Фотограф барбьери: Фотокурсы для новичков и профи.

Автор: | 02.03.2019

Содержание

Джан Паоло Барбьери: фотограф, которого любят все

В этом году в России прошло несколько выставок, посвященных великому фотографу. Отличный повод поговорить о талантливом художнике, тем более, что летом в свет вышла его книга Flowers of my Life.

 

 

Легенда фэшн-фотографии Джан Паоло Барбьери выпустил книгу Flowers of my Life. Весь артбук – это оммаж Эвару Локателли, молодому архитектору, трагически погибшему на мотоцикле. Артбук включает в себя снимки с Эваром и фотографии цветов – настоящее признание в любви.

 

 

 

 

В этом году в России о Барбьери не слышал разве что ленивый – с марта в разных городах России прошла его масштабная ретроспективная выставка «Мода и вымысел», где были показаны культовые работы мастера – как с моделями, так и ключевыми фигурами искусства. Увидеть фотоработы мастера посчастливилось жителям Москвы, Калининграда, Владивостока и Санкт-Петербурга.

Джан Паоло Барбьери – один из ключевых фэшн-фотографов в мире, автор первой обложки итальянского Vogue. Майя Плисецкая, Софи Лорен, Шарлотта Рэмплинг, Верушка, Моника Беллуччи, Одри Хепберн, Джерри Холл – в объективе Барбьери побывали чуть ли не все главные красавицы XX века.

 

Моника Беллуччи

 

Одри Хепберн

 

Шарлотта Рэмплинг

 

Наибольшее влияние на творчество Барбьери оказали кино и театр – две его главные страсти. Карьеру фотографа он начал в 26 лет, когда стал ассистентом Тома Кублина. Такое блестящее начало карьеры открыло ему двери в издательский дом Condé Nast, а уже спустя год Барбьери доверили снимать первую обложку Vogue Italia.

За сорок лет карьеры Барбьери работал с ключевыми Домами моды, среди которых Balenciaga, Yves Saint Laurent, Valentino, Armani, Versace и Gianfranco Ferré. Зачастую Барбьери сам стилизует съемки и контролирует все организационные моменты. Главной заслугой фотографа остается его изменение отношения к женщине в мире, возведение женственности в культ. Его снимки с обнаженными моделями стали новым веянием в женском портрете, без намека на пошлость или вульгарность, а знаменитости и манекенщицы, которым доводилось с ним работать, отмечают, что после съемок Барбьери стал их большим другом.

Стоимость книги Джан Паоло Барбьери Flowers of my Life составляет $83.

 

Фото: архивы пресс-служб

Фотографии Джана Паоло Барбьери, который прославился на весь мир, снимая женскую красоту

Он учился у Феллини и Висконти и в 1960‑х годах находился под большим влиянием кинематографа. Однако позже Джан Паоло Барбьери сам освоил искусство фотографии и стал одним из самых востребованных фэшн-фотографов мира.

Сейчас работы итальянца выставляют в галереях по всему миру, их публикуют во многих модных изданиях, а сам он является обладателем ряда престижных наград. Чтобы и вы смогли оценить талант этого человека, делимся подборкой лучших его снимков, оказавших значительное влияние на мир моды вообще и образ женщины в частности.

Джан Паоло Барбьери родился в Милане в 1938 году в семье, которая занималась оптовой торговлей тканями. Изначально у Барбьери не было никакого интереса к фотографии. В подростковом возрасте вместе с друзьями он создал группу «The Trio», а позднее сыграл небольшую роль в фильме Лукино Висконти «Медея».

Даниэла Гионе, 1986

В 1964 году Барбьери стал ассистентом фотографа Тома Кублина. Во время работы с ним у Барбьери появился опыт сотрудничества с модными домами Balen­ci­a­ga и Yves Saint Lau­rent. Набравшись опыта, он устроился в издательский дом Condé Nast, где в 1965 году ему доверили снимать обложку первого выпуска итальянского Vogue.

Катрин Нойес, Милан, 1986

Со своей задачей Барбьери справился на ура, поэтому уже скоро он начал получать заказы на съемку от ведущих французских, немецких и американских изданий.

Моника Беллуччи, 2002 год

Поразительно, что фотограф-самоучка сумел оставить такой след в мире моды. Имя Барбьери неразрывно связывают с такими известными брендами, как Gian­fran­co Fer­ré, Ver­sace, Armani, Valentino

Аполлония ван Равенштейн, 1980

Огромное влияние на становление Барбьери в фэшн-индустрии оказали его страсть к театру и кино, образование в сфере драматического искусства и талант режиссера. Благодаря этим качествам, он смог развить уникальный, совершенно неповторимый стиль и особый творческий подход к созданию снимков.

Джерри Холл, 1997

Авторству Барбьери принадлежат одни из лучших фотопортретов Моники Беллуччи, Одри Хепберн, Софи Лорен, Верушки и Миреллы Петтени, Вивьен Вествуд и других.

Софи Лорен, 1985

Барбьери также известен тем, что он работает исключительно с аналоговыми камерами, в том числе Polaroid, и зачастую не ретуширует свои фотографии.

Моника Беллуччи, 2000 год

Кроме того, Барбьери, можно сказать, основал профессии фэшн-стилиста и фэшн-редактора. Когда-то он сам выполнял все эти функции, самостоятельно подбирая макияж для моделей, декорации, локации, прически и аксессуары.

Софи Даль, Себастьян Андрие и Уоррен, 2002

Если вы думаете, что Барбьери снимает исключительно моделей и знаменитостей, вы глубоко ошибаетесь.

Его авторству принадлежат десятки фотоальбомов и только часть из них посвящены фэшн-индустрии. В остальных можно увидеть удивительные пейзажи, фотографии природы, архитектуры, различных объектов, которые служат объектами его вдохновения.

Симонетта Джанфеличе, 1983

Впрочем, хватит слов! Посмотрев на снимки Джана Паоло Барбьери, вы сами поймете, почему он так знаменит и какую роль сыграл в формировании современного мира моды.

Иоланда Хадид, 1970‑е

Моника Беллуччи, 2000

А на этом снимке изображена Саша Лусс — россиянка, ставшая новой звездой фильмов Люка Бессона. Фото сделано для презентации коллекции Valenti­no весна-лето 2013.

Фелиситас Бох, 1982

Даниела Гионе, 1986

Барбьери неоднократно говорил, что особенно его вдохновляют американские фильмы жанра нуар.

Он мог неделями экспериментировать с освещением, чтобы повторить тот же эффект, что был в фильмах. По словам фотографа, с его помощью актрисы в детективах с легкостью превращались в роковых красоток.

Моника Беллуччи, 2000

Сейчас Джану Паоло Барбьери уже за 80, но он по-прежнему продолжает активно работать с известными мировыми брендами. Его часто приглашают для ведения рекламных кампаний в качестве арт-директора. Кроме того, Барбьери регулярно проводит лекции, в рамках которых обучает начинающих фотографов искусству работы с фотоаппаратом.

А что вы думаете о работах Барбьери?

Смотрите также: Фотограф, о котором забыли: Уильям Хелберн и его потрясающие снимки 50–60‑х годов

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

ЦСИ ЗАРЯ - ДЖАН ПАОЛО БАРБЬЕРИ / МОДА И ВЫМЫСЕЛ

5 МАРТА - 8 МАЯ / БОЛЬШОЙ ВЫСТАВОЧНЫЙ ЗАЛ

В преддверии международного женского дня Центр современного искусства «ЗАРЯ» представляет выставку культового итальянского fashion-фотографа Джан Паоло Барбьери «Мода и вымысел».

Более сорока лет его имя ассоциируется с известнейшими домами моды: Yves Saint Laurent, Valentino, Armani, Versace, Gianfranco Ferré, Vivienne Westwood, для которых он работал над созданием рекламных кампаний. Джан Паоло Барбьери – обладатель множества престижных наград, его работы публикуются в ведущих мировых модных журналах: Vanity Fair, Vogue Italia, Vogue Paris, GQ и др. Выставки Барбьери проходят в авторитетнейших мировых музеях и галереях, среди которых: Музей Виктории и Альберта (Лондон), Национальная портретная галерея (Лондон), Палаццо Реале (Милан), Eduard Planting Gallery (Амстердам), выставочный зал Kunstforum (Вена), Институт изящных искусств (Миннеаполис) и др.

Автор обложки первого номера итальянского Vogue, один из лучших портретистов в истории мировой фотографии, создавший снимки великих кинозвезд и супермоделей: Одри Хепберн, Софи Лорен, Моники Белуччи, Верушки и других. Джан Паоло Барбьери, был не просто свидетелем происходящих в мире моды перемен, он сам оказал огромное влияние на происходящие изменения, в частности, создав новый формат модной съемки в послевоенной Европе, выступая не только в роли фотографа, но и стилиста для своих моделей.

Джан Паоло Барбьери родился в Милане в 1938 году, учился в Католическом университете. Вскоре он переехал в Рим, где в течение года стажировался на легендарной итальянской киностудии «Cinecitta», познакомившись с Лукино Висконти и Федерико Феллини, чье творчество оказало огромное влияние на формирование стиля Барбьери.Его снимки невероятно кинематографичны. Тщательно продуманные в отношении света, тени и построения кадра, они передают удивительный эффект движения, ставший визитной карточкой фотографа.

Любовь к кино навсегда стала одним из главных векторов в творчестве Барбьери. Иногда нарочно, иногда невольно, он постоянно отсылает зрителей к образам, созданным его любимыми режиссерами: Эрнстом Любичем, Альфредом Хичкоком, Винсентом Миннелли, воссоздавая атмосферу культовых кинокартин.

На «Cinecitta» его заметил модный фотограф Том Кублин, который в 1961 году предложил Барбьери должность ассистента, что позволило ему поработать с коллекциями домов моды Balenciaga и Yves Saint Laurent, а также открыть для себя мир высокой моды. Кроме того, этот опыт положил начало многолетнему сотрудничеству Джан Паоло Барбьери с издательским домом Condé Nast. Начиная с 90-х, поработав почти со всеми ведущими модельерами и глянцевыми изданиями, Барбьери обратился к trevel-фотографии. Он снимал людей и природу Мадагаскара, Таити и Сейшельских островов. Его экзотические серии, выполненные в стиле «ню» раскрывают тему человеческой сексуальности. В настоящее время, Джан Паоло Барбьери проводит много времени между Сейшелами и Миланом, где продолжает сотрудничать с Vogue и Vanity Fair, пишет книги, работает над новыми проектами в жанре натюрморта, одного из своих новых увлечений.

Знаменитый фотограф Джан Паоло Барбьери знал тайну, позволявшую ловко манипулировать моделями | Фотографы & Художники

Прошедшие в последнее десятилетие несколько выставок в разных городах нашей страны этого культового в мире моды фотографа подтвердили ещё раз, какой большой популярностью и любовью пользуется его неподражаемое искусство у огромного числа любителей фотографии.

Работавший с большим числом знаменитых женщин, фотограф Барбьери умел создав фотошедевр, стать другом на всю жизнь почти для каждой своей героини. В чём же суть уникального способа работы с моделями этого фотографа.

Из биографии мастера

Он появился на свет в 1938 году в Милане, отец его был коммерсантом – продавал ткани. С юношеского возраста он буквально заразился страстью к кино – его интересовало всё, что связано с этим искусством и поначалу он вообще не думал о карьере фотографа.

Фанатически влюблённый в кино, особенно в искусство великого Феллини, он в самом начале 60-х годов уезжает в столицу Италии.

Молодой человек так активно, с огромным энтузиазмом принимал участие в самодеятельных группах любителей кино, что был замечен Лукино Висконти, доверившим ему маленькую роль в одном из своих фильмов.

В 1964 году он знакомится с фотографом Томом Кублином, подружившись с которым становится его ассистентом. Видимо почувствовав тесную связь между кино и фотографией, он очень быстро осваивает все премудрости фотодела и спустя некоторое время уже имеет доступ к работе с коллекциями двух очень известных модных брендов.

Вскоре он становится сотрудником крупного издательского дома. После появления его работы в 1965 году на обложке первого выпуска Vogue в Италии, на него начинают обращать внимание не только владельцы многих европейских изданий, но и американцы, начавшие заваливать его заказами.

Откуда черпал вдохновение

Достаточно бросить беглый взгляд на ряд его работ и становится понятно, каким огромным источником вдохновения для него было кино. Он был без ума от фильмов своих знаменитых соотечественников: Пазолини, Феллини, Витторио-Де Сика, Висконти; очень любил творчество таких американских режиссёров как Майкл Кёртис, Альфред Хичкок. На отдельных снимках Барбьери можно заметить почти точное воссоздание кадров из фильмов этих режиссёров.

Без вдохновения женской красотой навряд ли кому-либо удастся создать такие великолепные снимки, на которых видно как мастер умело соединяет красоту внешнюю с тончайшими движениями души моделей, превращая фотографию в неподражаемый шедевр.

Надо заметить, он в отличие от многих коллег фотографов, никогда не почивал на лаврах – всегда был в поиске каких-то новых средств, неожиданных решений для создания привлекательных кадров. Ему было интересно всё попробовать – он немало снимал природу (специально для этого посещал Мадагаскар), отличные натюрморты создавал, фиксировал на плёнку красоты архитектуры, увлекшись в одно время созданием мгновенных кадров при помощи полароидной съёмки.

Мудрый психолог

Многих зрителей удивляет наличие в этих женских портретах великолепного сочетания естественности и лёгкости, в его работах невозможно увидеть какую-то тяжеловесную серьёзность (бывает и такое в фэшн-фотографии). И это неспроста, кроме того что он обладает самым настоящим талантом режиссёра, Барбьери всегда был отличным знатоком внутреннего мира женщины.

Его умение понимать женщину приводило к тому, что практически любая, даже самая звёздная, из его моделей проникалась глубочайшим доверием к мастеру. Очень тёплые дружеские отношения связывали его с Софи Лорен, Моникой Беллуччи, Одри Хепберн, с нашей Майей Плисецкой, с Вивьен Вествуд, с Миреллой Петтени и многими другими.

Он как-то сказал в одном интервью, что каждая женщина – это великая тайна, которую не дано разгадать никому. Далее он заявил, тот, кто знает, что в этой непостижимости женской души и скрыта вся суть жизни представительницы прекрасного пола, он вправе манипулировать женщиной как угодно, ибо она живёт этой аурой тайны, без которой всё на свете для неё теряет смысл.

Судя по биографии маэстро, все дамы, с которыми ему пришлось поработать, остались довольными его манипуляциями. Более того, мастерство фотографа было не раз оценено по заслугам – в 1968 году был удостоен премии Biancamano, которую присуждают лучшему светописцу в Италии, а в 1978 году – вошёл в список из четырнадцати лучших фэшн-фотографов в мире по версии журнала Stern. Сегодня его лучшие работы можно увидеть не только на страницах разных изданий, но и на многочисленных выставках и в самых известных музеях Европы и Америки.

Соблазненный модой – Культура – Коммерсантъ

В Москве стартовала IX международная биеннале «Мода и стиль в фотографии—2015», выставки будут идти до конца июня. Программу грандов мировой fashion-съемки в Мультимедиа Арт Музее открыла экспозиция «Мода и вымысел» фотографа Джана Паоло Барбьери. Рассказывает ЕЛЕНА КРАВЦУН.

Заниматься модной фотографией Джан Паоло Барбьери начинал в послевоенной Европе, когда в итальянских кинотеатрах царил неореализм, а Антониони, Де Сика и Росселлини проповедовали пренебрежение красивостью. Сегодня сложно поверить, но тогда в Италии не было крупнокалиберного глянца — ни Vogue, ни Elle. И тогда Барбьери, как и многие южные европейцы, желающие получить пропуск в мир high fashion, отправился в Париж, чтобы стать стажером в журнале Harper’s Bazaar, а вернулся, чтобы снять обложку для первого итальянского издания Vogue.

С момента своего появления на модной арене Барбьери стал работать в тесном сотрудничестве с дизайнерами. Своими снимками он увековечил начало эры pret-a-porter, снимал для рекламных кампаний Valentino, Versace, Armani, Ferre и многих других. Ему удавалось проникнуть в замысел модельера, стать его глазами с помощью камеры, вместе они творили мифологию брендов. Барбьери мог заставить зрителя захотеть жить так, как модели на его снимках,— заливисто и ярко. Впервые это получилось с Valentino в 1967 году, в команде с дизайнером они изобрели современную концепцию рекламных кампаний, набором деталей олицетворяющих дух модного дома. На снимке, открывающем экспозицию и предоставленном автором из личного архива, скуластая модель Мирелла Петтени, которая стартом своей карьеры с дальнейшими фотосессиями у Хельмута Ньютона и Ирвинга Пенна обязана именно Барбьери, невозмутимо сидит в устрично-розовом одеянии прямого кроя и в сферической шапочке-шлеме на фоне бескрайней пустыни, как посланница неведомых галактик — дань господствовавшему тогда футуризму. Для Versace Барбьери создает холодное агрессивное свечение, которое мы знаем по появившимся гораздо позднее фотографиям Стивена Кляйна, отражающее хищную сердцевину ДНК бренда и минималистичный антураж, оттеняющий статику моделей.

Но больше всего знойный итальянец любит эпатажную императрицу панка Вивьен Вествуд, и это особенно четко читается в ее черно-белом портрете. Барбьери демонстрирует ее зрителю в образе королевы Елизаветы I, правда, без знаменитого воротника-раф, но с узнаваемой прической с непременным логотипом «орбита-держава» в волосах и в избыточных жемчугах. За свою многолетнюю карьеру Барбьери создал целую галерею икон моды и див киноиндустрии. Знаменитая немка модель Верушка в объективе фотографа предстает идеальной любовницей, великой в своей животной нагой красоте, а молодая Моника Беллуччи с фигурой Венеры Милосской, по-матерински раздавшаяся в бедрах, таит во взгляде первопричину чувственности. Казалось бы, такой статичный жанр, как портрет, у Барбьери полон динамики, складки накидок из органзы колышутся, волосы героинь живописно развеваются, а те, кто одет в меха, как Софи Лорен или Стиви с леонардовской грацией, выглядят еще более обнаженными, чем их коллеги по цеху, снятые ню.

Самые интересные снимки Барбьери существуют за гранью обычной fashion-съемки и на стыке с сюрреализмом, он заигрывает с визуальными эффектами, создавая смазанную иллюзию ускользающего движения. Такие кадры получались бы у Магритта, если бы тот вдруг взял в руки фотоаппарат. Отчаянно заигрывает Барбьери и с кино — модель в гримасе ужаса закрылась от разбушевавшихся птиц, явная отсылка к Хичкоку, но при всем этом хаосе ноги ее блестят от бронзатора, а зубы сверкают белизной. Хозяин глянцевой фотографии остается модным фотографом с хорошим вкусом всегда и везде. Вот Симонетта Джанфеличи, муза Valentino и Thierry Mugler с роскошным шейным бантом застыла в голливудском поцелуе, имитирующем прощальный поцелуй из «Касабланки». Еще секунда — и кто-то наподобие Хамфри Богарта пообещает ей: «Возможно, не сегодня, возможно, не завтра, но скоро и до конца своей жизни». Но мы-то знаем, что у этой парочки всегда будет только Париж.

Джан Паоло Барбьери - Gian Paolo Barbieri

Итальянский модный фотограф

Джан Паоло Барбьери (или Джампаоло Барбьери ) (род. 1938) - итальянский модный фотограф .

биография

Семья Барбьери, родившаяся на Виа Мадзини в Милане, занималась оптовой торговлей тканями, а его отец владел универмагом. В середине 1950-х он выступал в любительской драматургии, вместе со своими друзьями сформировал театральную труппу «Трио». Барбьери также сыграла не говорящую роль в фильме Лукино Висконти « Медея» . На него повлияло кино в раннем возрасте, и он фотографировал моделей в Риме 1960-х, часть социальной сцены, которая была изображена в фильме Федерико Феллини 1960 года «Сладкая жизнь» .

Фотограф-самоучка, его первой профессиональной работой было обучение у фотографа Harper's Bazaar Тома Кублина, который умер двадцать дней спустя. В 1963 году Барбьери опубликовала несколько изображений в итальянском модном журнале Novità , который в 1965 году стал Vogue Italia . Барбьери также снимала для американского и французского изданий Vogue .

Роль модного редактора еще не была полностью сформирована в 1960-х годах, и Барбьери пришлось подбирать лучшие декорации для своих фотографий и создавать прически, макияж и украшения. Это могло привести к использованию необычных материалов, ярким примером которых являются серьги из мячей для настольного тенниса, окрашенные в перламутровый цвет.

Барбьери открыл свою собственную студию в Милане в 1964 году и начал работать в тесном контакте с готовыми к ношению модельеров несколько лет спустя. Его творческие отношения с Вальтером Альбини привели к признанию роли стилиста, а Барбьери и модельер Валентино несли ответственность за инновации в рекламных кампаниях современной моды. Известные модели, которых фотографировала Барбьери, включают Миреллу Петтени, Джерри Холл , Верушку , Монику Беллуччи и Одри Хепберн . Барбьери работал с модельерами Armani , Versace и Ferré , а также Dolce & Gabbana , Pomellato и Giuseppe Zanotti .

В 1990-х Барбьери стал фотографом-путешественником. Куратором выставки работ Барбьери был английский модный фотограф Дэвид Бейли. Выставка была представлена ​​в Музее Виктории и Альберта в Лондоне и Кунстфоруме в Вене.

Барбьери фотографирует в аналоге и не ретуширует свои снимки. Одной из его ранних камер была Reflex Voigtländer 35mm. В 1968 году он был удостоен премии Бьянкамано как лучший итальянский фотограф, а в 1978 году немецкий журнал Stern назвал его одним из 14 лучших международных фотографов моды .

Библиография

  • Темные воспоминания (2013)
  • Каталог Мостра Палаццо Реале (2007)
  • Тело хайку (2007)
  • Sud Pomellato (2006)
  • Экзотические обнаженные (2003)
  • Неестественное (2001)
  • История моды (2001)
  • Экватор (1999)
  • Таити Тату № 2 (1998)
  • Мадагаскар (1997)
  • Папа и Чичча (1991)
  • Таити Тату № 1 (1989)
  • Барбьери (1988)
  • Немой портреты (1984)
  • Большие фотографии (1982)
  • Искусственный (1982)

Рекомендации

внешние ссылки

<img src="//en. wikipedia.org/wiki/Special:CentralAutoLogin/start?type=1x1" alt="" title="">

В Арсенале в Нижнем Новгороде открылась выставка Джана Паоло Барбьери "18+"

Мы с ней вместе рассматриваем портреты таких прекрасных и близких, удивительных и знакомых Софи Лорен и Вивьен Вествуд, Майи Плисецкой и Одри Хепберн. Через полчаса сюда хлынет поток зрителей, будет тесно и немножко нервно: 833 человека – абсолютный рекорд единовременного посещения для Арсенала – а пока здесь тихо и пустынно и можно погулять, неторопливо рассматривая фотографии светских львиц, актрис и моделей, созданные гуру фэшн-фотографии, одним из лучших портретистов в мировой фотоиндустрии Джаном Паоло Барбьери.

Говорят, Софи Лорен постриглась ради того, чтобы стать его моделью, а Моника Белуччи, которая всегда наотрез отказывалась позировать фотографам обнаженной, разделась для его съемки. Ну а как Одри Хепберн принесла в студию тапочки, чтобы не запачкать белый фон, маэстро рассказывал сам.

«Это наша весенняя выставка, под тяжелый сезон, когда то снег, то дождь, все еще мало солнца, авитаминоз и грустно, – говорит Алиса Савицкая. – И наша ежегодная миссия заключается в том, чтобы вопреки погодным условиям сделать людям хорошо. Мы здесь погружаемся в невероятную абсолютную красоту, в парящее состояние мира фотографии Барбьери».

На выставке ретроспективно представлены работы с 1960-х до 2000-х годов, но понятно, что сформировался мастер в 1960–1970-е. Это то время, когда глянцевая фотография не столько выполняла обслуживающую функцию фиксации новых коллекций моделей и брендов, сколько была самостоятельным способом творческого высказывания. В подписях к работам можно прочитать, какие модели для каких журналов и брендов снимались. Это Valentino и Gianfranco Ferré, Yves Saint Laurent и D&G – весь этот тяжелый люкс присутствует здесь сквозной линией. Но ни мы, ни сам художник, а он в большей степени все-таки художник, чем фотограф, ни директор его фонда Эмануэль Карло Рандаззо Мора, который приехал на открытие выставки, никто специально не говорит про мир моды, здесь гораздо важнее художественная позиция, которую занимает автор, сложные многосоставные художественные контексты, которые есть буквально в каждой работе мастера.

Можно выделить три направления, связанных с тремя базовыми культурными интересами Джана Паоло Барбьери. Это, во-первых, сама фотография – на этой выставке можно очень долго размышлять о фотографии как художественном средстве, о ее достоверности, документальности или наоборот – о том, что наравне с другими художественными средствами фотография конструирует выдуманный мир. С Барбьери важно понимать, что он все всегда и по сей день снимает только на пленку. Он не использует ретушь и «Фотошоп». Единственный прием искусственного внедрения в фотографию – это коллаж. Но это не секрет и не подлог – это очевидная склейка двух изображений. В остальном маэстро всегда создает в студии или на пленэре ту ситуацию, которую он себе воображает, и ее фиксирует.

Например, на фотографии Лауры Альварес для итальянского Vogue мы видим модель, сидящую на розовом подиуме, который, кажется, плывет в прозрачных морских водах. И это не «Фотошоп» – Барбьери здесь использует такой тип очень тонкого и прозрачного пластика, который не дает теней. Для того чтобы создать композицию, из него изготавливались цилиндры, на которые ставилась платформа. Для творчества Барбьери важно, чтобы ситуация, которую он придумал, так или иначе произошла на самом деле.

Второй тезис – визуальное искусство. Главным образом, конечно, живопись. Живописного в работах Барбьери очень много: от классической живописи, аллюзий на портреты эпохи Ренессанса, в частности Ганса Гольбейна младшего, через Анри Матисса до реконструкции самой известной картины Дэвида Хокни 1972 года «Портрет художника».

К примеру, композиция фотографии для Вивьен Вествуд полностью взята с картины Теодора Жерико «Плот “Медузы”». У Жерико на картине изображена трагедия: люди после кораблекрушения погибают на плоту от голода и жажды. В работе Барбьери та же самая динамика композиции – такая же мачта, такой же парус, такое же движение – получает совершенно другое прочтение.

И третий сюжет – кино. У него много работ, либо вдохновленных кино, либо являющихся цитатами и даже реконструкциями кадров из фильмов. Очень много Хичкока, фото Кристианы Штайднтен для французского Vogue – явная цитата из его «Птиц», есть отсылка к кубриковской «Лолите», а заканчивается выставка вообще практически полной реконструкцией кадра из фильма «Касабланка».

И если мы держим в голове эти три кода: фотография, живопись и кино, то мы легко можем разгадывать те работы, которые видим. Похожие на стоп-кадры, как будто вырезанные из фильма – это один пласт, чисто фотографичные – совсем другие, там, где появляется цвет и живопись, – за этим явно стоит либо конкретная картина, либо художник, либо атмосфера какой-то эпохи.

«Внутри работ много забавных секретиков, – рассказывает Алиса, – например, один из коллажей – двойной портрет – был вдохновлен детским опытом мастера, когда на листок капаются чернила, потом листочек складывается, и в результате получается двойное изображение. Вот вспоминая про эти кляксы, которые любил делать в детстве, Барбьери придумал этот образ».

Получается, гуляя по этой выставке, мы вроде бы понимаем, что она про моду и про фотографию в мире моды, но если вспомнить, что выставка эта представлена в стенах Центра современного искусства, сразу становится понятно, что организаторам, да и нам, зрителям, прежде всего важен широкий культурный контекст: мы видим не только талантливого фотографа, завораживающие лица, сложную красоту, но и художника с огромным культурным бэкграундом, который умеет с этими знаниями обращаться, по-своему интерпретировать и применять на нужды своего искусства. В этом и есть главное чудо этой выставки. В современном искусстве довольно редко встречаются в одном месте завораживающая очевидная красота и сложные художественные контексты, над которыми надо подумать, которые хочется разгадать.

Кстати, директор фонда Барбьери – Эмануэле с удовольствием признал, что в Арсенале эта выставка, которая уже с успехом прошла в Москве, Калининграде, Владивостоке и Санкт-Петербурге, приобрела новые смыслы, стены Арсенала оказались лучшей оправой для нее. А сам маэстро Барбьери прямо из Милана наблюдал открытие, радовался переаншлагу и слушал приветствия нижегородских зрителей, которые записывал и посылал ему Эмануэле.

18+

Оливо Барбьери - Художники - Янси Ричардсон

Итальянский художник Оливо Барбьери известен созданием фотографий, которые дестабилизируют наше понимание отношения человечества к городской и природной среде. Начатая в 2004 году обширная серия Барбьери, site specific_ , представляет нам уникальное видение крупных городов, таких как Рим, Лас-Вегас, Шанхай и Нью-Йорк. Фотографии Барбьери, снятые с вертолета и использующие широкоформатную камеру с наклонно-сдвижным объективом, превращают эти огромные мегаполисы в простые модели.

Впоследствии, обратив свое внимание на зрелище природы в таких сериалах, как Проект водопада (2006/7), Доломиты (2010) и Альпы - Географии и люди (2012), Барбьери продолжает поиграйте с идеей масштаба. Применяя тот же метод фотографирования с вертолета, он размышляет о развлекательной ценности, которую мы теперь приписываем таким природным явлениям, как водопады и горы; водопады существуют для того, чтобы их фотографировали, а на горы должны подниматься бесстрашные альпинисты.

Используя дополнительные устройства, такие как изменение цвета или удаление определенных деталей, Барбьери стремится нарушить зрительное восприятие. При просмотре его фотографий возникает чувство дезориентации, сродни головокружению, которое можно испытать, глядя вниз с большой высоты. При этом Барбьери подчеркивает двусмысленность всего видения, в конечном итоге заставляя нас задуматься о взаимосвязи между реальностью и репрезентацией.

Барбьери родился в 1954 году в Карпи, Италия. Живет и работает в Модене, Италия.Помимо фотографических работ, Барбьери снял фильмы, получившие признание критиков, такие как site specific_ROMA 04 , site specific_SHANGHAI 04 и site specific_LAS VEGAS 05 , которые были выставлены в Музее современного искусства в Нью-Йорке. Тейт Модерн, Лондон, Центр искусств Векснера, Колумбус, Музей современного искусства, Чикаго и другие места. Его фильмы были показаны на кинофестивале в Торонто в 2005 году и на кинофестивале Sundance в 2006 году.

Фотографии Барбьери выставлялись в Центре Помпиду в Париже, Музее современного искусства Сан-Франциско, Музее современного искусства в Чикаго, Музее современного искусства Кливленда и Международном центре фотографии в Нью-Йорке. Он участвовал в Венецианской биеннале (1993, 1995, 1997, 2011, 2013), Пражской биеннале (2009), Севильской биеннале (2006) и совсем недавно в Биеннале фотографии в Кнокке-Хейст, Бельгия (2016). Он был предметом большой ретроспективы, Olivo Barbieri Images 1978–2014 , в MAXXI в Риме (2015).

Джан Паоло Барбьери, отец-основатель модной фотографии

Углубленный разговор с известным мастером по производству объективов о его вдохновении и следующем поколении.

Углубленный разговор с известным мастером по производству объективов о его вдохновении и следующем поколении.

Новаторский в выборе декораций и стилей итальянский фотограф Джан Паоло Барбьери создал впечатляющее повествование и индивидуальный стиль, строгий и чувственный.Тесно сотрудничая со многими модельерами, такими как Джорджио Армани, Dolce & Gabbana и Versace, с которыми он установил современный язык модной рекламы, Барбьери также изображал различных ключевых культурных фигур, таких как Одри Хепберн, Верушка и Рудольф Нуреев. Когда он обратился к фотографии из путешествий, он наполнил свои изображения той же мощной и чувственной атмосферой, что и его модная фотография, изображая природу и коренных жителей аналогичным образом.

В интервью для V Джан Паоло Барбьери рассказывает о том, как он начал свою карьеру фотографа, о его самых ценных моментах и ​​о встрече с Ричардом Аведоном.

Что вас вдохновило или привлекло, чтобы стать фотографом?

Это было то, чем я увлекался с ранней юности. Позже, когда я переехал в Рим, чтобы продолжить актерскую карьеру, я встретил человека, который стал моим хорошим другом и увидел мои фотографии, которые я делал, чтобы заработать на других актерах. Он сказал: «У вас есть талант, и вам следует поехать в Париж и заняться фотографической карьерой вместо того, чтобы сниматься».

В какой момент началась ваша карьера модного фотографа?

Начало 60-х, сразу после того, как я ассистировал известному французскому фотографу.Вскоре после того, как я помог ему, я начал делать свою работу. Итак, в 1965 году я снял свою первую обложку для итальянского Vogue .

Опишите свой опыт работы с Дианой Вриланд?

Работа с Дианой Вриланд дала мне возможность ежегодно работать с ней и сниматься для американского Vogue . Это было очень большое предложение для меня, от которого я почти не мог отказаться, но в тот момент я не очень хорошо говорил по-английски. Поэтому я решил остаться в Милане и Париже, чтобы продолжить карьеру фотографа, но работать с ней было очень здорово.В то время она была очень большим источником вдохновения.

Каково было иметь Тома Кублина в качестве учителя?

Мне очень повезло, что я пробыл рядом с ним всего 20 дней. Вот как я ему помогал. После этого он скончался, но мне очень повезло. Я узнал много нового о том, как заниматься фотографией. Он требовал от нас и своих помощников максимального совершенства.

Каков ваш творческий процесс при съемке объекта?

Я стараюсь понять личность каждого человека.Некоторые люди больше ответственны за фотографию, а некоторые нет. Я пытаюсь понять, что такое личность, и затем пытаюсь выяснить, каков их лучший потенциал для фотографирования.

Как бы вы описали эволюцию фотографии с 60-х и 70-х годов?

Сегодня все намного проще, и люди не думают о снимке, прежде чем сделать его, потому что за ним больше нет ремесла. Так что я не очень люблю цифровые технологии. Я до сих пор фотографирую все аналоговое

Я заметил, что в начале твоей карьеры редакторов моды действительно было не так много. Как вы определились с повествованием, обстановкой и стилем для каждой съемки?

Согласен. В то время модных редакторов почти не было. А если и были, то было всего несколько очень молодых, которые действительно не знали, что делать. Так что в то время фотограф и модели работали по-разному. Модели приходили со своим макияжем и прическами, а я делал набор и стиль для съемки.Я создавал рассказы.

Каково было сотрудничать с такими дизайнерами, как Versace и Armani?

Вначале круг моды был очень узким. Сотрудничество было очень интимным. Все были всегда готовы сделать что-то действительно невероятное. У нас были одинаковые культурные корни. На дизайнеров повлиял определенный культурный аспект, как и на фотографов. Таким образом, сотрудничество было очень естественным, очень органичным, и оно сильно отличалось от сегодняшнего, когда дизайнеры больше не приходят для того, чтобы устанавливать так много. В то время все было иначе.

Какие моменты вашей карьеры были самыми запоминающимися?

Один из моих самых запоминающихся моментов - это встреча с Ричардом Аведоном, потому что в течение многих лет я очень восхищался его работой. Он был большим источником вдохновения. Я много раз ездил в Соединенные Штаты, чтобы встретиться с ним, но каждый раз Ричард либо работал, либо был занят и не мог меня принять. Итак, годы спустя, мы оба работали для французского Vogue и оказались в студии в Париже.В этот момент ко мне подошел Ричард и сказал: «Я большой поклонник вашей работы. Давай поужинаем вместе». Так что это был незабываемый момент.

Что бы вы посоветовали молодым фотографам, желающим начать свою карьеру?

Мой совет молодому фотографу - быть абсолютно увлеченным этим, потому что для того, чтобы стать великим фотографом, страсть - это первое, что нужно. Второе - изучать искусство, потому что искусство - это основа любого творчества. Понимание истории искусства - один из важнейших элементов, чтобы стать фотографом.

Портрет фотографа: итальянский фотограф высокой моды Джан Паоло Барбьери

Почти 60 лет Джан Паоло Барбьери был в авангарде международной моды и арт-фотографии. В сотрудничестве с Valentino над созданием современной рекламной кампании работы Барбьери украшали страницы итальянской, американской, немецкой, русской и французской версий Vogue , L’Officiel, GQ, и Vanity Fair.

Новаторские коммерческие кампании Barbieri для: Gianni Versace , Giorgio Armani , Yves Saint Laurent , Gianfranco Ferrè , Valentino и Vivienne Westwood .

Входит в число четырнадцати лучших модных фотографов журнала Stern. Барбьери выставлялся в Музее Виктории и Альберта, в Национальной портретной галерее в Лондоне, в МАММ в Москве, в Национальном музее Цюриха, в Центре современного искусства Центр Владивостока и Кунсфорум в Вене.

Его стилизованные и сложные изображения были собраны в нескольких книгах, в том числе Искусственный (1982), Мадагаскар (1995), Таити Тату (1998), Экватор (1999), История моды (2001), Body Haiku (2007), Dark Memories (2013) и Skin (2015). Совсем недавно Барбьери совместно с Брансилавом Янкич выпустили Flowers of My Life (2016), которые дебютировали во время Недели моды в Милане.

Интервью с Алессией Локателли

Как вы открыли для себя свою страсть к модной фотографии?

Это началось, когда я учился в школе с друзьями. Мы сделали первый год бухгалтерского учета. Нам было шестнадцать, и мы снимали наши встречи. Мы любили кино, театр, начали писать стихи к пьесам, историческим ситуациям, романам - даже переделывали фильмы в формате 8 мм. Я также пошел в Cinecittà в поисках работы, потому что понимал, что мой мир - это мир фотографии и кино, даже если я еще не понимал, что это значило для меня. В Риме в качестве оплаты я делал пробные снимки для молодых парней в Cinecittà с помощью моей первой маленькой камеры, а затем проявлял пленку. В гостевом доме, в котором я жила, мне разрешалось пользоваться туалетом ночью, поэтому я распечатал там фотографии. Я кладу их под кровать сушиться и доставляю на следующее утро. Затем кто-то увидел мои снимки и сказал моему отцу, что он попросил меня показать ему фотографии, и - хотя они были полностью любительскими - он сказал мне: «У вас потрясающая чувствительность, и вы идеально подходите для модной фотографии.«Я был шокирован, даже не зная, что такое мода. В Италии концепции Fashion еще не существовало, журналы покупали готовые фотосессии, сделанные во Франции. Когда я вернулся в Милан, однажды я получил письмо, в котором мне предлагалось явиться в 11 часов утра в [студию] Тома Кублина - фотографа, который работал на Harper's Bazaar America - в Париже, где я буду работать его помощником. делаю коллекции. Это были самые тяжелые двадцать дней в моей жизни, но я узнал все о фотографии и моде. Он работал ночью, потому что днем ​​одежда была у покупателей. Когда Кублин умер от болезни, я сначала был ошеломлен. Но потом я решил вернуться в Милан, где купил чердак и открыл кабинет, назвав его Studio Barbieri. Оттуда я начал свою карьеру.

Насколько утонченная эстетика и атмосфера ваших снимков - часто на открытом воздухе - связана сначала с вашим опытом театрального актера, а затем с вашим знакомством с кинематографом Лукино Висконти и Федерико Феллини?

Итальянское кино с неореализмом Висконти, Пазолини и Росселлини помогло мне понять, что с небольшими ресурсами можно создавать шедевры.Американское кино, имея больше возможностей, научило меня понимать важность освещения, расположения камеры и используемых [типов] объективов.

Есть ли фотограф из прошлого, который вас вдохновил?

Моим наставником, моим севером и югом, был Ричард Аведон. Я сказал себе: «Я хочу понять, иди в Аведон». Я поехал в Америку, но Аведон не встретился со мной. Спустя пятнадцать лет я встретил Аведона. Я был в Париже за каталогом, и он работал в той же студии.Когда Vogue и Bazaar America работали с Аведоном, они хотели, чтобы все портреты были сделаны только им. Я еще не закончил свою работу. Я был в коридоре, и ко мне подошел директор Vogue America и спросил меня, не был ли я «мистером». Барбьери ». Я обернулся, и за ней подошел Аведон и сказал:« Я хотел познакомиться с тобой, Барбьери, я большой поклонник. Я собираю все ваши самые красивые фотографии ». Спустя годы Иса Стоппи объяснил мне, что Аведон хранил некоторые из моих фотографий в своей студии и сказал ей:« Я не могу больше фотографировать вас, потому что я никогда не смогу фотографировать как те, которые Барбьери сняла с вас.’

Джан Паоло Барбьери: Поляроиды и многое другое

Галерея 29 ARTS IN PROGRESS в Милане представляет выставку модного фотографа« Поляроиды и многое другое » Джан Паоло Барбьери , Награда Люси за выдающиеся достижения в области моды 2018 года.

Куратор Джованни Пеллозо, эта специальная выставка прослеживает использование Джан Паоло Барбьери мгновенной фотографии и включает более 120 снимков Polaroid, которые никогда не выставлялись ранее и были сделаны за последние 30 лет.

Первая серия портретов и этюдов фигур изображает мир моды и его главных героев, захватывающую и проницательную закулисную работу.

По словам Барбьери, модная фотография должна отражать сцену, представление, театр настолько близко к реальности, насколько это возможно.

Он должен передавать красоту, метафору, реальность. Прямо в центре этой сцены стоит женщина, часто оживленная игривой и непочтительной иронией. Женщина, способная передать неприятную долю двусмысленности и тайны, которая, с другой стороны, избавляет ее от жалкого приведения к возражениям.

Изображенная такой, какая она есть, эта женщина не миф. Это «реальная» картина, отражающая великое убеждение Барбьери: настоящая сущность женщины - это секрет, и она твердо намерена оставаться в секрете.

Этот вид объясняет восхищение Барбьери вечной, но постоянно меняющейся красотой женщин, а также его понимание того, насколько богата и полна бесконечных метаморфоз женская личность.

Кадры

Барбьери потрясающие и волшебные, сказочные и игривые, ироничные и театральные. Соблазнительные выстрелы.Ровная поверхность картины превращается в «объект соблазнения», волнующее приглашение воображать и фантазировать. Целая территория, полная загадок, готовая к открытию и исследованию.

Зрители могут заглянуть за объектив и увидеть, как Джан Паоло Барбьери создает модную фотографию, способную описать самые человечные стороны его объектов, будь то культовые топ-модели или полинезийцы. Вторая часть работ действительно посвящена коренным народам в их естественной среде обитания, очаровательной обнаженной натуре, которую часто воспринимают как подготовительные работы, и цветам, большой страсти художника.

За шестьдесят лет до смартфонов и Instagram Джан Паоло Барбьери использовал свою камеру Polaroid, чтобы запечатлеть на месте впечатления от жизни, которые позже он мог использовать в своем искусстве.

Многие из этих небольших интимных фотографий передают нежность и уязвимость, другие изображают жесткость и непосредственность.

В отличие от искусно созданных образов, которые Барбьери поставила в студии и которыми прославилась, эти обезоруживающие картины отмечены спонтанностью и изобретательностью.Вместе они дают представление о большой карьере художника.

Еще одним замечательным превью будет подборка новых работ, вдохновленных произведением Уильяма Шекспира, над которым Барбьери работал около трех лет, к четвертой столетней годовщине его смерти: «Как я всегда любил, - говорит Барбьери. - опираясь на прошлое и глядя в будущее ».

Джан Паоло Барбьери: поляроиды и многое другое

10 мая - 27 июля 2019

29 Галерея ARTS IN PROGRESS

Via San Vittore 13, Милан

www.29artsinprogress.com

Пятидесятилетие красоты запечатлено в модной фотографии

В сорока изображениях, некоторые из которых демонстрируются впервые, выставка воссоздает полувековую карьеру одного из самых важных и знаменитых мировых фотографов моды.

Джан Паоло добивается невероятных результатов, не увлекаясь спецэффектами. Его небольшой шаг назад от реальности позволяет ему трансформировать ее, возвышая ее регистр: с его освещением и выбором точно в нужный момент элегантное платье становится имперским, а красивый глаз - огромным.

Джорджио Армани

Изображения Джан Паоло - это последовательно глаза, сердце и разум.

Джанфранко Ферре

С 23 ноября по 20 декабря 2016 года в галерее 29 ARTS IN PROGRESS в Милане (via San Vittore 13) пройдет выставка, которая прослеживает полувековую карьеру Джан Паоло Барбьери , одного из самых важных и знаменитых в мире. модные фотографы.

Под названием Глаз, сердце и разум: пятьдесят лет красоты, запечатленные в модной фотографии и курируемая Николаос Велиссиотис , выставка включает 40 самых знаменитых работ Барбьери, старинные серебряно-желатиновые отпечатки и поляроиды, а также несколько снимков. которые проходят здесь впервые.

Джан Паоло Барбьери, прославившийся театральностью декораций, запечатлел самую суть модной фотографии во всех ее нюансах, от соблазнения до провокации и от мифа до элегантности.

Известный интерпретатор феномена «Сделано в Италии», Барбьери создал кампании по фотографии для модных домов, среди которых Valentino, Armani, Missoni, Versace, Ferré и Dolce & Gabbana.

Его работа для французского, американского и немецкого изданий Vogue также вовлекла его в партнерские отношения с несколькими международными модельерами, такими как Ив Сен-Лоран и Вивьен Вествуд.

Ив Сен-Лоран официально заявил, что «Джан Паоло Барбьери вкладывает ту же душу, ту же любовь как в роскошную элегантность своих женских портретов, так и в сцены из бедных, бедных кварталов.У него есть секрет, который принадлежит ему - и только ему одному. Я очень восхищаюсь Джан Паоло, потому что фотограф, которого я вижу в нем, чувствителен, гуманен и способен на достойное эмоциональное участие ».

Фотографии, которые он сделал для модных журналов, его студийные портреты и кадры, которые он сделал во время перерывов на съемочной площадке, представляют собой разноцветную фреску, изображающую модную сцену и неповторимый образ ее зависания между реальностью и образами.

Кинозвезды и модели, которые позировали для его объективов, включают Одри Хепберн, Джерри Холл, Вивьен Вествуд, Ева Мальстрем, Али Данн, Мэри Джонассон, Верушка, Анжелика Хьюстон и итальянцы Иса Стоппи, Симонетта Джанфеличи, Ивана Бастианелло и Моника.

Выставка проходит в рамках мероприятий, запланированных на фестиваль Photo Vogue и предлагает возможность, которую обязательно посетить, проследить лучшее, что фотография смогла выразить на модной сцене, и соприкоснуться с невероятно увлекательным миром. формальной элегантности.

Биографические записи

Джан Паоло Барбьери родился в 1938 году на улице Виа Мадзини, в самом центре Милана, в семье оптовых торговцев тканями. Именно на складе тканей своего отца он научился навыкам, которые оказались для него бесценными в его карьере модного фотографа.Как и в случае с другими великими творцами, такими как Армани, именно театр оказал такое сильное влияние на его воображение, что побудил его с 1956 по 1957 год поступить в актерскую школу при театре Филодрамматики в Милане. Позже ему дали второстепенную роль в фильме Лукино Висконти Medea с Сарой Феррати и Мемо Бенасси.

Американское кино пятидесятых предоставило ему важную отправную точку: пьесы Теннесси Уильямса и актеров уровня Джеймса Дина и Марлона Брандо, а также таких актрис, как Лана Тернер и Ава Гарднер, красивых женщин, освещенных особенным вид света, делавший их еще более привлекательными.

Кинотеатр дал ему ощущение движения и возможность показать итальянскую моду на натуре, придав ей иную душу.

Воспользовавшись возможностью поехать в Рим на высоте Dolce Vita , он заработал свое содержание, фотографируя многообещающих звездочек, но незадолго до этого он переехал в Париж, где встретил Harper's Bazaar фотограф Том Кублин, помощником которого он стал на короткий, но напряженный период.

В 1964 году он открыл свою собственную студию в Милане и начал работать в сфере моды, создавая образцы книг и добившись успеха в публикации своих фоторабот в журнале Novità , который впоследствии стал Vogue Italia в 1966 году.С этого времени он начал сотрудничать с издателем Condé Nast, а с 1973 года его работы также были представлены в Vogue Paris .

В 1968 году он получил премию Бьянкамано как лучший итальянский фотограф, а немецкий еженедельный журнал Stern включил его в список четырнадцати лучших мировых фотографов моды.

Тем временем он также начал работать над рекламными кампаниями для таких крупных брендов, как Elizabeth Arden, Chanel, Dolce & Gabbana, Mikimoto и многих других, сумев превратить то, что он изображал, в идеальные образы, с постоянными ссылками на серебряный экран тридцатые и сороковые годы.

Важной вехой в его карьере стал его опыт работы с Vogue Italia и выдающимися итальянскими модельерами, включая Валентино, Версаче, Ферре и Армани, чьи творения он интерпретировал в восьмидесятые годы, когда итальянский прет-а-порте и «Сделано в Италии» покорили мир.

В девяностые годы он несколько раз побывал в таких тропических раях, как Таити, Мадагаскар, Сейшельские острова и Полинезия, создав удивительные книги по фотографии, рассказывающие о местах и ​​образе жизни, которые находятся в нескольких световых годах от нас, но всегда с его обычным безупречным чутьем.Хотя фотографии были сняты на открытом воздухе и часто бывают мгновенными или мимолетными, они кажутся настолько `` идеальными '', что кажутся студийными работами, в которых удачно сочетаются спонтанность его объектов и мест, где они живут, с элегантностью и стилем, который всегда были его визитной карточкой. В результате ему удалось совместить спонтанность этнографической фотографии с гламуром ее модного аналога. Эти фотографии были выбраны Дэвидом Бейли для показа в Музее Виктории и Альберта в Лондоне и на Кунстфоруме в Вене и должны считаться во всех отношениях произведениями искусства.

GIAN PAOLO BARBIERI. Глаз, сердце и разум: пятьдесят лет красоты в модной фотографии

Милан, 29 Галерея ARTS IN PROGRESS - Via San Vittore 13

23 ноября - 20 декабря 2016

Открытие по приглашениям: вторник, 22 ноября, 18. 00.

Часы работы : вторник-суббота, 11.00 - 19.00

В другие дни и часы по предварительной записи

Без вступительного взноса

Информация

тел.+39.02 94387188; +39.392 1002348

[email protected]

www.29artsinprogress.com

Оливо Барбьери объединяет 10 лет аэрофотосъемки в «Специфическом для площадки»

Оливо Барбьери объединяет 10 лет аэрофотосъемки в «Site Specific»

Когда дело доходит до запечатления особого колорита города, никто не делает это так, как Оливо Барбьери.Итальянский фотограф посвятил большую часть своей карьеры документированию взлета и разрастания городов от Лас-Вегаса до Шанхая с высоты птичьего полета. В честь десятилетия работы Барбьери объединила эти уникальные моменты в эпический фолиант Site Specific, который появится на полках в следующем месяце.

Захватывающий динамизм книги объясняется уникальным подходом Барбьери к технике наклона-сдвига. С высоты птичьего полета он берет узнаваемые достопримечательности города и переориентирует их в волшебном свете. Инфраструктура и архитектура подчеркнуты до такой степени, что они приобретают интенсивную гиперреальность, вызывая новообретенный трепет.

Антропологическая ценность работы Барбьери неоспорима, но Site Specific, опубликованная Aperture, также отображает его техническое развитие за десятилетие. Спустя пять лет работы над проектом, в 2008 году, Барбьери начал использовать методы постпродакшена для повышения насыщенности цвета и структуры пикселей. Влияние Джорджо де Кирико и Мана Рэя, которому он приписывает свой графический, абстрактный стиль, наиболее заметно на более поздних изображениях. В результате эти фотографии в конце книги, датированные совсем недавно, 2012 годом, особенно запоминаются.

Мы встретились с Барбьери, чтобы обсудить его методы работы и его следующий ход . ..

Почему вы решили отклониться от этой возросшей абстракции в своей работе?
Меня всегда очень интересовала абстракция. Я начал использовать наклон / смещение в 1999 году и дал себе десять лет, чтобы разобраться в этом. Я перестал использовать эту технику для серии Site Specific в 2008 году. Вначале меня интересовало преобразование кусочков городов в пластиковую модель; это виртуальный процесс, который ставит под сомнение их планирование.Затем я решил пойти дальше - начать с чертежа, планирования.

Что вас привлекает в городских пейзажах?
Мне интересно понять, насколько чувства, физические или технические, влияют на наше восприятие. Задача состоит в том, чтобы создать историю, которая перцептуально раскрывает изображенное место, а затем соотносит его с другими местами, чтобы нарисовать более широкую картину, описывающую форму современного города.

Какие города вам больше всего нравится фотографировать и почему?
Мне больше всего интересна центральная часть американских городов, поэтому было важно провести серию в Хьюстоне, где есть часовня Ротко. То же и в Лондоне. Меня очень заинтересовала электростанция Баттерси из-за альбома Pink Floyd 'Animals'.

Книга включает в себя 10 лет работы. Какие аспекты занимали у вас больше всего времени?
Почтовое производство.

А что вас больше всего удовлетворило?
Что за 10 лет своего существования проект превратился из изображения города в возможности в этом изображении, доступные благодаря технологиям.

Вы рассчитывали так долго работать над сериалом?
Не совсем, но у меня нет правил.Я работал над «Искусственным освещением» [опубликовано в 1998 году] 20 лет.

В какой момент вы решили прекратить работу над Site Specific?
Не знаю, готово ли. В идеале я бы хотел добавить еще несколько городов: Пекин, Мекка ...

Как Коппи Барбьери овладел искусством натюрморта

Как фотографический дуэт Коппи Барбьери овладел искусством натюрморта

Богатая новая монография прослеживает творческие годы Лусиллы Барбьери и Фабрицио Коппи в 1990-е годы

Лусилла Барбьери и Фабрицио Коппи впервые встретились в Милане в школе дизайна в конце 1980-х, образовав алхимическое партнерство в работе и в жизни. Дуэт мужа и жены, ныне базирующийся в Лондоне, с тех пор присоединился к наиболее востребованным коммерческим фотографам, работающим сегодня. От интерьеров до украшений, красоты и аксессуаров - давние участники Wallpaper * заслужили похвалы за свой заманчивый подход к рекламе, накопив список клиентов, в который входят Apple, Chanel, Cartier, Gucci и Louis Vuitton.

Перед тем, как начать коммерческую карьеру, Коппи Барбьери оттачивал свое мастерство, экспериментируя с фотографиями цветов, погруженных в воду, предметов домашнего обихода, таких как пластиковые бутылки и стеклянная посуда, а также платьев с подсветкой, оживляемых фанатами.В монографии, опубликованной Дамиани, прослеживаются эти творческие годы становления, с 1992 по 1997 год, и то, как они овладели искусством натюрморта в своем миланском доме и фотостудии.

Несмотря на то, что эта пара уже внедрила цифровые камеры, чтобы не отставать от стремительного роста коммерческих заказов, Коппи Барбьери сначала отточил свои фотографические навыки на широкоформатной камере Sinar. Процесс был медленным, спокойным и интимным: съемка прозрачной пленки 5x7 дюймов позволила им полностью контролировать цвета, а также обеспечить немедленные результаты, которые не нужно было печатать.Они проявили листы пленки - иногда посылая по одному - в ближайшую лабораторию, прежде чем вносить какие-либо изменения в настройку изображения.

Их неземные образы перекликаются с картинами Джорджо Моранди и Доменико Ноли, которых они назвали в числе своих произведений. Коппи Барбьери тоже черпал вдохновение в модных фотографах, от Паоло Роверси (который написал предисловие к новой монографии пары) до Сары Мун и Хавьера Валлхонрата. В конечном счете, их видение отчетливо ощущается как собственное.Оживляют ли они картины пионера британского поп-арта Патрика Колфилда или превращают разноцветный коктейль в час коктейлей, у дуэта есть беспрецедентное умение превращать обычное в экстраординарное. Статья

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *