клара указала на облезлую дверь какого-то полуразрушенного дома. Заборчик перед этим домом почти отсутствовал, только кое-где валялись прогнившие доски. Однако дверь открылась без скрипа, а оказавшись внутри, я обнаружил чистоту и порядок. Стаскивая с себя этот неудобный плащ, я осматривал помещение. «Еще одно тайное логово» сразу возникла мысль, «что за жизнь у Ольги и Лены? Кто они вообще такие?» Порассуждать на эту тему мне не дала Маргарита, выскочившая из-за угла. Девочка хотела меня обнять, но передумала, заметив засохшую грязь и кровь. А от запаха поморщила носик. «Вонь – самое мощное оружие в арсенале попрошайки…» вспомнилась фраза из какой-то книжки. Кстати выгляжу я сейчас вполне соответствующе. Хорошо. Ведь сейчас, обнимашки для меня – это в первую очередь боль.
- Ах Тим! Мы думали ты умер! Ты был таким холодным и не хотел просыпаться!
«И здесь никакого мне, «доброго утра»! Может это потому, что оно совсем не доброе? Или здесь вообще нет такого понятия? Или это только для меня? Вон каким живчиком вертится вокруг Маргарита! Вся чистенькая и довольная.» Я хотел улыбнуться, но вовремя остановился – губы зажили еще не полностью, не хочется опять вытирать с них кровь. Вчера я наелся ее вдоволь и этого вкуса мне ощущать больше не хочется.
- Ну, похоже что не умер. Но если срочно не помоюсь, точно помру. Засохну в этой грязи и не смогу пошевелиться!
Шутка оказалась не смешной. Маргарита с возгласом «Ой!» прижала ладошки ко рту. Клара бросила скептический взгляд и отвернулась.
- Пойдем скорее! Тут есть вода, можно помыться… тебе нельзя засохнуть!
Маргарита… Хорошая, милая девочка. Но глупая. Вытолкать ее из ванной оказалось не так-то просто. Девочка уверяла что я должен слушаться, и меня надо помыть. А она, по ее же заявлению, умеет мыть лучше всех! Думаю, она считает меня чем-то вроде домашнего питомца. «Кто-нибудь вообще воспитывал этого ребенка?» возмущался я про себя.
- Если ты сейчас не уйдешь, наброшусь на тебя и съем! Помнишь какие желтые глаза у меня вчера были? Я злой оборотень, так что, кыш!
Ругал я ее, выталкивая из ванной. Девочка совсем не испугалась. Даже язык показала, перед тем как я смог закрыть дверь. Я уже сам понял что глаза меняются когда наступает то странное состояние. Странное но очень приятное. Если бы не последствия. Похоже на наркотик или алкоголь, с этим ужасным похмельем. Вот и сейчас, кряхтя и морщась от боли, я сдирал с себя засохшую грязь и кровь. Даже хуже чем похмелье.
Помывшись я чувствовал себя другим человеком. Как же все-таки я люблю быть чистым! Однако насладиться покоем мне не дали. Маргарита, ждавшая меня у двери, тут же накинулась с вопросами. Стоя в одном полотенце, приложив руки к голове, помассировав виски, я спросил неугомонную девчонку, есть ли здесь одежда для меня. Маргарита, услышав мой вопрос сразу замолчала. Она, осмотрела меня сверху вниз и выдала свое любимое «Ой!», куда-то умчавшись. Дождавшись ее возвращения я получил свою одежду. Свежую. Чистую. Вот теперь и у меня наступило «доброе утро»! Хотя уже обед, вообще-то.
Когда я снова вернулся в ванную, то видел любопытную мордашку Маргариты. Девочка изо всех сил вытягивала шею, пытаясь заглянуть в уменьшающуюся щель, и даже поставила ножку, мешая мне закрыть.
- Кыш! Кыш!
Ругался я, выталкивая ногу и хлопая дверью. И первое что я услышал, когда снова выбрался из ванной:
- А что такое «кыш»?
И еще много вопросов после этого. «А почему ты вчера был такой сильный а сегодня такой слабый?», «А почему глаза были желтые?», «А кто были эти женщины, что на нас напали». И еще миллион вопросов, ответ на которые у меня был только один – «не знаю!»
Спасла меня пришедшая примерно через час Лена. Женщина заявила, что ей понадобится примерно неделя, чтобы все организовать.
- Это хорошо, потому что я вчера себя переоценил. Похоже мне на восстановление потребуется больше времени. Думаю, недели как раз хватит.
Лена в ответ только хмыкнула, и заявив что у нее дела, ушла. Приходила она не с пустыми руками, за что я был ей благодарен, ведь к этому времени зверски проголодался. В той жизни я никогда так много не ел как сейчас. И при этом никогда не чувствовал себя таким голодным. «Надеюсь я не разжирею.» думал я уплетая пищу за обе щеки. Маргарита была так великодушна, что дала мне поесть в тишине, просто наблюдая за процессом.
Мне выделили комнату еще меньше чем в доме Ольги. Тут едва помещалась кровать, на которую я сразу же забрался. Маргарита, не переставая тараторить, уже ползла по одеялам ко мне поближе. Сопротивляться не было ни сил ни желания. Так, слушая ее голос, что-то бормоча в ответ на очередной глупый вопрос, я отрубился. Наступила тьма и покой. Раньше я не понимал, насколько приятен сон без сновидений.
Разбудила нас София. Нас, потому что Маргарита успела забраться под одеяло, и миленько посапывала на моем плече, пуская слюни. Клара стояла в дверях, скрестив на груди руки, и недовольно глядела в мою сторону. «В чем я-то виноват? Эта девочка делает что хочет, а вы ей потакаете. Я, конечно, не лучше, но в свое оправдание могу сказать, что сам ненамного ее старше. Мне семнадцать, как бы сейчас не выглядело мое новое тело. Почему я должен ее воспитывать?»
Оказывается Ольга попала в больницу. И сейчас ей как никогда нужна поддержка дочери. Я уже давно догадался что причиной нашего ночного бегства из особняка, были именно те дамочки, что гонялись за мной. Исходя из того что говорила Лена Маргарите, не сложно было сделать выводы. Меня собирались отдать еще тогда. «Без шума и пыли», так сказать. Но Маргарита все испортила.
- Ура! Тим, мы идем к маме!
Заявила она, прыгая возле кровати в одной ночнушке. Радовалась девочка не долго. Близняшки сказали что пойдет только Маргарита. А когда она начала упрямиться, добавили:
- Госпожа Лена сказала – если вы не будете слушаться, она сама придет. Поможет вам собраться и отведет к маме. Только она говорила, что сидеть после этого вы не сможете.
Девочка испуганно покраснела. От страха она даже забыла про свое «Ой!». Молча опустив голову, Маргарита пошла собираться и вскоре покинула мое временное пристанище.
Наступила тишина и покой. С одной стороны я была рад что меня никто не достает. А с другой, я уже так привык к этой приставучей девочке, что теперь мне ее даже как-то не хватает.
Я был готов к одиночеству. Ну или по крайней мере что мне придется покинуть моих новых подруг. Они были добры ко мне, и за это пострадали. Собрав воедино всю имеющуюся информацию, я более-менее понял что из себя представляю для местных. И что Ольга, так же как и Лена сильно рискуют, пока я рядом. Мне не хочется подвергать их еще большей опасности. Их, и всех остальных милых девушек, таких как Маргарита, Карина и близняшки. А из слов Лены я понял что здесь мужчина не может быть сам по себе. Обязательно должна быть хозяйка, или что-то типа такого. По закону женщина обязана заботиться о своем мужчине. Но это так же значит, что мужчин тут держат за домашних животных. Так что мне пора оставить этих добрых женщин и начать заботиться о себе самостоятельно. Вот только теперь, причинив столько неудобств и разрушив дом Лены, я чувствовал себя обязанным. Поэтому придумал план.
Лена связывается с местными криминальными авторитетами или с самыми богатыми дамами города. Зачастую это как раз один и тот же человек. Так вот она им предлагает продать мужчину. «Да не простого, а золотого!» пошутил я про себя. В общем, рекламу мне сделает, мол – выносливый, не болеет, может столько, сколько нужно. Но главное в этом плане было сказать, что я такой же послушный как остальные измененные. Лена меня продает, получает компенсацию за разрушенный дом, а я потом сбегаю и можно повторить. Возможно в другом городе. У купивших нет оснований опасаться мужчины – они не сбегают, максимум, потеряться могут. Уж не знаю сколько таким образом можно выручить денег, но надеюсь что много. Лена заверила что с первой такой «операции», дом восстановит. Либо новый купит.
Пару дней я маялся от скуки залечивая раны. Изредка приходили близняшки, приносили еду. А в назначенное время пришла Лена, в их сопровождении и ошейником в руках. Не понравилось мне это от слова «совсем»! Однако женщина заявила, что для правдоподобности надеть его необходимо. Добавила так же, что он легко рвется – больше для вида. София смотрела на меня виновато, когда застегивала и передавала поводок Лене. Так же на меня напялили ту самую плащ-палатку.
Вот так и началось мое новое путешествие – с ног до головы замотанным в ткань, с ошейником и на поводке. Как раб, только кандалов не хватает. Путешествие наше оказалось не долгим. Полуразрушенный склад, без одной из стен и потолка. Из нескольких колонн, на которых он держался, стояла лишь одна. Остальные валялись грудами камня. Трава покрывала зеленым ковром избитый и потрескавшийся пол. Кое-где даже проросли кривые деревья.
Здесь нас уже ожидали двое. Женщина в строгом костюме, как у Клары или Софии. А чуть позади нее, на раскладном стульчике, сидела другая. Тот явно с трудом выдерживал ее немалый вес. И даже сантиметровый слой косметики не мог сделать сидевшую даму привлекательной. Около нее на земле стоял небольшой чемоданчик. Кстати здесь, в этом мире, это первая женщина пользующаяся косметикой. Конечно легкий макияж я бы просто не заметил. Но разница с моим, прошлым миром, была существенной. Это и понятно – для кого краситься, если мужчин нет. А тем что есть, на это глубоко все равно.
Мы подошли поближе и остановились. София сняла с меня плащ-палатку и отошла в сторонку. Сидевшая тут же впилась в меня взглядом. Однако женщина в костюме продолжала наблюдать за Леной и близняшками.
Вдоволь насмотревшись, поерзав на стульчике, толстая потребовала:
- Пусть подойдет поближе. А ты, проверь!
Лена слегка толкнула меня и я сделал пару шагов. Поводок натянулся. Пришлось остановиться. Подошла дама в костюме и начала меня осматривать. Потом она расстегнула на мне куртку, и полезла руками под футболку, приподнимая ее. Ощупав и осмотрев грудь она была удовлетворена и повернувшись кивнула толстухе. Вот только ее такой осмотр не удовлетворил.
- Все проверь!
Крикнула она. Дама в костюме снова повернулась ко мне. Как бы сильно она не пыталась быть беспристрастной, все же покраснела. Ее рука снова легла на мой живот под футболкой и поползла вниз. Взгляд женщины изменился когда она нашла то что искала. Она даже губу прикусила, уже явно наслаждаясь процессом. Все это время моя голова была опущена, я смотрел в пол, как меня проинструктировала Лена. Однако выдержать такое оказалось совсем не просто. Ее рука была теплой и мягкой а движения нежными но уверенными. Я поднял голову и посмотрел в ее глаза. Женщина, опомнившись, замерла и даже дышать похоже перестала. Потом она быстро вытащила руку из штанов и отошла.
- Все в порядке, госпожа Тамара.
Толстая госпожа пнула чемоданчик в ее сторону. Тот упал, так и не докатившись, но это никак не смутило женщину в костюме. Она подняла и вручила его вышедшей вперед Кларе. Заглянув внутрь, показав содержимое Лене, Клара закрыла его, возвращаясь на свое место. После этого Лена бросила конец своего поводка женщине и та ловко поймала.
Вот так и закончилась эта встреча. Никто не с кем не прощался. Я снова стоял опустив голову и не мог видеть как уходят мои знакомые, только слышал удаляющиеся шаги. Дама в костюме помогла подняться Тамаре со стульчика и передала поводок.
- Давай Нина, пока они не ушли далеко.
Вдруг произнесла госпожа Тамара. Нина потянулась к поясу, отодвинув пиджак. Там, на ремне, рядом с кобурой и ножнами висела небольшая рация. Женщина нажав кнопку приказала:
- Начинайте когда они будут в зоне видимости. Чемодан не повредите. Всех троих в расход!
Вот так мой идеальный план накрылся медным тазом. Придется раскрыть себя с самого начала, иначе все будет бессмысленно. Оценив ситуацию я понял что пистолет у Нины вытащить не удастся – слишком далеко от меня, и кобура какая-то мудреная, возиться с застежкой времени нет. Поэтому я выхватил ее нож, одновременно отталкивая женщину в сторону. Конечно никто такого не ожидал и женщины замерли с широко открытыми глазами и ртами, глядя на меня. Я тут же приставил острие к шее толстухи, громко потребовав:
- Отмени все! Немедленно.
Та молчала, то-ли от шока, то-ли от нежелания выполнять мои требования. Пришлось слегка надавить, чтобы потекла кровь. Боль сразу отрезвила Тамару и она заорала:
- Отмени! Отмени! Только не убивай, прошу!
Последние слова уже были адресованы мне. Нина к этому времени успела взять себя в руки, а меня на прицел своего пистолета. Только я, сгорбившись прятался за спиной ее хозяйки. Рисковать она не хотела, а получив приказ тут же опустила ствол, и произнесла в рацию:
- Все отменяется. Отпустите их и идите сюда. Сейчас же!
- Ты серьезно, Нина? Они уже на прицеле.
Донеслось из динамика. Я еще немножко нажал и Тамара взвыла.
- Я сказала ОТМЕНА! Не трогайте их! Сюда идите!
Проорала Нина в рацию.
- Как скажешь, ты же босс.
Ответила неизвестная. Наступила тишина, нарушаемая только всхлипываниями Тамары. Я ослабил хватку и немного сместил нож. Жизни женщины ничего не угрожало – все что я сделал, это небольшой порез недалеко от яремной вены.
- А теперь послушайте меня.
Заговорил я спокойно.
- Вас же предупредили что я необычный. И это была правда. Вы совершили хорошую сделку. Я знаю для чего нужен, и постараюсь оправдать вложенные средства. Вот только друзей моих обижать не стоит, договорились?
После этого Тамара наконец взяла себя в руки, пробурчав «договорились».
Когда появилось несколько женщин с оружием, я протянул нож Нине ручкой вперед. Всем своим видом показывая что сопротивляться не собираюсь. Тамара сразу отошла, забыв про поводок, который теперь валялся на земле. Другие женщины с недоумением уставились на Нину, которая держала меня на прицеле. Они понять не могли, зачем нужно целиться в мужчину. Однако женщина быстро навела порядок, раздавая приказы. Она сама взяла мой поводок, убирая нож за голенище своего сапога.
Вот так, под прицелом, меня довели до припаркованного неподалеку фургона. Поездка в кузове оказалась не из приятных, но теперь, после моей выходки, на место впереди можно не рассчитывать. Дорогу запоминать я не пытался – какой в этом смысл, если возвращаться к Ольге или Лене я не намерен. Надеюсь у них больше не будет неприятностей из-за меня.
Мое новое жилище оказалось каким-то полуподвальным помещением, без окон. Кроме кровати и унитаза здесь ничего не было. Очень похоже на ту из прошлого, в которой жил владелец данного тела, будучи ребенком. Видимо это какая-то камера, где держали узниц, провинившихся перед госпожой. Разговаривать со мной больше никто не пытался. Я тоже молчал. Уже в камере я заново обдумал свои решения и понял что все правильно сделал. Если бы я там попытался убить Тамару и Нину, и мне бы это удалось, другие убили бы Лену и близняшек. А если бы попытался сделать это после, скорее всего погиб бы сам, Нина ведь целилась в меня почти в упор. Но даже если бы не погиб и сбежал, подставил бы Лену, которая меня привела. Жаль я пока не разобрался как использовать эти мои сверхспособности, может тогда бы что-то и получилось.
Целых три дня меня держали в этой камере. Кормили всего один раз в сутки. Но вот, дверь в мою камеру открылась. Вошли трое. Две женщины держали меня на прицеле. Третья, совсем молодая, была в одном халате. Она с опаской смотрела на меня, дрожащими руками теребя пояс. В щель не закрытой до конца двери я разглядел Тамару. Заметив мой взгляд, женщина крикнула:
- Давай!
- Что давать?
Невинным голосом спросил я. Но мысли мои были крайне радикальными. «Вы совсем охренели?» ругался про себя, всерьез обдумывая вариант отобрать оружие и перестрелять их всех, начиная с Тамары.
- Раздевайся!
Продолжала орать женщина из-за двери, видимо ожидая что я так и сделаю. Женщина в халате медленно тянула за пояс, развязывая его.
- Даже не надейтесь!
Заявил я, скрестив руки на груди, и продолжил.
- Ничего и никому я давать не буду. Вы конечно можете попробовать заставить меня, но я буду сопротивляться. Пострадаете либо вы, либо я, либо все вместе. Но, уверяю, ничего вы в этом случае, кроме крови, не получите.
Наступила тишина. Только слышалось злое сопение Тамары из-за двери.
- Ты говорил что сделаешь.
Неуверенно произнесла она.
- Говорил. И сделаю. Но у меня есть условия! Для начала перестаньте держать меня в этой бетонной конуре! Мне нужна нормальная комната. Еще я хочу принять ванную. Выполните, тогда и поговорим!
Целая минута понадобилась Тамаре чтобы успокоиться. Потом, глубоко вздохнув, она буркнула:
- Хорошо. Получишь.

joyreactor.cc

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о