Дизайнер ольга малярова – Дизайнер Платьев MALYAROVAOLGA

Автор: | 11.11.2016

«Для меня дизайн — это искусство» / Как стать дизайнером одежды / ВТОРАЯ УЛИЦА


 
Большое и очень интересное интервью с дизайнером Ольгой Маляровой.
К своим 27 годам дизайнер Ольга Малярова уже успела стать финалисткой российского проекта «Подиум», победительницей конкурсов «Who’s Next Paris–2013» и «Адмиралтейская игла-2013», лауреатом гран-при «Адмиралтейская игла-2012», участницей множества выставок и показов, а также женой и мамой двух очаровательных детей. Как ей все это удалось? Читайте в нашем интервью.
— Как вы решили стать модельером? Это была детская мечта, либо так  само получилось?
— Изначально я хотела стать парикмахером. Но при этом все детство я вместе с двумя сестрами шила игрушки. Этому нас научила мама, ей самой  всегда нравилось шить, и у нее оставалось много обрезков, тряпочек. Благодаря ей в раннем возрасте я познакомилась с иголками, нитками, тканью.
Потом моя старшая сестра поступила в парикмахерский колледж и вроде как «украла» мою мечту. (Смеется). Я решила, что надо срочно выбрать другую профессию,- дизайнера. Наверное, мне было тогда лет восемь. Я уже знала, чего хочу.
— В каком возрасте вы поняли, что дальше будете заниматься только дизайном и ничем больше?
— В пятнадцать лет. Я определилась с университетом в десятом классе и не подавала документы ни в один другой вуз. Но мне сказали, что для поступления нужно закончить подготовительные курсы: у меня не было ни художественной школы за плечами, ни училища. Я толком не понимала, что такое рисунок, живопись, композиция, а  экзамены были именно по этим предметам.
Я отходила целый год на курсы, меня хорошо подготовили… На самом деле они должны были длиться два года, но у меня хорошо все получалось, и их сократили до года. До начала вступительных экзаменов проходили открытые олимпиады, победа в которых давала возможность поступить досрочно. Я выиграла олимпиаду и поступила еще до окончания школы.

Фото: Екатерина Бугрова
— Насколько важно для дизайнера профильное образование?
— Естественно, важно. Чтобы понимать, что вообще происходит в мире, в моде, недостаточно одного желания и собственного эго. Изучать моду через интернет намного сложнее и дольше, чем отучиться в вузе, где тебе в голову «загрузят» всю необходимую информацию. В любом деле есть особенности, которые ты не заметишь, если не знаешь, где искать. Они очень важны, и самое интересное, что я поняла это только сейчас, спустя годы.
Когда мы изучали композицию, учились видеть правильные пропорции, проходили курс цветоведения (правильного сочетания цветов и их воздействия на эмоции человека), штудировали дополнительные предметы, которые помогают уже в работе с клиентом, в пиаре, я даже не представляла, какую роль они все играют.
Конечно, все это можно освоить самостоятельно, но на это уйдет гораздо больше времени. К тому же, именно на первом курсе я узнала, что существуют конкурсы дизайнеров, раньше я даже не задумывалась о них. Почти сразу после поступления я приняла участие в «Адмиралтейской игле» и попала в финал. Эта победа стала первым профессиональным признанием.

Фото: Галина Галло
— Расскажите о своем профессиональном пути. Что вам помогало, а что мешало на нем?
— Что помогало? Во-первых, дизайнеру нужно постоянно шить. Многие считают, что можно стать дизайнером и не уметь шить, – это полный бред. Ни одна швея вас не заменит. Сколько я работаю, сколько лет ищу себе помощников, ни разу не встретила человека, который может сшить то, что я придумала. Все равно это будет немножко по-другому, немножко хуже: либо качество разное, либо пропорции, либо что-то, для чего будет недостаточно даже эскиз нарисовать, чтобы показать ту картину, которая у меня в голове. Создать ее можно только самому, когда ты видишь в процессе работы, что происходит. Мне повезло, что у меня мама шила, и я еще до университета представляла, что такое машинка, оверлоки, обработка и все остальное.
Во-вторых, сразу же после первого конкурса я начала искать в интернете другие соревнования, в них участвовать, – в общем, я никогда не сидела на месте. Я кидалась «во все тяжкие», шила сутками, приезжала в любые места, куда только могла ткнуться со своей коллекцией. Кто-то пригласил провести показ в ресторане — я шла. Кто-то захотел сфотографировать мое платье — я тут же его давала. Сейчас я ничего этого не делаю, сейчас у меня уже другой уровень, и показы – только на подиуме. Многие дизайнеры считают, что непрестижно устраивать показы в кафе, ресторанах, что надо держать марку… На самом деле держать марку надо тогда, когда марка есть. И добилась я этого только благодаря тому, что везде участвовала, –  обычные люди видели меня и мои коллекции. Им нравились платья, они рассказывали обо мне друзьям. Информация передавалась через сарафанное радио, что увеличивало количество клиентов и объемы работы. Каждый раз я шила заказы лучше и лучше. Однажды я поняла, что круг уже очень широкий. Дошло до того, что мои платья стали брать в прокат на большие мероприятия, например «Невские берега».
Именно так я однажды попала в проект «Подиум». Я сидела работала перед телевизором, увидела рекламу, что в России проходит этот конкурс. Не раздумывая, схватила вещи и поехала на кастинг. Быстро собрала портфолио, распечатала фотографии и очень легко прошла отбор. Было очень страшно, людей безумно много, я думала, что это невозможно, нереально. Боялась показывать свои платья. Но члены жюри буквально минуту посмотрели и сказали: «Всё, ты прошла, тебе позвонят».
— Были ли у вас когда-нибудь мысли уйти из дизайна?
— Нет, никогда. Не знаю, может быть, я такой человек: если есть цель, я к ней иду. Когда тяжело, я, конечно, задумываюсь о том, что, возможно, есть работа полегче. (Улыбается). Например, работа, связанная с общением с людьми, – когда ты каждый день выходишь из дома, приезжаешь в офис, что-то обсуждаешь, решаешь различные вопросы.
Я ведь работаю дома, все время нахожусь в квартире. Порой не хватает времени, чтобы выйти на какое-нибудь мероприятие, в кино, театр. Вся работа – ручная, кропотливая и, конечно, тяжелая… Иногда хочется отложить иголку и нитку и устроиться в Макдоналдс. (Смеется). Особенно когда у всех праздники, корпоративы,  – все веселятся, а я…
Фото: Анна Конофалова
— Что самое сложное в вашей работе?
— Психологически тяжело. Ночами приходится не спать. Когда сложный заказ, срочный – это вечная проблема… Я всегда говорю, что шью заказ в течение трех месяцев, но обязательно появляется клиент, который уговаривает меня сшить за месяц, —  вот тогда я схожу с ума. Несколько недель сплю по три часа, пальцы болят от иголки, руки в ожогах от горячего клея.
— Что самое приятное в вашей работе?
— Приятно, когда после мероприятия девочки мне пишут восторженные отзывы, что они были королевами, что благодаря платью чувствовали себя на седьмом небе от счастья. Это, конечно, очень приятно. Значит, что я не просто шью платья, а делаю людей счастливыми… Некоторые даже плачут от радости, когда примеряют наряды… Обычно у меня свадебные платья, платья, связанные с такими мероприятиями, в которых поплакать не страшно. (Улыбается).

Фото: Татьяна Мерцалова
— Есть ли у вас профессиональная мечта?
— Я боюсь, что она уже сбылась. Меня знают во многих странах – буквально вчера отправила два шикарнейших платья в Саудовскую Аравию. В Италию отправляла. Пишут люди из Германии, из Нидерландов, расписывают мне целые поэмы о том, какая я прекрасная. Чего еще хотеть от жизни? Мечтать о красной ковровой дорожке? Это дело времени, а мне нравятся другие, душевные достижения. Я семейный человек, и мне важны другие ценности. Ни в денежном эквиваленте, ни в еще каком-то, а именно понимание того, что все хорошо. Кризис в стране, а у меня заказов до сентября, меня ценят, уважают. Чего еще хотеть? Начинающие дизайнеры мне постоянно пишут, что хотят у меня учиться, практику проходить, – а какая практика, если я дома шью?
Я раньше отвечала, что хотела бы свой модный дом, но поняла, что это немножко неправильно. Очень затратное мероприятие, необходимое только для поддержания высокого статуса, а я не люблю это все. Тот факт, что у меня нет модного дома, привлекает ко мне людей, которые ценят мои способности, а не статус. У нас складывается душевное общение, и работа проходит гораздо легче. Менять это тепло на красивый интерьер и девочек, предлагающих чай и кофе, я не хочу. Это все, конечно, приятно, но не мое.
Поэтому я пока оставила эту мечту. У меня есть немного другая идея, связанная с интернет-проектом по всему миру. Но это только задумка. Для этого нужно сотрудничать с каким-то швейным цехом, а до этого заработать много денег и найти нужных людей.
Фото: Галина Галло
— Чем вы больше всего гордитесь в профессии и в жизни?
— В жизни горжусь тем, что у меня двое прекрасных детей. Хотела бы, чтобы их было еще больше — трое, четверо. (Улыбается).  В профессии – всеми победами на конкурсах.
— Обычный рабочий день дизайнера – он какой?
— Просыпаешься, как лунатик, садишься за стол и работаешь.(Смеется).
— Как вы умудряетесь совмещать заботу о двух детях и такой график?
— Есть определенное время, которое я должна посвятить детям, – отвести в спортивную школу, в садик. Остальное я подстраиваю под это расписание. Работаю, пока они в садике. Они вернусь в 6-7 часов — пока я не уложила их спать, мы общаемся. Дети уснули – я пошла дальше работать.
— Как вы придумываете новую коллекцию, откуда берете вдохновение?
— Я не знаю, откуда оно у меня берется, просто берется и все. Обычно это происходит ночью. После победы на «Адмиралтейской игле» ко мне пришел страх, что все, больше ничего не придумаю. Месяц у меня не было идей, мыслей, либо то же самое лезло в голову. А потом однажды – тук-тук-тук – и за одну ночь я полколлекции придумала. Мне кажется, это все от окружающего мира зависит. Где-то я случайно что-то увидела, где какую-то ткань заметила, где-то мой клиент подал идею, которая мне очень понравилась, и в итоге это в мозгу переваривается, и потом внезапно меня осеняет – вот так-то было бы идеально. В основном вся работа происходит в процессе пошива. Не могу сказать, что хотя бы одно платье в коллекции сшила таким, каким придумала его изначально. Все платья в процессе меняются. Я вижу, что вот так было бы лучше, здесь добавить, здесь убавить — так и создается.
— Есть ли у вас любимая коллекция или платье, в котором, как вам кажется, вы полностью самовыразились?
— Если честно, нет. Каждая коллекция была любимой на тот момент, когда она была для меня новой. Потом она быстро надоедает. Даже платья, которые сначала вызывали мурашки, сейчас меня не трогают. Я ими переболела и теперь уже думаю о других вещах.

Фото: Татьяна Мерцалова
— Почему вы шьете именно вечерние платья?
— Потому что это мое понимание этой профессии. Я не вижу смысла шить простые вещи, которые можно купить в магазине. Я сама в жизни очень просто одеваюсь. Закупаюсь в OGGI дешевой одеждой, и меня это вполне устраивает.
Платья – особая история, как картина, на которую можно смотреть и радоваться. Не обязательно его надевать, думать, куда его надеть, –  достаточно просто на него смотреть и испытывать удовольствие. Когда очередное платье висит на манекене, я просто хожу мимо него, и мне так… хорошо становится от красоты.
— Для вас мода и дизайн – это искусство?
— Дизайн – да. Мода – это, наверное, немного другое.
Фото: Татьяна Мерцалова
— Есть ли у вас любимый дизайнер или коллекция, которых вы считаете настоящим искусством?
— Есть. Наверное, это моя любовь к зрелому Александру Маккуину. Мне нравится его нестандартное отношение. Как он захотел, так и сделал, он никогда не ставит перед собой рамки, ограничения. Я понимаю, что они есть у меня: я всегда подчеркиваю талию, мне тяжело от нее избавиться. Кажется, что, если не подчеркну фигуру, будет некрасиво. Он же ее в некоторых моментах берет и обрубает – и в итоге это работает!
Я знаю, что у него некоммерческий дом. Мне сейчас приходится думать о том, что новая коллекция будет кормить меня весь следующий год.  Естественно, я могу сделать пару эпатажных платьев для себя. Но остальные должны нравиться девочкам, которые берут их в прокат, а девочки мечтают быть принцессами…  Он же не боится ничего, и это восхищает.
— Чувство стиля и хороший вкус – это для вас врожденная характеристика, либо она развивается?
— Естественно, она развивается.
— Каким способом ее можно развивать?
— Не знаю. Я, правда, не знаю, откуда все берется и как это развивается. Приходит какое-то осознание, что, если я пришью на платье чуть больше бантиков и страз – будет выглядеть глупо. Но все зависит от людей. Если человек любит минимализм, то про мои платья он скажет много гадостей, скажет, что я цыганщины набралась. Человек, который любит пышные вечерние наряды, возможно, скажет, что у меня идеальный вкус. Всегда находится тот, кто против, и тот, кто за.
— Если ребенок мечтает стать дизайнером, что нужно сделать? Куда обратиться, где учиться, и главное — что делать родителям?
— Ребенок не совсем понимает, кто такой дизайнер. Он пока не может мечтать о дизайне. Если родители замечают, что ребенок шьет, конструирует, строит, придумывает, то стоит его способности направить в правильное русло. Нужно объяснить ему, что такое дизайн, и, возможно, он скажет: «Да, я мечтаю стать дизайнером». Но намерение должно исходить от самого ребенка и его интересов, а не от родителей. Если ребенок неусидчивый, у него нет предрасположенности к рукоделию, нет смысла даже задумываться об этом.
Если ребенок уже взрослый, 12-14 лет, то в первую очередь его надо сажать за иголку, чтобы он шил. Сейчас продается множество наборов для детей «Сделай сам», в них есть специальные дырочки, лекала. Пусть ребенок посидит, пошьет, поймет, что это ему нравится, тогда можно будет отдавать его учиться.
Фото: Анна Евланова
— Что бы вы посоветовали начинающим дизайнерам, которые мечтают достигнуть ваших успехов?
— Я бы им посоветовала не мечтать о моих успехах, а просто работать, и тогда успех придет сам. Многие мечтают не заработать, а просто получить, — это немного неправильно. Им нравится не тот факт, что я работала двадцать четыре часа в сутки, заработала плохое зрение, больную спину и обколотые пальцы. Им нравится тот факт, что меня уважают, ценят, завидуют мне.
Если человек мечтает именно заработать свой успех, то есть пройти огонь, воду и медные трубы, то у него все получится. Просто терпеливо работайте, и все придет. С тех пор как я начала, прошло тринадцать лет – это очень много времени. Если вам сейчас восемнадцать, прибавляйте еще тринадцать,  и при этом вам придется работать как раб на галерах.
На самом деле люди не хотят работать. Да, я, может, тоже мечтаю быть балериной, мне так нравится, как я танцую. Но я вешу гораздо больше, чем надо, и у меня нет растяжки. Глупо в этой ситуации мечтать о балете. Меня раздражают те, кто осуждает успешных профессионалов. Все люди, которые чего-то добились, такие молодцы, потому что это безумная работа. Все дается только трудом, работой над собой. Это очень тяжело, и только благодаря этой тяжести, наверное, это так круто – добиваться поставленной цели. Если бы было легко, если бы у меня был богатый папа, мой успех бы вообще ничего не значил, было бы скучно.

Фото: Артем Швеммер
— Если бы вы могли по мановению волшебной палочки сменить профессию, какую бы вы выбрали?
— Хирург. Это может показаться странным, но кожу я бы тоже хорошо шила. (Смеется)
— Если ваша дочка скажет вам, что мечтает стать дизайнером, какие эмоции это у вас вызовет?
— Она сейчас уже  говорит, что хочет шить платья, как мама. Но я ее к этому не склоняю, я говорю: «Подумай еще». Я слышала множество историй, когда родители хотели, чтобы дети пошли по их стопам, но дети были против. Закончились они плохо. Важно, чтобы ребенок сам к этому стремился.
— Спасибо большое. Несколько слов на прощание людям, которым нравится ваше творчество, нравится дизайн красивой одежды.
— Я скажу им большое спасибо за то, что они есть. Только благодаря ценителям мы существуем. Допустим, у меня самой нет каких-то пристрастий, дизайнеров, которых бы я ценила, писала им благодарные письма. Но столь отзывчивые люди существуют. Они  пишут мне «спасибо» за то, что я есть, что я делаю красоту. Это такой большой жирный повод продолжать дальше. (Улыбается). Спасибо большое этим людям.
 
источник

secondstreet.ru

Восхитительный haute couture от питерского модельера Ольги Маляровой

Гуляя как-то по просторам интернета, я наткнулась на роскошные платья молодого питерского дизайнера и просто влюбилась в ее работы. Сегодня хочу поделиться своей находкой с вами.

Итак, знакомьтесь. Ольга Малярова — талантливый и успешный молодой модельер. Родилась 1 сентября 1988 года в Санкт-Петербурге. В числе ее профессиональных побед второе место в проекте «Подиум», Гран-при международного конкурса молодых дизайнеров «Адмиралтейская игла», первое место в Парижском конкурсе WHO’S NEXT PARIS. Среди личных достижений — семья и двое детей.

Ольга создает фантастические вечерние и свадебные платья с индивидуальным дизайном и ручной отделкой. На настоящий момент у Ольги вышло уже более 10 авторских коллекций, также она шьет платья на заказ. Шедевры Ольги можно увидеть не только на модных показах, но и на ведущих Первого канала и канала MTV, на обложках модных журналов. Также платья Ольги часто используются в различных фотосессиях.

Я начала следить за ее творчеством в 2015 году и до сих пор не перестаю удивляться разносторонности ее таланта, полету ее творческой фантазии и мастерству сочетания самых разных материалов и шикарной отделки. Каждое из этих платьев можно рассматривать часами. Это, безусловно, платья не на каждый день. Богатство отделки поражает: летящие ткани, кружева, перья, стразы Сваровски.

Предлагаю и вам полюбоваться на некоторые из ее работ. Надеюсь, вы также получите свою порцию наслаждения и вдохновения.

В материале использованы фото из интернета.

www.livemaster.ru

Дизайнер Ольга Малярова - Модный салон - Мода и стили - Каталог статей

— Насколько важно для дизайнера профильное образование?
— Естественно, важно. Чтобы понимать, что вообще происходит в мире, в моде, недостаточно одного желания и собственного эго. В любом деле есть особенности, которые ты не заметишь, если не знаешь, где искать. Они очень важны, и самое интересное, что я поняла это только сейчас, спустя годы. Конечно, всё это можно освоить самостоятельно, но на это уйдёт гораздо больше времени.
— Что самое сложное в вашей работе?
— Психологически тяжело. Ночами приходится не спать. Когда сложный заказ, срочный – это вечная проблема… Я всегда говорю, что шью заказ в течение трёх месяцев, но обязательно появляется клиент, который уговаривает меня сшить за месяц, —  вот тогда я схожу с ума. Несколько недель сплю по три часа, пальцы болят от иголки, руки в ожогах от горячего клея.
— Что самое приятное в вашей работе?
— Приятно, когда после мероприятия девочки мне пишут восторженные отзывы, что они были королевами, что благодаря платью чувствовали себя на седьмом небе от счастья. Это, конечно, очень приятно. Значит, что я не просто шью платья, а делаю людей счастливыми… Некоторые даже плачут от радости, когда примеряют наряды… Обычно у меня свадебные платья, платья, связанные с такими мероприятиями, в которых поплакать не страшно.
— Есть ли у вас профессиональная мечта?
— Я боюсь, что она уже сбылась. Меня знают во многих странах – буквально вчера отправила два шикарнейших платья в Саудовскую Аравию. В Италию отправляла. Пишут люди из Германии, из Нидерландов, расписывают мне целые поэмы о том, какая я прекрасная. Чего ещё хотеть от жизни? Мечтать о красной ковровой дорожке? Это дело времени, а мне нравятся другие, душевные достижения.
Я раньше отвечала, что хотела бы свой модный дом, но поняла, что это немножко неправильно. Очень затратное мероприятие, необходимое только для поддержания высокого статуса, а я не люблю это все. Тот факт, что у меня нет модного дома, привлекает ко мне людей, которые ценят мои способности, а не статус. У нас складывается душевное общение, и работа проходит гораздо легче. Менять это тепло на красивый интерьер и девочек, предлагающих чай и кофе, я не хочу. Это все, конечно, приятно, но не моё.
Поэтому я пока оставила эту мечту. У меня есть немного другая идея, связанная с интернет-проектом по всему миру. Но это только задумка. Для этого нужно сотрудничать с каким-то швейным цехом, а до этого заработать много денег и найти нужных людей.

— Чем вы больше всего гордитесь в профессии и в жизни?
— В жизни горжусь тем, что у меня двое прекрасных детей. Хотела бы, чтобы их было ещё больше — трое, четверо (улыбается).  В профессии – всеми победами на конкурсах.
— Обычный рабочий день дизайнера – он какой?
— Просыпаешься, как лунатик, садишься за стол и работаешь (смеётся).
— Как вы умудряетесь совмещать заботу о двух детях и такой график?
— Есть определённое время, которое я должна посвятить детям, – отвести в спортивную школу, в садик. Остальное я подстраиваю под это расписание. Работаю, пока они в садике. Они вернусь в 6-7 часов — пока я не уложила их спать, мы общаемся. Дети уснули – я пошла дальше работать.
— Как вы придумываете новую коллекцию, откуда берёте вдохновение?
— Я не знаю, откуда оно у меня берётся, просто берётся и всё. Обычно это происходит ночью. После победы на «Адмиралтейской игле» ко мне пришел страх, что все, больше ничего не придумаю. Месяц у меня не было идей, мыслей, либо то же самое лезло в голову. А потом однажды – тук-тук-тук – и за одну ночь я полколлекции придумала. Мне кажется, это всё от окружающего мира зависит. Где-то я случайно что-то увидела, где какую-то ткань заметила, где-то мой клиент подал идею, которая мне очень понравилась, и в итоге это в мозгу переваривается, и потом внезапно меня осеняет – вот так-то было бы идеально. В основном вся работа происходит в процессе пошива. Не могу сказать, что хотя бы одно платье в коллекции сшила таким, каким придумала его изначально.
— Есть ли у вас любимая коллекция или платье, в котором, как вам кажется, вы полностью самовыразились?
— Если честно, нет. Каждая коллекция была любимой на тот момент, когда она была для меня новой. Потом она быстро надоедает. Даже платья, которые сначала вызывали мурашки, сейчас меня не трогают. Я ими переболела и теперь уже думаю о других вещах.
— Почему вы шьёте именно вечерние платья?
— Потому что это мое понимание этой профессии. Я не вижу смысла шить простые вещи, которые можно купить в магазине. Я сама в жизни очень просто одеваюсь. Закупаюсь в OGGI дешёвой одеждой, и меня это вполне устраивает.
Платья – особая история, как картина, на которую можно смотреть и радоваться. Не обязательно его надевать, думать, куда его надеть, –  достаточно просто на него смотреть и испытывать удовольствие. Когда очередное платье висит на манекене, я просто хожу мимо него, и мне хорошо становится от красоты.
— Для вас мода и дизайн – это искусство?
— Дизайн – да. Мода – это, наверное, немного другое.

— Есть ли у вас любимый дизайнер или коллекция, которых вы считаете настоящим искусством?
— Есть. Наверное, это моя любовь к зрелому Александру Маккуину. Мне нравится его нестандартное отношение. Как он захотел, так и сделал, он никогда не ставит перед собой рамки, ограничения. Я понимаю, что они есть у меня: я всегда подчеркиваю талию, мне тяжело от неё избавиться. Кажется, что, если не подчеркну фигуру, будет некрасиво. Он же её в некоторых моментах берёт и обрубает – и в итоге это работает!
Я знаю, что у него некоммерческий дом. Мне сейчас приходится думать о том, что новая коллекция будет кормить меня весь следующий год.  Естественно, я могу сделать пару эпатажных платьев для себя. Но остальные должны нравиться девочкам, которые берут их в прокат, а девочки мечтают быть принцессами…  Он же не боится ничего, и это восхищает.
— Чувство стиля и хороший вкус – это для вас врождённая характеристика, либо она развивается?
— Естественно, она развивается.
— Каким способом её можно развивать?
— Не знаю. Я, правда, не знаю, откуда всё берётся и как это развивается. Приходит какое-то осознание, что, если я пришью на платье чуть больше бантиков и страз – будет выглядеть глупо. Но всё зависит от людей. Если человек любит минимализм, то про мои платья он скажет много гадостей, скажет, что я цыганщины набралась. Человек, который любит пышные вечерние наряды, возможно, скажет, что у меня идеальный вкус. Всегда находится тот, кто против, и тот, кто за.
malyarovaolga + incamp
 

www.crown6.org

SPb FW день 4. Ольга Малярова

В последний день недели моды мы пошли на показ финалиста конкурса "новые имена в дизайне" журнала Sobaka.ru. Честно говоря я даже не знала, кто это будет, не следила за анонсами и это был 100% сюрприз.
Как же приятно было увидеть такую роскошную и поистине кутюрную коллекцию Ольги Маляровой.

Посмотрев показ я подумала, что тут работала большая команда. Каково же было мое удивление, когда выяснилось, что все это сделано руками Ольги. Да, есть 3 помощника, но они на подхвате, основная работа ее.
И это вызывает восхищение, уважение, восторг. Особенно если учесть, что у Ольги домашнее ателье и двое детей впридачу.

Тонкая работа, дорогие материалы, сложные конструкции, большинство платьев на корсете.

На пресс-конференции Ольга рассказала, что первое кутюрное платье сделала в 16, оно было полностью из стекляруса, работа заняла 5 месяцев.

И хотя лично мне не близки навороты, когда перья, кружева, на корсете, прозрачное, декольтированное, со стразами сваровски и это все в одном платье, я не могу не оценить матерство дизайнера, конструктора, портного, вышивальщика, тем более, когда они в одном лице.

Для тех, кто хотел бы примерить, есть отличная возможность проката на фотосессию или даже свадьбу. Единственный момент, размеры в основном 42-44.

Что думаете? Понравились платья принцессы???

oia-ya.livejournal.com

Восхитительный haute couture от питерского модельера Ольги Маляровой

Гуляя как-то по просторам интернета, я наткнулась на роскошные платья молодого питерского дизайнера и просто влюбилась в ее работы. Сегодня хочу поделиться своей находкой с вами.

Итак, знакомьтесь. Ольга Малярова — талантливый и успешный молодой модельер. Родилась 1 сентября 1988 года в Санкт-Петербурге.

В числе ее профессиональных побед второе место в проекте «Подиум», Гран-при международного конкурса молодых дизайнеров «Адмиралтейская игла», первое место в Парижском конкурсе WHO’S NEXT PARIS. Среди личных достижений — семья и двое детей.

Ольга создает фантастические вечерние и свадебные платья с индивидуальным дизайном и ручной отделкой. На настоящий момент у Ольги вышло уже более 10 авторских коллекций, также она шьет платья на заказ. Шедевры Ольги можно увидеть не только на модных показах, но и на ведущих Первого канала и канала MTV, на обложках модных журналов. Также платья Ольги часто используются в различных фотосессиях.

Я начала следить за ее творчеством в 2015 году и до сих пор не перестаю удивляться разносторонности ее таланта, полету ее творческой фантазии и мастерству сочетания самых разных материалов и шикарной отделки. Каждое из этих платьев можно рассматривать часами. Это, безусловно, платья не на каждый день. Богатство отделки поражает: летящие ткани, кружева, перья, стразы Сваровски.

Предлагаю и вам полюбоваться на некоторые из ее работ. Надеюсь, вы также получите свою порцию наслаждения и вдохновения.

В материале использованы фото из интернета. 

Источник

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

stil.mirtesen.ru

Дизайнер Ольга Малярова: "Для меня дизайн - это искусство"

К своим 27 годам дизайнер Ольга Малярова уже успела стать финалисткой российского проекта «Подиум», победительницей конкурсов «Who’s Next Paris–2013» и «Адмиралтейская игла-2013», лауреатом гран-при «Адмиралтейская игла-2012», участницей множества выставок и показов, а также женой и мамой двух очаровательных детей. Как ей все это удалось? Читайте в нашем интервью.

— Как вы решили стать модельером? Это была детская мечта, либо так  само получилось?

— Изначально я хотела стать парикмахером. Но при этом все детство я вместе с двумя сестрами шила игрушки. Этому нас научила мама, ей самой  всегда нравилось шить, и у нее оставалось много обрезков, тряпочек. Благодаря ей в раннем возрасте я познакомилась с иголками, нитками, тканью.

Потом моя старшая сестра поступила в парикмахерский колледж и вроде как «украла» мою мечту. (Смеется). Я решила, что надо срочно выбрать другую профессию,- дизайнера. Наверное, мне было тогда лет восемь. Я уже знала, чего хочу.

Фото: Анна Конофалова

— В каком возрасте вы поняли, что дальше будете заниматься только дизайном и ничем больше?

— В пятнадцать лет. Я определилась с университетом в десятом классе и не подавала документы ни в один другой вуз. Но мне сказали, что для поступления нужно закончить подготовительные курсы: у меня не было ни художественной школы за плечами, ни училища. Я толком не понимала, что такое рисунок, живопись, композиция, а  экзамены были именно по этим предметам.

Я отходила целый год на курсы, меня хорошо подготовили… На самом деле они должны были длиться два года, но у меня хорошо все получалось, и их сократили до года. До начала вступительных экзаменов проходили открытые олимпиады, победа в которых давала возможность поступить досрочно. Я выиграла олимпиаду и поступила еще до окончания школы.

Фото: Екатерина Бугрова

— Насколько важно для дизайнера профильное образование?

— Естественно, важно. Чтобы понимать, что вообще происходит в мире, в моде, недостаточно одного желания и собственного эго. Изучать моду через интернет намного сложнее и дольше, чем отучиться в вузе, где тебе в голову «загрузят» всю необходимую информацию. В любом деле есть особенности, которые ты не заметишь, если не знаешь, где искать. Они очень важны, и самое интересное, что я поняла это только сейчас, спустя годы.

Когда мы изучали композицию, учились видеть правильные пропорции, проходили курс цветоведения (правильного сочетания цветов и их воздействия на эмоции человека), штудировали дополнительные предметы, которые помогают уже в работе с клиентом, в пиаре, я даже не представляла, какую роль они все играют.

Конечно, все это можно освоить самостоятельно, но на это уйдет гораздо больше времени. К тому же, именно на первом курсе я узнала, что существуют конкурсы дизайнеров, раньше я даже не задумывалась о них. Почти сразу после поступления я приняла участие в «Адмиралтейской игле» и попала в финал. Эта победа стала первым профессиональным признанием.

Фото: Галина Галло

— Расскажите о своем профессиональном пути. Что вам помогало, а что мешало на нем?

— Что помогало? Во-первых, дизайнеру нужно постоянно шить. Многие считают, что можно стать дизайнером и не уметь шить, – это полный бред. Ни одна швея вас не заменит. Сколько я работаю, сколько лет ищу себе помощников, ни разу не встретила человека, который может сшить то, что я придумала. Все равно это будет немножко по-другому, немножко хуже: либо качество разное, либо пропорции, либо что-то, для чего будет недостаточно даже эскиз нарисовать, чтобы показать ту картину, которая у меня в голове. Создать ее можно только самому, когда ты видишь в процессе работы, что происходит. Мне повезло, что у меня мама шила, и я еще до университета представляла, что такое машинка, оверлоки, обработка и все остальное.

Во-вторых, сразу же после первого конкурса я начала искать в интернете другие соревнования, в них участвовать, – в общем, я никогда не сидела на месте. Я кидалась «во все тяжкие», шила сутками, приезжала в любые места, куда только могла ткнуться со своей коллекцией. Кто-то пригласил провести показ в ресторане — я шла. Кто-то захотел сфотографировать мое платье — я тут же его давала. Сейчас я ничего этого не делаю, сейчас у меня уже другой уровень, и показы – только на подиуме. Многие дизайнеры считают, что непрестижно устраивать показы в кафе, ресторанах, что надо держать марку… На самом деле держать марку надо тогда, когда марка есть. И добилась я этого только благодаря тому, что везде участвовала, –  обычные люди видели меня и мои коллекции. Им нравились платья, они рассказывали обо мне друзьям. Информация передавалась через сарафанное радио, что увеличивало количество клиентов и объемы работы. Каждый раз я шила заказы лучше и лучше. Однажды я поняла, что круг уже очень широкий. Дошло до того, что мои платья стали брать в прокат на большие мероприятия, например «Невские берега».

Именно так я однажды попала в проект «Подиум». Я сидела работала перед телевизором, увидела рекламу, что в России проходит этот конкурс. Не раздумывая, схватила вещи и поехала на кастинг. Быстро собрала портфолио, распечатала фотографии и очень легко прошла отбор. Было очень страшно, людей безумно много, я думала, что это невозможно, нереально. Боялась показывать свои платья. Но члены жюри буквально минуту посмотрели и сказали: «Всё, ты прошла, тебе позвонят».

— Были ли у вас когда-нибудь мысли уйти из дизайна?

— Нет, никогда. Не знаю, может быть, я такой человек: если есть цель, я к ней иду. Когда тяжело, я, конечно, задумываюсь о том, что, возможно, есть работа полегче. (Улыбается). Например, работа, связанная с общением с людьми, – когда ты каждый день выходишь из дома, приезжаешь в офис, что-то обсуждаешь, решаешь различные вопросы.

Я ведь работаю дома, все время нахожусь в квартире. Порой не хватает времени, чтобы выйти на какое-нибудь мероприятие, в кино, театр. Вся работа – ручная, кропотливая и, конечно, тяжелая… Иногда хочется отложить иголку и нитку и устроиться в Макдоналдс. (Смеется). Особенно когда у всех праздники, корпоративы,  – все веселятся, а я…

Фото: Анна Конофалова

— Что самое сложное в вашей работе?

— Психологически тяжело. Ночами приходится не спать. Когда сложный заказ, срочный – это вечная проблема… Я всегда говорю, что шью заказ в течение трех месяцев, но обязательно появляется клиент, который уговаривает меня сшить за месяц, —  вот тогда я схожу с ума. Несколько недель сплю по три часа, пальцы болят от иголки, руки в ожогах от горячего клея.

— Что самое приятное в вашей работе?

— Приятно, когда после мероприятия девочки мне пишут восторженные отзывы, что они были королевами, что благодаря платью чувствовали себя на седьмом небе от счастья. Это, конечно, очень приятно. Значит, что я не просто шью платья, а делаю людей счастливыми… Некоторые даже плачут от радости, когда примеряют наряды… Обычно у меня свадебные платья, платья, связанные с такими мероприятиями, в которых поплакать не страшно. (Улыбается).

Фото: Татьяна Мерцалова

— Есть ли у вас профессиональная мечта?

— Я боюсь, что она уже сбылась. Меня знают во многих странах – буквально вчера отправила два шикарнейших платья в Саудовскую Аравию. В Италию отправляла. Пишут люди из Германии, из Нидерландов, расписывают мне целые поэмы о том, какая я прекрасная. Чего еще хотеть от жизни? Мечтать о красной ковровой дорожке? Это дело времени, а мне нравятся другие, душевные достижения. Я семейный человек, и мне важны другие ценности. Ни в денежном эквиваленте, ни в еще каком-то, а именно понимание того, что все хорошо. Кризис в стране, а у меня заказов до сентября, меня ценят, уважают. Чего еще хотеть? Начинающие дизайнеры мне постоянно пишут, что хотят у меня учиться, практику проходить, – а какая практика, если я дома шью?

Я раньше отвечала, что хотела бы свой модный дом, но поняла, что это немножко неправильно. Очень затратное мероприятие, необходимое только для поддержания высокого статуса, а я не люблю это все. Тот факт, что у меня нет модного дома, привлекает ко мне людей, которые ценят мои способности, а не статус. У нас складывается душевное общение, и работа проходит гораздо легче. Менять это тепло на красивый интерьер и девочек, предлагающих чай и кофе, я не хочу. Это все, конечно, приятно, но не мое.

Поэтому я пока оставила эту мечту. У меня есть немного другая идея, связанная с интернет-проектом по всему миру. Но это только задумка. Для этого нужно сотрудничать с каким-то швейным цехом, а до этого заработать много денег и найти нужных людей.

Фото: Галина Галло

— Чем вы больше всего гордитесь в профессии и в жизни?

— В жизни горжусь тем, что у меня двое прекрасных детей. Хотела бы, чтобы их было еще больше — трое, четверо. (Улыбается).  В профессии – всеми победами на конкурсах.

— Обычный рабочий день дизайнера – он какой?

— Просыпаешься, как лунатик, садишься за стол и работаешь.(Смеется).

— Как вы умудряетесь совмещать заботу о двух детях и такой график?

— Есть определенное время, которое я должна посвятить детям, – отвести в спортивную школу, в садик. Остальное я подстраиваю под это расписание. Работаю, пока они в садике. Они вернусь в 6-7 часов — пока я не уложила их спать, мы общаемся. Дети уснули – я пошла дальше работать.

— Как вы придумываете новую коллекцию, откуда берете вдохновение?

— Я не знаю, откуда оно у меня берется, просто берется и все. Обычно это происходит ночью. После победы на «Адмиралтейской игле» ко мне пришел страх, что все, больше ничего не придумаю. Месяц у меня не было идей, мыслей, либо то же самое лезло в голову. А потом однажды – тук-тук-тук – и за одну ночь я полколлекции придумала. Мне кажется, это все от окружающего мира зависит. Где-то я случайно что-то увидела, где какую-то ткань заметила, где-то мой клиент подал идею, которая мне очень понравилась, и в итоге это в мозгу переваривается, и потом внезапно меня осеняет – вот так-то было бы идеально. В основном вся работа происходит в процессе пошива. Не могу сказать, что хотя бы одно платье в коллекции сшила таким, каким придумала его изначально. Все платья в процессе меняются. Я вижу, что вот так было бы лучше, здесь добавить, здесь убавить — так и создается.

— Есть ли у вас любимая коллекция или платье, в котором, как вам кажется, вы полностью самовыразились?

— Если честно, нет. Каждая коллекция была любимой на тот момент, когда она была для меня новой. Потом она быстро надоедает. Даже платья, которые сначала вызывали мурашки, сейчас меня не трогают. Я ими переболела и теперь уже думаю о других вещах.

Фото: Татьяна Мерцалова

— Почему вы шьете именно вечерние платья?

— Потому что это мое понимание этой профессии. Я не вижу смысла шить простые вещи, которые можно купить в магазине. Я сама в жизни очень просто одеваюсь. Закупаюсь в OGGI дешевой одеждой, и меня это вполне устраивает.

Платья – особая история, как картина, на которую можно смотреть и радоваться. Не обязательно его надевать, думать, куда его надеть, –  достаточно просто на него смотреть и испытывать удовольствие. Когда очередное платье висит на манекене, я просто хожу мимо него, и мне так… хорошо становится от красоты.

— Для вас мода и дизайн – это искусство?

— Дизайн – да. Мода – это, наверное, немного другое.

Фото: Татьяна Мерцалова

— Есть ли у вас любимый дизайнер или коллекция, которых вы считаете настоящим искусством?

— Есть. Наверное, это моя любовь к зрелому Александру Маккуину. Мне нравится его нестандартное отношение. Как он захотел, так и сделал, он никогда не ставит перед собой рамки, ограничения. Я понимаю, что они есть у меня: я всегда подчеркиваю талию, мне тяжело от нее избавиться. Кажется, что, если не подчеркну фигуру, будет некрасиво. Он же ее в некоторых моментах берет и обрубает – и в итоге это работает!

Я знаю, что у него некоммерческий дом. Мне сейчас приходится думать о том, что новая коллекция будет кормить меня весь следующий год.  Естественно, я могу сделать пару эпатажных платьев для себя. Но остальные должны нравиться девочкам, которые берут их в прокат, а девочки мечтают быть принцессами…  Он же не боится ничего, и это восхищает.

— Чувство стиля и хороший вкус – это для вас врожденная характеристика, либо она развивается?

— Естественно, она развивается.

— Каким способом ее можно развивать?

— Не знаю. Я, правда, не знаю, откуда все берется и как это развивается. Приходит какое-то осознание, что, если я пришью на платье чуть больше бантиков и страз – будет выглядеть глупо. Но все зависит от людей. Если человек любит минимализм, то про мои платья он скажет много гадостей, скажет, что я цыганщины набралась. Человек, который любит пышные вечерние наряды, возможно, скажет, что у меня идеальный вкус. Всегда находится тот, кто против, и тот, кто за.

— Если ребенок мечтает стать дизайнером, что нужно сделать? Куда обратиться, где учиться, и главное — что делать родителям?

— Ребенок не совсем понимает, кто такой дизайнер. Он пока не может мечтать о дизайне. Если родители замечают, что ребенок шьет, конструирует, строит, придумывает, то стоит его способности направить в правильное русло. Нужно объяснить ему, что такое дизайн, и, возможно, он скажет: «Да, я мечтаю стать дизайнером». Но намерение должно исходить от самого ребенка и его интересов, а не от родителей. Если ребенок неусидчивый, у него нет предрасположенности к рукоделию, нет смысла даже задумываться об этом.

Если ребенок уже взрослый, 12-14 лет, то в первую очередь его надо сажать за иголку, чтобы он шил. Сейчас продается множество наборов для детей «Сделай сам», в них есть специальные дырочки, лекала. Пусть ребенок посидит, пошьет, поймет, что это ему нравится, тогда можно будет отдавать его учиться.

Фото: Анна Евланова

— Что бы вы посоветовали начинающим дизайнерам, которые мечтают достигнуть ваших успехов?

— Я бы им посоветовала не мечтать о моих успехах, а просто работать, и тогда успех придет сам. Многие мечтают не заработать, а просто получить, — это немного неправильно. Им нравится не тот факт, что я работала двадцать четыре часа в сутки, заработала плохое зрение, больную спину и обколотые пальцы. Им нравится тот факт, что меня уважают, ценят, завидуют мне.

Если человек мечтает именно заработать свой успех, то есть пройти огонь, воду и медные трубы, то у него все получится. Просто терпеливо работайте, и все придет. С тех пор как я начала, прошло тринадцать лет – это очень много времени. Если вам сейчас восемнадцать, прибавляйте еще тринадцать,  и при этом вам придется работать как раб на галерах.

На самом деле люди не хотят работать. Да, я, может, тоже мечтаю быть балериной, мне так нравится, как я танцую. Но я вешу гораздо больше, чем надо, и у меня нет растяжки. Глупо в этой ситуации мечтать о балете. Меня раздражают те, кто осуждает успешных профессионалов. Все люди, которые чего-то добились, такие молодцы, потому что это безумная работа. Все дается только трудом, работой над собой. Это очень тяжело, и только благодаря этой тяжести, наверное, это так круто – добиваться поставленной цели. Если бы было легко, если бы у меня был богатый папа, мой успех бы вообще ничего не значил, было бы скучно.

Фото: Артем Швеммер

— Если бы вы могли по мановению волшебной палочки сменить профессию, какую бы вы выбрали?

— Хирург. Это может показаться странным, но кожу я бы тоже хорошо шила. (Смеется)

— Если ваша дочка скажет вам, что мечтает стать дизайнером, какие эмоции это у вас вызовет?

— Она сейчас уже  говорит, что хочет шить платья, как мама. Но я ее к этому не склоняю, я говорю: «Подумай еще». Я слышала множество историй, когда родители хотели, чтобы дети пошли по их стопам, но дети были против. Закончились они плохо. Важно, чтобы ребенок сам к этому стремился.

— Спасибо большое. Несколько слов на прощание людям, которым нравится ваше творчество, нравится дизайн красивой одежды.

— Я скажу им большое спасибо за то, что они есть. Только благодаря ценителям мы существуем. Допустим, у меня самой нет каких-то пристрастий, дизайнеров, которых бы я ценила, писала им благодарные письма. Но столь отзывчивые люди существуют. Они  пишут мне «спасибо» за то, что я есть, что я делаю красоту. Это такой большой жирный повод продолжать дальше. (Улыбается). Спасибо большое этим людям.

С Ольгой беседовала: Ирина Замотина

Фото: из личного архива Ольги

Директор по маркетингу и PR incamp.ru

Навигация по записям

incamp.ru

«Для меня дизайн — это искусство»


 
Большое и очень интересное интервью с дизайнером Ольгой Маляровой.
К своим 27 годам дизайнер Ольга Малярова уже успела стать финалисткой российского проекта «Подиум», победительницей конкурсов «Who’s Next Paris–2013» и «Адмиралтейская игла-2013», лауреатом гран-при «Адмиралтейская игла-2012», участницей множества выставок и показов, а также женой и мамой двух очаровательных детей. Как ей все это удалось? Читайте в нашем интервью.
— Как вы решили стать модельером? Это была детская мечта, либо так  само получилось?
— Изначально я хотела стать парикмахером. Но при этом все детство я вместе с двумя сестрами шила игрушки. Этому нас научила мама, ей самой  всегда нравилось шить, и у нее оставалось много обрезков, тряпочек. Благодаря ей в раннем возрасте я познакомилась с иголками, нитками, тканью.
Потом моя старшая сестра поступила в парикмахерский колледж и вроде как «украла» мою мечту. (Смеется). Я решила, что надо срочно выбрать другую профессию,- дизайнера. Наверное, мне было тогда лет восемь. Я уже знала, чего хочу.
— В каком возрасте вы поняли, что дальше будете заниматься только дизайном и ничем больше?
— В пятнадцать лет. Я определилась с университетом в десятом классе и не подавала документы ни в один другой вуз. Но мне сказали, что для поступления нужно закончить подготовительные курсы: у меня не было ни художественной школы за плечами, ни училища. Я толком не понимала, что такое рисунок, живопись, композиция, а  экзамены были именно по этим предметам.
Я отходила целый год на курсы, меня хорошо подготовили… На самом деле они должны были длиться два года, но у меня хорошо все получалось, и их сократили до года. До начала вступительных экзаменов проходили открытые олимпиады, победа в которых давала возможность поступить досрочно. Я выиграла олимпиаду и поступила еще до окончания школы.

Фото: Екатерина Бугрова
— Насколько важно для дизайнера профильное образование?
— Естественно, важно. Чтобы понимать, что вообще происходит в мире, в моде, недостаточно одного желания и собственного эго. Изучать моду через интернет намного сложнее и дольше, чем отучиться в вузе, где тебе в голову «загрузят» всю необходимую информацию. В любом деле есть особенности, которые ты не заметишь, если не знаешь, где искать. Они очень важны, и самое интересное, что я поняла это только сейчас, спустя годы.
Когда мы изучали композицию, учились видеть правильные пропорции, проходили курс цветоведения (правильного сочетания цветов и их воздействия на эмоции человека), штудировали дополнительные предметы, которые помогают уже в работе с клиентом, в пиаре, я даже не представляла, какую роль они все играют.
Конечно, все это можно освоить самостоятельно, но на это уйдет гораздо больше времени. К тому же, именно на первом курсе я узнала, что существуют конкурсы дизайнеров, раньше я даже не задумывалась о них. Почти сразу после поступления я приняла участие в «Адмиралтейской игле» и попала в финал. Эта победа стала первым профессиональным признанием.

Фото: Галина Галло
— Расскажите о своем профессиональном пути. Что вам помогало, а что мешало на нем?
— Что помогало? Во-первых, дизайнеру нужно постоянно шить. Многие считают, что можно стать дизайнером и не уметь шить, – это полный бред. Ни одна швея вас не заменит. Сколько я работаю, сколько лет ищу себе помощников, ни разу не встретила человека, который может сшить то, что я придумала. Все равно это будет немножко по-другому, немножко хуже: либо качество разное, либо пропорции, либо что-то, для чего будет недостаточно даже эскиз нарисовать, чтобы показать ту картину, которая у меня в голове. Создать ее можно только самому, когда ты видишь в процессе работы, что происходит. Мне повезло, что у меня мама шила, и я еще до университета представляла, что такое машинка, оверлоки, обработка и все остальное.
Во-вторых, сразу же после первого конкурса я начала искать в интернете другие соревнования, в них участвовать, – в общем, я никогда не сидела на месте. Я кидалась «во все тяжкие», шила сутками, приезжала в любые места, куда только могла ткнуться со своей коллекцией. Кто-то пригласил провести показ в ресторане — я шла. Кто-то захотел сфотографировать мое платье — я тут же его давала. Сейчас я ничего этого не делаю, сейчас у меня уже другой уровень, и показы – только на подиуме. Многие дизайнеры считают, что непрестижно устраивать показы в кафе, ресторанах, что надо держать марку… На самом деле держать марку надо тогда, когда марка есть. И добилась я этого только благодаря тому, что везде участвовала, –  обычные люди видели меня и мои коллекции. Им нравились платья, они рассказывали обо мне друзьям. Информация передавалась через сарафанное радио, что увеличивало количество клиентов и объемы работы. Каждый раз я шила заказы лучше и лучше. Однажды я поняла, что круг уже очень широкий. Дошло до того, что мои платья стали брать в прокат на большие мероприятия, например «Невские берега».
Именно так я однажды попала в проект «Подиум». Я сидела работала перед телевизором, увидела рекламу, что в России проходит этот конкурс. Не раздумывая, схватила вещи и поехала на кастинг. Быстро собрала портфолио, распечатала фотографии и очень легко прошла отбор. Было очень страшно, людей безумно много, я думала, что это невозможно, нереально. Боялась показывать свои платья. Но члены жюри буквально минуту посмотрели и сказали: «Всё, ты прошла, тебе позвонят».
— Были ли у вас когда-нибудь мысли уйти из дизайна?
— Нет, никогда. Не знаю, может быть, я такой человек: если есть цель, я к ней иду. Когда тяжело, я, конечно, задумываюсь о том, что, возможно, есть работа полегче. (Улыбается). Например, работа, связанная с общением с людьми, – когда ты каждый день выходишь из дома, приезжаешь в офис, что-то обсуждаешь, решаешь различные вопросы.
Я ведь работаю дома, все время нахожусь в квартире. Порой не хватает времени, чтобы выйти на какое-нибудь мероприятие, в кино, театр. Вся работа – ручная, кропотливая и, конечно, тяжелая… Иногда хочется отложить иголку и нитку и устроиться в Макдоналдс. (Смеется). Особенно когда у всех праздники, корпоративы,  – все веселятся, а я…
Фото: Анна Конофалова
— Что самое сложное в вашей работе?
— Психологически тяжело. Ночами приходится не спать. Когда сложный заказ, срочный – это вечная проблема… Я всегда говорю, что шью заказ в течение трех месяцев, но обязательно появляется клиент, который уговаривает меня сшить за месяц, —  вот тогда я схожу с ума. Несколько недель сплю по три часа, пальцы болят от иголки, руки в ожогах от горячего клея.
— Что самое приятное в вашей работе?
— Приятно, когда после мероприятия девочки мне пишут восторженные отзывы, что они были королевами, что благодаря платью чувствовали себя на седьмом небе от счастья. Это, конечно, очень приятно. Значит, что я не просто шью платья, а делаю людей счастливыми… Некоторые даже плачут от радости, когда примеряют наряды… Обычно у меня свадебные платья, платья, связанные с такими мероприятиями, в которых поплакать не страшно. (Улыбается).

Фото: Татьяна Мерцалова
— Есть ли у вас профессиональная мечта?
— Я боюсь, что она уже сбылась. Меня знают во многих странах – буквально вчера отправила два шикарнейших платья в Саудовскую Аравию. В Италию отправляла. Пишут люди из Германии, из Нидерландов, расписывают мне целые поэмы о том, какая я прекрасная. Чего еще хотеть от жизни? Мечтать о красной ковровой дорожке? Это дело времени, а мне нравятся другие, душевные достижения. Я семейный человек, и мне важны другие ценности. Ни в денежном эквиваленте, ни в еще каком-то, а именно понимание того, что все хорошо. Кризис в стране, а у меня заказов до сентября, меня ценят, уважают. Чего еще хотеть? Начинающие дизайнеры мне постоянно пишут, что хотят у меня учиться, практику проходить, – а какая практика, если я дома шью?
Я раньше отвечала, что хотела бы свой модный дом, но поняла, что это немножко неправильно. Очень затратное мероприятие, необходимое только для поддержания высокого статуса, а я не люблю это все. Тот факт, что у меня нет модного дома, привлекает ко мне людей, которые ценят мои способности, а не статус. У нас складывается душевное общение, и работа проходит гораздо легче. Менять это тепло на красивый интерьер и девочек, предлагающих чай и кофе, я не хочу. Это все, конечно, приятно, но не мое.
Поэтому я пока оставила эту мечту. У меня есть немного другая идея, связанная с интернет-проектом по всему миру. Но это только задумка. Для этого нужно сотрудничать с каким-то швейным цехом, а до этого заработать много денег и найти нужных людей.
Фото: Галина Галло
— Чем вы больше всего гордитесь в профессии и в жизни?
— В жизни горжусь тем, что у меня двое прекрасных детей. Хотела бы, чтобы их было еще больше — трое, четверо. (Улыбается).  В профессии – всеми победами на конкурсах.
— Обычный рабочий день дизайнера – он какой?
— Просыпаешься, как лунатик, садишься за стол и работаешь.(Смеется).
— Как вы умудряетесь совмещать заботу о двух детях и такой график?
— Есть определенное время, которое я должна посвятить детям, – отвести в спортивную школу, в садик. Остальное я подстраиваю под это расписание. Работаю, пока они в садике. Они вернусь в 6-7 часов — пока я не уложила их спать, мы общаемся. Дети уснули – я пошла дальше работать.
— Как вы придумываете новую коллекцию, откуда берете вдохновение?
— Я не знаю, откуда оно у меня берется, просто берется и все. Обычно это происходит ночью. После победы на «Адмиралтейской игле» ко мне пришел страх, что все, больше ничего не придумаю. Месяц у меня не было идей, мыслей, либо то же самое лезло в голову. А потом однажды – тук-тук-тук – и за одну ночь я полколлекции придумала. Мне кажется, это все от окружающего мира зависит. Где-то я случайно что-то увидела, где какую-то ткань заметила, где-то мой клиент подал идею, которая мне очень понравилась, и в итоге это в мозгу переваривается, и потом внезапно меня осеняет – вот так-то было бы идеально. В основном вся работа происходит в процессе пошива. Не могу сказать, что хотя бы одно платье в коллекции сшила таким, каким придумала его изначально. Все платья в процессе меняются. Я вижу, что вот так было бы лучше, здесь добавить, здесь убавить — так и создается.
— Есть ли у вас любимая коллекция или платье, в котором, как вам кажется, вы полностью самовыразились?
— Если честно, нет. Каждая коллекция была любимой на тот момент, когда она была для меня новой. Потом она быстро надоедает. Даже платья, которые сначала вызывали мурашки, сейчас меня не трогают. Я ими переболела и теперь уже думаю о других вещах.

Фото: Татьяна Мерцалова
— Почему вы шьете именно вечерние платья?
— Потому что это мое понимание этой профессии. Я не вижу смысла шить простые вещи, которые можно купить в магазине. Я сама в жизни очень просто одеваюсь. Закупаюсь в OGGI дешевой одеждой, и меня это вполне устраивает.
Платья – особая история, как картина, на которую можно смотреть и радоваться. Не обязательно его надевать, думать, куда его надеть, –  достаточно просто на него смотреть и испытывать удовольствие. Когда очередное платье висит на манекене, я просто хожу мимо него, и мне так… хорошо становится от красоты.
— Для вас мода и дизайн – это искусство?
— Дизайн – да. Мода – это, наверное, немного другое.
Фото: Татьяна Мерцалова
— Есть ли у вас любимый дизайнер или коллекция, которых вы считаете настоящим искусством?
— Есть. Наверное, это моя любовь к зрелому Александру Маккуину. Мне нравится его нестандартное отношение. Как он захотел, так и сделал, он никогда не ставит перед собой рамки, ограничения. Я понимаю, что они есть у меня: я всегда подчеркиваю талию, мне тяжело от нее избавиться. Кажется, что, если не подчеркну фигуру, будет некрасиво. Он же ее в некоторых моментах берет и обрубает – и в итоге это работает!
Я знаю, что у него некоммерческий дом. Мне сейчас приходится думать о том, что новая коллекция будет кормить меня весь следующий год.  Естественно, я могу сделать пару эпатажных платьев для себя. Но остальные должны нравиться девочкам, которые берут их в прокат, а девочки мечтают быть принцессами…  Он же не боится ничего, и это восхищает.
— Чувство стиля и хороший вкус – это для вас врожденная характеристика, либо она развивается?
— Естественно, она развивается.
— Каким способом ее можно развивать?
— Не знаю. Я, правда, не знаю, откуда все берется и как это развивается. Приходит какое-то осознание, что, если я пришью на платье чуть больше бантиков и страз – будет выглядеть глупо. Но все зависит от людей. Если человек любит минимализм, то про мои платья он скажет много гадостей, скажет, что я цыганщины набралась. Человек, который любит пышные вечерние наряды, возможно, скажет, что у меня идеальный вкус. Всегда находится тот, кто против, и тот, кто за.
— Если ребенок мечтает стать дизайнером, что нужно сделать? Куда обратиться, где учиться, и главное — что делать родителям?
— Ребенок не совсем понимает, кто такой дизайнер. Он пока не может мечтать о дизайне. Если родители замечают, что ребенок шьет, конструирует, строит, придумывает, то стоит его способности направить в правильное русло. Нужно объяснить ему, что такое дизайн, и, возможно, он скажет: «Да, я мечтаю стать дизайнером». Но намерение должно исходить от самого ребенка и его интересов, а не от родителей. Если ребенок неусидчивый, у него нет предрасположенности к рукоделию, нет смысла даже задумываться об этом.
Если ребенок уже взрослый, 12-14 лет, то в первую очередь его надо сажать за иголку, чтобы он шил. Сейчас продается множество наборов для детей «Сделай сам», в них есть специальные дырочки, лекала. Пусть ребенок посидит, пошьет, поймет, что это ему нравится, тогда можно будет отдавать его учиться.
Фото: Анна Евланова
— Что бы вы посоветовали начинающим дизайнерам, которые мечтают достигнуть ваших успехов?
— Я бы им посоветовала не мечтать о моих успехах, а просто работать, и тогда успех придет сам. Многие мечтают не заработать, а просто получить, — это немного неправильно. Им нравится не тот факт, что я работала двадцать четыре часа в сутки, заработала плохое зрение, больную спину и обколотые пальцы. Им нравится тот факт, что меня уважают, ценят, завидуют мне.
Если человек мечтает именно заработать свой успех, то есть пройти огонь, воду и медные трубы, то у него все получится. Просто терпеливо работайте, и все придет. С тех пор как я начала, прошло тринадцать лет – это очень много времени. Если вам сейчас восемнадцать, прибавляйте еще тринадцать,  и при этом вам придется работать как раб на галерах.
На самом деле люди не хотят работать. Да, я, может, тоже мечтаю быть балериной, мне так нравится, как я танцую. Но я вешу гораздо больше, чем надо, и у меня нет растяжки. Глупо в этой ситуации мечтать о балете. Меня раздражают те, кто осуждает успешных профессионалов. Все люди, которые чего-то добились, такие молодцы, потому что это безумная работа. Все дается только трудом, работой над собой. Это очень тяжело, и только благодаря этой тяжести, наверное, это так круто – добиваться поставленной цели. Если бы было легко, если бы у меня был богатый папа, мой успех бы вообще ничего не значил, было бы скучно.

Фото: Артем Швеммер
— Если бы вы могли по мановению волшебной палочки сменить профессию, какую бы вы выбрали?
— Хирург. Это может показаться странным, но кожу я бы тоже хорошо шила. (Смеется)
— Если ваша дочка скажет вам, что мечтает стать дизайнером, какие эмоции это у вас вызовет?
— Она сейчас уже  говорит, что хочет шить платья, как мама. Но я ее к этому не склоняю, я говорю: «Подумай еще». Я слышала множество историй, когда родители хотели, чтобы дети пошли по их стопам, но дети были против. Закончились они плохо. Важно, чтобы ребенок сам к этому стремился.
— Спасибо большое. Несколько слов на прощание людям, которым нравится ваше творчество, нравится дизайн красивой одежды.
— Я скажу им большое спасибо за то, что они есть. Только благодаря ценителям мы существуем. Допустим, у меня самой нет каких-то пристрастий, дизайнеров, которых бы я ценила, писала им благодарные письма. Но столь отзывчивые люди существуют. Они  пишут мне «спасибо» за то, что я есть, что я делаю красоту. Это такой большой жирный повод продолжать дальше. (Улыбается). Спасибо большое этим людям.
 
источник

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

social.secondstreet.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о