Антон лещинский – — — — -.

Автор: | 07.12.2019

Содержание

Антон Лещинский. Мастер и его мастерская

Антон Лещинский с малых лет наметил себе пунктирной линией тот путь, по которому он следует и по сей день. Замечательный фотохудожник, график, заведующий кафедрой дизайна ГрГУ, член Белорусского Союза художников, рассказал нам о своем творческом пути, обучении нового поколения авторов, разнице между нашим и европейским образованием.

Антон Лещинский в своей мастерской

— Расскажите немного о себе и о своем личном пути становления.

Мой творческий путь начался вполне естественно: я рисовал с детства. Жил в деревне под Минском, где не было никакой художественной школы. Мое желание рисовать было природным. Возможно, это связано с тем окружающим миром, который я созерцал в детские годы. У меня не было других желаний, кроме рисования. Наверное, я впитал это с молоком матери.

Со временем заниматься искусством стало сложнее — пропало былое бесстрашие. Как когда-то говорил мой друг Александр Николаевич Ларионов: «Первое желание писателя, когда он подходит к рабочему столу — убежать от него» — это еще называют «боязнью белого листа», его хочется побыстрее «замазать». Сейчас молодежь показывает все, и ты начинаешь задумываться: а то ли ты показываешь, прав ли ты? Не только в искусстве, а вообще — в жизни.

— Как проходило ваше художественное обучение, какие препятствия предстояло преодолеть перед тем, как вы заработали себе имя в творческих кругах?

— Пришлось немного поскитаться в поисках школы. Это сейчас можно без проблем поступить и учиться, а раньше надо было пройти конкурс. Необходимо было иметь определенную подготовку, т.к. в академию нельзя поступить просто так, сходу. Сначала я пробовал поступать в художественное училище в Минске — не поступил, написал диктант по русскому на двойку. Как сейчас помню: написал «бИнзин», «рИзина». Композицию, рисунок сдал, по живописи даже получил 4. Была забавная тема: «Мальчик 3 года и девочка 5 лет ведут свою корову с поля домой» — и сейчас не знаю, как бы я это нарисовал. Или другая: «Девочка 3–5 лет и мальчик 7 лет рисуют цветными мелками на асфальте» — какое отношение имеет их возраст и то, что они делают?

В старшую школу не пошел. Поступил в финансово-экономический техникум на программирование — перфораторы-табуляторы изучали. Хотел его бросить, но родители не дали. После него была армия. Потом пробовал поступать в Академию — там не взяли из-за того, что школы за плечами не было. Я и поехал в Витебск. Поступил в пединститут на художественно-графический факультет. Работали мы там как проклятые — занимались с утра до вечера, выходной был только в воскресенье. Если оценивать учебу, то ее уровень сегодня лучше, потому что меньше «мусора» всякого в головы вбивают, наподобие научного коммунизма. Но при всем этом профессией я овладевал успешно.

Мастерская автора

— Какими направлениями в творчестве вы занимались, в чем преуспели, а от чего в ходе становления пришлось отказаться?

— Занимался в детские годы живописью, фотографировал, как и все дети в то время, а в университете закинул это дело. Затем 4 года я занимался исключительно живописью. Потом понял, что в этом направлении ничего нового не сделаю, и мне это, в принципе, неинтересно. Обратился к графике — делал гравюры на металле. После окончания университета я продолжил: гравюра, офорт, монотипия. Долго занимался карандашным рисунком. К фотографии вернулся не сразу, да и использовал ее только в дополнении к живописи и графике. Потом у меня появились какие-то состоявшиеся фотоработы, которые не нужно было дополнять и где-то использовать, — это были самостоятельные произведения.

Хотелось бы верить, что у меня есть свое лицо в фотографии, но не мне судить. Во всяком случае, на сегодняшний день я застрял именно в сфере фото. Я не репортер, мне неинтересно ловить моменты, случаи. Люблю делать фотографии от начала до конца: где я полностью управляю моделью, светом, аксессуарами, воплощая задуманное без случайностей. Может быть, в этом есть момент махрового академизма, но мне это нравится больше, чем выхватывать моменты, да и не пробовал, если честно, этого никогда. Для меня это своего рода театр.

Работы Антона Лещинского

— Индивидуальная художественная деятельность — это не единственное чем вы занимаетесь?

— Так сложилось, что я по образованию педагог — преподаватель ИЗО, черчения и труда. Преподаю я с 1988 года — уже 25 лет. И мне это нравится, потому что, когда ты учишь, то и сам учишься. Как говорится: «Не умеешь сам — учи других» или «Пока объяснял, сам понял».Когда ты говоришь, идет мыслительный процесс, и в этот момент рождаются новые мысли. А чтобы объяснять, надо глубоко понять суть материала. Закончил институт, кажется, что ты — мастер, а на деле — ничего не знаешь, ноль без палочки. Я не понимаю, как преподают одну и туже дисциплину по 50 лет. Нужно периодически менять сферу своих интересов. Я в разное время преподавал рисунок, композицию, рисунок, графику. Сейчас фотографию преподаю.

Мастерская автора

— Достаточно ли наличия таланта или упорства, чтобы достигнуть успеха? Или важна их совокупность?

— В искусстве очень важна трудоспособность, потому что можно иметь талант и без толку его растратить. Благодаря трудоспособности можно многого добиться. А талант… Это такая вещь: Боженька поцеловал в лобик — хорошо, не поцеловал — значит, больше работать надо. Художник творит не потому, что он талантлив, а потому, что потребность у него такая. Всего можно добиться трудом. Если художник каждый день для себя делает новое открытие и становится лучше себя вчерашнего — это и есть достижение. Но для этого нужно постоянно над собой работать.

— Бытует мнение, что художественное высшее образование убивает индивидуальность в человеке, и после университета все выходят с одинаковыми знаниями и навыками, стилистически делая одно и то же. Как сохранить индивидуальность в процессе обучения?

— Во-первых, не преподавать по методу «делай, как я». Хотелось бы тебе или нет, студенты, так или иначе, будут тебе подражать. За время заведования я приглашал к учебному процессу разных мастеров, которые преподавали у нас на факультете. Бывало, что работы студентов ничем не отличались от работ преподавателей. Но важен не результат, а тот путь, по которому пройдет художник. Может случиться так, что отсутствие результата будет лучшим результатом. Сама картинка ни о чем не говорит. Сравнив методику преподавания у нас и в западных вузах, можно обнаружить некоторые различия. Если они ставят проблемы и подробно не объясняют тему задания, то у нас, наоборот, все разжевывают. В дизайне должно преобладать проблемное обучение. Студент не должен понимать, чего от него хотят, потому что дизайн — это проектирование того, чего не существует. Как можно объяснить то, чего нет? Можно показать аналоги и провести предпроектное исследование, а затем постараться найти свое решение поставленной проблемы. Как в науке: постановка правильной задачи — это 50% успеха.

Мы говорим о том, что студенты выходят одинаковые. Так происходит, потому что перед ними не ставится этой проблемы. Процесс подготовки специалистов в нашей стране, касательно сферы дизайна, не построен таким образом, каким он должен быть. Наше образование не настроено на то, чтобы готовить личность. Типовые программы, типовые планы. К тому же, в процессе обучения огромную роль играет личность преподавателя.

Фотостудия кафедры графического дизайна ГрГУ

— Рассказывают, что студенты, которые плохо учатся в отечественных вузах, уезжают в Европу, где вполне успешно проходят обучение творческим специальностям и получают соответствующее образование. С чем это может быть связано?

— Либо мы что-то делаем не так, либо они. Кажется, это проблема европейских вузов. Недавно я разговаривал с директором Института дизайна в Кошалине. Они с литовцами очень заинтересованы в наших и украинских студентах. Во-первых, это бизнес, потому что надо привлекать учащихся не только из своей страны, но и из-за границы. Недобор сейчас не только у нас, но и в других странах. Началась конкуренция между вузами не только внутри страны, но и за ее пределами, чего раньше не было. Возможно, для привлечения большего количества абитуриентов, они упрощают планы. Не думаю, что можно здесь быть двоечником, а там отличником. Но уверен, что студент, который успешно учится здесь, будет успешным и за границей.

Мастерская автора

— В чем прослеживается разница между белорусским и европейским художественным образованием?

— Если говорить о дизайне, то это промышленное искусство. Оно завязано на производстве и экономике. Когда промышленность не работает — зачем дизайн? Ведь дизайн — это функция. К примеру, он не потребуется предприятию, выпускающему всего 2 стула.

Что касается ИЗО, то мне кажется, тут нам нужно сохранить свое лицо. Та академическая школа, которая зиждется на православной духовной культуре, мне ближе, чем современное западное искусство, основанное на дизайне, к которому относятся различные арт-объекты, инсталляции и т.д. Своеобразный дизайн, но без функций. Все же основная задача искусства — делать человека лучше. Если этого не происходит, то зачем это нужно? К сожалению, постепенно мы растрачиваем ту академическую школу, которая у нас была. Много говорят о Малевиче и Кандинском — но мы тем путем не пошли, да и незачем туда идти — там уже ничего нет. Четко прослеживается подражание западу: названия на английском языке, от квадрата до объекта. У нас сейчас делают то, что там уже давно было сделано. Я не сторонник искусства без мастерства, а на западе такое распространено. Идея? А зачем мне идея, если она не воплощена должным образом? Сначала нужно научиться грамотно писать, чтобы можно было назвать себя писателем.

— Как вы считаете, достаточно ли в Гродно выставочных площадок? Доступны ли они для начинающих художников, фотографов?

— Думаю, что сегодня все настолько демократично, что можно делать выставки хоть каждый день. Было бы что показывать. Сейчас ведь не смотрят на диплом: если есть, что показать зрителю, все реально и просто.

Антон Лещинский в своей мастерской

— Чего, на ваш взгляд, не хватает творческому человеку в Гродно?

— У нас нет творческой среды и атмосферы, как таковой. Могу вызвать на себя волну негодования, но кажется, у нас нет бурления. В 90-е годы организовывали много выставок — всё бурлило, люди ходили, смотрели. Мне не нравятся эти новомодные проекты, которые у нас делают сейчас. Что мы видим из мирового искусства в Гродно? Да толком ничего! Сделали «Забор», «Квадрат» — и… сами посмотрели. Как-то все внутри. А отвезите этот «Квадрат» в Литву или Польшу и посмотрите, какие там будут отзывы.

Раньше на гродненском телевидении были передачи о художниках, можно было знать всех в лицо. А теперь откуда жителю города, который сидит в квартире, черпать информацию о них? В России есть канал «Культура», а почему у нас его нет? Творческая среда создается всеми, в том числе и телевидением. Художник не может создать среду вокруг себя, он должен сидеть в мастерской и творить. Художник не обязан быть своим менеджером или критиком, ему нужно заниматься творчеством. Конечно, у нас есть галереи, и они как-то шевелятся.

Илья Гелей для Grodno.in

* Офорт — разновидность гравюры на металле, техника станковой графики глубокой печати, позволяющая получать оттиски с печатных форм.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter.

grodno.in

известный гродненский фотохудожник Антон Лещинский рассказал о творчестве в откровенном жанре, стеснении и отношениях с моделями — Новости — Новости и события Гродно

Однако все это время он не переставал быть художником, и его опыт постоянного поиска и терзаний заставляли искать наилучшее созвучие в его творческой душе. Но чем бы он не занимался, красной нитью в его творчестве проходит особое отношение к жанру ню. Ведь именно Антон в 90-е годы, после распада Советского Союза, одним из немногих в Гродно впервые начал на выставках публично демонстрировать этот самый жанр.

Внимание не к натуре, а к человеку

Более 27 лет Антон Лещинский напрямую причастен к сотням образованных культурных выпускников. Долгое время был руководителем кафедры изобразительного искусства. В недавнем прошлом его знания и профессиональный интерес трансформировались в создание кафедры дизайна. Однако все это время он не переставал быть художником, и его опыт постоянного поиска и терзаний заставляли искать наилучшее созвучие в его творческой душе. Но чем бы он не занимался, красной нитью в его творчестве проходит особое отношение к жанру ню. Ведь именно Антон в 90-е годы, после распада Советского Союза, одним из немногих в Гродно впервые начал на выставках публично демонстрировать этот самый жанр.

— Я бы не позиционировал себя как художника, который обращает внимание только на обнаженную натуру. Я в этом плане не оригинален: это внимание к человеку, и так было испокон веков. Нет ничего прекраснее человека, ведь он создан по образу и подобию бога. Это не просто форма. Это форма с содержанием внутри. И содержание отчасти влияет на форму, которую мы наблюдаем. Мне это важно, — говорит фотохудожник.

Творчество в деталях

Оно для Антона Лещинского начиналось с элементарной тяги к живописи. Но лишь немногие получают художественное образование. Сразу после окончания вуза он оказался в Гродно. С этого времени он искал свое место в искусстве.

После учебы занимался офортом — гравюрой на металле. Несмотря на успехи, душа к этой технике не лежала. Это сложный технический процесс, и Антону он казался суховатым, без импровизации. В нем было мало естественности и много схематичности, условности. А по натуре Лещинский настоящий педант — его гораздо больше интересовали детали.

Потом была линогравюра — гравюра на линолеуме, где изображение вырезается резцами, а потом делается отпечаток. Затем он один из немногих в Беларуси освоил технику плоской печати — монотипию. Но все это были лишь техники, при помощи которых Антон пытался найти свою истину. Именно в это время для него все явственнее стали обозначаться возможности фотографии.

— Фотографировать я начал с детства. Это были пейзажи, бытовые съемки. Потом фотографировал в институте. Меня интересовало любое изображение, в том числе фотографическое. Долгое время фотография обнаженной натуры было подспорьем в создании станковой живописи. Не секрет, что многие художники, в том числе Дега, Моне и другие, пользовались фотографией, как поводом для живописных, графических работ. А потом я начал замечать, что они становятся самостоятельными произведениями, которые не требуют никакой дальнейшей реализации, — уверен фотохудожник.

Жанр ню всколыхнул Гродно 90-х

Переход на фотографию давался нелегко. Для человека, обученного на классических произведениях, было сродни кощунству увлечься чистой фотографией. Но он не боялся казаться дилетантом. Учиться фотографии приходил в фотоклуб «Гродно». Коллеги-художники его не понимали и порой откровенно смеялись над идеей сделать совместную выставку с фотографом Михаилом Анищенко. Но именно Антон делал постановку, ставил свет и работал с моделями. А уже вместе с Мишей печатали. Это было время честного признания самому себе — удовольствие созидания в фотографии становилось все более явственным.

Их совместная выставка в середине 90-х для Гродно была важным культурным событием. Ню становился все менее запретным, и это особенно ярко проявилось в фотографии. Возможно, сейчас это кажется чем-то наивным, но надо учитывать, что посмотреть и научиться было тогда элементарно негде.

На тот момент классиками жанра по-прежнему оставались литовские фотографы Дихавичюс и Суткус. Антон вспоминает, с каким трепетом в свое время передавались самиздатовские карманные календари этих фотографов. Так что не было ничего удивительного в том, что фотография в этом жанре по-прежнему была немного «советской».

Художник или фотограф?

Еще какое-то время Антон пытался совместить фотографию с классическим изобразительным искусством. Он делал гравюры на отпечатанных фотографиях, совмещал фотографию и монотипию, разрисовывал сами фотографии. Но уже в это время он постепенно все сильнее превращался в профессионального фотографа, публикуясь в разных газетах и журналах того времени, например, в питерском издании «Я+Я». Антон признается:

— Мое занятие фотографией связано со стремительным бегом информационных технологий, с новым темпом жизни. Если раньше художник мог позволить себе год писать картину, то сегодня это уже как-то трудно представить. Быстрое реагирование — даже на твои личные переживания — это преимущество, «камертон», который должен отражать веяние времени. Формы искусства меняются, и с этим ничего нельзя поделать.

Уже в начале нулевых он начинает фотографировать все чаще. Именно в 2000 году Антон Лещинский был признан лучшим фотографом на конкурсе «Супермодель Беларуси». Он ездит на пленэры с фотографами, но все еще продолжает утверждать, что он в первую очередь художник. Все изменилось кардинальным образом, когда пришла цифровая эпоха и появилась возможность коррекции изображения в самом компьютере. Именно тогда он и сдался, превратившись в успешного и известного, по-настоящему профессионального фотографа.

 

Обнаженные без тени пошлости

Это было его стихией — можно было скрупулезно выстраивать образ, создавать исключительную игру света и тени, а в дальнейшем еще и улучшать все это в «Фотошопе». Фотосессий становилось все больше. И особое место в них занимал стиль ню. Удивительно, но практически в каждой модели он мог найти исключительный образ. Они у него были очень разные, но все в итоге становились красивыми, утонченными, без тени пошлости. И всё благодаря его творческому кредо:

— В каждом человеке заложен определенный образ. И очень важно заметить, выявить, подчеркнуть этот образ. Везде рассыпано искусство, везде рассыпана красота. Если быть терпеливым, то можно увидеть это в каждой мелочи. Так что любой человек может быть музой. Это поиск высшего начала, которое там есть. Поэтому из любого без исключения тела можно слепить художественный образ. Не имеют значение ни возраст, ни комплекция.

Антон продолжает искать свои образы. Он не останавливается над чем-то одним. У него, например, был опыт съемки обнаженного мужского тела, но, как он признался, большого удовольствия он не получил. И все потому, что в мужском теле, по его словам совсем другая пластика. Хотя он считает, что мужское тело фотогеничное и его проще снимать.

Модель не должна быть раскрепощенной

Но все-таки большее удовольствие ему доставляет работа с девушками. Каких-то проблем с поиском новых лиц он никогда не испытывал — даже несмотря на то что к нему приходит не любая девушка. Чтобы вдохновиться именно его работой и принять участие в фотосессии, девушка должна обладать хотя бы минимальным культурным кругозором. Еще она должна иметь достаточный опыт зрительного восприятия, хотя бы немного интересоваться искусством.

Что касается особых секретов, то их у Антона нет.

— А я не расслабляю никого. А почему она должна себя комфортно чувствовать? Кто же комфортно будет чувствовать себя обнаженным? Это нормальная реакция — реакция стеснения. Очень редко попадаются уверенные и дерзкие. Я всегда стараюсь индивидуально подходить к работе с каждой. Что же касается сексуальности тела, то она отражается в глазах, во взгляде, а не в телесах. Если это отсутствует, то хоть ты раздень ее полностью — ничего не добьешься. Обнаженное тело с сексуальностью не связано. Я не делаю его сексуальным, — утверждает фотограф.

Портрет или цыплята?

В середине нулевых начался очень плодотворный период. Результатом стал ряд полноценных персональных выставок. Особенно грандиозной получилась выставка в выставочном зале «Тушино» в Москве, где экспонировались почти 60 полноценных работ. Причем в основном это были работы, напечатанные на холсте и натянутые на подрамники. Даже спустя семь лет такой масштаб впечатляет.

В это же время Антон начинает осознавать, что его творчество востребовано. Но востребовано в первую очередь, как фотография. Многие записываются к нему на фотосессии. Оформляется особый стиль, который присущ только его подходу. Только он, снимая в течение трех, четырех, пяти часов, может найти практически в каждой девушке исключительные черты. И если к нему приходят, значит, он все-таки нашел точки соприкосновения высокого искусства и взглядов обычных людей. Он нашел именно ту понятную форму, которая оказалась близка очень многим современницам. И это совсем не тот случай, когда искусство было не для всех.

— Мой институтский наставник Антимонов целый месяц писал одной старушке шикарный портрет. Через месяц, когда он вновь с ней встретился, то увидел, что она использует подрамник как кормушку для цыплят — перевернула холст и кормит птичек. Им там хорошо, они не разбегаются. Так что искусство точно не для всех, — говорит Антон.

В ню слишком много «но»

Потом был долгий период воплощения в жизнь всех творческих наработок, идей, открытий. Когда творчество находит отклик, у фотографа появляются элементарная работа и заказы. К нему приходят клиенты, он начинает работать с рекламой, его приглашают в модельные агентства, он издает свой личный каталог. Как ни старался Антон, но фотография оказалась в первую очередь все-таки прикладным видом искусства. Очень сложно заниматься бесконечным поиском красоты. Пусть даже это и есть то самое творческое удовлетворение, когда ты приобщаешься к чему-то великому, когда находишь крупицы этой красоты. Но все это, на самом деле, очень редкое явление. А обыденность диктует свое — есть семья, элементарные нужды.

В итоге поиски новых форм сперва воплотились во множестве заказов по фотографии, а впоследствии — и в создании новой кафедры. Как оказалось, желание быть настоящим преподавателем и стремиться идти в ногу со временем — еще один немалый мотив в деятельности Антона Лещинского. Причем многие могут сказать, что это поприще в наибольшей степени отображает степень его истинного призвания. Неудивительно, что именно он был участником недавней международной конференции в Гданьске «Дизайн и искусство», целью которой было показать связь изобразительного искусства и дизайна. Антон на этой выставке, где участвовали немцы, поляки, чехи, экспонировал свои профессиональные фотографии из мира моды.

 

Несмотря на то что выбранный жанр многим может показаться весьма специфическим, Антон признается, что его личная и творческая жизни никогда не пересекались. Если не смешивать одно с другим, то и проблем не будет, считает он. Именно поэтому он отрицательно относится к тому, что у него порой пытаются выяснить отношение его жены к его работе, — он настаивает на том, что это совершенно разные области.

Надо признать: несмотря на почти 20-летний опыт съемок, появилось не так уж и много фотографов, которые работали бы в стиле ню. Многие пробуют, но дальше раздетой модели дело не идет. И на то есть свои причины.

— Жанр ведь на самом деле очень сложный, — признается Антон. — Чтобы работать с обнаженной натурой, нужен хороший профессиональный свет. Нужна практика, оборудование. Есть много всяких «но». Массовым это никогда не было и не будет, несмотря на кажущуюся простоту. Чаще всего дальше первого опыта не заходит. А стать мастером? Таких очень мало. В Беларуси их единицы. К тому же чтобы создавать новое, необходимо изучить старое. Как минимум необходимо художественное образование.

За 30 лет не нашел себя в искусстве

Но даже обладая неким статусом, несомненным багажом знаний, очевидно, что Антон не планирует останавливаться. Он по-прежнему в творческом поиске. Ему хочется работать не только в академическом направлении, ему интересно попробовать ню с разными возрастами, его манят сложные многофигурные композиции. Не сказать, что за это время он нашел себя в искусстве — для многих художников этот процесс может растянуться на всю жизнь. Он прекрасно осознает, что ловить музу с годами не становится проще.

— Муза приходит только через труд. Если не работать, то вообще ничего не придет. Делать, заставлять себя делать — вот главное средство. Мне доставляет удовольствие работать. И в определенный момент начинаешь понимать, что это совпадает с представлением о том, что это хорошо. На каком-то подсознательном уровне.

Он не останавливается на достигнутом, а продолжает развиваться. Уже мало какой фотограф в городе может соперничать с Антоном по части изысканности. Как и 30 лет назад, Лещинский выжимает максимум возможностей из современных доступных технологий для создания нужного сюжета. И, очевидно, что это как раз тот случай, когда идея рождается задолго до ее реализации, а технологии — лишь вспомогательный элемент, позволяющий эту идею реализовать.

 

Справка «ВГ»

Антон Лещинский закончил художественно-графический факультет Витебского педагогического института в 1988 году. С этого же года начал работать в Гродненском государственном университете имени Янки Купалы. Работал на должности заведующего кафедрой изобразительного искусства с 1991 по 2010 г. С 2010 года работает на должности заведующего кафедрой дизайна. Член Белорусского Союза художников с 1994 года. В 1995 году ему присвоено ученое звание доцента. С 2001 года является членом Народного фотоклуба «Гродно». Участник выставок и пленэров с 1988 года. Принимал участие более чем в восьмидесяти выставках и пленэрах (из них 22 зарубежных и международных). Организовал 14 персональных выставок. Работы хранятся в частных коллекциях в Беларуси, Польше, Литве, России, Италии, Германии, США. Работает в сферах фотографии и графики. Фотохудожник, заведующий кафедрой дизайна Гродненского государственного университета имени Янки Купалы.

vgr.by

ЛЕЩИНСКИЙ АНТОН АНТОНОВИЧ | Гродненская областная организация 00 «Белорусский союз художников». Официальный сайт.

1962 Родился 27 июля в Павлодарской области.
1969-77 Учеба в Раковской СШ Воложинского района Минской области.
1977-81 Учеба в Новопольском финансово-экономическом техникуме.
1981-83 Служба в рядах СА.
1983-88 Учеба на графическо-художественном факультете Витебского педагогического института.
1988 Преподает в Гродненском университете.
1992 Избран на должность заведующего кафедрой изобразительного искусства.
1994 Присвоено ученое звание доцента. Член Белорусского Союза художников.
2000 Награжден дипломом как победитель в номинации ФОТО Республиканского конкурса моды и фото СУПЕРМОДЕЛЬ БЕЛАРУСИ – 2000.
2001 Награжден почетной грамотой Гродненского облисполкома за личный вклад в развитие культуры. Награжден дипломом за активное участие в международном фотопленэре. Член Народного фотоклуба Гродно.
2002 Награжден почетной грамотой Гродненского облисполкома за личный вклад в развитие художественной фотографии.

Основные выставки:

1989 Зарубежная групповая выставка. Белосток, Польша.
1991 Персональная выставка. Галерея современного искусства. Калиш, Польша.
1992 Персональная выставка. Музей атеизма и религии. Гродно, Беларусь.
1992 Зарубежная выставка. Друскенинкай, Литва.
1995 Персональная выставка. Лидская художественная галерея. Лида, Беларусь.
1996 Персональная выставка. Галерея «У Майстра». Гродно, Беларусь.
1997 Международная выставка ЭКО-АРТ. Павильон международной ярмарки. Познань, Польша.
1998 Персональная выставка. Галерея «У Майстра». Гродно, Беларусь.
1998 Международная выставка ЭКО-АРТ. Павильон международной ярмарки. Познань, Польша.
2000 Персональная выставка. Облдрамтеатр. Гродно, Беларусь.
2001 Персональная выставка. Облдрамтеатр. Гродно, Беларусь.
2002 Персональная выставка. Галерея «Раскоша». Гродно, Беларусь.
2002 Зарубежная выставка. Галерея «Лазенки». Варшава, Польша.

(бел.) 1962 Нарадзіўся 27 ліпеня ў Паўладарскай вобласці.
1969-77 Вучоба ў Ракаўскай СШ Валожынскага раёна Менскай вобласці.
1977-81 Вучоба ў Навапольскім фінансава-эканамічным тэхнікуме.
1981-83 Служба ў шэрагах СА.
1983-88 Вучоба на графічна-мастацкім факультэце Віцебскага педагагічнага інстытута.
1988 Выкладае ў Гарадзенскім універсітэце.
1992 Абраны на пасаду загадчыка кафедрай выяўленчага мастацтва.
1994 Прысвоена навуковае званне дацэнта. Чалец Беларускага Саюза мастакоў.
2000 Узнагароджаны дыпломам як пераможца ў намінацыі ФОТА Рэспубліканскага конкурсу моды і фота СУПЕРМАДЭЛЬ БЕЛАРУСІ – 2000.
2001 Узнагароджаны ганаровай граматай Гарадзенскага аблвыканкама за асабістае ўкладанне ў развіццё культуры. Узнагароджаны дыпломам за актыўны ўдзел у міжнародным фотопленэры. Чалец Народнага фотаклуба Гародні.
2002 Узнагароджаны ганаровай граматай Гарадзенскага аблвыканкама за асабістае ўкладанне ў развіццё мастацкай фатаграфіі.

Асноўныя выставы:

1989 Замежная групавая выстава. Беласток, Польшча.
1991 Персанальная выстава. Галерэя сучаснага мастацтва. Калиш, Польшча.
1992 Персанальная выстава. Музей атэізму і рэлігіі. Гародня, Беларусь.
1992 Замежная выстава. Друскенінкай, Літва.
1995 Персанальная выстава. Лідская мастацкая галерэя. Ліда, Беларусь.
1996 Персанальная выстава. Галерэя «У Майстра». Гародня, Беларусь.
1997 Міжнародная выстава ЭКА-АРТ. Павільён міжнароднага кірмаша. Познань, Польшча.
1998 Персанальная выстава. Галерэя «У Майстра». Гародня, Беларусь.
1998 Міжнародная выстава ЭКА-АРТ. Павільён міжнароднага кірмаша. Познань, Польшча.
2000 Персанальная выстава. Облдрамтэтар. Гародня, Беларусь.
2001 Персанальная выстава. Облдрамтэатр. Гародня, Беларусь.
2002 Персанальная выстава. Галерэя «Раскоша». Гародня, Беларусь.
2002 Замежная выстава. Галерэя «Лазенкі». Варшава, Польшча.

art.grodno.su

Лещинский Антон Анатольевич биография смотреть онлайн бесплатно!

Родился 11 ноября 1973 года в г. Москве.
В 1983г. поступил в МАХУ. Будучи воспитанником московского хореографического училища, стал первым исполнителем партии Андрюши в спектакле Большого театра СССР «Анюта» (балетмейстер-постановщик Народный артист СССР В.В.Васильев).

В 1992 г. с отличием окончил Московскую государственную академию хореографии (по классу профессора А.И.Бондаренко).
В 2001 г. с отличием окончил балетмейстерский факультет РАТИ-ГИТИСа по специальности педагог-хореограф (мастерская профессора Е.П.Валукина).
С 2007 г. аспирант кафедры хореографии и балетоведения Московской государственной академии хореографии.
С 1992 года — артист балета Государственного академического Большого театра РоссииПринимал участие в фестивале музыки и танца в честь Владимира Васильева (1993г), исполнив Детскую симфонию Моцарта в постановке В.В.Васильева.

Дебют в качестве балетмейстера состоялся в 1997 г. на дипломном спектакле ВТУ им. М.С.Щепкина «Наш общий друг», (режиссёр-педагог профессор Р.Г.Солнцева, х/р курса профессор Н.А.Верещенко). С 1997 г. и по настоящий момент преподаёт сценический танец в школе Малого театра, доцент кафедры пластического воспитания актёра, балетмейстер дипломных спектаклей института: «Вестсайдская история», «Страх №1» (режиссёр-педагог профессор Р.Г.Солнцева), «МАУГЛИ.ВЕРСИЯ» (режиссёр-педагог доцент Е.О.Дмитриева) и др.

Доцент кафедры сценического танца РАТИ-ГИТИСа, преподаёт сценический танец: с 1999 г. и по настоящий момент — мастерская профессора М.А.Захарова, с 2000-2004 г. — мастерская профессора А.В.Збруева, с 2005 г. и по настоящий момент — мастерская профессора С.В.Женовача.

С 2006г. — педагог-балетмейстер московского театра "ЛЕНКОМ", ведёт репетиционную работу над хореографическими сценами спектаклей: "Юнона и Авось", "Безумный день, или Женитьба Фигаро", "Королевские игры", "Шут Балакирев".

Балетмейстер спектаклей московских драматических театров:
«Горе от ума», «Кухня» — постановка О.Е.Меньшикова, Театральное товарищество 814; «Трудовой хлеб», «Пучина», «День на день не приходится», «Бедность не порок» — постановка А.В.Коршунова, Государственный академический Малый театр России; «Шут Балакирев» — постановка М.А.Захарова, московский театр «ЛЕНКОМ»;

С театром «Сфера» сотрудничает в качестве балетмейстера-постановщика с 1998 года. Создал хореографическое и пластическое решение спектаклей: «Королевство — на стол!», «Вестсайдская история», «Игра интересов», «В лесах и на горах», «Он, она и любовник», «Ах, как хорош этот мир», «Приглашение в замок», «Троил и Крессида», «Я пришёл дать вам волю»; хореограф-постановщик «Троянской сюиты» (к юбилейному вечеру «СФЕРЕ-25!»)

В труппе театре "Сфера", работают артисты, прошедшие у А.А.Лещинского в ВТУ им. М.С.Щепкина курс обучения предметам: "Сценический танец" и "Основы пластической выразительности" — А.Смиранин, С.Загорельский, П.Степанов.


Театральные работы

Арлекин («Щелкунчик»),
Народный танец («Ромео и Джульетта»),
Офицер («Легенда о любви»),
Щеголь («Анюта»),
Гном Апчхи («Белоснежка»),
Нисон («Леа»),
Танец Горцев и Кубанцев («Светлый ручей»),
Испанский танец (опера «Травиата»),
Сатир (опера «Фауст»),
Краковяк (опера «Иван Сусанин»), и др.

www.adigz.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о