Кокурина елена – Елена Кокурина: Есть два основных подхода к проблеме старения — это накопленный набор поломок либо программа, заданная природой | Программы | ОТР

Автор: | 07.04.2021

Елена Кокурина: Есть два основных подхода к проблеме старения - это накопленный набор поломок либо программа, заданная природой | Программы | ОТР

Ольга Орлова: Современная наука только приближается к разгадке тайны старения. Ее механизмы пытаются понять ученые из самых разных областей. Одни проводят сутки в лаборатории, другие превратили в эксперименты свою собственную жизнь. О том, почему до сих пор не удается преодолеть природные барьеры, мы решили спросить по гамбургскому счету автора научно-популярной книги "Бессмертные" Елену Кокурину.

Здравствуйте, Елена. Спасибо, что пришли к нам в студию.

Елена Кокурина: Здравствуйте.

Елена Кокурина, родилась в 1962 году в городе Москве. В 1984 году окончила факультет журналистики МГУ имени Ломоносова, работала научным обозревателем в изданиях "Московские новости", "Русский Newsweek", "Общая газета", "В мире науки", "Scientific American". Координатор международного проекта "Регенерация дыхательных путей и легкого", гранта правительства Российской Федерации "Программа мегагрантов" с 2011 по 2015 год. Вице-президент фонда "Наука за продление жизни". Президент компании "Навигатор. Персональная медицинская логистика". Автор научно-популярных книг "Наталья Бехтерева. Код жизни", "Мегагрант", "Бессмертные".

О.О.: Елена, в издательстве "Бослен" вышла ваша новая книга "Бессмертные" о тех, кто приблизился к разгадке тайны старения. Как я понимаю, в основе этой книги вообще лежит такая главная серьезная проблема для многих ученых, да и не только ученых, а просто людей, для всех нас – это как преодолеть эту тайну старения, почему человек стареет и почему мы ничего пока не можем с этим сделать. И герои этой книги – люди разных стран, разных национальностей. Здесь есть и российские ученые, есть те, кто покинул Россию, работает за рубежом, есть американцы и европейцы. Но все они так или иначе думают о том, как преодолеть эту тайну старения. Почему вы решили написать эту книгу и собрать их всех вместе?

Е.К.: Потому что в течение последних 10 лет я общалась с этими людьми по роду моей работы в фонде "Наука за продление жизни". И мы участвовали в разных конференциях. С другой стороны, для меня это была прекрасная возможность как научного журналиста одновременно с ними беседовать, общаться и записывать интервью. И постепенно я начала задумываться о том, как вообще выглядит это сообщество в науке сегодня. Потому что эта книга не о том, как жить дольше. Эта книга о том, кто и на каком уровне занимается сегодня проблемами продления жизни и в науке, и в общественной жизни, и, может быть, немного в коммерции. Потому что эта область как научная еще не сформировалась.

О.О.: То есть люди, которые занимаются проблемой старения, приходят с разной мотивацией, у них есть какие-то разные импульсы, чтобы начать этим заниматься. Действительно, когда я читала книгу, там же есть и медики как медики, и там есть бизнесмены, и очевидно, что у них какие-то разные причины, почему они об этом думают. Но вы бы как описали мотивацию этих людей? Это вообще проблема богатых?

Е.К.: Я бы разделила этот вопрос на два. Мотивация самих исследователей или тех, кто вовлечен в эту область, а они вовлечены так или иначе. Если они не исследователи, значит это те люди, которые хотят, чтобы эти исследования были продолжены, хорошо финансировались и так далее. И мотивация тех людей, которые являются объектом или возможным объектом этих достижений. Вот это два разных вопроса.

О.О.: Давайте сначала поговорим про тех, кто ведет исследования.

Е.К.: Это будет ответ на ваш второй вопрос.

О.О.: Да. Кто хочет разгадать именно загадку старения с научной точки зрения.

Е.К.: Именно эта их мотивация меня и заинтересовала. Поэтому я и написала эту книгу. Потому что она очень разная. Мало того, я могу сказать, что здесь есть исследователи очень разных областей. Они собраны в книге не потому, что это такой рейтинг. Когда у меня некоторые читают, говорят: "А почему здесь того нет, такого-то?". И я объясняю, что здесь есть те, кого я наблюдала в жизни. И эта книга является, несмотря на то, что она вышла в издательстве "Бослен" в серии "Пульс времени", а серия "Пульс времени" предполагает, что это реальные герои, которые действуют под своими именами. Но, в общем-то, я все это переработала внутренне и создала для них некий сюжет, чтобы они в этой книге оказались в каком-то environment, мною созданном.

О.О.: Художественное пространство, которое вы сами и создали.

Я бы назвала свою книгу "Бессмертные" документальным фэнтези 

Е.К.: Я бы назвала его, несмотря на то, что там написано, что это документальный роман, до романа это все-таки немножко не дотягивает, но документальное фэнтези – такая противоречивая форма. С одной стороны, все, что здесь написано – абсолютная правда. Это существует в реальности. А, с другой стороны, когда не то что считаешь, я не знаю, удалось ли мне это передать, но когда я видела все это, мне казалось, что я нахожусь в каком-то нереальном мире, потому что настолько мы многого не знаем о том, что делается, о том, что происходит в этой области. И мотивация этих людей, исследователей очень разная. Некоторые из них вообще говорят, что они не занимаются никаким старением. Они занимаются исследованием генов, белков, возможностями генной инженерии, исследованием теломер на фундаментальном уровне – много чем. И они говорят: нет, наши исследования к старению вообще никакого отношения не имеют. Мы занимаемся только фундаментальными вещами, мы ученые.

И когда мы задаешь вопрос "Хорошо, а к чему ведут эти исследования?", они говорят: "Ну, это уже не наши проблемы". Или ученые-медики, которые работают в области наук о жизни. Они занимаются исследованиями рака или преодолением этой проблемы, поиском решения. Чем он занимается? В общем-то, продлением жизни он занимается в конечном счете. Потому что если…

О.О.: Вы хотите сказать, что они ведут исследования в этом направлении, но они так это не осознают и не ставят себе таких стратегических задач?

Е.К.: Часть из них. Безусловно. И сейчас это около 50 разных путей. И вот эти люди представляют каждый свой путь.

О.О.: А среди тех людей, которые все-таки это делают сознательно, которые не боятся того, чтобы их причислили к антиэйджинговому движению.

Е.К.: Шарлатанам каким-нибудь. Будем вещи называть своими именами.

О.О.: Да, потому что, конечно, как я понимаю, в основе этого опасения, когда фундаментальный ученый пытается заниматься этой темой, то есть устойчивое такое мнение, что это просто шарлатанство, это манипуляция общественными проблемами и страхами. Тем не менее, те, кто не боится этого, те, кто готов публично заявить: да, я хочу решить проблемы старениями теми способами, которые у меня есть – либо это мои интеллектуальными знания, либо это мои деньги, либо это мои организаторские способности. Среди этих людей что у них лежит в основе их действий? Почему они? Вы поняли, это очень счастливые люди, которые хотят, чтобы счастье длилось дольше?

Исследователи, которые в лаборатории ставят эксперименты, с моей точки зрения, по определению счастливые люди 

Е.К.: Вы знаете, они с психологической точки зрения тоже разные люди. Если мы говорим об исследователе, который в лаборатории работает, ставит эксперименты, то они, с моей точки зрения, по определению счастливые люди. Я встречаю – мне кажется, что исследователь, который работает в области life sciences, в биологии – это действительно счастливый человек. Они таковыми себя ощущают, потому что они занимаются большой наукой. И вот это занятие наукой делает их счастливыми. Их не делает счастливыми осознание того, что они решают загадку продления жизни или загадку старения. Их делает счастливыми то, что они вообще решают некую загадку природы.

О.О.: А если это не исследователи?

Е.К.: А вот если это не исследователи, то здесь есть очень большие противоречия. Например, я вижу людей, которые стремятся, допустим, сами использовать то, что, например, накоплено сегодня наукой, ты уже можешь… Они не только вкладывают деньги, они не только устраивают эту область, как-то пытаются ее организовать, но они сами пытаются что-то сделать, уже использовать это как-то для себя. И вот заигрываются до такой степени, что забывают самые главные вещи, сиюминутность момента, счастье, удовольствие сегодняшнего дня. Я так это видела. Они не видят, что вокруг тебя сегодня океан или море. Они считают не просто калории. Это уже далеко вчерашний день, как они говорят. Они считают эту сложную химическую азбуку своего организма, высчитывают…

О.О.: У меня тоже создалось такое впечатление от некоторых героев вашей книги.

Е.К.: И хочется его спросить. Да, я именно это хотела показать. Эта книга не для того, чтобы пропагандировать достижения и пропагандировать возможную продолжительность жизни в 150 лет, как некоторые… Это книга – показать, что сегодня реально происходит. Меня интересует человек, объект этого – человек.

О.О.: И вот как раз некоторые герои по-человечески вызывают, конечно, недоумение. То есть когда вы описываете некоторых героев… Мы не будем читателям называть, пусть откроют книгу.

Е.К.: Пусть откроют. Это реальные люди.

О.О.: И увидят этих реальных людей, которые живут по очень строгому расписанию, отказывают себе в этом, в этом. И хочется спросить: а вы так собираетесь жить 150 лет? Но зачем так? В чем смысл? А кайф в чем этой жизни?

Е.К.: Хочется спросить: не теряешь ли ты то, что происходит сейчас с тобой? Действительно хочется спросить. Но, вы знаете, у них есть на это ответ. Поскольку, если мы журналисты и научные журналисты, то у нас не должно быть каких-то собственных догм, мы должны пытаться получше понять людей, понять процессы и подумать о том, что, возможно, мы чего-то уже в силу своего возраста или своих знаний или не понимаем, или не знаем. Вот так я себя спросила. Эти люди в основном относительно молодые, между 30 и 40 годами, успешные бизнесмены, которые организовали какие-то компании. Они трудоголики, работают по 25 часов в сутки. В данном случае на этом поприще.

И у них совершенно другой подход к жизни. И я потом оглянулась вокруг и посмотрела, что я вижу много таких людей, даже не увлеченных продлением своей жизни. Но они живут точно так же. Может быть, теряют какую-то с нашей точки зрения, с моей точки зрения, радость сегодняшнего дня, а, возможно, они получают удовольствие от этих арифметических расчетов. Это другая психология. Надо к ней просто присмотреться.

О.О.: И, безусловно, это другая система ценностей.

Е.К.: Да, безусловно.

О.О.: Возвращаясь к тем исследователям, которые пытаются решить разгадку старения, вы уже неоднократно говорили, и в книге это подчеркивается, что все подходят к этой тайне разными путями. Давайте для наших телезрителей сформулируем сейчас хотя бы несколько основных проблем, которые уже в научном сообществе признаны как важнейшие с точки зрения механизма старения. Что нам нужно решить, какие конкретные задачи, чтобы понять, как все-таки стареет человек.

Один из подходов к проблеме старения - в том, что это как набор поломок в организме. Человек живет, поломки на уровне ДНК, на уровне мутаций накапливаются. И из-за этого происходит старение  

Е.К.: Первое – это существует два разных подхода вообще гипотезы к тому, почему человек стареет, откуда оно берется. И здесь исследователи делятся на два лагеря. Причем, один лагерь более многочисленный, а другой менее многочисленный. Первые воспринимают это как набор поломок в организме. Человек живет, поломки на уровне ДНК, на уровне мутаций накапливаются. И из-за этого происходит старение. Если эти поломки вовремя чинить или что-то делать, то можно вывести человека на другой уровень орбиты, он еще тоже столкнется с новыми поломками, а наука в это время уже что-то еще придумает, снова чинить. И так не то, чтобы до бесконечности, но до какого-то качественного рывка, который будет, возможно, когда-то, когда можно будет решить эту проблему.

О.О.: То есть если говорить о поломке ДНК, то здесь…

Е.К.: Не только ДНК. Здесь генетические мутации. Это разного рода поломки. И на уровне физиологии тоже.

О.О.: То есть это, получается, инженерные задачи для генных инженеров?

Е.К.: Не только. Потому что у нас есть геном, метаболом, протеом – на каждом этом уровне должны быть свои задачи. Кто-то меняет глубокую настройку, кто-то меняет функциональную настройку организма. Все вкупе. Но это именно инженерные задачи. И поэтому стратегия SENS, которую Обри де Грей сформулировал, но он аккумулировал многие исследовательские мнения. Она и называется "Победа старения инженерными методами". И вторая история – что это программа, что она задана природой, и поэтому совершенно по-другому нужно подходить к ее решению. И программу эту нужно просто отменить или переделать, перепрограммировать человека на другую программу. Таких ученых меньше.

О.О.: Это биоинформатики?

Е.К.: В том числе биоинформатики. Но этих людей очень мало. Но теоретически, концептуально, на уровне гипотез об этом ведутся разговоры. Теоретики в данной области, биологи-теоретики, которые эти гипотезы всерьез рассматривают. Но превалирует вот этот биоинженерный подход – накопление поломок.

О.О.: А если говорить про механизм починки, у нас же некоторые детали изнашиваются в организме, а мы их чиним. Ведь у вас предыдущая книга "Мегагрант", которая тоже вышла в издательстве "Бослен", она была посвящена как раз конкретному проекту по искусственной трахее и замене органа, который вышел из строя (трахея) у людей искусственной трахеей. Вот этот подход… Если у нас что-то ломается, а мы, как автомобиль, чиним и чиним.

Е.К.: Это самый примитивный, самый сиюминутный подход. Потому что починка, то, о чем я говорила сейчас – это гораздо более тонкие вещи.

О.О.: Починка ДНК и починки ноги, руки или трахеи – это, конечно, совершенно разные…

Е.К.: А здесь это то, что дает возможность человеку… Это чисто, мне кажется, в большей степени решенная медицинская задача на сегодняшний день. Это придет в клинику и не является уже такими фундаментальными теоретическими работами.

О.О.: А тогда каким образом с проблемой старения связана проблема онкологии? Один из героев вашей книги Андрей Гудков, известный ученый… Он ученый и при этом еще такой предприниматель.

Е.К.: И врач еще к тому же.

О.О.: Он известный ученый, известный врач, разработчик лекарств. И вот теперь в этой книге он оказался в этом интеллектуальном комьюнити тех, кто пытается решить разгадку старения. Как исследования рака связаны с этой проблемой?

Е.К.: Рак считается сегодня возраст-зависимым заболеванием, то есть он связан с возрастом. Помимо всего прочего.

О.О.: То есть это уже для нас сигнал? Если заболевание связано с возрастом, значит…

Е.К.: Поэтому в этом комьюнити оказались в том числе многие другие исследователи, которые занимаются болезнью Альцгеймера, другими нейродегенеративными процессами, диабетом II типа, например – все они входят в это комьюнити, если немножко глубже начинают копать, искать механизмы возникновения вот этих заболеваний.

О.О.: То есть вопрос стоит так: что нужно понять? Что же происходит в организме такого, что запускает диабет, онкологические опухоли и так далее?

Е.К.: Да. Но поскольку рак является главным в этом смысле, помимо сердечно-сосудистых заболеваний, убийцей, то к нему, во-первых, приковано внимание, а, во-вторых, разгадки, почему организм переходит на такую другую программу, пока до конца нет. Для каких-то опухолей есть.

О.О.: А ведь это же речь идет о программе, о другой программе, когда клетки начинают бешено делиться и не слышат.

Если проблема рака будет решена, то это автоматически, как сейчас считается, продлит жизнь человеку

Е.К.: Как раз Андрей Гудков считает в том числе. И поэтому, с одной стороны, решив проблему, если проблема рака как заболевания будет решена, то это автоматически, как сейчас считается, никто не знает, что вместо него появится, это я уже от себя прибавляю, но, как сейчас считается, что это, в общем, продлит жизнь человеку, безусловно.

Но вторая проблема, которой занимается Гудков – это вообще механизм старения клетки, то есть отдельной клетки. Механизм смерти клеток в организме. И в этом смысле это немножко такая вторая линия его исследований. А я бы еще процитировала бы его, и не только его, а и других исследователей, которые занимаются, отвечая на ваш вопрос. Как только мы пытаемся решить проблему старения с любого ее конца, мы сразу упираемся в рак. То есть они неразрывно связаны. И как они фундаментально связаны – вот это в том числе область его исследований уже как фундаментального ученого. Это очень интересная область действительно. И как это будет… Одно дело – разрабатывать лекарства для конкретных видов. И здесь уже это к медицине приближается. И другая линия – это на фундаментальном уровне смотреть, как это все устроен.

О.О.: Да, действительно понять, что же происходит с организмом, если у него возникает такой ответ. То есть как только мы пытаемся заставить себя жить дольше, выясняется, что у нас есть какие-то механизмы, которые этому сопротивляются. Они говорят: нет.

Е.К.: Возможно, так.

О.О.: То есть так не пойдет. И это, конечно, действительно, фундаментальный вопрос, ответ на который все мы будем ждать.

Е.К.: Это загадка. И вы говорите о мотивации. Ну как можно ученого удержать от попыток узнать это, решить эту загадку? Возможно, не воздействовать, но узнать ответ на вопрос "почему?" – настоящего ученого ты никогда не остановишь. В книге глава о двух замечательных ученых – Вере Горбуновой и Андрее Силуанове, они занимаются…

О.О.: Это пара, которая покинула Россию, и они переехали в США.

Е.К.: Да. В возрасте 20 лет уехали в США. И они уже работают как совершеннейшие американцы. Но дело не в этом, а дело в том, что они занимаются голым землекопом.

О.О.: Знаменитым голым землекопом, который обошел все социальные сети.

Е.К.: Именно. Но в чем его уникальность? Это в том, что его видовые родственники живут около 2 лет, а он живет около 30 лет. И, естественно, он всегда вызывал…

О.О.: Зависть мышей-полевок.

Е.К.: Зависть мышей-полевок, а у ученых – огромный интерес. Этих землекопов изучали в разных лабораториях. И Вера и Андрей обнаружили, что у этих землекопов существует противораковый механизм. Они не болеют раком.

О.О.: Кто бы мог подумать, что в этом маленьком сморщенном таком существе заключено, может быть, наше спасение?

Е.К.: Так это было сразу заявлено, не ими, конечно, а они очень скромно, досконально копают и копают. Но, естественно, пресса и все…

О.О.: Где они находят столько землекопов?

Е.К.: Землекопы поступают из Африки. Но сейчас уже где-то разводятся. В общем, короче говоря, с землекопами тоже проблема, как они мне рассказывали. Непросто их… Но сейчас она вроде бы как решена. Много землекопов не нужно, потому что живут они долго. Мыши-то два года. А у тебя есть землекоп, он у тебя живет 30 лет, и ты можешь с ним заниматься. Может, он тебя переживет.

О.О.: Для ученого это большое везение.

Е.К.: И они опубликовали статью в журнале "Nature" о том, каков этот механизм.

О.О.: Скажите, пожалуйста, Елена, а изменился ли ваш личный образ жизни, после того как вы 10 лет пообщались с людьми, которые бегают, принимают специальные препараты, ограничивают себя в еде и прочих разных радостях?

Е.К.: Я могу сказать, что, начиная заниматься этим, у меня все равно был некий внутренний подход к тому, что нужно жить долго, и самое главное – быть здоровым. Он не очень то сильно изменился. Но сейчас я какие-то вещи делаю более осмысленно, потому что я понимаю на каком-то уровне механизмы, почему это происходит. Это мне помогает.

О.О.: Что конкретно?

Чтобы отсрочить старение, надо двигаться и думать 

Е.К.: А так могу сказать две вещи. Для меня это движение физическое, никогда не останавливаться. То есть я пытаюсь следить за физической активностью, и самое главное – это доставляет мне удовольствие. И движение умственное – никогда не прекращать заниматься умственным трудом. Но это уже я почерпнула от другого человека.

О.О.: Двигаться и думать.

Е.К.: Да, двигаться и думать.

О.О.: Спасибо большое. У нас в программе была научный журналист, автор книги "Бессмертные", президент компании "Навигатор. Персональная медицинская логистика" Елена Кокурина. 

otr-online.ru

Читать онлайн книгу Мегагрант - Елена Кокурина бесплатно. 1-я страница текста книги.

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 11 страниц)

Назад к карточке книги

От автора

Предисловие

2008. Клаудиа

Глава 1

2009-2010. Жадыра

1

2

3

4

5

6

Глава 2

2011. Мистер Бейен

1

2

3

4

5

Глава 3

2011. Крис

1

2

3

4

5

6

7

Глава 4

2012. Юля и Саша

1

2

3

4

5

6

Глава 5

2012. Юля и Саша

1

2

3

4

5

6

7

8

Глава 6

2012-2013. Ханна

1

2

3

4

Глава 7

2013. Юля, Саша и другие

1

2

3

***

Глава 8

2014. Пациент

1

2

3

Эпилог. 2015

Трансплантология: как все начиналось

Регенеративная медицина: новейшая история

Словарик терминов

Елена Кокурина. Мегагрант

Документальный роман

УДК 821.161.1 ББК 84(2Рос=Рус)6-4 К59

Дизайн серии П.К. Бема

Научный редактор – Р.В. Деев, директор по науке Института стволовых клеток человека

Кокурина Е.В.

К59 Мегагрант: [Документальный роман] / Елена Кокурина. – М.: Бослен, 2015. – 240 с.: ил.

ISBN 978-5-91187-241-0

Документальный роман Елены Кокуриной «Мегагрант» посвящен важнейшему направлению в современной науке – созданию органов для пересадки человеку. Герой книги, известный итальянский хирург и ученый, приезжает работать в Россию, где открывает новую лабораторию. Книга известного журналиста – первая в новой серии «Пульс времени». Это история, которая творится сегодня, сейчас, и у читателя есть уникальная возможность участвовать в ней. Сюжет жизни непредсказуем и захватывает с первых страниц. В нем ничего нельзя ни изменить, ни поправить. Как нельзя и остановить «Пульс времени».

УДК 821.161.1 ББК 84(2Рос=Рус)6-4

ISBN 978-5-91187-241-0

© Кокурина Е.В., 2015

© ООО «Бослен», издание на русском языке, оформление, 2015 © Джим Карлсон, фотография на переплете, 2015

В книге использованы фотографии из архивов Краснодарской краевой клинической больницы № 1 им. Очаповского; Кубанского государственного медицинского университета; Благотворительного фонда «Наука за продление жизни»; OSF Saint Francis Medical Center (Jim Carlson, Photographer)

Посвящается всем героям этой книги. КАЖДЫЙ, чье имя упомянуто здесь, преодолел барьер на пути к прорыву. Кто-то – внешний, кто-то – внутренний, но и то и другое – настоящий подвиг.

От автора

Эта книга – реальность, в ней под своими собственными именами действуют реальные герои и происходят реальные события. Ее сюжет придуман жизнью, и моей задачей было изложить его. Но не просто изложить в форме дневника, а выделить главное и заострить внимание на проблемах, поставленных жизнью. А они уже выходят за рамки этого сюжета, как и мои собственные размышления и оценки, которые, конечно, в какой-то степени субъективны.

Я благодарна судьбе, давшей мне шанс оказаться причастной к описываемым событиям и главное – встретить моих героев. Это удивительные люди – прекрасные, смелые, умные, которыми можно по-настоящему восхищаться. Они пытаются сделать и делают гораздо больше, чем другие сделали бы на их месте. Они не боятся ответственности, и благодаря этому им удается спасать жизнь многим людям. Но они не всесильны, и поэтому не все в этой книге происходит, как каждому из нас хотелось бы. Как и в жизни.

Есть одно обстоятельство, которое наполняет меня оптимизмом: когда читатель перевернет последнюю страницу книги, ее действие будет продолжаться...

Предисловие

2008. Клаудиа

Паоло Маккиарини ехал на мотоцикле по скоростной магистрали в сторону Барселоны, получая удовольствие от скорости и ветра и еще от того, что слева от него, почти вровень, ехала машина с телеоператором. Камера «вела» Паоло прямо от его нового дома в пригородном Кабрилсе до университетской больницы.

Он шел к этому моменту много лет, меняя страны, университеты, лаборатории, клиники, осваивая новые области, всегда на скорости, не зная границ. И наконец добился чего хотел, – стал первым. Несколько дней назад его пациентка, Клаудиа Кастильо, заявила на весь мир, что обязана профессору Маккиарини не только вновь обретенной способностью дышать и говорить, но и счастьем снова видеть своих детей. Не просто видеть их, а еще и вернуть право опеки, утраченное из-за инвалидности.

Так всегда происходило с Паоло: у него не получалось решать чисто медицинскую задачу, в процессе ее решения он оказывался в самой гуще жизненных ситуаций и проблем, которые она влекла за собой, и приходилось до конца распутывать этот клубок, чтобы задача обрела полноценное решение.

К этому моменту он сделал сотни разных хирургических операций. «Я могу оперировать все, кроме головы», – говорил он без тени иронии; так оно и было. Но роль лишь хирурга-практика, работающего руками, его не устраивала, он хотел получить возможность управлять организмом, влиять на процессы, происходящие внутри человеческого тела. И задался целью вырастить орган.

Он придумал, как это сделать, уже давно, когда только начал проводить трансплантации донорских органов. Самому ему было невыносимо долгое ожидание чего-то, также он с трудом мог смириться с тем, что его пациенты должны были ждать. Месяцами ждать подходящего донорского органа, находясь на грани жизни и смерти. Будучи торакальным хирургом, он чаще имел дело с трахеей – дыхательным горлом. Заменить ее, как это ни странно, технически было гораздо труднее, чем сердце или легкое. И нуждающихся в этом больных было достаточно много – не избалованные официальной статистикой, затерянные по всему миру люди, у которых «дыхательная трубка» разрушилась из-за длительного пребывания на «искусственном дыхании» после тяжелых травм и аварий либо была поражена неоперабельной раковой опухолью.

Единицам удавалось получить донорскую трахею взамен разрушенной и таким образом избавиться от ужасного отверстия в горле, свистящего шепота, постоянного недостатка кислорода, опасности внезапного кровотечения, но даже после этого жизнь не была полноценной. Так называемые иммуносупрессоры – лекарства, подавляющие иммунитет и предотвращающие отторжение чужого органа, отравляли ее, обрекая на инвалидность. И вот именно «инвалидность» оказалась для Паоло ключевым словом, сигналом к старту.

Трахея Клаудии Кастильо к моменту, когда эта тридцатилетняя, статная и жизнерадостная, несмотря на свою болезнь и увечье, колумбийка оказалась в отделении у Паоло в барселонской клинике, была полностью разрушена из-за последствий туберкулеза. «Трансплантация – единственный выход», -сказал он ей. Как обычно в разговоре с пациентами, он подробно и терпеливо объяснил ей все детали и последствия. Сам факт трансплантации Клаудиа восприняла относительно спокойно. Беспокоило ее другое. «Донорский орган и необходимость пожизненно принимать лекарства против его отторжения официально сделают меня инвалидом, и тогда я могу потерять детей», – сказала она.

И он со всей тщательностью принялся разбираться в ее ситуации. Впрочем, делал он это охотно – с одной стороны, Паоло всегда интересовался семейными отношениями, жизненными обстоятельствами окружающих. Но не только: «Жизнь – это главное, без нее нет медицины», – любил он повторять, поучая занудных интернов, которые не отрывались от результатов тестов и томограмм.

Муж-испанец бросил Клаудиу из-за ее болезни. Суд отдал ему временную опеку над детьми, но Клаудиа выкарабкалась и начала бороться за свои права. Однако закон был суров: даже после трансплантации донорского органа, она все равно будет считаться неспособной заботиться о детях.

Значит, выход один – орган должен быть свой. И Паоло решил, что пришел час воплотить в жизнь давно вынашиваемую дерзкую идею. Донорскую трахею надо очистить от всех клеток и генетического материала, указывающих на принадлежность другому человеку, прежнему «хозяину», оставив

лишь безликий каркас. Каркас заполнить клетками Клаудии и пересадить ей ее собственный (!) орган. Он уже не раз проделывал это в лаборатории на животных. Но здесь совсем другое – то, что он собирался сделать, до сих пор не удавалось никому Однако Паоло был совершенно спокоен. Абсолютно уверен, что все удастся, если, конечно, не помешают все те же «житейские» обстоятельства. Жизнь требует нового, но никогда не бывает к этому готова. Люди никогда не бывают готовы, не говоря уже о правилах и законах. Но Маккиарини был не из тех, кто стремился добиться результата ценой нарушения закона, проводя эксперименты в подпольных лабораториях. Результат сам по себе ему не был нужен. Он должен был добиться всего ОФИЦИАЛЬНО, чтобы быть официально первым.

Он учитывал основную трудность: столь сложную технологическую задачу нельзя осуществить в одном месте. Но многолетняя работа в разных странах сослужила Паоло неоценимую службу – везде были люди (не друзья, но те, кто искренне восхищался им), готовые сделать свою часть. И Маккиарини придумал схему: пациентка находится в Барселоне, именно там все должно начаться (с забора у нее костного мозга для получения стволовых клеток) и там же счастливо завершиться (трансплантацией). Работа над донорской трахеей – ее «обесклечивание» и создание каркаса – происходила в Италии. Затем каркас был отправлен в Англию, в Бристоль, куда также доставили клетки, выделенные из костного мозга Клаудии, и где была выполнена обработка – «засеивание» каркаса. Но это еще не все: чтобы клетки прижились в своем новом «доме», конструкцию нужно было выдержать в специальном приборе, биореакторе. Устройство представляло собой цилиндр, в котором как раз помещалась трахея и внутри которого поддерживалась определенная температура

и влажность, а кроме того – создавалась слабая вибрация: так клеткам легче было прикрепиться к каркасу и проникнуть в его поры.

Биореактор специально изготовили в Италии и тоже отправили в Бристоль. Каркас с клетками находился в таком «инкубаторе» четыре дня, после чего его можно было отправлять в Барселону. Час пробил! Операция была назначена на следующий день – ждать нельзя, иначе трахея с клетками погибнет. И вот в самый последний момент случилась загвоздка: пилот Британских авиалиний отказался принимать на борт, несмотря на все сопроводительные документы, непонятный предмет, который не являлся донорским органом, да к тому же находился внутри странного прибора. Он затребовал дополнительные бумаги.

Первая в мире успешная трансплантация созданного in vitro биоинженерного эквивалента трахеи

Получить их было можно, но уже на другую трахею, проделав всю работу заново. Паоло колебался: ждать, опять ждать, черт возьми! С другой стороны, основные официальные разрешения на операцию есть, дело только в конкретном пилоте конкретного самолета. Просто нужен самолет... частный, тогда не потребуется дополнительных документов на перевозку. Все эти размышления заняли не более десяти минут, и вот уже спустя час самолет найден и зафрахтован за собственные деньги. Паоло сам себе удивлялся: ведь он был совсем не из тех ученых, которые готовы жертвовать собственным состоянием, и даже небольшой его частью, чтобы продвинуть научные эксперименты. Но тут был особый случай, ЕГО случай, когда останавливаться было нельзя.

Сама трансплантация не была для него такой трудной, как серия последующих судов, где он доказывал, что внутри тела его пациентки – собственный орган, и с медицинской, и с юридической точки зрения. А значит, она вправе требовать возвращения опеки над детьми. Выступая перед судьями, подбирая аргумент за аргументом, он прекрасно осознавал, что борется не только за счастье Клаудии (хотя был сентиментальным и даже искренне прослезился, когда судья вынес положительное решение) – его победа означала научную победу, признание рождения совершенно новой отрасли, где он был в числе пионеров. Тогда, в 2008 году, он победил. Но потом были серьезные реванши со стороны противников, конкурентов, науки, жизни. До сих пор эта борьба продолжается.

Глава 1

2009-2010. Жадыра

1

Новость о чудодейственном преображении Клаудии Кастильо обошла все мировые агентства спустя полгода после операции, когда Клаудиа уже достаточно окрепла и вернулась к нормальной жизни. Но гораздо важнее всех журналистских восторгов была научная публикация в самом престижном международном медицинском журнале «Ланцет» Это стало настоящей бомбой в научном мире. Причем большинство экспертов были настроены скептически, выражали сомнения, что орган действительно окончательно сформируется и сможет функционировать хотя бы несколько лет. Но факт оставался фактом – до трансплантации Клаудиа перенесла множество операций, и к моменту, когда Паоло взялся за ее случай, доктора расписались в своем бессилии. Ей оставалось только угасать – быстрее или медленнее, постепенно теряя способность дышать, двигаться, жить. Так что бурные научные дискуссии касались скорее совершенства и перспективности самого метода, нежели конкретного случая с данной конкретной пациенткой.

Отголоски этой дискуссии проникли и в Россию. Однако в нашем научном мире публикация в «Ланцете» тогда заинтересовала немногих. В этом убедились мы, сотрудники благотворительного фонда «Наука за продление жизни», пытаясь получить хоть какие-то комментарии. После бесплодных попыток президент фонда Михаил Батин, сидя в маленьком пыльном офисе, выходящем окнами на Ленинский проспект, и глядя на монитор, где был изображен профессор Маккиарини с его пациенткой, изрек:

– Всегда лучше действовать. – Это относилось и к Паоло, и к нему самому.

Миша создал фонд на собственные деньги и пытался убедить всех окружающих, что долголетие является самой важной, наиважнейшей задачей, очень удивляясь при этом, почему окружающие (не только власть, депутаты, бизнесмены, но даже многие его друзья) этого не понимают. Но так же, как и Паоло, Миша не признавал границ и считал, что нет ничего невозможного.

– Это наш человек, – продолжал он говорить, как будто бы сам с собой, и вдруг, без перехода: – Вам, Лена, надо к нему ехать.

Это относилось ко мне. В тот момент я работала научным журналистом и помогала Мише в фонде.

–Я могу поехать как журналист, взять у него интервью...

– Нет, – перебил он меня. – Это конечно, можно, но главное – вы должны привезти его в Россию.

– ???

– Для начала пусть станет нашим экспертом, покажите ему первый вариант дорожной карты, пусть дополнит, поправит, постепенно втянется. Он ведь – один из первых в этой области, должен заинтересоваться.

Дорожная карта регенеративной медицины, над которой мы работали уже несколько месяцев, представляла собой, если ее распечатать, полотно размером с большой обеденный стол, где подробно, в виде многоступенчатой схемы, были обозначены все возможные методики данной области, в каких направлениях надо работать, чтобы эти методики внедрить, вспомогательные отрасли, их задачи, задачи, стоящие перед юристами, политиками, чтобы отрасль развивалась... Отрасль, которая на тот момент была представлена в мире несколькими учеными-практиками, такими, как Паоло, и несколькими десятками экспертов, обладающих теоретическими знаниями, которые и помогали нам конструировать карту.

– Через пару лет цены ей не будет, – говорил Миша. – Самое трудное – это планирование. Когда Минздрав спохватится, у нас уже будет что предложить.

Миша решил, что электронный вариант карты в случае с Маккиарини не сработает.

– Надо привезти ему постер, пусть повесит у себя в кабинете.

На электронное письмо с просьбой о встрече Маккиарини откликнулся довольно быстро. Я все-таки представилась прежде всего научным журналистом и уже во вторую очередь, – сотрудником фонда, интуитивно чувствуя, что сейчас ему нравится внимание прессы, и он скорее готов рассказывать о своем достижении, нежели включаться в сомнительную для него долгосрочную умственную работу. Так и вышло.

Встречу он назначил в крохотном кабинете барселонской университетской клиники. Комната была открыта, и в ожидании хозяина я оценивала, поместится ли наша карта хотя бы на одной из стен. Маккиарини появился с двадцатиминутным опозданием – загорелый красавец в шортах и с мотоциклетным шлемом в руке. «Зачем этому плейбою наша карта?» – подумала я. Он не производил впечатления интеллектуала, вообще человека глубокого. Но это только на первый взгляд. Обманывала его внешность – генетика многих поколений уроженцев Средиземноморья компенсировала возраст (выглядел он намного моложе своих пятидесяти) и маскировала следы сложной внутренней работы.

Он был очень приветлив и вежлив, хотя довольно вяло отреагировал на карту и мои объяснения, для чего это нужно. Скатал постер, поставил в угол, обещав подумать над комментариями. Слегка оживился, когда разговор зашел о нашем фонде:

– Вы финансируете исследования?

– Немного, мы небогаты, вкладываем средства в основном в стратегические работы, просвещение.

– Вы первый человек из России, с которым я общаюсь, но я готов приехать и прочитать лекцию.

– О чем бы вы хотели рассказать?

В этот момент Маккиарини преобразился. Когда он начал объяснять суть своего метода, как пришел к этой идее, делиться планами, его кинематографическая внешность сразу отступила на второй план, вернее, растворилась вовсе – остались слова и мысли. По-английски он говорил хорошо, но не это главное – он выражался предельно точно. Оказалось, он практически в совершенстве знает шесть языков: итальянский, английский, немецкий, французский, испанский и каталонский.

– Чтобы создать новую область, нужно знать все, что сделано до этого, – пояснил он. – И не только знать, но и попробовать самому, поработать в тех местах, где достигнуты наивысшие достижения.

Свой медицинский диплом Маккиарини получил в Италии, но общую хирургическую практику осваивал в Германии, в Ганновере. По трансплантологии специализировался во Франции, там же параллельно работал в биологической лаборатории в качестве постдока. В итоге, к сорока годам он стал хирургом, трансплантологом и клеточным биологом в одном лице. Редкое, практически невероятное сочетание в современной науке и медицине.

– В каждой стране, в каждой клинике, лаборатории -свои особенности, секреты. О них нельзя прочитать, узнать из доклада, надо работать бок о бок с людьми, делая что-то руками и одновременно общаясь. Смотреть, как они живут, жизнь – это вообще самое интересное в науке...

Он посмотрел на часы, взялся за шлем:

– Ну, спасибо, что приехали. Напишите мне, и мы согласуем даты.

Переписка оказалась не очень эффективной – я писала одно и то же: «Благодарю за встречу... Какие даты для приезда удобны? Как сформулировать тему лекции?» Маккиарини отвечал на одно письмо из трех и тоже примерно одинаково: «Сверюсь с расписанием и напишу... Над темой подумаю...» Так продолжалось с августа по октябрь, и в конце концов Миша сказал: «Надо ехать снова. И предложите ему хороший гонорар». Я написала загадочную фразу о том, что у нас есть интересное предложение, которое нужно обсудить при встрече, и что я в любом случае буду в Барселоне в течение всей следующей недели. Как ни странно, ответ пришел через пять минут: «Во вторник у меня будет полчаса после трансплантации. Ждите в клинике».

Тогда я не знала, что присутствую при историческом событии: Паоло решился на вторую трансплантацию трахеи, уже без использования культиватора или биореактора. Он начал проводить в жизнь свою концепцию о том, что лучшим биореактором является человеческий организм, который сам «направит клетки куда надо и даст им возможность развиться в нужный вид ткани».

– Человеческое тело – это самое умное и самое красивое творение природы, – сказал он, улыбаясь, когда вышел во двор клиники после девятичасовой операции. Предложил присесть с ним за столик открытого университетского кафе, заказал пиво, практически залпом осушил кружку и произнес с наслаждением: «Первый глоток!». Видно было, что он в превосходном настроении.

– Все прошло хорошо?

– Конечно, иначе и быть не могло.

– Вы никогда не сомневаетесь?

– Нет. – Потом перешел к делу: – Что за предложение?

Вместо того чтобы предложить ему гонорар, как советовал Миша, я начала говорить о том, что в России практически никто не имеет представления о регенеративной медицине и что многие хирурги были бы счастливы у него поучиться, не говоря уже об огромном интересе со стороны публики...

Он перебил меня:

– Тогда проведем мастер-класс, пять часов. Я представлю всю технологию. Напишите, какая будет аудитория, чтобы мы составили правильную программу ведь хирургам интересно одно, а биологам – другое. Никакого гонорара не надо, это ведь знания! Дорожные расходы, конечно. А сейчас, извините, я должен посмотреть, как там пациент

Я не успела оглянуться, как его уже не было. Встреча заняла ровно 15 минут.

Последующая переписка развивалась по прежнему сценарию, прошел месяц, дата была согласована, а план мастер-класса так и не был составлен. При этом периодически Макка-ирини звонил мне по телефону с просьбой организовать приезд в Россию его семьи. Сначала – слегка смущаясь, всячески извиняясь, спросил, может ли с ним приехать жена. К этому мы были готовы и заранее спланировали бюджет. Спустя некоторое время раздался новый звонок, и Паоло говорил уже с легкой досадой: «Я так редко провожу время с семьей, что жена, Эмануэла, хочет взять с собой наших двоих детей. За наш счет, разумеется. Но я понимаю, что для вас это дополнительные заботы...» На фоне предстоящего грандиозного события это тоже не было проблемой. Но буквально через день-два профессор позвонил снова, и я услышала настоящий набор итальянско-английских ругательств, переходящих в извинения. У его жены есть сестра («к несчастью»), у которой есть еще и муж («!»), бухгалтер, и они тоже хотят поехать. Их дом находится рядом с домом его семьи в Пизе, и поэтому жена проводит там слишком много времени. Они всегда мечтали побывать в Москве, а он, к тому же, еще обещал жене поездку в Петербург. Но вот уж им-то точно не надо ничего заказывать...

Миша отнесся к этому философски:

– Итальянец... Вот и его гонорар.

Даже после организации тура для группы из шести человек мы по-прежнему не располагали главным – программой мастер-класса. В Академии медицинских наук, где должно было проходить мероприятие, начали нервничать, и понадобилась еще одна поездка. Снова Барселона, на этот раз поздней осенью, проливной дождь, Маккиарини со шлемом в холле моей гостиницы, никакого компьютера, листок бумаги и карандаш. Он задумывается лишь на секунды, набрасывая на листке план пункт за пунктом совершенно неразборчивым почерком. Видимо, зная это, комментирует вслух. Я едва успеваю копировать на своем листке.

– Ну как? По-моему, это будет грандиозно! – Он искренне доволен.

Предлагаю ему переставить местами части, чтобы соблюсти логику, еще пять минут – все готово. Машет рукой: «Чао, до встречи в Москве!»

Вот как это выглядело:

Раунд 1. Регенеративная медицина – принципы и задачи.

Раунд 2. Технология работы со сложными тканями и целыми органами. Донорские каркасы.

– Обесклеченный каркас.

– Тканеинженерная трахея человека для имплантации invivo.

– Создание биоинженерной человеческой гортани.

– Обесклечивание пищевода.

– Обесклечивание других тканей/органов человека

Вопросы и обсуждение 15 мин.

Перерыв 30 мин.

Раунд 3. Необходимые составляющие для регенерации тканей/органов:

– Клетки: ключевые факторы для стратегии тканевой инженерии.

– Биореактор.

– Биомолекулы/Фармакологическое воздействие.

– Регенерация дыхательных путей: подходы invitro и invivo.

Раунд 4. Уроки, которые мы извлекли после осуществленных в клинике трансплантаций тканеинженерных дыхательных путей.

Раунд 5. Синтетические каркасы.

– Трансплантация трахей-бронхов с использованием искусственного полимерного каркаса, засеянного стволовыми клетками.

Раунд 6. Трансплантация стволовых клеток для восстановления пораженного органа.

Вопросы. Дискуссия. 30 мин.»

Текст и слайды мы так и не получили, что вызывало у меня непонимание и раздражение. Это же так естественно – прислать презентацию заранее, учитывая, что мероприятие проходит практически на высшем уровне, каким для российских врачей и ученых-медиков тогда была Медицинская академия. Регистрация шла полным ходом, и после первых ста полученных заявок мы вынуждены были начать посылать отказы. Ведь это не просто лекция, а своеобразная передача технологии, требующая постоянной обратной связи с аудиторией, дискуссии, наконец. Публика набиралась серьезная – прежде всего, наши ведущие торакальные хирурги, затем – хирурги, занимающиеся трансплантацией органов, «фундаментальные ученые», работающие с клетками. Каким-то образом до официальной академической рассылки добрались аспиранты и студенты (они, кстати, зарегистрировались первыми). География тоже внушала уважение: Москва, Питер, Новосибирск, Томск, Краснодар, Ростов, Красноярск. Вести мероприятие Академия поручила старейшине торакальной хирургии – академику Михаилу Израилевичу Перельману.

В то утро Маккиарини был очень серьезен – от его беспечности не осталось и следа. Поздоровался с Перельманом, выражая предельное уважение. И тут стало понятно, что это не просто вежливость, что он не только знает о заслугах российского хирурга, но и досконально изучил его технику (в какой-то момент они перешли на жесты), а также умудрился найти английский перевод его учебника по торакальной хирургии. И все это не для мастер-класса, не накануне приезда в Москву, а давным-давно, во время своего долгого обучения. Перельман тоже был доволен этой предварительной беседой и казался весьма заинтересованным.

Участники же вели себя по-разному. Молодежь светилась энтузиазмом. Однако лица большинства выражали снисхождение: «Ну-ну, надеемся, что не зря потратим время». Многие заранее готовились «подловить итальянца», это было ясно из кулуарных разговоров. Но в итоге никто не ушел, все оставались до конца этого почти шестичасового марафона.

Шаг за шагом, слайд за слайдом, Маккиарини рассказывал, показывал, разъяснял все эти, казалось бы, невероятные вещи, которые ему удалось осуществить за несколько предыдущих лет. Аудитория дышала смесью скепсиса и напряженного внимания, ожидая момента, когда можно будет задавать вопросы.

Первым руку поднял привлекательный мужчина лет сорока:

– Вы говорите, что уже на четвертый день после трансплантации трахеи происходит васкуляризация (образование сосудов. – EX.). Простите, но не могу в это поверить, – сказал он с усмешкой.

Маккиарини, не обратив внимания на настроение собеседника, согласно кивнул и начал объяснять:

– Мы тоже не могли поверить в такую удачу, хотя не раз наблюдали и зафиксировали это раньше в экспериментах на животных. В случае с нашей пациенткой вы можете видеть это

на снимках, но мы готовим к публикации новые доказательства – надеюсь, они будут обнародованы через полгода, и тогда сомнений не останется.

Владимир Дмитриевич Паршин, руководитель отделения грудной хирургии РНЦХ, задавший вопрос, поблагодарил Паоло, но было ясно, что ответ его не удовлетворил, и скепсис лишь усилился.

Следующим был мрачноватого вида известный хирург-онколог, который заявил, что еще несколько лет назад сам сделал подобную операцию – «без всех этих изысков», и пациент до сих пор жив. На встречный вопрос рассказать подробнее махнул рукой и отвечать не стал: «Не имеет значения».

Молодой биолог из Новосибирска поинтересовался составом раствора, который применялся для удаления клеток и генетического материала из донорской трахеи. Паоло показал соответствующий дополнительный слайд с названиями компонентов и предложил выслать подробный протокол. Потом было еще много конкретных вопросов, на которые Маккиарини отвечал с удовольствием.

Вдруг откуда-то с галерки раздался звучный голос: «Паоло! Можешь приехать к нам в Краснодар и сделать такую трансплантацию? Мы готовы учиться, предоставим все условия. Много больных, которые нуждаются... Давай, прямо сегодня полетим, посмотришь нашу клинику. Это высший класс!» Потом повернулся к своему соседу, который пытался умерить его пыл: «А что? Пусть приедет. От москвичей все равно ничего не добьешься...»

Маккиарини поблагодарил за предложение и дипломатично ответил, что такое решение должно быть принято на уровне российского правительства, и если к нему официально обратятся с просьбой помочь конкретному пациенту, то он готов приехать и сделать трансплантацию.

Эти двое – Владимир Алексеевич Порханов, главный врач Краснодарской краевой клинической больницы № 1, и Владимир Паршин, задавший первый вопрос, – сыграли ключевую роль в нашей истории. Но тогда ни они, ни Маккиарини, ни даже мы сами не могли предположить, сколь серьезное она будет иметь продолжение и как сильно повлияет на жизнь многих людей.

2

Хотя Миша, пожалуй, видел дальше, чем все остальные.

– Давайте, Лена, постепенно внедряйте ему мысль о трансплантации здесь, у нас, – напутствовал он меня на перроне Ленинградского вокзала, откуда Паоло и его семья отправлялись в Северную столицу.

В окружении родственников Маккиарини вновь совершенно преобразился, все время подшучивал над свояком -скромным пожилым человеком небольшого роста, которого звали Анжело. «Анжело, от слова "ангел", – поправил он, когда я неправильно сделала ударение. – Но это, конечно, не о нем». Вступал в безобидные перепалки с дочерью Франческой – высокой зеленоглазой брюнеткой необыкновенной красоты, которой только что исполнилось восемнадцать. Шутливо боксировал с двенадцатилетним сыном Дэвидом. Жена, Эмануэла, то и дело призывала его «behave himself» -вести себя нормально, и было видно сразу что она имеет на Паоло огромное влияние. Она была на два года его моложе, высокая и худая, утонченная, безукоризненно одетая и обладала скорее манерами англичанки. Возможно, сказалась ее профессия – она преподавала английский язык в средней школе для мальчиков в Пизе, там же ее сестра работала директором. Вырваться на несколько дней в Россию во время учебного года ей было непросто. «Пришлось взять отгул на два дня, – сообщила она. – Не так часто нам удается проводить время всем вместе». Тогда это показалось удивительным, что жена известного на весь мир, весьма обеспеченного хирурга, до сих пор не оставила работу и продолжала преподавать в школе.

Позже, спустя несколько дней, мы разговорились, и она объяснила, почему:

– В этом нет никакого смысла. Я могу оставить школу, все мы могли бы переехать, чтобы быть вместе, но... куда? Пао-ло не проводит на одном месте больше двух-трех недель, за последний месяц он был в десяти странах. Так уж он устроен. Операции, руководство лабораториями. А только что он получил новую должность в Каролинском институте в Швеции. Значит, добавится еще и Стокгольм. Поэтому я решила, что всем нам лучше ждать дома. Видимся мы нечасто, но разговариваем каждый день.

Сам Паоло потом признался, что по-настоящему зарабатывать начал лет пять назад, а до этого все годы его обучения и стажировок семью по сути содержала Эмануэла.

Назад к карточке книги "Мегагрант"

itexts.net

ИП Какурина Елена Викторовна, Оренбург. Производство инкубаторов. Контактная информация.

Обратный звонок Пожалуйста, заполните краткую контактную информацию. Наши сотрудники свяжутся с вами в удобное для вас время.

Контакты


Индивидуальный предприниматель

КАКУРИНА Елена Викторовна

Свидетельство 56 №002436016 от 18.04.07               

 

Юридический адрес:

460507, Оренбургская обл., Оренбургский р-н,  п. Пригородный, ул. Школьная д. 8/1

Почтовый адрес: 460000, г.Оренбург, ул.Беляевская, д. 42/5.

Электронная почта: [email protected]

Тел.: +7(3532)948-949
Фед. формат:  +7 953 454-89-49

Viber: +7 953 454-89-49

 

 

ИНН 561202464320

ОГРНИП 307565810800192

ОКВЭД 15.1 ; 15.8; 29.3; 52.1; 52.6

р/с 40802810500610000963 в Филиале №6318 банка ВТБ (ПАО) г. Самара

к/с 30101810422023601968 БИК 043601968

inkubator-inkubator.ru

Елена Кокурина на Postila

Активность

ALEX MEN подписался на Елена Кокурина.

Елена Кокурина подписалась на elena boytsova.

1380226311173407601166922881114722761082685991064067851035253469020538589224786886808196521798565217949652178536521784761685085

postila.ru

Елена Кокурина: посты

Активность

ALEX MEN подписался на Елена Кокурина.

Елена Кокурина подписалась на elena boytsova.

1380226311173407601166922881114722761082685991064067851035253469020538589224786886808196521798565217949652178536521784761685085

postila.ru

Автор: Кокурина Елена - 1 книг.Главная страница.

КОММЕНТАРИИ 475

Тип и его светильник
Елена Зехауф

Елена Зехауф и Кристина Рой не являются авторами книги "Тип и его светильник". Елена Зехауф - лишь перевела на русский язык, а авторство книги присвоила себе. Это - плагиат!

Настоящий автор книги Tip Lewis and his lamp (1895) / Тип и его светильник:
Isabella Macdonald Alden (Pancy) Изабелла М. Алден (Панси)

Биография писательницы:
https://en.wikipedia.org/wiki/Isabella_Macdonald_Alden
Скачать книгу в оригинале (англ.):
https://archive.org/details/tiplewishislamp00pans/page/n6

Анри-Юлиан   17-06-2019 в 22:18   #189090 Отец и мать
Александр Сергеевич Донских

Вы держите в руках книгу «Отец и мать» писателя Донских Александра Сергеевича, которая поистине претендует на звание жемчужины мировой литературы. Невероятно реалистичные пейзажи сложно переплетаются с привычными, обыденными образами аллегорической действительности. Данный роман написан на основе большого объёма фактического материала и каждое явление в нём рассматривается в новом ракурсе или в свете новых фак-тов. Обширное по объёму внимание акцентируется на пространстве совершающихся собы-тий, что, несомненно, придаёт выразительности и экспрессивности происходящему. Произ-ведение пропитано свойственным не многим авторам простосердечием, юниорским макси-мализмом.
После прочтения романа «Отец и мать» вдохновляешься настолько, что хочется по-другому взглянуть на привычные вещи. Автор создал поистине волшебное произведение, способное перевернуть мир читателя. Мысли и жизненная философия, изложенная в книге, понятна и близка многим, заставляет задуматься о чем-то важном. Яркий и многоликий мир, который удалось создать автору романа «Отец и мать», вызывает неподдельное желание воз-вращаться в него вновь и вновь. «Отец и мать» - одно из редчайших художественных произ-ведений в литературном мире, которое меняет не только понятие и представление о чём-то, но и по факту может сформировать новые привычки.
«Отец и мать» читается с большим интересом людьми всех возрастов, поэтому однозначно рекомендуем к прочтению.

RUSBOOK   14-06-2019 в 08:05   #189084 119 дней до тебя (СИ)
Юлия Магарцева

Не хорошо "тырить" книги, тем более те, которые ещё не закончены и не отредактированы. Заинтересовавшимся, советую перейти на сайт изначальной выкладки книги (https://litnet.com/ru/book/119-dnei-do-tebya-b82797), или на мою страницу сообщества в Контакте (https://vk.com/booksmagarcevayuliya), где Вы сможете взять качественную и цельную версию.
____________________ #автор

Юлия   11-06-2019 в 17:37   #189083

ВСЕ КОММЕНТАРИИ

litvek.com

Кокурина Елена Михайловна | сайт учителя начальных классов

Не надо воспитывать, надо жить и показывать примером. Ребенка не научишь любить, если сам любить не умеешь, если нет в тебе гуманитарного знания о своем собственном внутреннем мире и о мире другого.

О себе

Сообщаю о себе следующие сведения:

Образование:высшее:2005 г."Владимирский государственный университет", специальность "Социальная работа",  квалификация - специалист; 2000г. Муромский педагогический колледж, специальность "Преподавание в начальных классах", квалификация - учитель начальных классов

Стаж педагогической работы: 12 лет.

В данной должности -2 года.

Сведения о повышении квалификации:"Курсы повышения квалификации воспитателей ГПД" -108 часов, 2009 год;  тематические курсы "Базовая подготовка педагога в сфере информационно-коммуникативных технологий" (36 часов), 2008 год.

Мой педагогичеческий стаж 12 лет. Имею два образования: Учитель начальных классов, специалист по социальной работе.

Книги, которые сформировали мой внутренний мир

А.С. Макаренко "Педагогические воззрения", Т.Г. Неретина "Специальная педагогика и коррекционная психология", Ш.А. Амонашвили "Гуманная педагика" 

Мои достижения

Диплом за активное участие во Всероссийском "Молодёжном чемпионате "Старт" - 2011 год.

Моё портфолио

Чтобы быть хорошим преподавателем,

                нужно любить то, что преподаешь,

                                   и любить тех, кому преподаешь.

                                                                                                             В.Ключевский

Мои публикации:

Добавить грамоту в портфолио

nsportal.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *