Татьяна шахматова – КиноПоиск.ru

Автор: | 22.08.2019

Биография актрисы Татьяны Шахматовой

Татьяна Шахматова родилась в Новосибирске 19 мая 1984 года. В 2004 году закончила Санкт-Петербургскую академию театрального искусства по направлению актерского искусства. Именно о ней и будет рассказано в статье.

Театр и первая роль в кино

После окончания академии Татьяна Шахматова участвовала в постановках театра юного зрителя в Санкт-Петербурге и государственном театре «Приют Комедианта». В последнем стала известна по яркой и запоминающейся пьесе Жан-Батиста Мольера «Проделки Скапена» режиссера Игоря Коняева. В этот раз молодые артисты решили вспомнить студенческие годы и оторваться в последний раз от души, поэтому старая пьеса была исполнена ими на новый лад. Сюжет остался тот же, но ребята перенесли его в современные реалии. В этой версии пьесы Шахматова исполнила роль Гиацинты. Зрители отмечали живое и энергичное исполнение ролей. С этой постановки началась карьера Татьяны Шахматовой как актрисы.

После этого она делает свой первый шаг в кино. Первый фильм, в котором Татьяна принимает участие, называется «Челябумбия». В нем главный герой работает до изнеможения на металлургическом заводе, а сам мечтает стать актером. Сам фильм повествует о пути через увольнение с работы, голод, страдания и лишения к светлой мечте. Стоит признать, что в данном фильме Татьяна Шахматова сыграла эпизодическую роль. Но она стала началом звездной карьеры актрисы.

Фильм «Клуб счастья»

Это комедия о провинциальной девушке, которая приезжает в Санкт-Петербург, чтобы выступить в мюзикле. Разумеется, шоу-бизнес коварен и ей не удается пройти. На пути ей встречается расчетливая и беспринципная соперница, неожиданная помощь и юноша, который мечтает покорить сердце девушки.

Это единственный фильм, в котором снимается Татьяна, да и то на второстепенных ролях (здесь она играет помощницу на кастинге). А вот сериалов у Татьяны Шахматовой в биографии числится просто немерено.

Актриса в сериалах

Почти вся карьера Тани проходит в сериалах. Здесь в первую очередь стоит отметить такие знаменитые проекты отечественного кинопроизводства, как «Литейный», «Опера. Хроники убойного отдела», «Морские дьяволы-4», «Время Синбада», «Улицы разбитых фонарей – 12 и 13».

В «Литейном» Татьяна Шахматова на протяжении всех сезонов играет дочь Селина. В «Операх» и «Улицах» в разных сериях разные роли. В «Морских дьяволах» играет одну из четырех курсанток, которые переводят в отдел к «дьяволам» для подготовки к диверсионной деятельности.

Если идти дальше по списку сериалов криминально-розыскной направленности, то стоит отметить участие ее в «Дознавателе» и «Двое из ларца», эпизодические роли в сериалах «Фаворский», «Старые дела», «Еще не вечер» (2009 года), «Военная разведка. Западный фронт». А еще Татьяна постоянно снимается в проектах «Расписание судеб», «Братья», «Версия», «Отступник».

Кроме этого направления, Татьяна Шахматова также принимает участие в съемках телепроектов исторической направленности. Среди них стоит отметить «Секретную службу Его Величества» и «Мушкетеров Екатерины».

В общей сложности, за все время начиная с 2002 года, Татьяна Шахматова сыграла порядка 34 ролей в сериалах и фильмах разных жанров.

fb.ru

Татьяна Шахматова — Унесенные блогосферой » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Город потрясло жестокое преступление – молодую семейную пару изощренно убили в собственной квартире: её задушили, его вытолкнули в окно. Перед смертью жертвы заказали на дом шикарный ужин, который остался раскидан по комнате, а входная дверь оказалась открыта. Пара вела активную жизнь в социальных сетях, поэтому в следственном комитете решили дать прочесть весь этот гигантский объём переписки филологу, человеку из научной среды, чтобы найти следы угроз, речевой агрессии, сомнительных связей. Опытному лингвисту тексты и контексты, которые они образуют, могут сказать намного больше, чем простому читателю. Поэтому филологу-эксперту Виктории Берсеневой удалось сделать важные выводы о личностях убитых, и, возможно, это поможет раскрыть преступление, ведь обычное следствие зашло в тупик…

Татьяна Шахматова

Унесенные блогосферой

Несмотря на то, что сцены и персонажи этой книги выдуманы, она базируется на научных фактах и реально существующих характерах.

Все имена и названия вымышленные, прямое соотнесение персонажей и событий книги с реальностью – личное дело каждого.

Глава 1

Те же раки, только лобстер

Мы не просто переписываемся,

мы живем в сети,

пытаясь переписать

свою жизнь набело.

Артем Карапетян, журналист, писатель

Что-то легкое, прерывистое повисло в воздухе, как перья печного дыма над частным сектором в пятницу вечером. Перья расплывались, ловили друг друга за хвост, пока не перемешались в густую серо-синюю массу. Я резко выдохнул, сел на кровати и помотал головой, пытаясь стряхнуть остатки этого серо-синего тумана. Только сейчас, я понял, что это был не сон. Точнее, не совсем сон. Окончательно проснувшись, я теперь разобрал, что серо-синим туманом мне представился мужской бас, монотонно звучащий за тонкой гибсокартоновой стенкой. Кажется, это называется синестезия – цветовой слух. То ли Скрябин, то ли Римский-Корсаков видели свои симфонии в цвете. Мое же видение оказалось более прозаичным. Серо-синим туманом был голос какого-то незнакомого мужика. И что он вообще тут делает в такое время?! Мужик, меж тем, продолжал:

– Да ладно тебе. Почему не хочешь? Быстренько прочитаешь и все. Вообще не вижу проблемы…

– Ш-ш-ш-ш, – зашипел на серо-синего второй голос.

Видимо, они услышали мою возню.

– Каждый писатель мечтает о большом жанре. Разве нет? – снова вступил серо-синий, прилежно понизив громкость, но я все равно различал каждое слово, потому что гипсокартон только создает видимость настоящей стены.

Я окончательно проснулся.

– Ты издеваешься? – возмутился второй голос. – И вообще, чукча не писатель, чукча читатель… А читатель мечтает чтобы минимум слов, максимум пользы.

Второй голос был женским и это, конечно, Виктория. Моя соседка по квартире. Девушка старалась говорить тихо, почти шепотом и следующие несколько фраз я не расслышал, однако через пару секунд она вдруг воскликнула довольно беспардонно:

– Черт, как много-то! Это же две «Войны и мира», как минимум!

– Но у тебя же скорочтение… – пробормотал серо-синий.

– Что случилось? – снова зашептала она, спохватившись.

– Сегодня ночью мужа и жену убили в собственной квартире. Следов взлома нет. Ее задушили. Его – вытолкнули из окна десятого этажа.

Мужчина говорил ровным спокойным шепотом, который никак не увязывался в моей голове с тем, что он говорил. Я уже вновь готов был усомниться, слышу ли все это наяву, и собрался было хорошенько ущипнуть себя под одеялом, но тут снова вступила девушка.

– Прискорбно, конечно. Но при чем тут я? – ее вопрос звучал с неподдельным изумлением.

Значит, все-таки не сон.

– Ты ж филолог! – убежденно констатировал голос.

– Вот именно! – вздохнула она.

Раздался звук отодвигаемого стула. Ее шаги – быстрые и уверенные. Хлопнула форточка. Секунда. Щелчок. Так и есть – она перечеркнула три дня своего героического воздержания, и я почувствовал запах сигаретного дыма.

– Начальству виднее. Мне было сказано подключить филолога. Я пришел к тебе.

– Все в этом мире безумно. Все. Кроме имени Чакраборти Митхуна![1] – выдохнула Вика в пустоту, так как вряд ли собеседник оценил цитату. – Филолог. Это специалист. В области русского языка. И литературы, – продолжила она, разделяя слова. – Я ничего не знаю об убийствах, кроме того, что о них пишут в детективных романах.

Наш утренний гость вряд ли понял, при чем тут Митхун Чакраборти, однако иронию он уловил:

– Виктория Александровна, ты же знаешь, я человек подневольный, так что бери распечатки.

– Распечатки чего? – жалобно отозвалась она.

– Переписки убитых в социальных сетях.

– Да господь с тобой! Филолог-то вам тут зачем?

Голоса замолчали. Я слышал только как она шумно затягивается и так же шумно выдыхает. Едва слышно хрустнул новенький ламинат: гость тоже переместился поближе к окну.

– Но ведь убийство – это по любому лучше, чем следить, кто у кого сюжетик свистнул или разбираться, кто кого дураком обозвал?! – снова заговорил мужчина.

Вопрос сам по себе был поставлен не слабо. Либо товарищу в детстве не читали бессмертное стихотворение Маяковского про то, что все профессии хороши. Либо мужика вконец замордовало начальство и ему стало все равно, что выбор деятельности давно признан неблагородным предлогом для спора.

– Сюжетики и «кто кого обозвал» – это по моей части. Я, черт побери, филолог или кто? А вот убийства – это по вашей. И не надо мне тут огород городить.

Она отреагировала, как я и ожидал, и тишина затопила комнату на несколько секунд.

– Вик, ты так говоришь, как будто это я придумал, – снова начал мужчина с явной досадой в голосе. – Я как генерал сказал…

– А что генерал сказал? – живо перебила она.

Снова молчание. Теперь за мою перегородку проникали только звуки сопения раннего гостя.

– Генерал сказал «черт ногу сломит», – выдохнул он наконец и весомо добавил: – Без пол-литры и без филолога не разобрать.

– Именно о филологе шла речь? – с сомнением уточнила Вика, шумно затягиваясь. – Не о психологе? Не о социологе?

– Еще скажи, о патологоанатоме, – пошутил мужчина, но шутка явно не удалась.

– А это не вы на прошлой неделе назначили сексолого-лингвистическую экспертизу?

– Сексолого-лингвистическую?! Это как? – хохотнул голос.

– Вот мне тоже хотелось бы знать, – ехидно проговорила Виктория. – Журналисты окрестили какого-то чиновника «лицом с нетрадиционной сексуальной ориентацией». Следователям поручили проверить…

– Это сто процентов прокуратура, – довольно засмеялся голос, который, по методу исключения, принадлежал кому-то из работников Следственного комитета. Теперь стало понятно, почему сонное подсознание выбрало для этого голоса серо-синюю гамму: видимо, не зря говорят, что наш мозг умнее нас самих, цвет соответствовал цвету формы следователей нашего славного следственного ведомства.

Поняв, что разговор только начался, а выползать пред очи неизвестного мне следака в одних трусах не хотелось, я нащупал на своем столе ноутбук. Часы показывали только 6:15. Ничего себе у них там спешка! Видимо, убитые муж с женой не простые смертные. Такой вот каламбур: не все мертвые простые смертные. Мда.

Онлайн, естественно, почти никого не было. Во всяком случае, из значимых. Я открыл фейсбук и посмотрел оставленные сообщения. «Голая Эмма Уотсон, Одетт Энейбл или Скарлетт Йохансон?» – спрашивал один из участников группы «философия эротики». Это закрытая группа только для нескольких друзей. Простой треп. В опросе вела Скарлетт. Я скинул комментарий: «тройная порция счастья» и улыбнулся, парни опять назовут меня «дипломатичным пАдонком». На второй вопрос: «Совершал ли кто-нибудь из нас что-то по-настоящему опасное в этой жизни?» уже имелись ответы: «Каждый день добираюсь до универа на маршрутке» и «Ел шаурму на рынке». Парни не слишком откровенничали. Я собирался добавить что-то в том же духе, но разговор за стенкой снова привлек мое внимание: Вика пререкалась с гостем все громче.

– Ну, может, про сексолого-лингвистическую – прокуратура. Зато про толкиенистов точно вы! – безапелляционно заверила она.

– А с толкиенистами что? – удивился мужчина.

– Являются ли почитатели книг Толкиена социальной группой и можно ли их оскорбить по этому признаку…

– И кто к тебе такое направил?

– Эска, – так она сокращала Следственный комитет.

– Социальными группами социолог занимается, даже я знаю, – голос серо-синего окрасился недоумением.

– Мне разъяснили, что Толкиен – писатель, а значит толкиенистами должен заниматься филолог, – со смехом сказала Виктория, но в ее тоне слышалась надежда на то, что товарищ поможет избавиться от этой кулебяки, уже несколько недель висевшей на ее балансе. Значит, чин у перца немаленький.

– Кто разъяснил? Фамилию под определением посмотри, – озаботился перец.

– Какой-то Федяков.

– Услышал, ага.

Это «ага» прозвучало прямо-таки иезуитски, судя по всему, некто следователь Федяков, плохо разбирающийся в сферах ответственности современных гуманитарных наук, попал, как минимум, на выговор. Тем не менее, я не разделял злорадства серо-синего гостя. В нашем мире, который кипит словами, как мировой первобытный бульон кипел зарождающейся жизнью, языковые путаницы сплошь и рядом. Слово играет в мире информационных технологий слишком большую роль. А чем серьезнее роль, тем выше цена ошибки, тем чаще эти ошибки происходят. Путаницы и конфликты, произошедшие при участии слов, разруливала моя соседка за гибсокартоновой стеной, эксперт-филолог Виктория: клевета, оскорбление, вред деловой репутации, сомнительные журналистские расследования, угрозы, речевая агрессия, плагиат и тому подобные неудобные, неправильные, обидные речи и слова. Короче говоря, я и сам во всем этом еще не до конца разобрался и Федякова, залетевшего на выговор, мог только пожалеть. В слове нынче сила. Иначе зачем бы следственным органам понадобился простой филолог, вроде моей соседки?

nice-books.ru

Татьяна Шахматова — биография, список книг, отзывы читателей

Начну с того, что я далеко не фанат детективов. Я, конечно, ценю классику Конан Дойля или Агату Кристи, но вот современники мне как правило не заходят. Причем в своё время я осилила примерно 30 книг Донцовой и иже с ней (в подростковом возрасте я действительно читала все подряд, а родители подруги как раз таким торговали), что наложило специфический взгляд на прочтение подобной литературы. Мало того что книги одного автора похожи друг на друга, так еще и авторов между собой трудно различить.
Эту книгу мне порекомендовали и я все же решилась. И ни о чем не жалею. Не знаю, является ли это спойлером, но концовку вы навряд ли предугадаете, что лично меня безумно радует, поскольку среднестатистические книги подобного жанра “раскалываются” примерно на 20-30% книги.
Мне понравилось, что повествование идет от первого лица, которое не является главным персонажем детективного действа, просто и со вкусом.
Но в качестве самого вкусного, хотелось бы отметить следующие пункты:
Нет безумной погони и нерационального преследования. Главная героиня филолог и она не за кем не бегает. Она думает. Это идет немного в разрыв со среднестатистическими представителями этого жанра, тем не менее это логично и правильно.
Наука. Я математик и немножко физик и ужасно устала от ужасных попыток ввести научные объяснения в ту или иную книгу (любого жанра), а авторы, книги которых я читала в последнее время, этим не просто грешат, но прямо нарушают границы дозволенного. В этом же произведении любые выводы обоснованы и расписаны, причем вполне логично с моей точки зрения и я готова поспорить, что с научной точки зрения профессионала все будет правильно и точно. Меня это не просто радует, я прям вводит в некоторое состояние экстаза.
Стоит ли читать? Да, стоит. Когда мне рекомендовали эту книгу к прочтению, мне сказали, что эта далеко не самая удачная, она первая у автора, следующие лучше. Я точно буду читать дальше!

#играпрестолов

readly.ru

Татьяна Шахматова — Унесенные блогосферой » MYBRARY: Электронная библиотека деловой и учебной литературы. Читаем онлайн.

Город потрясло жестокое преступление – молодую семейную пару изощренно убили в собственной квартире: её задушили, его вытолкнули в окно. Перед смертью жертвы заказали на дом шикарный ужин, который остался раскидан по комнате, а входная дверь оказалась открыта. Пара вела активную жизнь в социальных сетях, поэтому в следственном комитете решили дать прочесть весь этот гигантский объём переписки филологу, человеку из научной среды, чтобы найти следы угроз, речевой агрессии, сомнительных связей. Опытному лингвисту тексты и контексты, которые они образуют, могут сказать намного больше, чем простому читателю. Поэтому филологу-эксперту Виктории Берсеневой удалось сделать важные выводы о личностях убитых, и, возможно, это поможет раскрыть преступление, ведь обычное следствие зашло в тупик…

Татьяна Шахматова

Унесенные блогосферой

Несмотря на то, что сцены и персонажи этой книги выдуманы, она базируется на научных фактах и реально существующих характерах.

Все имена и названия вымышленные, прямое соотнесение персонажей и событий книги с реальностью – личное дело каждого.

Глава 1

Те же раки, только лобстер

Мы не просто переписываемся,

мы живем в сети,

пытаясь переписать

свою жизнь набело.

Артем Карапетян, журналист, писатель

Что-то легкое, прерывистое повисло в воздухе, как перья печного дыма над частным сектором в пятницу вечером. Перья расплывались, ловили друг друга за хвост, пока не перемешались в густую серо-синюю массу. Я резко выдохнул, сел на кровати и помотал головой, пытаясь стряхнуть остатки этого серо-синего тумана. Только сейчас, я понял, что это был не сон. Точнее, не совсем сон. Окончательно проснувшись, я теперь разобрал, что серо-синим туманом мне представился мужской бас, монотонно звучащий за тонкой гибсокартоновой стенкой. Кажется, это называется синестезия – цветовой слух. То ли Скрябин, то ли Римский-Корсаков видели свои симфонии в цвете. Мое же видение оказалось более прозаичным. Серо-синим туманом был голос какого-то незнакомого мужика. И что он вообще тут делает в такое время?! Мужик, меж тем, продолжал:

– Да ладно тебе. Почему не хочешь? Быстренько прочитаешь и все. Вообще не вижу проблемы…

– Ш-ш-ш-ш, – зашипел на серо-синего второй голос.

Видимо, они услышали мою возню.

– Каждый писатель мечтает о большом жанре. Разве нет? – снова вступил серо-синий, прилежно понизив громкость, но я все равно различал каждое слово, потому что гипсокартон только создает видимость настоящей стены.

Я окончательно проснулся.

– Ты издеваешься? – возмутился второй голос. – И вообще, чукча не писатель, чукча читатель… А читатель мечтает чтобы минимум слов, максимум пользы.

Второй голос был женским и это, конечно, Виктория. Моя соседка по квартире. Девушка старалась говорить тихо, почти шепотом и следующие несколько фраз я не расслышал, однако через пару секунд она вдруг воскликнула довольно беспардонно:

– Черт, как много-то! Это же две «Войны и мира», как минимум!

– Но у тебя же скорочтение… – пробормотал серо-синий.

– Что случилось? – снова зашептала она, спохватившись.

– Сегодня ночью мужа и жену убили в собственной квартире. Следов взлома нет. Ее задушили. Его – вытолкнули из окна десятого этажа.

Мужчина говорил ровным спокойным шепотом, который никак не увязывался в моей голове с тем, что он говорил. Я уже вновь готов был усомниться, слышу ли все это наяву, и собрался было хорошенько ущипнуть себя под одеялом, но тут снова вступила девушка.

– Прискорбно, конечно. Но при чем тут я? – ее вопрос звучал с неподдельным изумлением.

Значит, все-таки не сон.

– Ты ж филолог! – убежденно констатировал голос.

– Вот именно! – вздохнула она.

Раздался звук отодвигаемого стула. Ее шаги – быстрые и уверенные. Хлопнула форточка. Секунда. Щелчок. Так и есть – она перечеркнула три дня своего героического воздержания, и я почувствовал запах сигаретного дыма.

– Начальству виднее. Мне было сказано подключить филолога. Я пришел к тебе.

– Все в этом мире безумно. Все. Кроме имени Чакраборти Митхуна![1] – выдохнула Вика в пустоту, так как вряд ли собеседник оценил цитату. – Филолог. Это специалист. В области русского языка. И литературы, – продолжила она, разделяя слова. – Я ничего не знаю об убийствах, кроме того, что о них пишут в детективных романах.

Наш утренний гость вряд ли понял, при чем тут Митхун Чакраборти, однако иронию он уловил:

– Виктория Александровна, ты же знаешь, я человек подневольный, так что бери распечатки.

– Распечатки чего? – жалобно отозвалась она.

– Переписки убитых в социальных сетях.

– Да господь с тобой! Филолог-то вам тут зачем?

Голоса замолчали. Я слышал только как она шумно затягивается и так же шумно выдыхает. Едва слышно хрустнул новенький ламинат: гость тоже переместился поближе к окну.

– Но ведь убийство – это по любому лучше, чем следить, кто у кого сюжетик свистнул или разбираться, кто кого дураком обозвал?! – снова заговорил мужчина.

Вопрос сам по себе был поставлен не слабо. Либо товарищу в детстве не читали бессмертное стихотворение Маяковского про то, что все профессии хороши. Либо мужика вконец замордовало начальство и ему стало все равно, что выбор деятельности давно признан неблагородным предлогом для спора.

– Сюжетики и «кто кого обозвал» – это по моей части. Я, черт побери, филолог или кто? А вот убийства – это по вашей. И не надо мне тут огород городить.

Она отреагировала, как я и ожидал, и тишина затопила комнату на несколько секунд.

– Вик, ты так говоришь, как будто это я придумал, – снова начал мужчина с явной досадой в голосе. – Я как генерал сказал…

– А что генерал сказал? – живо перебила она.

Снова молчание. Теперь за мою перегородку проникали только звуки сопения раннего гостя.

– Генерал сказал «черт ногу сломит», – выдохнул он наконец и весомо добавил: – Без пол-литры и без филолога не разобрать.

– Именно о филологе шла речь? – с сомнением уточнила Вика, шумно затягиваясь. – Не о психологе? Не о социологе?

– Еще скажи, о патологоанатоме, – пошутил мужчина, но шутка явно не удалась.

– А это не вы на прошлой неделе назначили сексолого-лингвистическую экспертизу?

– Сексолого-лингвистическую?! Это как? – хохотнул голос.

– Вот мне тоже хотелось бы знать, – ехидно проговорила Виктория. – Журналисты окрестили какого-то чиновника «лицом с нетрадиционной сексуальной ориентацией». Следователям поручили проверить…

– Это сто процентов прокуратура, – довольно засмеялся голос, который, по методу исключения, принадлежал кому-то из работников Следственного комитета. Теперь стало понятно, почему сонное подсознание выбрало для этого голоса серо-синюю гамму: видимо, не зря говорят, что наш мозг умнее нас самих, цвет соответствовал цвету формы следователей нашего славного следственного ведомства.

Поняв, что разговор только начался, а выползать пред очи неизвестного мне следака в одних трусах не хотелось, я нащупал на своем столе ноутбук. Часы показывали только 6:15. Ничего себе у них там спешка! Видимо, убитые муж с женой не простые смертные. Такой вот каламбур: не все мертвые простые смертные. Мда.

Онлайн, естественно, почти никого не было. Во всяком случае, из значимых. Я открыл фейсбук и посмотрел оставленные сообщения. «Голая Эмма Уотсон, Одетт Энейбл или Скарлетт Йохансон?» – спрашивал один из участников группы «философия эротики». Это закрытая группа только для нескольких друзей. Простой треп. В опросе вела Скарлетт. Я скинул комментарий: «тройная порция счастья» и улыбнулся, парни опять назовут меня «дипломатичным пАдонком». На второй вопрос: «Совершал ли кто-нибудь из нас что-то по-настоящему опасное в этой жизни?» уже имелись ответы: «Каждый день добираюсь до универа на маршрутке» и «Ел шаурму на рынке». Парни не слишком откровенничали. Я собирался добавить что-то в том же духе, но разговор за стенкой снова привлек мое внимание: Вика пререкалась с гостем все громче.

– Ну, может, про сексолого-лингвистическую – прокуратура. Зато про толкиенистов точно вы! – безапелляционно заверила она.

– А с толкиенистами что? – удивился мужчина.

– Являются ли почитатели книг Толкиена социальной группой и можно ли их оскорбить по этому признаку…

– И кто к тебе такое направил?

– Эска, – так она сокращала Следственный комитет.

– Социальными группами социолог занимается, даже я знаю, – голос серо-синего окрасился недоумением.

– Мне разъяснили, что Толкиен – писатель, а значит толкиенистами должен заниматься филолог, – со смехом сказала Виктория, но в ее тоне слышалась надежда на то, что товарищ поможет избавиться от этой кулебяки, уже несколько недель висевшей на ее балансе. Значит, чин у перца немаленький.

– Кто разъяснил? Фамилию под определением посмотри, – озаботился перец.

– Какой-то Федяков.

– Услышал, ага.

Это «ага» прозвучало прямо-таки иезуитски, судя по всему, некто следователь Федяков, плохо разбирающийся в сферах ответственности современных гуманитарных наук, попал, как минимум, на выговор. Тем не менее, я не разделял злорадства серо-синего гостя. В нашем мире, который кипит словами, как мировой первобытный бульон кипел зарождающейся жизнью, языковые путаницы сплошь и рядом. Слово играет в мире информационных технологий слишком большую роль. А чем серьезнее роль, тем выше цена ошибки, тем чаще эти ошибки происходят. Путаницы и конфликты, произошедшие при участии слов, разруливала моя соседка за гибсокартоновой стеной, эксперт-филолог Виктория: клевета, оскорбление, вред деловой репутации, сомнительные журналистские расследования, угрозы, речевая агрессия, плагиат и тому подобные неудобные, неправильные, обидные речи и слова. Короче говоря, я и сам во всем этом еще не до конца разобрался и Федякова, залетевшего на выговор, мог только пожалеть. В слове нынче сила. Иначе зачем бы следственным органам понадобился простой филолог, вроде моей соседки?

mybrary.ru

Татьяна Шахматова «Унесенные блогосферой»: chto_chitat

Я тут недавно была в книжном. Покупать ничего не планировала( в интернете есть почти все), но в итоге приобрела томик обожаемой Луизы Пенни и вот эту абсолютно ранее незнакомую вещь. Уже проглотила.
Предрекаю этому автору успех( хотя чего предрекать-книга вышла уже год назад, и на Литресе больше 30 отзывов), и вот почему: никто ранее не писал( вроде бы?) о экспертизе текстов. Парочка главных героев-детективов достаточно забавная: тетка и племянник, причем сильно внешне похожие и оба- с длинными волосами. «Кухня» мира науки- тоже не так часто описывается в литературе.
А какие названия глав и эпиграфы!
«Дамоклов сандалет», «Огня маслом не затушишь», «Те же раки, только лобстер».
Ну, и конечно, сама основная тема: где есть наша настоящая жизнь — в реале или в виртуале? И действительно ли счастье в удовлетворении всех денежных запросов и красивых селфи в инстаграме? И что на самом деле за этими селфи-счастье ли, даже если муж и жена на своих страничках в сети пишут друг другу только «Любимый» и «Любимая» ? И как с этим связана «страна Немамия» и рождественская сказка о мальчике с обожженными ножками?
Уровень теста неравномерный, но много изящных шуток( на мой вкус), отсылок к большой литературе.
« Все в этом мире безумно! Все. Кроме имени Чакраборти Митхуна!-выдохнула Вика в пустоту, так как собеседник вряд ли оценил цитату».
«А это не вы ли на прошлой неделе назначили сексолого-лингвистическую экспертизу?»
«Желание клиента-закон, желание VIP-клиента- Евангелие».
«Если ты посмотришь внимательнее, то поймешь, что ребенок в зрительном ряду выполняет ту же функцию, что фата или лимузин на свадебных фотографиях. Он должен быть. Без него картинка рушится, поэтому он есть».
«Цивилизованные люди не показывают друг другу пачки долларов-они показывают другое- престижное культурное потребление. Заведомо бесполезное и дорогое провождение времени».
«Усеките мне суффикс!»
» Солдат шел в самоход, прикрываясь лунным светом, окутанный флером грез и мечтаний. «

Кстати, разгадка преступления действительно неожиданна. Но вот задела на продолжение серии , увы, финал не дает(.

P.S.Несмотря на обложку, эротика будет только с юмористическим оттенком.

chto-chitat.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о