Торчинова эмма: Владикавказ | Ушла из жизни Эмма Торчинова

Автор: | 18.05.2018

Содержание

Не стало одной из легенд Северо-Осетинского телевидения Эммы Торчиновой

Не стало одной из легенд Северо-Осетинского телевидения Эммы Торчиновой

Не стало одной из легенд Северо-Осетинского телевидения Эммы Торчиновой. Она проработала в ГТРК «Алания» без малого 50 лет. 

Окончила театральное училище имени Щукина, где впервые прикоснулась к высокому миру искусства. Ее педагогами были Захарова, Шумина-Щукина, Катин-Ярцев, Владимир Этуш.

Потом работала в осетинском театре, затем – вновь Москва – важная веха, два года учебы в первой мастерской Романа Кармена во ВГИКе.

Наконец, наполненная идеями высокого искусства, восторженная и мечтающая поделиться своими знаниями со всем миром пришла на телевидение, ставшее ее судьбой.

Познакомилась с пионерами нашего телевидения. Это – Нона Баратова, Тамара Березова, Юрий Мерденов, Юрий Боциев, Лариса Ефимцова, Земфира Тедтоева. И началась дорога поисков и открытий длиною в 48 лет.

Телевидение в то время было несколько иным. Ее первые работы в качестве режиссера – журнал «Телевизионный сатирический». Снимали его на кинопленку. Это был первый журнал с элементами критики, позже появится более жесткий «Объектив обвиняет».

Характеру Эммы Торчиновой больше подходило искусство, и ее перевели в музыкальную редакцию. Сейчас трудно представить, как эта маленькая студия вмещала симфонический оркестр, многолюдные фестивали районов, массовые новогодние программы. И все это в прямом эфире.

Так она работала всегда – выкладываясь по максимуму, отдавая всю себя любимому делу. В редакции политвещания, литературно-драматической и снова в музыкальной. До последних дней – на высоком творческом накале, с чувством нового видения, художественного осмысления действительности.

Эмма Торчинова – автор сотен документальных кино- и видеофильмов, телевизионных театральных постановок, музыкальных спектаклей и очерков.

Вне работы она была душой компании, организатором встреч, вечеров, собирая вокруг себя интересных, творческих людей. Она была прекрасным товарищем, мудрым наставником для молодых, примером чуткости и позитивного отношения к жизни.

Память о тонком, вдумчивом, неравнодушном человеке, прекрасном товарище, честном к себе и окружающим – навсегда останется в сердцах тех, кто ее знал, работал с нею, видел плоды ее высокого творчества на экране.

ГТРК «Алания»

История ГТРК «Алания» | ГТРК Алания

Стоять на месте – это не про североосетинское телевидение. Именно поэтому всегда, в любое, даже самое трудное для ГТРК время, удавалось сделать шаг вперед. Благодаря тем, кто шел в ногу со своим временем на осетинской студии, мы добрались до будущего – цифрового телевидения. Летопись богатой истории сохранена на лентах, в текстах, в памяти. Пора двигаться дальше.
Небольшие экраны собирают широкую аудиторию. 1961 год – начало вещания Северо-Осетинского телевидения. Приемники еще редкость. На просмотр программ собираются всем двором. Приходят не только соседи, но и друзья, родственники. Экран притягивает как магнит. Звукорежиссер Аслан Кайтуков работал над первым эфиром местного телевидения.

Аслан Кайтуков, звукорежиссер группы киновидеопроизводства ГТРК «Алания»: «Режиссером была Ирина Макиева. Я ждал ее команду. Тогда Земфира Тедтоева вышла в эир в первый раз и поздравила республику с историческим днем открытия телевидения в Северной Осетии. Я почувствовал облегчение просто от того, что мы сделали что-то важное, что-то необычное».
Артистам и дикторам эфир приносил на самом деле национальную славу. Первыми дикторами осетинского телевидения были Земфира Тедтоева, Тасолтан Мамсуров, Владимир Дудиев, Земфира Кулова, Зарема Доева. Владимир Дудиев и сегодня на экране. Обучает молодежь и остается эталоном высочайшего профессионализма.
Владимир Дудиев, диктор, народный артист Северной Осетии, заслуженный артист Южной Осетии: «Я счастлив еще потому, что меня телезритель принял сразу и бесповоротно. Я 52 года служу своему народу, и ни разу я не получал писем с ругательствами, с недовольством. Только со словами благодарности».
Первым председателем Гостелерадио Северной Осетии был Иван Гапбаев. Он решил нелегкую кадровую задачу. В то время тележурналистов и специалистов в этой области не было. Иван Александрович сколотил команду, которая, благодаря поддержке из Москвы, вскоре стала профессиональной. Энтузиазм и помощь центра были основой быстрого роста.
Эмма Торчинова, заслуженный деятель искусств РСО-Алания, заслуженный работник культуры РСО-Алания, лауреат премии ГТРК «Алания» «Золотой микрофон»: «Начало – это всегда интересно. Мы оставались здесь на ночь. Энтузиазм, радость была от возможности подарить зрителям красивое».
Сегодня с благодарностью и уважением вспоминают Ахсарбека Агузарова, который почти 20 лет руководил осетинским телевидением и радио. То время называют романтическим периодом в истории телерадиовещания. Тогда же усилиями Агузарова и его команды зародилась эра телевизионного кино на Северном Кавказе, столицей которого стал город Орджоникидзе.

Так закручивался очередной виток истории Северо-Осетинского телевидения. На кинопленку снимали фильмы и передачи, даже информационные сюжеты, для программы новостей. Очень скоро Северо-Осетинская студия телевидения стала фильмопроизводящей базой на Северном Кавказе для Центрального телевидения. В 70-е годы был построен кинокомплекс с павильоном площадью 700 квадратных метров.
Павильон – особое пространство. В нем, кажется, остался дух сцен, которые здесь разыгрывались. Это место где снимали незабываемые игровые картины, фильмы-концерты, телеспектакли, передачи. Здесь в декорациях комнаты снимали эпизоды кинофильма «Во всем виновата Залина» по сценарию Ахсарбека Агузарова. Фильм получился таким, что, как говорят его зрители, каждая роль – главная. В павильоне была та самая таверна из комедии «Волшебная папаха», в которой один из героев околпачил разбойников, плетень, за которым прятались персонажи из фильма «Костры на башнях».
На базе Северо-Осетинского телевидения было снято более сорока художественных и двухсот документальных картин и фильмов-концертов. Эти цифры говорят сами за себя. За ними не гнались, но работали без устали и не снижая набранной высоты творческого полета. Осетинская студия была третьей в стране, после «Останкино» и «Лентелефильма», по объему кинопроизводства.
С конца 70-х годов республиканское телевидение кратно увеличило производство фильмов, программ и передач. Совершить скачок позволила видеозапись. А совершенно новые возможности, недоступные ранее, появились с внедрением компьютерного монтажа.
Рафаэль Гаспарянц, руководитель группы киновидеопроизводства ГТРК «Алания»: «Технология кино в сравнении с поздними форматами, видео и цифровыми форматами, была гораздо сложнее для работников. В том смысле, что каждый элемент требовал времени. То, что для нас, в кино, в свое время казалось очень сложным, на видео, особенно на компьютерном монтаже, быстро достигается. Видео, за счет того, что можно снять больше, про запас на случай изменений – в кино так нельзя. Мы были ограничены физическими параметрами. Вот в каждой коробке 10-минутный запас пленки.
На каждую картину отпускался лимит пленки».
Сегодня на экране рассвет новой технологии, свой отсчет ведет эра цифрового телевещания. Кинопавильоны и аппаратные, в которых снимали и озвучивали легендарные фильмы, сегодня обретают второе рождение. Кинокомплекс становится комплексом цифровым. Никогда еще картинка на экранах приемников не была столь контрастной, четкой и сочной. Ее качество способно удовлетворить самых искушенных телегурманов. Технических помех стало еще меньше. А вот поиск новых форм и решений для творчества только расширился. Коллектив, вещающий с Осетинской горки, совершает очередной этап восхождения – в новую, цифровую эпоху.
Аслан Богазов

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»

Сагкаев, Валерий Алексеевич — Википедия

Вале́рий Алексе́евич Сагка́ев (осет. Сагкаты Алексейы фырт Валери; 14 января 1951, Ткибули, ГССР, СССР — 16 февраля 1992, Транскам, Республика Южная Осетия) — осетинский советский и российский певец, автор песен, поэт, композитор, народный артист Северной и Южной Осетии.

Юность[править]

Валерий Сагкаев родился 14 января 1951 года[1][2] в Ткибули. В раннем детстве лишился отца и вместе с матерью и двумя братьями едва сводил концы с концами. В возрасте двенадцати лет они с матерью переехали из Ткибули, что в Западной Грузии, в Цхинвал. Мама устроилась работать уборщицей, в то время как Валера пошел учиться в вечернюю школу, большего он позволить себе не мог

[3].

Уже в юности у него проявились способности к музыке и пению. Он пел на школьных вечерах, среди товарищей, на цхинвальском заводе «Эмальпровод», рабочие которого часто после смены спешили в заводской клуб послушать пятнадцатилетнего певца[3]. Там, на заводе, в 1964—1965 годах Сагкаев работал в группе самодеятельности[4]. По мнению художественного руководителя государственного камерного оркестра Южной Осетии Л. Чехоева, его голос уже тогда выделяли тембр, диапазон, сила. На одной из школьных олимпиад шестнадцатилетний Сагкаев в сопровождении духового оркестра исполнял без микрофона «Бухенвальдский Набат»[5]. Молодой Сагкаев был поклонником творчества Владимира Высоцкого, часто пел его песни, подражая его манере исполнения.

Талант Сагкаева проявлялся не только в пении, по свидетельству друзей, он неплохо рисовал. Не имея возможности поступить в художественное училище, он тем не менее очень любил рисовать. Сохранились наброски, выполненные его рукой[3]. Кроме карандаша или грифа он ничем не пользовался. Не потому, что не мог — не было средств[5].

Ранние годы[править]

В 1970 году Сагкаев поступил в Цхинвальское музыкальное училище (ЦМУ) на отделение вокала, где с головой окунулся в атмосферу творчества[4]. Преподавал молодому студенту известный осетинский композитор Феликс Алборов (чьим именем позже было названо училище), который с первого взгляда оценил одарённого от природы парня. Репертуар молодого певца уже на втором курсе включал оперные партии, среди которых ария-речитатив из «Ксеркса» Генделя, ария Ибрагима из «Фатимы», Таймураза из «Азау», русские романсы Рахманинова, Чайковского, Даргомыжского[3].

Будучи ещё студентом ЦМУ, он завоевал вторую премию на фестивале вокалистов в Тбилиси[5].

После окончания с отличием ЦМУ[4] следующим этапом жизни Валерия Сагкаева должна была стать Тбилисская консерватория, где его прослушали и отнеслись с больши́м интересом. Но по разным причинам, не получив необходимой поддержки, студентом Тбилисской консерватории он так и не стал. Главным для себя он считал иметь возможность петь. По свидетельству друга певца, барда Валерия Авагимова, они нередко вместе выступали в воинских частях, школах, подрабатывали концертами, жил он бедно, за выступления платили гроши[3].

В 1977 году Валерия Сагкаева заметили на конкурсе политической песни в Пицунде. Он готовился выступить с песней «День Победы», но за два дня до конкурса выяснилось, что Тамара Гвердцители тоже остановила свой выбор на этой композиции. Валерий уступил ей, взяв «Бухенвальдский набат» В. Мурадели. Тогда он не занял первого места, но стал лауреатом конкурса, что тоже по тем временам было большой победой

[3]. А спустя три года в 1980 году стал лауреатом всесоюзного конкурса эстрадной песни[2].

Становление[править]

В середине 1960-х годов в Юго-Осетинском государственном педагогическом институте был создан вокально-инструментальный ансамбль «Айзæлд» («Звучание»), творческий коллектив которого сделал немало для развития осетинского эстрадного искусства[4]. В нём собрались лучшие молодые музыканты Цхинвала. Через короткое время Валерий стал одним из его ведущих вокалистов. В его репертуар входили осетинские, русские и зарубежные эстрадные песни. А позже стал одним из ведущих певцов вокально-инструментального ансамбля «Бонвæрнон» («Утренняя звезда») и Юго-Осетинского государственного ансамбля песни и танца «Симд». В этих двух ансамблях талант Сагкаева начал получать широкое признание, вместе с ними он побывал на гастролях во многих уголках СССР

[3].

Когда что-то касалось любимого дела, он мог иногда позволить себе даже вольности. Однажды, находясь в Москве, взял и позвонил народной артистке СССР, композитору Александре Пахмутовой.

— Алло! Доброе утро! Это вы, Александра Николаевна?

— Да, я слушаю…

— Понимаете… Это… Вы извините…

— Да, да, я слушаю!

— Извините, я приехал из Осетии и хочу вам спеть вашу песню.

— Как? Прямо сейчас?

— Да, если можно…

— Ну, что ж, пойте.

— Ты, моя мелодия… (Валерий поет)

— Хм, вы что думаете, я не узнала голоса Муслима Магомаева?

— Да нет же, клянусь честью, это пел я!

— Не может быть!

После такого интригующего заявления, Александра Николаевна пригласила незнакомца домой. Пахмутова и Добронравов с большим любопытством слушали пение странного кавказца. А он, так и не дав им опомниться, удалился так же неожиданно, как и позвонил[3].

А однажды, 25 января, в день рождения Высоцкого, Валерий поехал в Москву, пришел к матери своего кумира и пел ей песни Владимира. Это был крик души.

Важным поворотным моментом в карьере и творчестве Валерия Сагкаева стало его знакомство с режиссёром Северо-Осетинского телевидения Эммой Торчиновой, вылившееся в плодотворное сотрудничество и близкую дружбу. Во многом благодаря ей популярность Сагкаева стала поистине народной, он стал выступать на телевидении, участвовать в концертах, сниматься в клипах, его стали узнавать на улице. Вскоре они вместе подготовили цикл песен на стихи Коста Хетагурова. Телезрители Северной Осетии имели возможность услышать эти песни в июне 1991 года в передаче республиканского телевидения «В песне боль моя и радость»[3].

До последних дней Сагкаев работал в Северо-Осетинской государственной филармонии, будучи её солистом[4].

Последние дни и гибель[править]

Незадолго до своей гибели, присев на минутку к журнальному столику — в последний раз, он быстро набросал карандашом крест, абрис гитары и написал: «Валерий Сагкаев. Спаси и сохрани!». И уехал из Владикавказа на юг. Больше он не вернулся.

Тогда я спросила его: «Что это за рисунок, он же похож на надгробную плиту?» Ответа не последовало.

— Эмма Торчинова, режиссёр

В тот день, 2 февраля 1992 года, когда Сагкаев нарисовал прощальный крест, его близкий друг, единомышленник, творческий наставник — журналист и режиссер Государственной телерадиокомпании «Алания» Эмма Торчинова провожала певца в родной Цхинвал. На деньги, вырученные от продажи шикарных по тем временам туфель, которые ей привезла из Душанбе сестра, она собрала Валерию целую сумку с продуктами и подарками для детей. Он был счастлив, что едет к жене и дочкам не с пустыми руками.

Сагкаев всегда стеснялся принимать материальную помощь даже от близких ему людей. Но он до конца дней помнил каждый добрый взгляд, каждый добрый жест и был искренне благодарен всем неравнодушным.

За день до отъезда он попросил меня написать стихотворение о снеге. Я написала. Он взял гитару и попробовал один раз спеть. Он пел, словно плакал. Эта запись даже сохранилась. Только спустя годы я поняла, какими пророческими были рожденные строки.

Мы поехали на автовокзал. Был лютый мороз. Я дала ему надеть одну из папиных шапок-ушанок, чтобы грела и оберегала. Валера зашел в автобус, положил сумку и вышел обратно на улицу. Стоим, а автобус всё не едет и не едет. Он опять зашёл внутрь, опять вышел… И так несколько раз. Дал мне какие-то перья для рисования, потом протянул ключ от комнаты, которую ему незадолго до этого выделили в Доме престарелых. Спрашиваю: «Зачем?» Слышу: «Возьми, так надо».

Если бы я тогда поняла, что это знак свыше, что его нельзя отпускать…

Валера вышел из автобуса в последний раз. Мы попрощались, он махнул рукой, зашёл, сел и уехал. Больше я его не видела.

— Эмма Торчинова, режиссёр

В феврале 1992 года у находившегося в то время в Цхинвале Валерия Сагкаева были запланированы концерт и запись передачи во Владикавказе. Из-за плохой погоды (в горах шёл снег) поездка дважды откладывалась. Тем не менее, чтобы не опоздать, 16 февраля 1992 года Валерий Сагкаев выехал из Цхинвала по единственной ведущей во Владикавказ Транскавказской автомагистрали. Однако доехал он только до перевала, где снежная лавина погребла под собой певца и его друзей[3]. В кармане его куртки были недописанные стихи:

Этот белый снег —

Знак судьбы моей…

Этот белый снег —

Быль любви моей…

Вместе с ним в машине погиб известный спортсмен, двукратный чемпион СССР по тяжёлой атлетике Гри Кочиев[6]. Всего же в тот день под лавиной погибло более двадцати человек[4].

Личная жизнь[править]

Жена — Луиза Арчиловна Джапаридзе, дочери — Хатуна и Екатерина.

Сагкаев часто давал бесплатные концерты: пел в Доме инвалидов и престарелых, в школах и вузах, санаториях.

Как-то Валерий случайно услышал: в республиканском Доме престарелых и инвалидов находится бывший минёр, ветеран Великой Отечественной войны Михаил Габараев. Он написал для него песню и пришёл к старикам с гитарой. Пел осетинские, русские песни, ища глазами минёра. А когда узнал, что отважный солдат прикован к постели, попросил проводить к нему. Сагкаев пел для него одного с такой самоотдачей, словно перед ним был переполненный зал. А бывший минёр слушал и не мог сдержать слёз благодарности. «Понимаете, — с гордостью говорил позже Михаил Габараев, — он ведь пел для меня одного»[3].

В репертуаре Сагкаева были песни разных языках, которые он исполнял без акцента. По воспоминаниям барда Валерия Авагимова:

У Валеры была огромная тяга к языкам. Он пел на осетинском, русском, армянском, грузинском и даже английском языках. Причем, пел без акцента.

Как-то мы с ним выступали в военной части. Зрители поняли по моей фамилии, что я армянин, и попросили спеть что-нибудь на армянском. Я сказал: «Ребята, извините, но я не умею». Тут микрофон взял Валера и начал петь. Все были в шоке[3].

В репертуаре Валерия Сагкаева было более восьмидесяти песен. Однако одна из них — «Мæ Ирыстон» (Моя Осетия) — обрела особую популярность. Песня, которая, по словам председателя Союза композиторов Северной Осетии Ацамаза Магкоева, является сегодня одной из лучших культовых песен об Осетии, была создана в 1983 году. Музыку на слова поэтессы Людмилы Галавановой к ней написал композитор Тимур Харебов. «Мæ Ирыстон» стала фактически гимном Осетии, главной народной песней. Все свои выступления на гастролях он начинал с исполнения этой песни. Без неё зрители не принимали концерты «Бонвæрнон», требовали от Сагкаева исполнять её вновь и вновь[3][7].

Уже спустя несколько месяцев после его гибели усилиями почитателей его таланта во Владикавказе 24 июля 1992 г. в актовом зале Доме искусств прошёл вечер памяти Валерия Сагкаева. Зал был переполнен, но так и не смог вместить огромную часть тех, кто хотел лично отдать дань памяти артисту. На вечере Председатель Верховного Совета Северной Осетии Ахсарбек Галазов объявил о том, что Валерию Сагкаеву будет присвоено звание народного артиста Северной Осетии[1].

16 февраля 2011 года, в девятнадцатую годовщину гибели Сагкаева, в зале заседаний Правительства в Цхинвале, а затем 18 февраля во Владикавказе состоялся концерт его памяти «Реквием путника». В нём приняли участие многие известные исполнители Осетии, а также ансамбль «Бонвæрнон», солистом которого был сам Валерий Сагкаев. Средства вырученные от продажи билетов были переданы семье певца[8][9].

За заслуги в области музыкальной культуры Осетии и личный вклад в национальное песенное искусство ему также присвоено звание «Народный артист Республики Южная Осетия»[2].

Именем Валерия Сагкаева названа улица в Цхинвале[10].

  1. 1,01,1 Игорь Дзантиев. Жить для него значило — петь. Осетия-Квайса (14 января 2011). Проверено 28 октября 2012. Архивировано из первоисточника 28 октября 2012.
  2. 2,02,12,2 Михаил Габаев. Главный редактор Залина Цховребова: Прерванная песня Валерия Сагкаева. Республиканская общественно-политическая газета «Южная Осетия» (15 января 2008). Проверено 28 октября 2012. Архивировано из первоисточника 28 октября 2012.
  3. 3,003,013,023,033,043,053,063,073,083,093,103,113,12 Кадиева
  4. 4,04,14,24,34,44,5 Бестауты
  5. 5,05,15,2 Чехоев Л. Певец Осетии (4 февраля 2007). Проверено 28 октября 2012. Архивировано из первоисточника 28 октября 2012.
  6. Батрадз Хуриев. Двадцать лет без Гри…. Государственный комитет информации, связи и массовых коммуникаций Республики Южная Осетия. Юго-осетинская газета «Республика» (1 марта 2012). Проверено 28 октября 2012. Архивировано из первоисточника 28 октября 2012.
  7. Алла Гергаулова. Главный редактор Залина Цховребова: Тимур Харебов — национальное достояние. Республиканская общественно-политическая газета «Южная Осетия» (10 марта 2012). Проверено 28 октября 2012. Архивировано из первоисточника 28 октября 2012.
  8. Сармат Джусоев. Главный редактор Залина Цховребова: «Реквием путника». Республиканская общественно-политическая газета «Южная Осетия» (17 февраля 2011). Проверено 28 октября 2012. Архивировано из первоисточника 28 октября 2012.
  9. Нина Пухаева. В Цхинвале почтили память известного осетинского барда Валерия Сагкаева. Государственный комитет информации, связи и массовых коммуникаций Республики Южная Осетия (17 февраля 2011). Проверено 28 октября 2012. Архивировано из первоисточника 28 октября 2012.
  10. ↑ Улица им. Валерия Сагкаева в Цхинвале

✅ ИП ТОРЧИНОВА ЛЮДМИЛА САФАРБЕКОВНА, 🏙 Владикавказ (OГРН 307151606400038, ИНН 150407770390) — 📄 реквизиты, 📞 контакты, ⭐ рейтинг

Последствия пандемии

В полной версии сервиса доступна вся информация по компаниям, которых коснулись последствия пандемии коронавируса: данные об ограничениях работы и о программе помощи от государства тем отраслям, которые испытывают падение спроса

Получить доступ

Краткая справка

ИП ТОРЧИНОВА ЛЮДМИЛА САФАРБЕКОВНА было зарегистрировано 05 марта 2007 (существовало 5 лет) под ИНН 150407770390 и ОГРНИП 307151606400038. Местонахождение Республика Северная Осетия — Алания, город Владикавказ. Телефон, адрес электронной почты, адрес официального сайта и другие контактные данные ИП ТОРЧИНОВА ЛЮДМИЛА САФАРБЕКОВНА отсутствуют в ЕГРИП. Ликвидировано 04 июня 2012.

Информация на сайте предоставлена из официальных открытых государственных источников.

Контакты ИП ТОРЧИНОВА ЛЮДМИЛА САФАРБЕКОВНА

Местонахождение

Россия, Республика Северная Осетия — Алания, город Владикавказ

Зарегистрирован 05 марта 2007

Перейти ко всем адресам


Телефоны


Электронная почта


КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ «ЦЕНТРАЛЬНАЯ» РСО-А, ИНН 1502046233

Общие сведения:



Контактная информация:

Индекс: 362040

Адрес: Г ВЛАДИКАВКАЗ,УЛ МАРКУСА, 1, 2-ЭТАЖ

GPS координаты: 43. 031173706,44.683879852

Юридический адрес: 362000, РЕСПУБЛИКА СЕВЕРНАЯ ОСЕТИЯ — АЛАНИЯ, Г ВЛАДИКАВКАЗ, УЛ МАРКУСА, Д 3

Телефон: 8 (8672) 53-60-72

E-mail:

Реквизиты компании:

Правопредшественники:

Виды деятельности:

Учредители:


Регистрация в Пенсионном фонде Российской Федерации:

Регистрационный номер: 012001003335

Дата регистрации: 20.08.2003

Наименование органа ПФР: Управление Пенсионного Фонда Российской Федерации по Иристонскому МО г.Владикавказа

ГРН внесения в ЕГРЮЛ записи: 2081500010986

Дата внесения в ЕГРЮЛ записи: 30.10.2008

Регистрация в Фонде социального страхования Российской Федерации:

Регистрационный номер: 150000637015001

Дата регистрации: 20.08.2003

Наименование органа ФСС: Государственное учреждение — региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации по Республике Северная Осетия-Алания

ГРН внесения в ЕГРЮЛ записи: 2081500007279

Дата внесения в ЕГРЮЛ записи: 07. 08.2008

Госзакупки: Арбитраж: Сертификаты соответствия: Исполнительные производства:

Краткая справка:

Организация ‘КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ «ЦЕНТРАЛЬНАЯ» РЕСПУБЛИКИ СЕВЕРНАЯ ОСЕТИЯ-АЛАНИЯ’ зарегистрирована 15 августа 2003 года по адресу 362000, РЕСПУБЛИКА СЕВЕРНАЯ ОСЕТИЯ — АЛАНИЯ, Г ВЛАДИКАВКАЗ, УЛ МАРКУСА, Д 3. Компании был присвоен ОГРН 1031500253784 и выдан ИНН 1502046233. Основным видом деятельности является деятельность в области права. Компанию возглавляет СИДАКОВА ЖАННА УМАРХАНОВНА.

Добавить организацию в сравнение

судьба и песни Осетия Квайса

Валерий САГКАЕВ: судьба и песни

Марина КАДИЕВА

16 февраля 1992 года. Дорога жизни из Цхинвала во Владикавказ. Снег. Холодно.

Из-за непогоды поездка дважды откладывалась. В третий раз Валерий Сагкаев вышел из дома в своей старой любимой куртке. Он торопился. В кармане были новые стихи.

Этот белый снег –
Знак судьбы моей…
Этот белый снег –
Быль любви моей…

Строки легко пелись и не выходили из головы: «Нет, в этот раз я точно доеду до Владикавказа!»

Этот белый снег –
Знак судьбы моей…

Но он доехал только до перевала. Чудовищная холодная лавина, сорвавшись с горной кручи, погребла под собою певца и его друзей. А он, эта звонкая струна в осетинской музыке, как будто предчувствовал свою обреченность и облек это предчувствие в поэтические строки.

Всегда смеющийся, с виду беспечный и беззаботный, Валерий на самом деле был по макушку набит проблемами быта, раздумьями о судьбе любимых дочек, собственной судьбе… Он торопился подготовить программу из осетинских песен и часто, глядя в глаза собеседнику, говорил обреченно: «Боюсь, что не успею».

Эмма ТОРЧИНОВА, режиссер

Валера всегда говорил, что 1992-й год будет его годом. Почему? Он был очень чувствительным человеком, часто колебался и нуждался в простом человеческом внимании и поддержке.

Его тонкая, незащищенная душа, казалось, заглянула в будущее и разглядела в нем, как маячит в дымке последняя земная тропа.  Присев на минутку к журнальному столику – в последний раз, он быстро набросал карандашом крест, абрис гитары и написал: «Валерий Сагкаев. Спаси и сохрани!». И уехал из Владикавказа на юг. И больше не вернулся.

Эмма ТОРЧИНОВА, режиссер

Тогда я спросила его: «Что это за рисунок, он же похож на надгробную плиту?» Ответа не последовало.

В тот день, 2 февраля, когда Сагкаев нарисовал прощальный крест, его близкий друг, единомышленник, творческий наставник – журналист и режиссер Государственной телерадиокомпании «Алания» Эмма Торчинова провожала певца в родной Цхинвал. На деньги, вырученные от продажи шикарных по тем временам туфель, которые ей привезла из Душанбе сестра, она собрала Валерию целую сумку с продуктами и подарками для детей. Он был счастлив, что едет к жене и дочкам не с пустыми руками.

Сагкаев всегда стеснялся принимать материальную помощь даже от близких ему людей. Но он до конца дней помнил каждый добрый взгляд, каждый добрый жест и был искренне благодарен всем неравнодушным.

Эмма ТОРЧИНОВА, режиссер

За день до отъезда он попросил меня написать стихотворение о снеге. Я написала. Он взял гитару и попробовал один раз спеть. Он пел, словно плакал. Эта запись даже сохранилась. Только спустя годы я поняла, какими пророческими были рожденные строки.

Мы поехали на автовокзал. Был лютый мороз. Я дала ему надеть одну из папиных шапок-ушанок, чтобы грела и оберегала. Валера зашел в автобус, положил сумку и вышел обратно на улицу. Стоим, а автобус все не едет и не едет. Он опять зашел внутрь, опять вышел… И так несколько раз. Дал мне какие-то перья для рисования, потом протянул ключ от комнаты, которую ему незадолго до этого выделили в Доме престарелых. Спрашиваю: «Зачем?» Слышу: «Возьми, так надо».

Если бы я тогда поняла, что это знак свыше, что его нельзя отпускать…

Валера вышел из автобуса в последний раз. Мы попрощались, он махнул рукой, зашел, сел и уехал. Больше я его не видела.

Сагкаев должен был вернуться вскоре во Владикавказ, чтобы дать запланированный концерт в Доме престарелых. Эмма Торчинова, открывшая ему путь на телевидение, ждала певца, готовилась к очередной записи. А он все не приезжал. «Ну как же так можно, мы же договорились», – с досадой размышляла она, пока не услышала печальную весть о трагической гибели Валерия. И вся жизнь, связанная с этим человеком, начиная от случайного знакомства, заканчивая последними проводами, промелькнула перед глазами Эммы Михайловны.

«Мне повезло, что я тебя встретил», – сказал ей как-то Сагкаев. – «Ты помогла мне попасть на телевидение, благодаря тебе я выступаю, участвую в концертах, снимаюсь в клипах. Меня узнают на улице, здороваются. Большое спасибо!» Эти благодарные слова были режиссеру очень дороги, потому что исходили от чистого сердца и светлой души.

*   *   *

За свою короткую жизнь, уложившуюся в 41 год, Валерий Сагкаев прошел тернистый путь. В раннем детстве остался сиротой, едва сводил концы с концами с матерью, вместе с которой двенадцатилетним мальчиком переехал из Ткибули (Западная Грузия) в город Цхинвал. Мама устроилась работать уборщицей, в то время как Валера пошел учиться в вечернюю школу. К сожалению, большего он позволить себе не мог.

Природа наделила Сагкаева ярким талантом певца. Он был еще совсем мальчишкой, когда проявились его большие способности к музыке, к пению. Как говорится, песня с детства стала его лучшим другом, она была живительным воздухом и помогала преодолевать жизненные трудности. Валерий пел везде и всюду: на школьных вечерах, среди товарищей, на Цхинвальском заводе «Эмальпровод». Рабочие после смены часто спешили в заводской клуб послушать 15-летнего талантливого певца.

Валерий АВАГИМОВ, бард

Мне был 21 год, а Валере – 17, когда мы с ним познакомился в Цхинвальском художественном училище им. М.Туганова, где я получал профессиональное образование. Вижу, сидит парень, играет на гитаре и поет модные в то время песни Высоцкого. Он очень ему подражал, впрочем, как и все.

Я тоже играл на гитаре. Так мы стали дружить. Вскоре Валера поступил в Цхинвальское музыкальное училище на отделение вокала, где с головой окунулся в атмосферу творчества.

Преподавал молодому студенту выдающийся осетинский композитор Феликс Алборов, который с первого взгляда оценил одаренного от природы парня. Уже на втором курсе в репертуаре Сагкаева были оперные партии, среди которых ария-речитатив из «Ксеркса» Генделя, ария Ибрагима из «Фатимы», Таймураза из «Азау», русские романсы Рахманинова, Чайковского, Даргомыжского…

Его место было в Тбилисской консерватории, где его прослушали и отнеслись с большим интересом. Но по разным причинам (не получив необходимой поддержки) студентом Валерий так и не стал. Но не отчаялся. Главным для себя он считал иметь возможность петь. И пел.

Валерий АВАГИМОВ, бард

Мы нередко вместе выступали в воинских частях, школах, подрабатывали концертами. Что же оставалось, когда платили гроши. Бедно жил Валера, и это не секрет…

Между тем любители искусства в Осетии возлагали на В. Сагкаева очень большие надежды, и он не обманул их ожиданий. В середине 90-х годов в Юго-Осетинском государственном педагогическом институте был создан вокально-инструментальный ансамбль «Айз?лд», творческий коллектив которого сделал немало для развития осетинского эстрадного искусства. В ансамбле собрались лучшие молодые музыканты города. Через короткое время Валерий стал одним из ведущих вокалистов. Он прекрасно исполнял осетинские, русские, зарубежные эстрадные песни. А позже стал одним из лучших певцов вокально-инструментального ансамбля «Бонв?рнон» («Утренняя звезда») и Юго-Осетинского государственного ансамбля песни и танца «Симд». В этих двух ансамблях расцвел яркий талант Сагкаева. Вместе с ними он побывал во многих уголках нашей страны, и везде его выступления оставляли глубокий след в сердцах зрителей. Валерий предъявлял высокие требования как к исполняемым произведениям, так и к себе, много работая над собой. И это давало блестящие результаты.

Валерий АВАГИМОВ, бард

Я бард, а Валера был профессионалом. Он очень обижался, когда его называли бардом. Ведь бард – это уличный певец, а Сагкаев старался быть профессиональным артистом, мечтал, чтобы это признала Осетия. Он был певцом от Бога.

В 1977 году Валерия Сагкаева заметили на конкурсе политической песни в г. Пицунда. Певец готовился выступить с полюбившейся всеми песней «День Победы», но за два дня до конкурса выяснилось, что Тамара Гвердцители тоже остановила свой выбор на этой композиции. Как и полагается настоящему горцу, Валерий уступил ей, взяв «Бухенвальдский набат» В. Мурадели. Тогда он не занял первого места, но стал лауреатом конкурса, что тоже было по тем временам большой победой.

Когда что-то касалось любимого дела, он мог иногда позволить себе даже вольности. Однажды, находясь в Москве, взял и позвонил народной артистке СССР, композитору Александре Пахмутовой.

– Алло! Доброе утро! Это вы, Александра Николаевна?

– Да, я слушаю…

– Понимаете…  Это… Вы извините…

– Да, да, я слушаю!

– Извините, я приехал из Осетии и хочу вам спеть вашу песню.

– Как? Прямо сейчас?

– Да, если можно…

– Ну, что ж, пойте.

– Ты, моя мелодия… (Валерий поет)

– Хм, вы что думаете, я не узнала голоса Муслима Магомаева?

– Да нет же, клянусь честью, это пел я!

– Не может быть!

После такого интригующего заявления, Александра Николаевна пригласила незнакомца домой. Пахмутова и Добронравов с великим любопытством слушали пение странного кавказца. А он, так и не дав им опомниться, удалился так же неожиданно, как и позвонил.

Сагкаев жил, как и должен был жить – с песней на устах, влюбленный в родные просторы, в пурпур осенних гор, в дорогих и близких ему людей, которыми он считал всех жителей Осетии. Любимец публики, Валерий и сам был всюду любим, его знали по таким песням, как «Мады Майр?м», «М? Ирыстон». Последняя (музыка Т.Харебова на стихи Л.Галавановой) фактически стала гимном Осетии, главной народной песней. Без нее зрители не принимали концерты «Бонв?рнон», требовали от Сагкаева исполнять ее вновь и вновь.

Эмма ТОРЧИНОВА, режиссер

На телевидении я работала в одной музыкальной редакции с Сергеем Песьяковым, который записывал передачу о только что появившихся участниках группы «Бонв?рнон». Ну, записывал и записывал. В то время я была вся такая возвышенная, мне только классику подавай, так что внимание на эту запись не обращала.

Вскоре мне позвонил из Москвы брат Амырхан и спросил: «Кто у вас там поет «М? Ирыстон»?» Я говорю: «Не знаю, могу уточнить». Начала спрашивать. А мне говорят: «Вот ты даешь, это же тот самый Сагкаев, которого мы записывали на Водной станции».

Брат-меломан попросил переписать ему эту композицию, что я сразу же сделала. А потом прослушала несколько других песен Валеры и, знаете, проявила интерес.

Жизнь Валерия Сагкаева перевернулась в ночь с пятого на шестое января 1991 года, когда вооруженные грузинские боевики вошли в Цхинвал и на улице Исака Харебова, где был его дом, раздались выстрелы. Пули, которые несли людям смерть, ранили и песни. Вчерашние солисты, не раздумывая, взяли ружья и вышли на защиту своей многострадальной родной Осетии. «Парень, не ты ли поешь «М? Ирыстон»? Что же ты под пули лезешь? » – вспоминал певец разговор с земляком, когда людские страдания переполняли Южную Осетию, а земля содрогалась от горя.

Валерий КОЗАЕВ, народный депутат Северной Осетии в 90-е гг.

Валерий был одним из увлеченных музыкой личностей, который в ту тяжелую для Осетии эпоху вкладывал в свои песни такие созвучные людям мысли, такие переживания, что они тут же становились популярными, любимыми в народе. Это сплачивало и север, и юг нашей родины.

Его произведения всегда звучали, как гимн. Гимн матери, родине, осетинскому народу.

Имена мужественных парней, погибших за Осетию в борьбе с грузинскими агрессорами, Сагкаев почтил в таких героических песнях и гражданских балладах, как «Реквием», «Колокола», «Тревога», «Черная зима». Вообще же в его творческом репертуаре было более восьмидесяти песен. Среди них – «Спит женщина», «Холодно», «Знаю», «Ныххатыр к?н», «Аланы», «Оправдаешь ли ты», «Море-море», «Тары гитар? ц?гъды»… Все не перечислить.

Эмма ТОРЧИНОВА, режиссер

В один из дней Валера пришел к нам в музыкальную редакцию и спросил, нет ли режиссера Маирбека Абаева. Я его, конечно же, не узнала и говорю: «Вы знаете, Маирбек в отпуске». Потом он пришел второй раз, а Абаева все нет. Я не выдержала и поинтересовалась: «А вы, собственно, кто?». Он ответил: «Сагкаев». Я: «Ой, подождите, вы Валерий?» Он: «Да». Тут-то я в него и «вцепилась».

Потом был вечер композитора Зинаиды Хабаловой, который проходил в парке культуры и отдыха им. К.Хетагурова. Я состояла в правлении, была одним из организаторов концерта и пригласила Сагкаева прийти спеть. Он спел, да так…

После мероприятия Зина предложила развезти всех на специальном автобусе. Мы сели и поехали. Мне надо было в район Дружбы, где я живу, впрочем, как и Валере, который остановился в гостинице «Кавказ». Когда вышли, он предложил меня проводить. Говорю: «Не надо, здесь недалеко». Он: «А у вас гитара есть?» Незадолго до этого я как раз купила сыну Сереже чешскую гитару, на которой он учился играть.  Отвечаю: «Есть». «Я иду к вам», – тут же выпалил Сагкаев.

Когда мы пришли, он произнес с порога: «Ой, как похоже. Примерно вот так дома у мамы Высоцкого». (Однажды, 25 января, в день рождения Высоцкого, Валерий поехал в Москву, пришел к матери своего кумира и пел ей песни Владимира. Это был крик души.)

Взял гитару, в это время я накрыла на стол. Пить он не любил, только вино, свое, югоосетинское. Он столько раз хотел мне привезти из Цхинвала домашнее вино, но так и не успел.

В тот вечер он очень долго пел. А Эмма Торчинова так восторженно слушала, что от этого певцу становилось еще радостнее. Он увидел у нее множество сборников поэзии, романсов, которые так обожал, и в буквальном смысле ошалел. Ему казалось, он попал в сокровищницу. С тех пор у талантливого режиссера и талантливого певца началась хорошая, добрая дружба. Валерий понял сразу, что Эмма – настоящий профессионал, что ей можно доверять.

Вскоре вместе они подготовили цикл песен на стихи любимого ими Коста Хетагурова. Телезрители Северной Осетии имели возможность услышать эти песни в июне 1991 года в передаче республиканского телевидения «В песне боль моя и радость» (реж. Э. Торчинова). Они открыли для себя обладателя лирического баритона, вставшего в один ряд с лучшими национальными певцами.

Исполненная Валерием Сагкаевым «Лирическая песня» Феликса Алборова на слова Георгия Дзугаева вобрала в себя трепетную задушевность молодого Владимира Баллаева, звонкую безбрежность Кима Суанова и светлую грусть газдановских мелодий.

Станислав КАДЗАЕВ, поэт

Почему хорошая песня так глубоко проникает в душу? Потому что она исходит от сердца. Валера пел сердцем. А какой был диапазон?! И главное то, что он исполнял песни на чистейшем осетинском языке. Валера часто напоминал мне чистотой звучания Кима Суанова. Это были любимцы публики. Таких талантливых людей сегодня единицы.

В Северной Осетии, как это было и на юге, он быстро завоевал популярность. В день, когда во Владикавказе открывался Дом осетинского народного творчества «Х?знадон», его мудрая хозяйка Зоя Даурова пригласила на торжество Сагкаева. Он пел, а корифеи осетинской сцены – Коста Сланов, Владимир Баллаев, Ашах Токаев – наслаждались настоящим искусством.

Будучи бессребреником, он часто давал бесплатные концерты: пел в Доме инвалидов и престарелых, в школах и вузах, санаториях – для всех, кто хотел его слушать.

Как-то Валерий случайно услышал: в республиканском Доме престарелых и инвалидов находится бывший минер, ветеран Великой Отечественной войны Михаил Габараев. Он написал для него песню и пришел к старикам с гитарой. Пел осетинские, русские песни, ища глазами минера. А когда узнал, что отважный солдат прикован к постели, попросил проводить к нему. Сагкаев пел для него одного с такой самоотдачей, словно перед ним был переполненный зал. А бывший минер слушал и не мог сдержать слез благодарности. «Понимаете, – с гордостью говорил позже Михаил Габараев, – он ведь пел для меня одного».

Эмма ТОРЧИНОВА, режиссер

Однажды Валера выступал в санатории «Осетия», чтобы немножко заработать. Во время исполнения последней песни «Реквием», на его гитаре порвалась струна. Запасного инструмента, естественно, не было. Сагкаев, не растерявшись, продолжал петь и с честью довел концерт до конца.

Вообще с композицией «Реквием» была своя история. Автор слов Людмила Галаванова вложила в это трагическое стихотворение, посвященное кровопролитной войне в Южной Осетии, такие строки, адресованные Всевышнему: «Д?у баййафдз?н ирон мады ?лгъыст».  Валера был глубоко верующим человеком и, чтобы не гневить Бога, всегда пел «о, Стыр Хицау» вместо «о, Стыр Хуыцау».

Валерий надеялся и верил в свою звезду. У него хватило мудрости не обращать внимания на невзгоды судьбы и житейскую нищету. Жить для него значило – петь. Петь в любое время дня и ночи и в любой обстановке.

Валерий АВАГИМОВ, бард

У Валеры была огромная тяга к языкам. Он пел на осетинском, русском, армянском, грузинском и даже английском языках. Причем, пел без акцента.

Как-то мы с ним выступали в военной части. Зрители поняли по моей фамилии, что я армянин, и попросили спеть что-нибудь на армянском. Я сказал: «Ребята, извините, но я не умею». Тут микрофон взял Валера и начал петь. Все были в шоке.

Сагкаев часто видел, как я рисую, я же художник. Поступать в художественное училище у него не было возможности, но он очень любил рисовать. И делал неплохие наброски. Поначалу я ему, конечно, помогал. Некоторые работы даже сохранились.

Станислав КАДЗАЕВ, поэт

Валерий часто бывал у меня в гостях. Он был простым, порядочным, воспитанным человеком. У него никогда не было «звездной болезни». А сейчас Осетия наполнилась мириадами «звезд», хотя на самом-то деле на нашем творческом небосклоне почти темно. Вообще настоящие звезды никогда не болеют звездной болезнью, это прерогатива жуков-светлячков.

Незадолго до своего ухода, Сагкаев позвонил мне из Цхинвала и сказал, что написал на мои стихотворения две песни. И спел в телефонную трубку «Ф?ззыгон мелоди» и «Уарзты аз?лд». Он так красиво и проникновенно пел. Пел, почти как плакал… Я прервал его: «Валера, перестань, сердце заболит…» А он: «Только так, Славик, можно передать весь истинный смысл слов».

Валерий КОЗАЕВ, народный депутат Северной Осетии в 90-е гг.

Есть ценности, которые со временем становятся дороже. Это понятия патриотизма, человеческого достоинства, уважения к своим родителям, к своей семье. Эти мотивы вечны и они передаются из поколения в поколение. Если бы этой преемственности не было, не знаю, куда бы скатилось общество.

Валера всегда выступал за одно – чтобы Осетия была единой, чтобы прекратилось кровопролитие, чтобы люди жили в мире и согласии. Конечно, он не кричал об этом с высоких трибун. Но тот круг людей, с которыми он общался, именно таким его и запомнил.

Валерий Сагкаев погиб на взлете творческого успеха, оставив память о себе как о певце редкого таланта, человеке, который будет вечно жить в своих песнях, в наших сердцах. О том, как непросто складывалась его судьба и после смерти, наш сайт «Осетия-Квайса» уже писал к 60-летию со дня рождения артиста (читать – здесь), о юбилее которого нынешние власти Южной Осетии благополучно забыли. А девятнадцать лет назад все было по-другому.

20 февраля 1992 г. Цхинвал. Печально застыла Театральная площадь. Падающий снег ложится на слезы суровых защитников Южной Осетии и мужественных жителей осажденного города: никто не может выдержать боли такой утраты. Каждый чувствует себя осиротевшим, охваченным невыносимым горем, которое приходит, когда теряешь очень близкого человека. Но звучит не похоронный марш. Это летит над площадью всеми любимая песня «М? Ирыстон».

*   *   *

Как-то диктор Северо-Осетинского телевидения спросил Сагкаева: «Представь себе, что тебя отправляют на неведомую планету и разрешают взять с собой три вещи. Что бы ты взял?» Немного подумав, Валерий ответил: «Я забрал бы с собой гитару, фотографию дочери и горсть родной осетинской земли».

КЪАДЗАТЫ Станислав

Сидзæр гитарæ

Сагкаты Валерийæн

Уыдаид дæ Ацæмæз дæр сæрыстыр,
Ныхъхъуыстой хæхтæ дæр дæ зардмæ
Дæ изæрмæ уымæлдзастæй цыдыстæм,
Дæ къамæй нæм кæсыс æнкъардæй.

Дæ гитарæ та къæлæтджыныл разæй
Мылазон у, йæхимæ хъусы,
Нæ фæуыд кæны ныр дæр фыдбоны сау зæй
Йæ байбыны, йæ зæлгæ къусы.

Æрцардис-иу дæ хъæбысы гитарæ,
Æлхъывтай йæ фыртау дæ риумæ
Æмæ-иу ивылд фарны рухс йæ тарæй
Цы зарджытæ нывæстат иумæ.

Къуыбар цæссыгтæ, сой цырæгътæ тадзынц,
Сæркъулæй дидинтæ сæ цуры,
Ды цардтæ уыдонау сыгъдæгæй, уазæй,
Сæ бæллицтæ дын кодтой дзурын.

Дæ гитарæ ныр къæлæтджыныл хиты,
Уыдтæ йын фыд æмæ Хуыцау дæр,
Дзыккутау сурсысты йæ дæрзæг хъистæ,
Йæ байбынæй йæ хъысмæт сау дæр.

Валерий АВАГИМОВ

Прости, мой Ирыстон!

Памяти Валерия Сагкаева

Мой прости, Ирыстон, я уйду незаметно, как сорванный кем-то цветок,
Будет дождь или снег в этот день – мне уже все равно,
Я с судьбой не скандалю своей, жил я в жизни, как мог.
Знаю я, что другим повторить мою жизнь не дано.

Я мятежной душой согревал чьи-то в мире сердца,
Мне не надо цветов, я свободный шальной человек.
Там в раю все равны, всем привет соловьям и скворцам.
Пусть о жизни поют, слава всем непокорным вовек.

О загробных мирах, о бессмертье души я читал,
Плоть Иисуса жива, столько в ней благородства, добра,
Только истина в жизни одна, ей я оды слагал.
Пусть над миром встает благородная вечно заря.

Сколько слез и потерь, сколько зависти, смеха кругом.
Мы надеждой живем и мечтаем о райской весне.
Да, я пел о любви, о весне и о счастье людском,
Чтобы легче жилось и мечталось в свободной стране.

Кто-то смотрит мне вслед равнодушно, а кто-то печально в окно
Я с судьбой не скандалил своей, жил я в жизни, как мог,
Будет дождь или снег в этот день, мне уже все равно,
Мой прости, Ирыстон, я уйду незаметно, как сорванный кем-то цветок.

БИАЗАРТЫ Кромвел

Уæ, Фыдыбæст?

Сагкаты Валерийæн

Уыди хурау
Хурдзаст уæвын
Йæ уæх

После смерти Валерия заслуженный художник Северной Осетии Эльбрус САККАЕВ написал в память о певце портрет.

удæвдзау
Æгонд сыгъдæг
дæ разы,

дæ фырт
дæуыл уыди
авдæнау æрмахуыр,

уыди дæуыл
хуындзауы армау
узæлаг –
йæ ном

нæ зыдта æнæ дæу,
хурау;
цух уыди,
уæвгæ, дæ рæвдыдæй
йæ уд,

дæ сæрыл
удуæлдай æхсары
удæнцой нæ зыдта.

Рысти
Æдзух æртæ рисæй
йæ зæрдæ:

Уастырджи,
Фыдыбæстæ,
Хуыцауыл.

Рухсаг уæд,
Фыдыбæстæ, дæ фырт –
уæлæуыл рухсы фаг
фæрысти.

Александр ЧЕХОЕВ

Памяти Валерия САГКАЕВА

Если вам, презрев все меры,
Надоем – ну, хоть кричи!
И захлопните все двери,
Прежде выбросив ключи –
Все равно одну тропинку
К сердцу вашему найду.
Не сердитесь – я от вас не уйду!
Если мой надрывный голос
Вам мешает ночью спать,
И не в срок белеет волос,
И морщин не сосчитать.
Если ваших дней спокойных
Нарушаю череду,
Не взыщите – я от вас не уйду!
Если радости – по кругу,
В спорах – слово горячо,
Пошатнувшемуся другу
Вдруг подставите плечо,
Я найду – за всех в ответе,
Оправдание Суду.
Не надейтесь – я от вас не уйду!

Новости

Дата: 10 Марта 2017 г. 16:30

Название: Информационное сообщение

Кратко: Парламент Республики Северная Осетия – Алания сообщает, что второй этап конкурса на включение в кадровый резерв Аппарата Парламента Республики Северная Осетия – Алания состоится 27, 28 марта 2017 года.

Парламент Республики Северная Осетия – Алания сообщает, что второй этап  конкурса на включение в кадровый резерв Аппарата Парламента Республики Северная Осетия – Алания состоится 27, 28  марта 2017 года.

Местом проведения конкурса является учебно-методический центр Управления Главы Республики Северная Осетия-Алания по вопросам противодействия коррупции, государственной гражданской службы и кадров, расположенный по адресу: 362027, г. Владикавказ, ул. Ленина, 2.

Конкурс будет состоять из двух видов оценочных процедур: тестирование и индивидуальное собеседование.

К конкурсу 27 марта 2017 года в 14. 00 допущены следующие кандидаты:

  1. Базаев Алан Рубенович
  2. Базаев Игорь Аркадьевич
  3. Баликоева Альбина Ибрагимовна
  4. Баразгов Аслан Валерьевич
  5. Баскаев Артур Романович
  6. Баскаева Анжела Игоревна
  7. Валиев Батраз Русланович
  8. Гулуева Анжела Георгиевна
  9. Дедегкаев Олег Русланович
  10. Дзиова Милана Алановна
  11. Загалова Дзерасса Олеговна
  12. Зангиева Алена Игоревна
  13. Кесаев Иристон Ирбекович
  14. Кодзасов Сослан Славикович
  15. Колосова Нателла Гергиевна
  16. Кцоева Ирина Казбековна
  17. Левченко Олег Владимирович
  18. Панкова Оксана Александровна
  19. Пухаева Луиза Михайловна
  20. Пухова Алана Асланбековна
  21. Сикоев Аслан Николаевич
  22. Тавасиев Сослан Маирович
  23. Туаев Руслан Каурбекович
  24. Фарниев Тотрбек Александрович
  25. Цахилова Виктория Феликсовна

К конкурсу 28 марта 2017 года в 10.00 допущены следующие кандидаты:

  1. Арчегова Ляна Урусбиевна
  2. Баскаева Елена Аликовна
  3. Бердыченко Анна Александровна
  4. Бигаев Марат Юрьевич
  5. Бицоева Светлана Маирбековна
  6. Болиева Лиана Константиновна
  7. Гагиева Фаина Андреевна
  8. Гаглоева Эвелина Николаевна
  9. Дауева Зарина Альбертовна
  10. Догузов Тамази Сикоевич
  11. Зохрабова Рейхана Вагифовна
  12. Кайтукова Альбина Константиновна
  13. Кизинова Бэла Аликовна
  14. Кононова Светлана Георгиевна
  15. Коробова Татьяна Викторовна
  16. Кучиева Кристина Таймуразовна
  17. Легкоева Эмма Валерьевна
  18. Ортабаева Елена Викторовна
  19. Прошина Елена Сергеевна
  20. Салатова Лия Георгиевна
  21. Светличная Оксана Николаевна
  22. Семиков Денис Александрович
  23. Строкова Татьяна Николаевна
  24. Тарасова Наталья Владимировна
  25. Таучелова Евгения Иосифовна
  26. Тезиева Мадина Маировна
  27. Торчинова Аллана Мировна
  28. Тотикова Алана Валерьевна
  29. Фидарова Мадина Албековна
  30. Холодков Алексей Николаевич
  31. Хохоева Фатима Николаевна
  32. Ходова Мадина Камаловна

К конкурсу 28 марта 2017 года в 14. 00 допущены следующие кандидаты:

  1. Баскаева Дана Георгиевна
  2. Битаева Марина Касполатовна
  3. Бондарь Виктория Александровна
  4. Бураева Альбина Казбековна
  5. Василиади Мария Яковлевна
  6. Дзагахов Александр Климентьевич
  7. Дзасохов Руслан Асланбекович
  8. Дзиов Хасан Казбекович
  9. Дзодзиева Юлия Эльбрусовна
  10. Каберати Майя Тамазовна
  11. Кадиев Георгий Русланович
  12. Кибизова Ольга Алексеевна
  13. Козырева Залина Заурбековна
  14. Кокоева Виктория Амирановна
  15. Кулова Инга Черменовна
  16. Кулумбегова Циури Георгиевна
  17. Легкоев Олег Эльбрусович
  18. Плиев Георгий Александрович
  19. Райцева Ирина Анатольевна
  20. Саламова Залина Джамботовна
  21. Соколова Оксана Владимировна
  22. Сугарова Жанна Георгиевна
  23. Таймазов Руслан Варденович
  24. Темираева Маргарита Алановна
  25. Хамикоева Елена Казбековна
  26. Царахова Дзерасса Борисовна

 

История ГТРК «Алания» | ГТРК Алания