Екатерина жданова – Екатерина Жданова: «Аллилуева мне не мать» | Общество

Автор: | 20.09.2017

Екатерина Жданова: «Аллилуева мне не мать» | Общество

Екатерина Жданова родилась в 1950 г. Её мать — Светлана Аллилуева, дочь И. В. Сталина и Н. С. Аллилуевой. Отец — Юрий Жданов, учёный-химик, ректор Ростовского госуниверситета в 1957-1988 гг., сын А. Жданова — члена Политбюро ЦК ВПК(б), 1-го секретаря Ленинградского обкома партии.
Небольшой деревянный домик Екатерины Ждановой (см. фото) стоит на окраине посёлка. Живёт она как затворница, на работу ходит изредка, хотя числится на полставки в одной из лабораторий камчатского Института вулканологии и сейс­мологии ДВО РАН. «С Катей я познакомился в 1970-е в Москве, в МГУ, где она училась по специальности «геофизика», — рассказал «АиФ» Владимир Ушаков, руководитель сейсмологической станции. — Через несколько лет она прилетела в Ключи, здесь и встретилась с моим другом Севой Козевым. Она была очень интересной девушкой — живой, общительной, играла на гитаре, Окуджаву, помню, пела… Сева ею увлёкся. Оставил жену и детей и женился на Кате». Идиллия продолжалась недолго — Всеволод начал выпивать. Возможно, потому, что после развода с первой женой многие от него отвернулись. От прежнего красавца-парня, души компании вскоре ничего не осталось. А однажды он взял ружьё и застрелился… «Когда Севы не стало, Катю словно подменили, — говорит В. Ушаков. — Начала замыкаться, отгораживаться от мира. Смыслом жизни для неё стала дочь Аня».

Фото: РИА Новости

О Сталине местные старались с Екатериной Юрьевной не говорить, эта тема для неё табу. Родством с вождём Жданова не кичилась, даже слово «дедушка» по отношению к Сталину не произносила. Коллеги вспоминают лишь один эпизод: «Как-то в компании один из нас высказал своё мнение о Сталине — не самое лестное… Жданова была неподалёку и среагировала молниеносно: «Замолчите! — сказала она. — Вы его не знали. Ничего вы не понимаете, Сталин святой».


Из родных она до последнего общалась лишь с отцом Юрием Ждановым. Переписывалась, ездила в гости. Говорят, отец помогал дочери материально. Умер он в 2006-м. А в 2011 г. в США скончалась Светлана Аллилуева. На все расспросы журналистов Екатерина Юрьевна тогда отвечала: «Аллилуева мне не мать, вы что-то путаете». Уехавшую из Союза маму она, видно, так и не простила… Незнакома Жданова и со своей младшей сестрой Ольгой, второй дочерью С. Аллилуевой, живущей в Штатах. Когда дочь Аня вышла замуж за военного и переехала к мужу (теперь у них подрастают дочь и сын), Екатерина Юрьевна осталась в доме одна. Власти не раз предлагали ей квартиру — и в Ключах, и в Петропавловске. Но Жданова отказывается, как отказалась и от прав на свою московскую квартиру. Живёт скромно: в доме печь со стоящими на плите вёдрами, старенькая мебель, даже телевизора, кажется, нет. Общения и помощи избегает, единст­венная её компания — кошки да собаки…

www.aif.ru

Екатерина Жданова — биография и семья

Камчатская затворница. Внучка Сталина живет в лачуге на краю земли

Екатерина Жданова родилась 5 мая 1950 года в «главной» семье Страны Советов. Ее дедом был Иосиф Сталин, а родителями — Светлана Аллилуева и Юрий Жданов, сын ближайшего соратника хозяина Кремля. Но «голубая кровь» не уберегла ее от трагических испытаний.

КАТЯ училась в привилегированных школах, жила в роскошных по советским меркам квартирах, но едва ли ее детство можно назвать счастливым. Она была еще ребенком, когда в стране началась кампания по развенчанию культа личности ее деда, затем была странная смерть дяди — Василия Сталина и, наконец, бегство матери за границу в 1967 году. Эмиграцию матери 17-летняя Екатерина посчитала предательством. Могла ли она предположить, что 10 лет спустя сама сломя голову убежит из Москвы подальше от всевидящего ока спецслужб, опеки родственников и назойливого любопытства коллег и знакомых?

В глухой камчатской провинции ее независимость обернулась затворничеством, самоутверждение — холодным равнодушием коллег, а любовь — недолгим замужеством, которое завершилось трагедией.

Столичную суету Жданова променяла на тихую жизнь у подножия вулканов

В ДАЛЕКИЙ камчатский поселок Ключи Екатерина впервые приехала в 1977 г. в составе геологической экспедиции, изучающей Ключевскую сопку — крупнейший действующий вулкан Евразии.

В Ключах она познакомилась с обаятельным сотрудником вулканостанции Всеволодом Козевым — неординарным человеком, который легко становился душой любой компании. В такого трудно было не влюбиться. Очаровал провинциальный донжуан и молодую москвичку.

Выйдя замуж за Всеволода, свою знаменитую фамилию она менять не стала. А вот столичную суету с удовольствием променяла на тихую жизнь у подножия камчатских вулканов. Она надеялась, что здесь наконец-то станет не внучкой Сталина, а просто Екатериной Ждановой. Коллеги будут ценить ее как грамотного специалиста, а супруг — любить, потому что она умная и интересная женщина. Увы, ее мечтам не суждено было сбыться.

«Сева вообще-то был авантюристом по натуре, — вспоминает хорошо знавший Козева сотрудник вулканостанции Геннадий Тезиков. — Он думал, что Жданова его озолотит, а у нее за душой не оказалось ни гроша… Женившись на Екатерине, Козев оставил свою прежнюю семью — жену и двоих детей. Его первая супруга преподавала немецкий язык в поселковой школе, была известным человеком в Ключах. От Севы тогда многие отвернулись, да и на Жданову люди стали смотреть косо…»

Знакомые Козева рассказывают, что первая жена с него пылинки сдувала. Совсем другой оказалась Екатерина: хозяйкой она была никудышной. Дочь «принцессы» Светланы в детстве не научили убирать, стирать и готовить. Разве воспитатели могли знать, что ее ожидает в недалеком будущем? Всеволод не получил от женитьбы того, на что рассчитывал, стал выпивать. Рождение в 1982 году дочери Ани лишь на время заставило его остепениться. Вскоре врачи вынесли ему приговор — цирроз печени. «Севу тогда было не узнать, — вспоминает Г. Тезиков, — он весь распух. В душе — полное опустошение. Всегда был лидером, а оказался у разбитого корыта». Понимая

, что болезнь неизлечима, Всеволод впал в жуткую депрессию и в 1983 г. застрелился из охотничьего ружья в собственном доме…

Коллеги полагали тогда, что Жданова уедет из Ключей к родственникам в Ростов или Москву. Но она осталась в поселке, где у нее не было ни родных, ни близких друзей. Ей выделили небольшой домик, в котором она живет и по сей день.

Себя Екатерина Юрьевна решила посвятить дочери и вулканам.

СЕГОДНЯ правнучка Сталина Аня вместе с супругом и пятилетней дочкой Викой живет отдельно от матери в небольшой квартирке в воинской части, расположенной неподалеку от Ключей. Она заочно учится в техникуме на бухгалтера, а ее муж служит прапорщиком. Первое время он даже не подозревал, что породнился с потомками генералиссимуса. Узнал об этом позднее, причем не от жены, а от знакомых…

Екатерина Жданова по-прежнему работает старшим научным сотрудником в институте вулканологии, хотя, по словам коллег, в своем кабинете появляется нечасто. Из дома она практически не выходит, с соседями не общается, а газетчиков, говорят, вообще на дух не переносит. Мы напросились к ней в гости как туристы, приехавшие посмотреть на камчатские вулканы (позже, правда, признались, что мы — журналисты).

Выглядела она неважно — похудевшая, уставшая женщина. Единственная комната в ее маленьком частном доме заставлена полуразвалившейся мебелью.

Хозяйка показывала слайды с вулканами, увлеченно рассказывала о работе. Когда речь зашла о матери, Светлане Аллилуевой, Жданова заметно разволновалась: «У нее своя жизнь, у меня своя. В нашей семье все работают, она решила пойти своим путем. Мы предлагали ей вернуться в Россию. Но она отказалась, это ее дело». Слова «мама» Екатерина Юрьевна не произнесла ни разу.

Когда Аллилуева приезжала в Советский Союз в середине 80-х, дочь от встречи с ней отказалась, ограничилась письмом. «В нем хорошо знакомым мне еще детским почерком совершенно чужая мне взрослая женщина писала с неслыханной злобой, что она «не прощает», никогда «не простит» и «не желает прощать». Так об этом послании отзывается Светлана Аллилуева в «Книге для внучек». Свою мать Екатерина Юрьевна действительно так и не простила.

Выйдя на улицу после разговора с нашей героиней, мы задержались около ее маленького домика. «Крошечная лачуга, не более курятника, где вся семья ютилась в одной комнатушке», — эти слова можно сказать и о жалком жилище Ждановой, но они были посвящены другому дому. Так Светлана Аллилуева в одной из своих книг описала хижину в Гори, где родился Иосиф Сталин. С тех пор прошло 126 лет. Сегодня в небольшой лачуге, только на другом конце Евразии, живет внучка некогда великого вождя. Хотя сам Сталин, наверное, предполагал, что его потомкам будет уготована иная судьба. Увы, каким-то мистическим образом все вернулось на круги своя

facecollection.ru

«Все меня спрашивают про какую-то Аллилуеву. Я ее не знаю»

В конце ноября мир облетела весть о кончине в Америке Светланы Аллилуевой — любимой дочки И. В. Сталина. В маленьком камчатском поселке Ключи эту новость узнали раньше всех. На компьютер нынешнего начальника Камчатской вулканостанции Юрия Демянчука за несколько дней до официальных сообщений пришло письмо от американского коллеги с Аляски, вулканолога Тома Миллера.

Собственно, письмо было адресовано не Демянчуку, а живущей здесь шестидесятилетней Екатерине Юрьевне Ждановой — старшей дочке Светланы Аллилуевой и внучке «вождя народов».

Поселок Ключи еще дальше от Москвы, чем печально знаменитая столица ГУЛАГа Магадан. И срок, что уже «отмотала» на Камчатке внучка, побольше, чем давали сталинские «тройки», — Жданова здесь четвертый десяток лет. Заметим также, что в отличие от репрессированных и ссыльных молодая тридцатилетняя Катя отправила себя в камчатскую «ссылку» сама, добровольно.

Надо сказать, американец Том Миллер все последние годы был для матери Ждановой — Светланы Аллилуевой единственным, кто хотя бы изредка сообщал, как живет «ее Катя». На вулканостанции мне дали адрес Тома, и я написала ему. Он ответил, что до 2007 года часто бывал на Камчатке в командировках от Аляскинской вулканологической обсерватории. Было обычным делом, когда перед возвращением в Америку российские коллеги просили его забрать письма родственникам и друзьям для дальнейшей их отправки на Запад.

«Так вышло, — пишет Том, — что одно из писем было от Екатерины Светлане, или Лане Питерс (ее иностранное имя по мужу). Потом Светлана написала мне и попросила взять ее письмо на Камчатку, когда я в следующий раз туда полечу. Непосредственная переписка между Светланой и Катей продлилась недолго, но Светлана годами поддерживала связь со мной, спрашивая, как дела на Камчатке».

Оказалось, что Том как надежный посредник и помощник был знаком и американской дочери Светланы Аллилуевой, Ольге.

«В 2010 году, — пишет Миллер, — дочь Ланы Ольга позвонила мне и сообщила, что ее мать очень больна. И вот, когда она скончалась, Ольга попросила меня сообщить об этом Кате — я вновь сделал это, отправив в тот же день, 22 ноября, в Ключи электронное письмо».

Как отреагировала на печальное сообщение Екатерина Жданова, мы уже писали. На мой телефонный звонок по поводу новости из Америки внучка Сталина ответила так же: «Светлана Аллилуева мне не мать. Это какая-то ошибка».

— Удивительно, что вообще подошла к телефону, — сказали ее коллеги-вулканологи из Ключей. — Последние годы она отвернулась от всех. И общается только с… собаками. Больной человек.

Екатерина Жданова.

«Лицо истории»

Когда-то поселок Ключи был городом с аэропортом и взлетно-посадочной полосой. Сегодня это труднодоступная камчатская глушь, где жизнь кипит только в жерлах вулканов да на речках в путину. Иду в поселковую администрацию к ее главе Ивану Купцову. Предшественник Ивана Ивановича, ныне краевой депутат Виктор Немченко сказал мне еще в Петропавловске: «Доберетесь, встретьтесь с Купцовым. Я, уезжая из Ключей, просил его заботиться о Екатерине Юрьевне Ждановой. А как же! Не в каждом населенном пункте есть житель — олицетворение истории!»

У самого Немченко, несмотря на, как он выразился, «трепет внутри и желание познакомиться и пообщаться», отношения со Ждановой не склеились. Хотя — надо отдать ему должное — бывший глава старался.

— Она все отнекивалась, мол, ничего мне не надо, спасибо, все есть, — рассказал Немченко. — Но я ее уговорил, и мы подремонтировали ей домик: крышу перекрыли, водопровод прочистили, подлатали стены снаружи. Домой-то она пускает неохотно. Хотя один раз были у нее. Обстановка спартанская, даже телевизора нет. Подарили холодильник. Она нас чаем напоила. Я предлагал ей квартиру — у нас в Ключах сдавалась четырехэтажка. Нет, говорит, не надо, мне и так хорошо.

Нынешний глава поселка Купцов в гостях у Ждановой не бывал, заботой «лицу истории» не докучал. Говорит, однажды Екатерина Юрьевна сама пришла в администрацию. Требовалась печать — заверить документы. Видимо, была в особенном настроении, ну и поделилась, что родня в Москве делит квартиру в центре столицы на улице Грановского, претендентов много, даже слишком, и она решила оформить отказ от своей доли дорогущей недвижимости. Дочка Аня эту ее принципиальную позицию не сильно приветствует. Живет-то с мужем и двумя детьми (кстати, второго совсем недавно родила) в военном городке тут же, в Ключах. Нормально живут, с удобствами. А раньше молодая семья моталась по ДИПам — это дистанционные испытательные пункты знаменитого полигона Кура, сорок км от Ключей. Вулканы извергаются, межбаллистические ракеты летят, боеголовки отделяются, лялька плачет… Что и говорить, суровые будни выпали на долю правнучки Сталина.

Сталин и Надежда Аллилуева.

— Вот Екатерина Юрьевна меня и спрашивает: как быть? — улыбается чему-то Купцов. — Я ей ответил: «За вами — история. Не дай бог я туда попаду. Разбирайтесь с вашей московской квартирой сами». Снял ксерокопии, поставил печати. И все.

Вулканостанция и поселок ученых стоят в Ключах особнячком. Несколько аккуратных домиков и их хозяева не сливаются с остальными местными жителями, живут сами по себе. И так все последние 75 лет — со дня основания станции в 1935-м, самом что ни на есть беспросветном сталинском году.

В 2010-м на станции отмечали юбилей, и это был грустный праздник. Раньше-то жизнь кипела — десятки сотрудников, активные исследования даже в суровые годы войны, подвиги ученых, извержения вулканов, открытия, награды, имена, давшие названия академическим институтам и улицам в Петропавловске. А сегодня на всю ключевскую сейсмику и тектонику — два научных сотрудника плюс техперсонал. Ну и еще — на особом положении — Екатерина Юрьевна Жданова. Занимает полставки, а на работу не ходит. Неуправляемая, считает начальство.

Осторожно, злые собаки!

Топаем с Демянчуком пробитой в сугробах дорожкой. На подходе к ждановскому домику мой спутник сворачивает в снег.

— Тут лучше держаться подальше — собаки, — объясняет маневр Демянчук. — Они у Ждановой вечно голодные и злые. Вечером их выпускает, носятся везде. Ничего, пройдем, уже близко.

Окна ждановского домика темны — это, говорит мой попутчик, обычное дело. В двухэтажном деревянном здании вулканостанции уютно горит свет. Бывший начальник Николай Жаринов уже здесь. Когда-то давно он принимал внучку Сталина на работу, много про нее знает и готов вспоминать.

Внучка Катя поразительно похожа на бабушку.

Спросить бы, конечно, о жизни саму Екатерину Юрьевну. Иду к ее домику, стучу в окошко. Увы, мне отвечают только собаки. Люди правду говорили: барбосов и жучек у хозяйки немерено. Лают из-за закрытой двери, бросаются под ноги, рыкают злобно из будки. Понимаю соседей. Говорят, надоела вечно голодная свора, даже писали в полицию. Приходил к Ждановой участковый. Да толку-то. Послала Катерина беднягу, причем далеко. Ни за что не поверить, что персона особых кровей.

Все еще не теряя надежды, набираю номер домашнего телефона. И — о, чудо! — слышу ее сердитое «Алло!». Это было самое теплое, что она мне сказала.

— Нет, я не выйду. Что? Вы ко мне? Нет уж! Нечего вам тут делать, — отшила меня с моими дурацкими просьбами внучка товарища Сталина. — Берите интервью у других, они любят рассказывать. И никакая я не история станции, я — ее настоящее, работаю, между прочим. Чего про вулканы рассказывать, их и так видно. Вы тут вчера все меня спрашивали про какую-то Аллилуеву. Я ее не знаю. Все. Больше ничего не скажу. Что? Мне к вам прийти? Да вы что! Какой чай?! У меня свой чай есть.

Больше она к телефону не подходила. Наверное, в течение долгих камчатских лет так и сужался ее круг общения. И сузился. До собак.

«Не трогайте Сталина!»

Потеряв надежду, что Катя ответит, перестала писать из Америки мать. Последнюю попытку Светлана Аллилуева предприняла за год до смерти. Попросила все того же Тома Миллера послать в Ключи электронную поздравительную открытку — Катерине на 60-летие. Что там было написано? Коллеги точно не помнят. Говорят, нашли потом на полу порванную в клочки распечатку.

Екатерина Жданова сама сослала себя на край земли. Кто рядом с ней — неизвестно, возможно, коллега-вулканолог.

Пять лет назад умер отец — Юрий Андреевич Жданов. Сын соратника Сталина — «того самого» Жданова — был ректором Ростовского университета, крупным ученым, президентом Северо-Кавказского научного центра. Мистика, совпадение, но хоронили его 21 декабря — в день рождения Сталина. И еще совсем недавно совпали два события: когда 21 ноября в Ростове открывали памятник Юрию Жданову, в американском штате Висконсин в доме престарелых доживала свой последний день на земле Светлана Аллилуева…

Будучи заядлым альпинистом, покорителем кавказских вершин, а по убеждениям — стойким марксистом, Юрий Андреевич Жданов, наверное, был примером для дочери. Во всяком случае, как говорят, он был единственным, ради кого она изредка оставляла свое камчатское забытье и летела за тридевять земель — повидаться.

Свои убеждения, рассказывают коллеги, Екатерина Жданова никогда не афишировала. Но вспоминают показательный случай времен перестройки и гласности, когда один из сотрудников станции, ветеран войны, в ее присутствии неосторожно помянул товарища Сталина, заметив: «Мы, фронтовики, не любили Усатого». Прямо так и сказал.

— Замолчите. Что вы понимаете? Сталин — святой. И не вам судить, — пресекла «разговорчики» Жданова.

В годы, когда все российские СМИ разоблачали ужасы сталинизма и на этой волне беглая дочь вождя Светлана Аллилуева попыталась вернуться на Родину, Катя Жданова вынесла из дома в Ключах телевизор и больше не смотрела его никогда. Чтобы самой не расстраиваться и дочь воспитать, «как завещал великий Ленин, как учит коммунистическая партия»…

А это домик, где живет внучка Сталина. Она, собаки — и больше никого…

Похоже, несгибаемая Екатерина Юрьевна была для своей маленькой Ани и мамой, и папой, и дедушкой с бабушкой. И бытием, и сознаньем. Соседи рассказывают, как однажды заклинило Аню. Всего-то забежала за подружкой, а в телевизоре — не раньше, не позже — что-то про Аллилуеву. Только-то девочке и сказали: «Ой, смотри, твоя бабушка!..»

— Анечка, живой жизнерадостный человечек, будто окаменела! — Соседка до сих пор под впечатлением от сцены. — Надо ж было такую ненависть к родной бабушке воспитать…

Как и ее мама, Аня сегодня тоже держит оборону от журналистов. «Интервью не будет. Домой не пущу, у меня маленький ребенок. Про маму у мамы и спрашивайте» — весь разговор.

Яблоко от яблони?

Сказать бы им троим — Светлане, Екатерине и Анне, что они похожи… Что ж, посчитаем сами точки пересечения.

После всех исторических и семейных потрясений Аллилуева и Жданова не сговаривались, но поступили одинаково: бросили столицы и переехали в глушь. С той лишь разницей, что одна — на Камчатку, а другая — в крошечный американский городок Спринг-Грин.

Обе рано лишились горячо любимых матерей: Екатерина — семнадцати лет от роду, Светлана — всего-то шести.

Обе всю жизнь — убежденные бессребреницы. В точности как родной им до боли то обожаемый, то клятый Иосиф Виссарионович. Ладно, Екатерина живет по-спартански вдали от цивилизации. Так ведь и Светлана, как она сама признавалась, за сорок лет жизни в Америке так и не научилась вести чековую книжку. И телевизор, кстати сказать, тоже, как дочь, ненавидела, а потому не имела.

И характеры у обеих похожи, как копия и оригинал, — тихие, упрямые, скрытные. И пресса одолевает всю жизнь, и каждая всю жизнь от нас, журналистов, старательно прячется.

Похожи они и множеством мужчин в их таких вроде бы разных жизнях. И тем еще похожи, что с мужчинами у них выходило все как-то наперекосяк — что со знаменитыми, как у Светланы, что с простыми, камчатскими, как у Катерины.

Разница лишь в том, что о романах и мужьях Светланы знает благодаря ее книжкам весь мир, а о некогда бурной личной жизни Кати Ждановой — только поселок Ключи.

Светлана Аллилуева, живя в Америке, часто писала письма дочери на Камчатку. Но не получила ни одного ответа.Фото: АП

Тут все вам скажут, когда, например, извергался Толбачик, когда — Безымянный, когда — Ключевской, а также когда, в каком году, из чего и где застрелился первый Катин муж — вулканолог Всеволод Козев. Дело было в начале восьмидесятых, прямо на летней кухне. Стрелял из охотничьего ружья. Болтают, что трагедия случилась по пьяни, и лучше бы Козеву с Катериной и их крохотной Аней сидеть, как сидели, «в полях», в сараюшке с печкой и сейсмоприборами, невдалеке от вулканов. Так ведь они месяцами и жили, как робинзоны. А в поселке у Козева оставалась первая семья, где аж двое детей. Как вернулся «с полей», нахлынуло прошлое, пошли в городке разговоры, ну и запил безнадежно мужик.

Запомнили в Ключах и Катиного второго — залетного «иностранца» — латыша Айварса Лездиньша. В Ключах он долго не задержался. Перебрался в Петропавловск, устроился на телевидение, стал видным борцом с коммунизмом и партноменклатурой, депутатом Госдумы и даже (это уже потом, после большой политики)… магистром астрологии. Тогда, в 90-х, Кате Ждановой светила квартира в Петропавловске — она от нее, как водится, отказалась, не поехала за новым счастьем, осталась в Ключах. Видимо, с Айварсом — «рупором гласности и вестником демократии» — ей, внучке товарища Сталина, было не по пути.

Третьим в ее жизни случился Генка — бывший вулканолог, сто раз уволенный со станции разгильдяй и алкаш. А у Генки еще до Кати случились гражданская жена и ребенок. Практически как у несчастного Козева. Ничего хорошего из этого получиться, конечно же, не могло. И не получилось. Помыкались и разбежались.

Сегодня Катерина одна. Как и Светлана, на закате жизни расставшаяся со всеми своими мужчинами. И, собственно говоря, этим мать и дочь тоже похожи.

Ну а то, что дочь Сталина пребывала в своем одиночестве в комфорте американского дома престарелых, а внучка прозябает затворницей на краю географии едва ли не в нищете… Так поди разбери, чья повесть печальней. Той, что доживала свой век в кругу сиделок и таких же, как сама, стариков? Или этой, спрятавшейся в деревенском домике, где вечно темные окна, а внутри, куда всем вход запрещен, — несколько голодных дворняг и демоны, вдолбившие смолоду и навсегда евангелие от дедушки Сталина: «Кто не с нами, тот против нас. Кто сбежал за рубеж, тот враг и предатель!»

Младшая — американская — дочь Аллилуевой Ольга, поручив Тому Миллеру передать печальную новость в Ключи, наверное, думала, что, несмотря ни на что, старшая сестра прилетит в Америку. Они познакомятся, поплачут у гроба, вместе проводят мать. Теперь, когда Светланы Аллилуевой больше нет, Ольге уже никто не объяснит простую, казалось бы, вещь: родственница-отшельница с противоположного берега Тихого океана не простила, похоронила, вычеркнула из памяти ее маму давным-давно. Целую жизнь назад. А вместе с ней здесь, в Ключах, — и себя.

Поделиться видео </>

Внучка Сталина живет затворницей с собаками [эксклюзив «КП»].Наш спецкор побывала в камчатском поселке, где живет дочь Светланы Аллилуевой, вычеркнув из памяти прошлое: счастливое советское детство и «предательство» матери

www.kp.ru

Дети Сталина. Семь тысяч лет одиночества Екатерины Ждановой — Сноб

Специальный корреспондент «Сноба» Полина Еременко продолжает сериал «Дети Сталина». Сегодня — история Екатерины Ждановой, одинокого вулканолога на краю России, отвернувшейся от всех родных, близких и знакомых

Екатерина Жданова
Фото: ИТАР-ТАСС

Уже сорок лет Юрий Демянчук, начальник Камчатской вулканологической станции имени Левинсона-Лессинга, работает у подножия вулкана Ключевская сопка и разговаривает с ним. Исследователи прозвали Ключевскую Девушкой — за капризный характер, тучи и плохую видимость, которые она будто назло ученым создает вокруг себя. «Частенько приходится ее ругать, — говорит Демянчук. — Порой везде хорошая погода, а она будто специально привлекает к себе облачность и не позволяет нам работать. Поругаешь, поругаешь, смотришь — и погода появилась». Каждый год Девушка убивает несколько человек, как-то раз она снесла камнем голову чешскому туристу. Ключевская сопка обманчива — у нее вторая альпинистская категория, то есть легкая, и считается, что на такую гору каждый может забраться. Но на полпути может внезапно испортиться погода: тучи и плохая видимость, подтаивают ледники, камни срываются, набирают скорость и со свистом летят вниз. Если человек заблудился на сопке, то его уже не найти.

Ключевская сопка сформировалась 7 тысяч лет назад на месте земных трещин из смеси лавы, пепла и пыли. Земля извергает лаву, лава застывает, и вулкан растет каждым извержением: сегодня Девушка достигла 4835 метров, больше нее только чилийский Охос-дель-Саладо в 6893 метра. Считается, что вулканы несут лишь гибель и смерть, но ученые вроде Демянчука уверены, что это не так — благодаря минеральным веществам, которые вырываются из недр земли в виде магмы, зародились тысячи новых форм жизни, а без извержений невозможны были бы атмосфера, гидросфера и сама жизнь на планете. Впервые в хроники Девушка попала в 1737 году, когда ее навестил юный исследователь Степан Крашенников и зафиксировал характер ключевских извержений: «Сей ужасный пожар начался сентября второго и продолжался с неделю, с такой свирепостью, что жители, которые близ горы на рыбном промысле были, ежечасно к смерти готовились, ожидая кончины». Потом Крашенников вернулся в Петербург, получил место в Ботаническом саду при Академии наук и больше на Камчатку не приезжал. В 1934 году президиум АН СССР принял постановление о создании в поселке Ключи вулканологической станции, в следующем году на стройку прибыл специальный вулканологический отряд. Приехать работать в поселок, где раньше люди в ужасе готовились к мучительной смерти, было очень престижно. Старики вспоминают, что на станции были и лошади, и собаки, и шикарный магазин с дефицитными товарами. Коренные жители Ключей даже перелезали через забор на территорию вулканогородка, чтобы попасть в заветный магазин. В 1970-х в Ключи приехал Юрий Демянчук спасаться от несчастной любви: «Так многие делали в те годы, приезжали сюда начинать все сначала». Благо, от Москвы поселок отделяет девять часов на самолете и десять-двенадцать на машине по гравийной дороге от Петропавловска-Камчатского. В 1977 году к подножию вулкана начать все сначала приехал еще один человек — Екатерина Жданова, сестра бунтарки Крис Эванс, дочь Светланы Аллилуевой, внучка Иосифа Сталина.

Екатерина Жданова родилась в 1950 году от брака Светланы Аллилуевой и профессора Юрия Жданова. Родители Екатерины рано расстались, поскольку Аллилуева находила Жданова «холодным и неинтересным». Большую часть детских лет Екатерина провела в поездках по стране с отцом — на Кавказ, Алтай, Байкал. Екатерина понравилось путешествовать, и она решила учиться на геофизика.

В 1966 году Светлана отправилась в Индию, чтобы сопроводить прах третьего мужа, Браджеша Сингха, индийского эмигранта, работавшего в СССР переводчиком. Накануне возвращения в Москву Светлана обратилась в посольство США в Дели с просьбой предоставить ей вид на жительство. Дети Аллилуевой Екатерина и Иосиф, которым тогда было 16 и 21, несколько часов ждали ее в московском аэропорту, прежде чем узнали, что она не приедет.

Спустя три дня Светлана Аллилуева написала детям письмо — ее разочаровал коммунизм и смысла возвращаться она не видела: «Одной рукой мы пытаемся поймать саму луну, а другой вынуждены копать картошку тем же способом, что делали это и 100 лет назад». Аллилуева попросила Иосифа продолжать изучение медицины, а Екатерину — не бросать науку: «Пожалуйста, сохраните мир в своем сердце. Я делаю то, что мне приказывает моя совесть». Иосиф тогда ответил матери: «Ты должна признаться, что после того, что ты сделала, твой совет издалека иметь храбрость, держаться вместе, не падать сердцем, заботиться о Кате, это, как минимум… странно. Я считаю, что своим поступком ты отрезала себя от нас». Екатерина ничего не ответила матери.

Спустя 11 лет, в 1977 году, Екатерина оказалась в Ключах в составе геологической экспедиции. Там Екатерина познакомилась с женатым сотрудником вулканологической станции Всеволодом Козевым. Козев был молод, красив и харизматичен. Екатерина, говорят, была веселой, играла на гитаре и пела песни Окуджавы. Козев заинтересовался Ждановой, хотя некоторые их коллеги утверждают, что в основном потому, что она внучка Сталина. По их же словам, Жданова никогда не говорила об этом родстве. На станции вспоминают лишь один эпизод — кто-то однажды в компании стал критиковать Сталина, на что Жданова крикнула: «Замолчите! Вы его не знали. Вы ничего не понимаете. Сталин святой!» Как бы то ни было, Козев оставил жену и ушел к Ждановой.

По поселку до сих пор ходит много слухов о том, что между ними потом пошло не так. Одни утверждают, что виной был скверный характер Ждановой, другие — что она была никудышной хозяйкой и не умела даже готовить, поскольку прожила всю жизнь с прислугой. Друг Козева, тоже сотрудник вулканостанции, Геннадий Тезиков рассказывал об этом так: «Сева вообще-то был авантюристом по натуре. Он думал, что Жданова его озолотит, а у нее за душой не оказалось ни гроша… Женившись на Екатерине, Козев оставил свою прежнюю семью — жену и двоих детей. Его первая супруга преподавала немецкий язык в поселковой школе, была известным человеком в Ключах. От Севы тогда многие отвернулись, да и на Жданову люди стали смотреть косо…»

Всеволоду Козеву спустя пять лет диагностировали цирроз печени. «Севу тогда было не узнать, — вспоминает Тезиков, — он весь распух. В душе — полное опустошение. Всегда был лидером, а оказался у разбитого корыта». В 1981 году у Козева и Ждановой родилась дочь, Анна, в 1983 году Козев застрелился — дома, из охотничьего ружья.

Юрий Демянчук вспоминает, что после самоубийства мужа Жданову будто подменили: «Когда она только приехала — ходила на праздники, дни рождения. А потом в один день перестала общаться со всеми. Когда встречает кого-то на улице, переходит дорогу». Коллеги думали, что Жданова вернется в Москву или поедет к родственникам — она продолжала общаться с отцом до самой его смерти в 2006-м и один раз летала к нему в Ростов. Но она никуда не уехала. Ей выделили небольшой дом — по два окна на каждой стороне, без удобств. Коллеги довольно быстро поняли, что лезть к Ждановой смысла нет. Потом от нее уехала дочь — влюбилась в прапорщика из военной части в поселке и перебралась к нему. И Жданова стала жить со своими собаками. Никто точно не знает, сколько их у нее — говорят, не меньше десятка.

Поселок Ключи Камчатского края
Фото: РИА Новости

Иногда на станцию Ждановой приходили телеграммы от матери, но она рвала их, не читая. В 2011 году с ней по случаю смерти матери связалась сводная американская сестра Крис Эванс. Жданова и ее письмо оставила без ответа. Журналисты тогда съезжались к Ждановой стаями, но она закрылась дома и ни с кем не говорила. Лишь один раз ответила на телефонный звонок, чтобы сказать: «Аллилуева мне не мать. Вышла какая-то ошибка».

Жданова живет в своем доме на краю поселка и выходит оттуда только на вулкан и помыться к дочери. И по-прежнему переходит на другую сторону улицы, если встречает знакомых. Говорят, у нее дома хаос и ей предлагали сделать ремонт, и предлагали квартиру в Петропавловске-Камчатском, но она отказалась. В последний раз ее видели в администрации поселка, куда она приходила, чтобы отказаться от претензий на какую-либо собственность потомков Сталина в Москве. Жители Ключей без ее разрешения покрасили ей фасад дома — теперь ее дом ярко-голубого, очень веселого цвета.

Жданова перестала появляться на станции — ей не было интересно заниматься бумажной работой, обрабатывать находки, делать прогнозы. Демянчук говорит, что из Москвы поступали сигналы: Жданову не трогать. И ее никто не трогал. Она отвечала за регистрацию эманацию радона — поднятие из глубин вулкана радиоактивного вещества, по которому можно предугадывать надвигающееся извержение, — и ее можно было увидеть только на вулкане. Екатерина Жданова ходит и проверяет, как себя чувствует Девушка, когда будет следующее извержение.

У сотрудницы библиотеки Ключевского сельского поселения Светланы Александровны сжимается сердце от раскатов грома, сопровождающих извержения Ключевской сопки. Когда Девушка не извергается, вулкан все равно мешает жителям поселка Ключи: пепел пристает к морковке на грядках, к лицу, к асфальту. «Ну, вы сами представьте всю морковь в пепле — не очень приятное зрелище», — говорит библиотекарь. После каждого каприза Девушки во всех щелях — пепел. Жители Ключей моют улицы, окна, машины, чихают, аллергики оттирают пепел с лица. Люди разговаривают с вулканом: опять ты надула нам тут пепла, а теперь всему поселку за тобой убирать. Екатерина Жданова в уборке не участвует.

Директор школы искусств в поселке Ключи Елена Бойко говорит, что раньше Жданова бывало заходила к ним на праздники, когда в них участвовала ее внучка Вика. Особенно ей нравились концерты духового оркестра. «Но пару лет назад случился какой-то юбилей Сталина, приезжало НТВ и замучило ее. Люди в поселке знают, что она мало общается, и не пристают к ней с расспросами, разговаривают как с обычным человеком. А журналисты ее в тот раз совсем замучили, и с тех пор она совсем замкнулась в себе».

Взрослых в Ключах вулкан раздражает, а дети его любят. Все в школе рисуют Девушку — с розовой, красной, зеленой лавой. Ключевская красивее всего в начале июля, когда выпадает снег: сверху до середины белая, потом черная, а потом зеленая, как мороженое на картинке. Здесь такие яркие краски, говорит учительница, потому что от Ключевской много минеральных веществ: «У нас такой шиповник, что стоит красная стена, такого на материке не увидишь!» Дети радуются цвету, взрослые к нему быстро привыкают и раздражаются: пепел от машин ничем не оттереть, все время грязь, как будто Девушка совсем не может следить за собой. «Бывает утром идешь на работу — белое все, снег выпал, красота, а к вечеру она будет стоять уже вся черная, потому что сама себя засыпала пеплом», — рассказывает Бойко.

Золотой век Ключевской сопки давно уже позади — ехать трудиться в эту глушь больше не престижно, былой исследовательский интерес и интрига прошли, никто не приезжает спасаться и искать новую жизнь. Сегодня у своего подножья Девушка все больше видит подуставших стариков и спивающихся бездельников. «Это раньше сюда ехали все — геологи, геофизики, геодезисты, все хотели на вулкан. Сейчас не то. Денег нет. И интереса нет. Работы нет. Молодежь не понимает, зачем рисковать, зачем ночевать в палатках на вулкане в мороз. Они изнеженные — они хотят в бар и в душ. Тут кроме нас, стариков, и нет никого, а мне 67 и я не вечный», — говорит Демянчук. В следующем году на станции будут сокращения, ученый уверен, что уволят и Екатерину Жданову. Девушку оснастили камерами, терабайты информации и спутниковых снимков передаются через тысячи километров, гора обмотана GPS-маршрутами, и никаких загадок больше не осталось. Уже 40 лет Юрий Демянчук работает у подножия Ключевской сопки и разговаривает с вулканом; совсем скоро единственной работой в этих пустынных краях станет обязанность время от времени протирать оптику камер от пыли и пепла.

 

snob.ru

Екатерина Жданова — внучка и.в. сталина

КАТЯ училась в привилегированных школах, жила в роскошных по советским меркам квартирах, но едва ли ее детство можно назвать счастливым. Она была еще ребенком, когда в стране началась кампания по развенчанию культа личности ее деда, затем была странная смерть дяди — Василия Сталина и, наконец, бегство матери за границу в 1967 году. Эмиграцию матери 17-летняя Екатерина посчитала предательством. Могла ли она предположить, что 10 лет спустя сама сломя голову убежит из Москвы подальше от всевидящего ока спецслужб, опеки родственников и назойливого любопытства коллег и знакомых?

В глухой камчатской провинции ее независимость обернулась затворничеством, самоутверждение — холодным равнодушием коллег, а любовь — недолгим замужеством, которое завершилось трагедией.

Столичную суету Жданова променяла на тихую жизнь у подножия вулканов

В ДАЛЕКИЙ камчатский поселок Ключи Екатерина впервые приехала в 1977 г. в составе геологической экспедиции, изучающей Ключевскую сопку — крупнейший действующий вулкан Евразии.

В Ключах она познакомилась с обаятельным сотрудником вулканостанции Всеволодом Козевым — неординарным человеком, который легко становился душой любой компании. В такого трудно было не влюбиться. Очаровал провинциальный донжуан и молодую москвичку.

Выйдя замуж за Всеволода, свою знаменитую фамилию она менять не стала. А вот столичную суету с удовольствием променяла на тихую жизнь у подножия камчатских вулканов. Она надеялась, что здесь наконец-то станет не внучкой Сталина, а просто Екатериной Ждановой. Коллеги будут ценить ее как грамотного специалиста, а супруг — любить, потому что она умная и интересная женщина. Увы, ее мечтам не суждено было сбыться.

«Сева вообще-то был авантюристом по натуре, — вспоминает хорошо знавший Козева сотрудник вулканостанции Геннадий Тезиков. — Он думал, что Жданова его озолотит, а у нее за душой не оказалось ни гроша… Женившись на Екатерине, Козев оставил свою прежнюю семью — жену и двоих детей. Его первая супруга преподавала немецкий язык в поселковой школе, была известным человеком в Ключах. От Севы тогда многие отвернулись, да и на Жданову люди стали смотреть косо…»

Знакомые Козева рассказывают, что первая жена с него пылинки сдувала. Совсем другой оказалась Екатерина: хозяйкой она была никудышной. Дочь «принцессы» Светланы в детстве не научили убирать, стирать и готовить. Разве воспитатели могли знать, что ее ожидает в недалеком будущем? Всеволод не получил от женитьбы того, на что рассчитывал, стал выпивать. Рождение в 1982 году дочери Ани лишь на время заставило его остепениться. Вскоре врачи вынесли ему приговор — цирроз печени. «Севу тогда было не узнать, — вспоминает Г. Тезиков, — он весь распух. В душе — полное опустошение. Всегда был лидером, а оказался у разбитого корыта». Понимая, что болезнь неизлечима, Всеволод впал в жуткую депрессию и в 1983 г. застрелился из охотничьего ружья в собственном доме…

Коллеги полагали тогда, что Жданова уедет из Ключей к родственникам в Ростов или Москву. Но она осталась в поселке, где у нее не было ни родных, ни близких друзей. Ей выделили небольшой домик, в котором она живет и по сей день.

Себя Екатерина Юрьевна решила посвятить дочери и вулканам.

СЕГОДНЯ правнучка Сталина Аня вместе с супругом и пятилетней дочкой Викой живет отдельно от матери в небольшой квартирке в воинской части, расположенной неподалеку от Ключей. Она заочно учится в техникуме на бухгалтера, а ее муж служит прапорщиком. Первое время он даже не подозревал, что породнился с потомками генералиссимуса. Узнал об этом позднее, причем не от жены, а от знакомых…

Екатерина Жданова по-прежнему работает старшим научным сотрудником в институте вулканологии, хотя, по словам коллег, в своем кабинете появляется нечасто. Из дома она практически не выходит, с соседями не общается, а газетчиков, говорят, вообще на дух не переносит. Мы напросились к ней в гости как туристы, приехавшие посмотреть на камчатские вулканы (позже, правда, признались, что мы — журналисты).

Выглядела она неважно — похудевшая, уставшая женщина. Единственная комната в ее маленьком частном доме заставлена полуразвалившейся мебелью.

Хозяйка показывала слайды с вулканами, увлеченно рассказывала о работе. Когда речь зашла о матери, Светлане Аллилуевой, Жданова заметно разволновалась: «У нее своя жизнь, у меня своя. В нашей семье все работают, она решила пойти своим путем. Мы предлагали ей вернуться в Россию. Но она отказалась, это ее дело». Слова «мама» Екатерина Юрьевна не произнесла ни разу.

Когда Аллилуева приезжала в Советский Союз в середине 80-х, дочь от встречи с ней отказалась, ограничилась письмом. «В нем

хорошо знакомым мне еще детским почерком совершенно чужая мне взрослая женщина писала с неслыханной злобой, что она «не прощает», никогда «не простит» и «не желает прощать». Так об этом послании отзывается Светлана Аллилуева в «Книге для внучек». Свою мать Екатерина Юрьевна действительно так и не простила.

Выйдя на улицу после разговора с нашей героиней, мы задержались около ее маленького домика. «Крошечная лачуга, не более курятника, где вся семья ютилась в одной комнатушке», — эти слова можно сказать и о жалком жилище Ждановой, но они были посвящены другому дому. Так Светлана Аллилуева в одной из своих книг описала хижину в Гори, где родился Иосиф Сталин. С тех пор прошло 126 лет. Сегодня в небольшой лачуге, только на другом конце Евразии, живет внучка некогда великого вождя. Хотя сам Сталин, наверное, предполагал, что его потомкам будет уготована иная судьба. Увы, каким-то мистическим образом все вернулось на круги своя.

biozvezd.ru

«Я родилась в Сибири и покорила Москву!»

Беседовала: Елена Запорожец

 

Златовласая, хрупкая и утонченная, мягкая и открытая, жизнерадостная и легкая на подъем – такой на первый взгляд кажется героиня нашего номера. Принцесса? Возможно… Но это принцесса XXI века. Перед нами еще и весьма успешная бизнес-леди. И хотя этот расхожий штамп никак не вяжется с ее обликом, именно таковой она и является. «Я родилась в Сибири и… покорила Москву» – это ее история, история девочки с Алтая – Екатерины Ждановой 

 

NS.: С детства почти все девочки видят себя балеринами, певицами, художницами, актрисами. А вы, я знаю, всегда хотели заниматься только бизнесом. Расскажите, с чего все началось?

– Наверное, я неправильная девочка. (Улыбается.) Я не мечтала стать звездой – танцевать или петь, я с детства грезила мечтой о бизнесе. (Улыбается.) Уже в старших классах, будучи ученицей лицея, я стала немножко этим заниматься. В нашем городе Барнауле (сама я сибирячка) открылся первый в Алтайском крае выставочный комплекс. Я собрала маленькую команду из своих одноклассников и друзей, и мы начали рекламировать местного производителя воды. (Улыбается.) На тот момент мне было 16, со мной вместе учились дети чиновников и бизнесменов, почти все из них планировали в дальнейшем продолжить обучение в Москве. Я поставила себе цель заработать собственными силами на университет в столице! Кстати, денег хватило, чтобы оплатить первый курс в Российском экономическом университете имени Г. В. Плеханова.

 

NS.: Вы учились, параллельно работали, что уже нелегко, но начать с нуля в большом городе собственный бизнес в таком возрасте… это все-таки рискованно. Не находите?

– Однажды ко мне пришло понимание, что я переросла свою должность в компании, необходимо было двигаться дальше. В то время я открыла свою собственную консьерж-службу. Мы придумали единую сервисную службу, которая брала на себя все заботы, связанные с выездом за границу: мы оформляли документы, визы, паспорта, придумывали туры. Хорошая репутация и база постоянных клиентов – наша заслуга. (Улыбается.) Потом я встретила любимого человека, у нас родился сын. Ну, а время беременности для меня было временем мыслей, целей и планов. Я много читала, интересовалась различной бизнес-литературой. В то время был какой-то бум на хостелы. Эту идею я отмела сразу – мне этого показалось мало, и я решила открыть отель. Я всегда интересовалась этим бизнесом. Много путешествовала. Однажды поняла, что Москве необходим новый концептуальный сегмент отелей, где гости за приемлемые деньги могли бы позволить себе проживание в комфортных условиях в самом центре города. Первое помещение на Патриарших прудах мне предложил знакомый, в нем я открыла гостиницу на 12 номеров – отель «Калифорния». Этот проект за год полностью окупился, я его продала и открыла два отеля. Прошло три года, и у нас уже семь объектов. С каждым разом я набираюсь опыта и улучшаю качество.

 

NS.: Расскажите о новом проекте «Арт-бутик-отель “Столешников Residence”», который находится в Дмитровском переулке, в самом центре столицы. Какого формата будет этот отель?

– В 2015 году я закончила и наладила работу сразу четырех объектов, таких как «Отель Бруно», «Гостиница мира», «Отель Лео», которые соответствуют формату трех звезд – домашние комфортные мини-отели. Не так давно я собрала все свои силы и приступила к реализации нового проекта. Собственно, само его местоположение подсказало и его концепт. Наш новый отель находится в уникальном месте. Это историческое здание было построено в конце XIX века и принадлежало предпринимателю, меценату, коллекционеру произведений древнерусской живописи, владельцу самой крупной в России коллекции икон Егорову Е. Е. Прочитав историю здания, я поняла, что здесь необходимо создать что-то необычное и уникальное. Так появился «Арт-бутик-отель “Столешников Residence”», рассчитанный на 43 номера. Мы планируем каждый месяц менять тематику контента отеля. Например, месяц Франции, Италии, Китая, Индии, Америки. Мы хотим менять и кухню ресторанов, и детали интерьера. Уникальность идеи отеля состоит в том, что мы планируем совмещать здесь несколько направлений деятельности. Я верю, что это будет не только теплое, уютное, комфортное место для проживания, где каждый гость будет чувствовать себя VIP-персоной, но и выставочное арт-пространство, где будут экспонироваться произведения современных художников, скульпторов и российских дизайнеров. Мы планируем проводить тематические вечера, мастер-классы, тренинги, семинары. Есть желание создать своего рода арт-клуб, творческое пространство, где люди будут встречаться и общаться. Мы хотим показать иностранным гостям нашей столицы хотя бы фрагменты современной российской культуры. Но двери будут открыты не только для гостей. Люди могут зайти, посмотреть, поучаствовать в обсуждении, приобрести понравившуюся вещь или картину.

 

NS.: Из-за резкого понижения курса рубля Россия стала популярна среди иностранцев, вы это почувствовали на себе?

– Из-за изменения внутренней и внешней политики в сфере туризма постоянно чувствуются перемены, нам приходится быстро приспосабливаться. Два года назад, до войны на Украине, к нам приезжали туристы со всего мира, люди с рюкзачками пожилого возраста из Чили, Австралии, Турции, тогда туризм развивался в этом направлении. Из-за резкой перемены курса нам пришлось приспосабливаться к новым условиям рынка – сейчас приезжают друзья из Азии. На семинарах, которые я периодически посещаю, рекомендуют повсеместно вводить в отелях таблички на китайском языке. Российские власти все делают для того, чтобы наша страна вошла в рейтинг самых популярных и посещаемых стран мира. Я тоже хочу в этом поучаствовать, помогаю своей родине, открываю хорошие, качественные объекты с высокими стандартами обслуживания.

 

NS.: Не могу не задать традиционного вопроса о планах, потому что в ответе на него обычно очень хорошо видна и перспектива, и анализ ситуации.

– Я сама из Сибири и очень люблю этот край. (Улыбается.) Я считаю неправильным то, что наши дети встают на горные лыжи в Альпах. В России множество замечательных мест, например горнолыжный курорт Шерегеш в Кемеровской области. У нас большая страна с потрясающей природой! Есть и море, и горы. Для меня родина много значит, ее надо любить, о ней надо заботиться, развивать и делать все, чтобы мы были самыми лучшими. Планов на будущее множество, человек я по натуре не очень спокойный. (Улыбается.) Моя семья (муж, близкие) поддерживает меня в этом, хотя, конечно, они хотели бы, чтобы я немного остановилась. У меня есть желание развивать Алтайский край. Там просто уникальная природа. Мы планируем взять несколько турбаз в свое управление, провести обучение персонала, поменять концепцию и формат. Будем предлагать выездные туры с пешими прогулками, сплавами по реке Катуни, велотуры. Все это совместить с физическим и духовным очищением, косметическими процедурами, массажами. В 2018 году мы ждем чемпионат мира по футболу, и это, конечно, большой стимул. Надеюсь к этому времени построить несколько объектов. Мы развиваемся, обучаемся, готовимся встретить гостей, что называется, во всеоружии.

Помимо отелей мы открыли фитнес-студию «Бодимания», которая находится в Большом Афанасьевском переулке. В ней представлены уникальные тренажеры Miha Bodytec – клиент надевает специальный костюм и занимается всего 25 минут, а эффект, словно четыре часа в обычном зале.

 

NS.: Любите ли вы путешествовать? Есть ли такое место на земле, которое давно мечтаете посетить, но пока не решились?

– Я не могу планировать путешествия заранее. Я весьма спонтанный человек. Например, лежа в кровати, могу задумать полететь куда-нибудь в Америку, где я еще не была. Резко куплю билеты, соберусь и улечу. Для меня именно это идеальный отдых. Очень хочу посетить Карибские острова с дикими пляжами, подводные отели на Мальдивах, острова Бора-Бора. Я обожаю Италию, могу сесть в машину и просто кататься по маленьким итальянским городкам. Самое любимое романтическое место – это озеро Гарда в Италии, там я набираюсь энергии и вдохновения.

 

NS.: Вы рисковый человек, любите экстремальные виды спорта или же вам ближе что-то более спокойное и умиротворенное?

– Все зависит от настроения. Я, наверное, хамелеон. (Улыбается.) Если мои друзья хотят приземлиться на вертолете на горе и скатиться вниз на лыжах, то я их поддержу, даже если этого никогда не делала. Если они скажут, что надо нырнуть с аквалангом, я нырну за компанию. Когда же накапливается усталость, я еду на пляж, ложусь на шезлонг, беру бокал белого вина и расслабляюсь под лучами теплого ласкового солнышка.

 

NS.: Бизнес и семья. К сожалению, эти вещи порой трудно совмещать даже мужчине. У вас есть секрет такой гармонии?

– Я поняла: для того чтобы все это совместить, надо найти людей, которые будут с тобой на одной волне. Необходимо попадать в одни ритмы. Мне с моими близкими это удается, мы подстраиваемся друг под друга, ценим друг друга. Ребенка я приучаю к такому же ритму жизни, как у мамы: он занимается французским, фортепьяно, спортом и играет на скрипке. У него плотный график, он занят с утра до вечера. Я его приучаю к тому, чтобы он в будущем стал активным и успешным человеком, при этом даю определенную свободу.

 

NS.: Есть ли у вас свой девиз?

– Ценить себя. Любить себя. Смотреть только вперед и мечтать. Мечта – это первый шаг к чему-то новому. Правда, для этого еще непременно надо сделать и второй шаг – встать и начать делать. Мне повезло, все мои мечты осуществились. Правда, иногда я переживаю, что мне не хватает полета фантазии. Тогда я ложусь и на ночь обязательно что-нибудь придумываю. (Улыбается.)

 

NS.: Охарактеризуйте себя в трех словах.

– Мечтать. Делать. Любить. 

 

nightstyle.ru

Автора! Екатерина Жданова. Электронные пампасы

Поэт, прозаик, композитор, радиорежиссёр. Родилась в 1965 году в Москве.
Сочинять стихи и сказки начала с шести лет. По окончании школы хотела стать
художником-модельером по трикотажу; готовясь в Московский текстильный
институт, освоила почти все виды вязания вручную и на машинке.

Овладела множеством разных профессий: от тренера айкидо и
художника-прикладника до телекорреспондента российского телевидения (канал
«Деловая Россия»). Авторская песня — ещё одно увлечение Екатерины Ждановой.
В 2003 году в издательстве «ВЕСТЬ-ТДА» она как композитор и соавтор
писательницы Галины Лебедевой выпустила проекты «Музыка счастья» (караоке),
«Артисты», «Муравей купался в луже» и «Мухтарка».

В 2003 году пишет сценарий и музыку для радиоспектакля по сказке Г.
Лебедевой «Приключения Огуречной Лошадки» (режиссёр записи и монтажа). Как
соавтор, составитель и продюсер готовит выпуск сборников рассказов и сказок
Г. Лебедевой: «Как Маша поссорилась с подушкой», «Как Маша нянчила
воронят», «Муравей купался в луже», «То, что надо для детского сада».

С 2009 года в издательстве «Ардис» выходят авторские стихи и сказки:
аудиокниги «Лунный вальс», «Йоллы-Пуккиен — Дед Мороз», «Про мышонка и
лунную корочку», а также радиоспектакли-пособия в серии «Учиться — это
весело!»: «Кошка Мура, пёс Чарлик и профессор Сан Саныч», «О воробьях,
синичках и прочих разных птичках» и две композиции — «Мойдодыр» и «Муха
Цокотуха» — на стихи К. Чуковского. В проектах участвуют известные артисты
Вера Васильева, Александр Леньков, Ирина Муравьёва, Александр Воеводин.

Стихи и сказки публиковались в электронных и бумажных изданиях «Кукумбер»,
«Школьник», «Дошкольное образование», «Московский Парнас», «Мир животных»,
«Апельсинка». В 2013 году в издательстве «Эксмо» вышла первая книга-сказка
«Про Мышонка и лунную корочку».

Окончила курсы литературных редакторов при Литературном институте им. А. М.
Горького. Составитель и продюсер выпущенных посмертно книг поэта Игоря
Жданова: «Проворонило время меня», «Всё живое» и «Такая судьба».

Дипломант конкурсов малой прозы «Белая скрижаль — 2011», «Русский стиль —
2012», конкурса им. Виктора Шнитке. Победитель конкурса малой прозы «Моё
счастливое детство» литературного клуба «Белкин» (2012).

Член Союза писателей России.

Читайте в «Пампасах»:

www.epampa.narod.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о