Фото елена полозова: Елена Полозова, 37 лет, Новосибирск, Россия

Автор: | 24.03.1980

тамбовчанка создаёт уникальный экодизайн, который сама называет «танцующими цветами»

Статья26 августа , 09:51

Свои творческие хобби она называет возможностью создать гармонию в душе и в окружающем мире. Кроме декорирования украшений интерьера, Елена Полозова пишет яркие красивые пейзажи.

Фото: Алексей Бучнев

Всё началось с фиников. Так тамбовский художник и декоратор Елена Полозова говорит об истоках своего хобби. Почти восемь лет назад, однажды вечером, заедая ароматный чай сладкими сухофруктами, Елена обратила внимание, как финиковые косточки будто сами сложились на столе в диковинный цветочный узор. «Нужно куда-то приспособить эту сладкую аппликацию», — подумала тогда Елена. И это действительно было самое начало необычного мозаичного увлечения.

Джут, семена, хна и клей

Раздумывая над необычным «цветком», Елена Полозова решила, что подходящей подложкой-фоном для мозаики из семян будет джут. Который вскоре был куплен в хозяйственном павильоне. Площадкой для творческого эксперимента стала пустая стеклянная бутылка интересной формы.

— Я обмотала бутылку джутом и сверху наклеила на него семена. Первый декор получился, как понимаю сейчас, не очень ровным и аккуратным. Со временем я отработала технику, научилась делать джутовый фон более гладким, — рассказывает Елена.

Фото: Алексей Бучнев

Материалами для первой мозаичной аппликации стали семена дыни и того самого финика. Позже пришла идея использовать хну, придающую семенам более тёмный насыщенный цвет.

Прежде чем покрасить семечки и сложить в замысловатый рельефный узор, все природные материалы проходят обработку: тщательно моются и высушиваются. Показывая одну из ваз, Елена рассказывает:

— Здесь использованы несколько видов семян. Снова дыня — розоватый тон дала оттеночная хна; семена арбуза, винограда, боярышника… По своему опыту могу сказать, что семечки боярышника и шиповника — одни из самых прочных. На сердцевинки для цветков пошли семечки калины и вишни. К слову, вишнёвая косточка хорошо разделяется на две половинки.

Фото: архив Елены Полозовой

Не только декор

Своё творческое направление Елена Полозова называет экодизайном «Танцующие цветы». На создание одной вазы может уйти до месяца. Каждое изделие уникально, сделать второе точно такое же невозможно. Мастер замечает: она не планирует рисунки из семян заранее — они сами складываются причудливыми узорами, будто вытанцовывая орнаменты на джуте.

Техника Елены Полозовой, мозаика по сути, по своей технологии — абсолютно авторская. Среди коллег в среде декоративно-прикладного творчества больше никто не работает с окрашенными семенами.

— В моих работах — особая философия. Смотрите: природа создаёт семена, из которых вырастает цветок, а позже вызревает плод. А я достаю из плодов семена, чтобы снова сделать цветы! Получается замкнутый цикл, — говорит Елена.

Фото: архив Елены Полозовой

Но декорированные вазы — не единственное проявление её творческой натуры. Елена Полозова замечает: ей всегда хотелось рисовать. Осознанная тяга к живописи проявилась почти девять лет назад, после покупки небольшой картины с видами Венеции. Рассматривая покачивающиеся на волнах гондолы, женщина была уверена, что сможет писать так же ярко и естественно.

— Правда, кисти и краски я взяла только спустя года три, наверное. Начинала с акварели, но густой. Писала не с натуры, а, как говорят, «из головы» — переносила на бумагу появившийся образ с горными и лесными массивами, с реками и небом, — вспоминает Елена начало своего пути в живопись.

Позже от акварели Елена перешла на холст и масло. Азы мастерства постигала, участвуя в мастер-классах от педагогов-художников. 

— До сих пор очень люблю пейзажи. Природа многогранна. Осенние краски, буйство летней зелени, цветы, вода… Отдельное направление — натюрморты, но и здесь много цветочной тематики, — говорит Елена.

Фото: архив Елены Полозовой

Картины живут своей жизнью

Елена Полозова как художник обращает внимание: её стезя — это чистая импровизация. Она пишет не «как надо», а как чувствует. И даже при написании картин в ходе мастер-классов не копирует работу преподавателя, а творчески перерабатывает.

— Даже когда я берусь за написание копий известных картин признанных художников, то в итоге получается не копия, а моя собственная работа, написанная по мотивам. Вообще, сколько раз я уже замечала, что картины живут своей жизнью. Иногда пишешь картину в несколько этапов. Наносишь первые мазки и оставляешь полотно на какое-то время. А после понимаешь, что краска будто «улеглась» и сама диктует, какой будет картина. Не такая, какой ты её задумывала, а особенная. Проявляются детали, которых поначалу не было, — говорит Елена Полозова.

Фото: архив Елены Полозовой

За несколько лет из-под её кисти вышли более 70 картин. Часть на сегодняшний день — в частных коллекциях. Своим опытом Елена делится на мастер-классах.

Нередко её работы участвуют в выставках и конкурсах. К примеру, одна из декорированных ваз несколько лет назад стала призёром на конкурсе «Таланты России». А живописное «Просветление» завоевало первое место в престижном международном конкурсе в Италии.

— Творчество для меня — это возможность создать гармонию внутри и снаружи, создавать и умножать красоту. Есть и на будущее планы, не только в сфере живописи и мозаики. Хочется, например, освоить работу с войлоком, а ещё — делать украшения и кукол из полимерной глины, — поделилась Елена Полозова.

Та самая картина «Просветление», занявшая первое место на конкурсе в ИталииФото: архив Елены Полозовой

декорхудожник

Автор:Юлия Новикова

Издания районов
Тамбовской области

Тамбовская областьБондарский районГавриловский районЖердевский районЗнаменский районИнжавинский районКирсановский районМичуринский районМордовский районМоршанский районМучкапский районНикифоровский районПервомайский районПетровский районПичаевский районРассказовский районРжаксинский районСампурский районСосновский районСтароюрьевский районТокаревский районУваровский районУметский районг. Котовск

Студия 80 википедия

Барабанщик и один из основателей британской рок-группы Cream Джинджер Бейкер умер 6 октября в возрасте 80 лет. О кончине музыканта объявила его семья, которая ранее сообщила о его критическом состоянии, передает «Радио Свобода». Бейкера называют первым рок-музыкантом, игравшим на двух басовых барабанах вместо традиционного одного. За годы своей самостоятельной музыкальной карьеры Бейкер играл соло на ударных инструментах, внося в свой стиль элементы африканской музыки, а также участвовал в различных джазовых и рок-группах. Вместе с гитаристом Эриком Клэптоном и мультиинструменталистом и певцом Джеком Брюсом Бейкер выступал в составе группы Cream в годах. Музыканты играли Блюз-рок, хард-рок и психоделический рок.


Поиск данных по Вашему запросу:

Схемы, справочники, даташиты:

Прайс-листы, цены:

Обсуждения, статьи, мануалы:

Дождитесь окончания поиска во всех базах.

По завершению появится ссылка для доступа к найденным материалам.

Содержание:

  • Рентабельность
  • Борис Корчевников, биография, новости, фото
  • Наталья Сенчукова
  • Лайма Вайкуле, биография, новости, фото
  • Дискотека 80-х
  • ​Барабанщик Cream Джинджер Бейкер умер в возрасте 80 лет
  • Борис Корчевников, биография, новости, фото
  • Рентабельность
  • Siberian Heat
  • Елена Полозова ( Коренных )

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Студия-80 — Остров отдыха вашей души ( Elen Cora 2016 )

Евродиско англ. Типичная песня евродиско базируется на использовании синтезатора , драм-машины, яркого баса и обычно поётся на высоких тонах. В х годах термин редко использовался в Европе, где такая музыка была и просто считалась поп- или диско-музыкой. В настоящее время гастроли звёзд тех лет проходят с успехом в основном на территории этих стран. К началу года популярность стиля в Европе стала уменьшаться [1] , евродиско переросло в евродэнс. Хотя, к примеру, у того же Дитера Болена последние евро-диско-хиты датируются годом к примеру, песня Romeo and Juliette.

Об этом пишет РБК со ссылкой на материалы закупки.

Siberian Heat

Это неполный список развлекательных мест в Лондоне , Англия. В театрах получающие дома , и часто показывают передачу крупных производств из Королевского национального театра и Royal Shakespeare Company. Следующий список также включает в себя основные некоммерческие театры в Лондоне, многие из которых находятся за пределами West End. Смотрите также Список театров Вест — Энда для дальнейших уточнений. Многие крупные важные театры и национальные центры будут расположены за пределами традиционного West End театра земли.

Елена Полозова ( Коренных )

День рождения: 31 марта 65 лет. Рост: см Вес: 63 кг. Знак Зодиака: Овен характеристика. Биография Новости Песни Отзывы.


приложений для минимизации плотности воздействия

По мере того, как большая часть мира начинает открываться после блокировки, всем нам будет важно соблюдать чрезвычайные меры предосторожности, чтобы предотвратить воздействие вируса COVID-19 как на себя, так и на окружающих нас людей. Уже существуют приложения для отслеживания, которые помогут определить источник инфекции, что важно как для снижения риска заражения в будущем, так и для критических исследований, позволяющих определить наиболее эффективные меры реагирования на будущие пандемии. Но более важными будут усилия по предотвращению заражения в первую очередь. Вот первые инструменты, которые начали появляться, чтобы помочь людям в оценке риска воздействия в повседневной жизни.

Приложения для оценки риска заражения коронавирусом

В недавней статье престижного Всемирного экономического форума Agenda («Блокировки COVID-19 снимаются. Насколько безопасно выходить на улицу?») Оценка риска выхода из дома», разработанная Еленой Полозовой. Г-жа Полозова провела 3 года в качестве научного сотрудника по сетевой эпидемиологии в Массачусетском технологическом институте, сейчас работает инженером-программистом в Facebook и живет в городе Сан-Франциско. Ее модель позволяет пользователям сравнивать риски воздействия пеших прогулок. Она дает строгий отказ от ответственности:

Предупреждение: все модели ошибочны, но некоторые из них полезны. Я думаю, что это полезно, но, пожалуйста, имейте в виду, что я сделал это за неделю. Точные проценты, безусловно, неточны. Я делюсь с вами, потому что считаю, что общая информация о направленных тенденциях, которую она раскрывает — различие между риском в 1% и риском в 10% — намного лучше, чем отсутствие информации вообще.

Исходя из этого, Иезекииль Себастин, инженер-программист Farmerline в Кумаси, Гана, разработал простое в использовании мобильное приложение (Should You Go Out?), построенное по модели Полозовой. «Цель, — писал он, — состоит в том, чтобы предоставить простой в использовании интерфейс для использования моделей, поскольку модели требуют понимания математики, физики и статистики от среднего до продвинутого уровня. Таким образом, практически без знаний в перечисленных областях любой может использовать модели и понимать оценки».

Два приложения предоставляют пользователям формы для заполнения, чтобы оценить, со сколькими людьми они будут контактировать во время поездок и сколько поверхностей они могут коснуться (полки, продукты, тележки для покупок и т. дистанцирование и использование масок. Другие, более технические факторы предоставляются приложениями, но их можно изменить в приложении Polozova. Затем приложения дают оценку вероятности заражения.

Краткосрочные усовершенствования

В ближайшем будущем у приложений будет более широкая аудитория, если они будут принимать во внимание другие пункты назначения, такие как работа и способы ее достижения. Приложения могут быть полезны в 30 раз большему количеству людей, которые ездят на работу в одиночку, чем ходят пешком, как предполагалось в приложениях. Это верно даже для города Сан-Франциско, где вождение в одиночку выбирают в три раза больше тех, кто ходит пешком, и в мегаполисе, где, по данным опроса американского сообщества, проведенного Бюро переписи населения, в 12 раз больше водителей-одиночек. Действительно, важным усовершенствованием было бы добавление риска воздействия видов транспорта, как с точки зрения социального дистанцирования, так и с таких поверхностей, как транспортные ремни или ручки, которые, как и кнопки лифта, могут быть потенциальными источниками инфекции.

Более широкий рынок: бегство от плотности воздействия

Две модели открывают новые важные горизонты в предоставлении рекомендаций по отдельным поездкам вне дома. Тем не менее, потенциал для улучшения существенный. Влияние COVID-19 будет выходить далеко за рамки принятия решения о том, идти ли в магазин пешком, или даже оценки влияния завтрашней поездки на работу.

Люди ищут гораздо больше, чем достоверную информацию об отдельных поездках, так как сообщается о признаках полета от плотности воздействия. Плотность воздействия относится не только к плотности населения, которая достаточно высока в четырех районах Нью-Йорка (Манхэттен, Бруклин, Квинс и Бронкс), но, что еще более важно, к плотности человеческого взаимодействия, типичной для таких сред. Сюда входят такие факторы, как переполненные лифты, переполненные поезда и автобусы, переполненные рестораны, переполненные рабочие места и даже переполненные тротуары, которые просто не могут обеспечить достаточное социальное дистанцирование, не сводя на нет сами причины их существования.

Уже появились зловещие признаки на самых незаменимых офисных рынках западного мира, в Лондоне и Нью-Йорке.

Согласно Daily Telegraph , Джес Стейли, исполнительный директор Barclays Bank, сказал, что тысячи рабочих в одном здании «могут уйти в прошлое» и что вместо 7000 сотрудников, направляющихся в штаб-квартиру банка Canary Wharf (Лондон) , лишь немногие пошли в офис, а остальные работали дома. Он сказал Рейтер, что банк «не вернется полностью к своим доянварским привычкам работы».

В статье The Telegraph говорилось, что «в следующем году возможен исход рабочих мест и людей из Лондона».

Опрос Redfin показал, что более 60% жителей Нью-Йорка переехали бы в другой город, если бы они могли постоянно работать из дома.

Zero Hedge описывает молодых людей, которые способствовали возрождению городского ядра Нью-Йорка, покинув город, по крайней мере временно.

Другие жители Нью-Йорка бегут. The New York Times сообщила, что город потерял 420 000 жителей в период с 1 марта по 1 мая, поскольку люди бежали из-за COVID-19.. Это огромная цифра, около 95 % всего прироста населения Нью-Йорка с 1950 по 2019 год (рис. 1). Это пять процентов населения. В некоторых районах уехало 40 процентов жителей. «Таймс» сообщила, что исход был гораздо более заметным среди районов города с более высокими доходами. Конечно, неизвестно, насколько эта потеря будет постоянной или сколько менее обеспеченных домохозяйств может последовать в большем количестве.

Это больше, чем Нью-Йорк и Лондон. Опрос Redfin зловеще показал, что более 50 процентов покупателей и продавцов жилья в Бостоне, Сан-Франциско и даже Сиэтле подумали бы о переезде в другой город, если бы они могли постоянно работать дома.

Опыт работы на дому, который в таком большом количестве был необходим в связи с мерами по предотвращению воздействия пандемии, оказался популярным среди сотрудников. Эксперт по работе на дому Кейт Листер, президент Global Workplace Analytics, ожидает, что после COVID от 25 до 30 процентов сотрудников будут работать дома. Это будет, как минимум, почти в четыре раза больше, чем 5,3 процента, о которых сейчас сообщается на национальном уровне в опросе американского сообщества.

Ничто из этого не говорит о том, что городам пришел конец, только то, что они стали менее привлекательными и должны стать менее переполненными. Некоторые жители уже уезжают, и, вероятно, их будет больше, поскольку они стремятся лучше подготовиться к будущим пандемиям. , живя там, где плотность воздействия ниже и где меры изоляции, вероятно, будут менее суровыми. Скорее всего, это будет район с менее интенсивной урбанизацией, будь то другой мегаполис или более пригородный район, сельская местность (скажем, в Скалистых горах, на озере Виннипег и т. д.) или дом. Существует потребность в приложениях, которые облегчают оптимальное включение плотности воздействия в решения о переселении.

Окружающая среда быстро меняется, поскольку цифровая коммутация 21-го века, кажется, готова к значительному росту. Даже Facebook, который всего пять лет назад предложил своим сотрудникам 10 000 долларов за то, чтобы они переехали ближе к своему офису в районе залива Сан-Франциско, объявил, что по крайней мере половина его сотрудников будет работать из дома в течение 10 лет. Facebook следует за объявлениями Twitter, Microsoft, Google, канадской Shopify (со своей 42-этажной штаб-квартирой, строящейся в центре Торонто) и Amazon о продлении или придании им постоянного характера либерализованных программ работы на дому.

А пока поздравляем Елену Полозову и Иезекииля Себастина с их важной работой. Другие должны следовать.


Фотография: Манхэттен, технологический центр (автор).

Венделл Кокс — директор Demographia, международной компании, занимающейся вопросами государственной политики и демографии. Он является старшим научным сотрудником Института городской реформы — ранее Центром урбанизма возможностей (США), старшим научным сотрудником по доступности жилья и муниципальной политики Фронтирного центра государственной политики (Канада) и членом Совета консультантов Центра. по демографии и политике в Университете Чепмена (Калифорния). Он является соавтором «Международного исследования доступности жилья для демографии» и автором книг «Городские районы мира в демографии» и «Война с мечтой: как политика предотвращения разрастания угрожает качеству жизни». Он был назначен мэром Томом Брэдли на три срока в Транспортную комиссию округа Лос-Анджелес, где он работал с ведущим руководством города и округа в качестве единственного неизбранного члена. Спикер Палаты представителей назначил его в Совет по реформе Amtrak. Он работал приглашенным профессором в Национальной консерватории искусств и ремесел, национальном университете в Париже.

Как дом Сан-Франциско с 11 соседями справляется с коронавирусом? Это сложно

Это карусель. Используйте кнопки «Далее» и «Назад» для навигации по

. 1of6Кейтлин Кенни, Саймон Уиздом и Арман Матоссян жонглируют, пока Ниноа Кнангар проходит мимо в особняке бытия во вторник, 15 сентября 2020 года, в Сан-Франциско, Калифорния. art.Paul Kuroda / Special to The ChronicleПоказать большеПоказать меньше2 из 6Елена Полозова поет с Саймоном Уиздомом на диване в Manor of Being House во вторник, 15 сентября 2020 г., в Сан-Франциско, Калифорния. Одиннадцать иностранцев делят дом с профессиями, которые включают технологии , математика, музыка и искусство. Пол Курода / Специально для The ChronicleПоказать большеПоказать меньше3 из 6Ниноа Канангар играет на сантуре в своей комнате в Manor of Being House во вторник, 15 сентября 2020 г. , в Сан-Франциско, Калифорния. Одиннадцать иностранцев делят дом с профессий, которые включают в себя технику, математику, музыку и искусство.Павел Курода / Специально для ХроникиПоказать большеСкрыть меньше4из6Андрей Замовский стоит перед Усадьбой Дома Бытия, соучредителем которой он является во вторник, 15 сентября 2020 г., в Сан-Франциско, Калифорния. Одиннадцать иностранцев делят дом с профессиями, которые включают в себя технологии, математику, музыку и искусство. во вторник, 15 сентября 2020 г., в Сан-Франциско, Калифорния. Одиннадцать иностранцев делят дом с профессиями, которые включают технологии, математику, музыку и искусство. Усадьба бытия, вторник, 15 сентября 2020 г., Сан-Франциско, Калифорния. Одиннадцать иностранцев делят дом с профессиями, включая технологии, математику, музыку и искусство. Пол Курода / Специально для The ChronicleПоказать большеПоказать меньше

В 17:00 августовского вторника члены «Усадьбы бытия», сообщества из 11 человек в Сан-Франциско, собрались в гостиной на еженедельную встречу по коронавирусу.

Член, ведущий собрание, достал доску и зачитал повестку дня своим соседям по дому, которые растянулись на диване, на стульях и на полу. Первым делом нужно было обсудить, удобно ли дома опробовать новую математическую систему для защиты от коронавируса: калькулятор, предназначенный для оценки риска и помощи в защите группы. Предполагалось, что это сделает их повседневные решения более рациональными, а борьба с пандемией менее утомительной.

Но достичь консенсуса даже после двухнедельного пробного запуска калькулятора оказалось непросто. Они обсуждали статистическое моделирование и ограничения собственной интуиции. Они задавали вопросы мозгам друг друга, затем они подвергали сомнению математику.

«Кто-то в доме нуждается в чертовски хороших знаниях в этом», — сказал один из членов. «Иначе мы начнем терять связь с реальностью».

Одна соседка по дому, Джессика Уотсон, задала несвязанный с этим вопрос: может ли она переночевать в доме друга? Она высказала свое мнение, и участники проголосовали — девять поднятых рук за «да» и только одно «против». Затем другой участник, Эллиот Вердуско, задал еще один личный вопрос: может ли он прилететь в Сан-Диего, чтобы навестить семью? До встречи оставалось всего две минуты. Они все еще не поняли, где они стоят на калькуляторе, но это начало казаться единственным многообещающим вариантом, который у них оставался.

Поместье Бытия пыталась сделать вместе с группой то, что часто казалось невозможным даже на индивидуальной основе — принимать рациональные решения в условиях большой неопределенности и обрести гармонию во времена великих разногласий. Пандемия коронавируса означала, что даже самые обыденные действия — садиться в Lyft, покупать Gatorade, обниматься с любовным интересом — теперь должны были тщательно анализироваться и голосоваться. Каждый личный выбор подлежал множителю 11.

Им нужно было найти лучший путь.


Снаружи непритязательный черный дом ремесленников в районе Мишн с трудом выдает то, что находится внутри: многоэтажный комплекс с 7 спальнями, соединенными между собой комнатами и общими пространствами. Удобства дома отражают общественные ценности: «игровое подземелье» на первом этаже, оборудованное ямой для мячей, многоуровневый дворец из подушек и приглушенное освещение, предназначенное для объятий, называемое Squish. На стенах расположены фотогалереи членов клуба и друзей, а в фойе вас встречает общая гардеробная для фестивалей.

Три года назад 32-летний Андрей Замовский стал соучредителем дома как сообщества. Софтверный предприниматель только что переехал в США из Украины и чувствовал себя изолированным. Он оставил обширную сеть друзей — многих из которых он встретил во время совместной жизни — чтобы переехать в штаты, но как только он приехал, он почувствовал себя одиноким.

«У меня были сотни друзей, а тут вдруг я был близок к нулю», — сказал Замовский. Он и несколько новых друзей решили создать общественный дом и назвать его Поместьем Бытия, или MoB. Их видение состояло в том, что дом станет своего рода коллективным оазисом — группой сторонников, которые будут помогать друг другу развивать свой личный рост.

Замовский — единственный оставшийся член-учредитель. Но самые глубокие духовные столпы дома все еще нетронуты: приверженность психологическому здоровью, объятие спонтанности, приверженность прямому общению.

Потенциальным соседям по комнате предоставляется 50-страничный документ, в котором нынешние соседи по дому описывают свои интересы, включая критическую расовую теорию, блокчейн, ибогу, Фуко и кристаллы. Семья встречается еженедельно для обсуждения коронавируса и ежемесячно для обсуждения всего остального. Арендная плата варьируется от 750 долларов за общую комнату до 1800 долларов плюс 200 долларов в месяц за план питания «все, что вы можете съесть».

27-летний Эллиот Вердуско, который перешел в MoB после встречи с бывшим участником на танцевальной вечеринке psytrance black light в Санта-Розе, сразу же был впечатлен тем, насколько гладко все прошло с такой небольшой структурой. В доме почти не было списка дел по дому, но каким-то образом задачи просто выполнялись.

«Мы часто называем это доократией», — сказал он, имея в виду, что любой, кто решает взять на себя инициативу в чем-либо, отвечает за это. Нет лидера дома; людям доверяют действовать в интересах общества, и если другие хотят чего-то другого, они могут вмешаться.

«Многие люди, которые живут (здесь), в настоящее время или работали в прошлом в сфере технологий — особенно в гигантских многомиллиардных корпорациях», — сказал Вердуско. «Поэтому они привыкли быть винтиками в большой машине, у которой есть всеобъемлющая цель».

Этой весной этой целью стало предотвращение коронавируса.

Некоторые из 11 иностранных жителей Manor of Being House втиснулись в свою яму для мячей во вторник, 15 сентября 2020 г., в Сан-Франциско, Калифорния. Пол Курода / Специально для The Chronicle

В феврале двое соседей по дому собрались на собрание. Согласно их исследованию, новый коронавирус скоро должен был появиться в Сан-Франциско, и дому нужен был план.

Они организовали ежедневные встречи по коронавирусу, на которых они рассматривали планы на случай непредвиденных обстоятельств от других общественных домов и стартапов, чтобы придумать свои собственные. Когда число случаев заражения вирусом в Сан-Франциско достигло 1000, они перешли на полную изоляцию: за исключением участников, которым нужно было идти на работу, все внешние контакты с людьми прекратились. Следующие два месяца дом существовал почти под герметической крышкой: ни прогулок в масках, ни продуктовых магазинов, ни свиданий с партнерами.

Они назначили членов оперативной группы и назначили их «царями» — игра на SARS-CoV-2 — с конкретными обязанностями. 25-летняя Елена Полозова, бывший исследователь квантовых вычислений, учившаяся в Массачусетском технологическом институте, была королем исследований. Ей было поручено проверить всю информацию, которую сообщали СМИ, и создать внутренний 25-страничный вики-документ о коронавирусе. Начальники отдела закупок и инвентаризации отвечали за хранение материалов для дома и сбор всего, что они не могли получить в Интернете.

Замовский, царь медицины, убедился, что в доме достаточно средств первой помощи, изучил рекомендуемые медицинские процедуры и оценил, что они будут делать, если больницы будут перегружены. (Он заказал гидроксихлорохин в интернет-магазине в Индии, но не продвинулся далеко в создании аппарата ИВЛ своими руками.) дом в средневековой песенной битве против других преднамеренных сообществ. Он также был продовольственным царем, отвечая за организацию гигантских поставок продуктов от оптового поставщика и запасы продовольствия на случай чрезвычайной ситуации как минимум на два месяца.

«Были серьезные опасения, что пандемия приведет к полному краху общества», — сказал Замовский.

Одно дело — назначать царей, другое — оценивать риск повседневной деятельности. Каждый день, казалось, возникал новый потенциальный сценарий, и разногласия по поводу риска усиливались. Было ли безопасно садиться в Uber или покупать еду на вынос? Ширина тротуара была хотя бы 6 футов? «Во многих наших дебатах мы, по сути, занимались нашими отношениями друг с другом», — сказал Уотсон, 29 лет.. — Например, я могу тебе доверять?

Некоторые люди хотели увидеть своих партнеров и семьи; другие хотели отправиться в поход или пообщаться с коллегами; другие просто хотели остаться внутри и изолироваться, пока все не закончится. Поскольку все хотели разного — и имели разный уровень приемлемого риска — создание универсальных правил или исключений оказалось рискованным.

Когда дело доходило до исключений, обычное правило MoB казалось таким далеким. Теперь группа большинством голосов проголосовала бы за то, может ли кто-то прижаться к другу или позаботиться о семейных делах. «Сообщества, частью которых мы являемся, настолько основаны на телесной автономии, согласии и свободных ассоциациях», — сказал Уотсон. «Идея сказать: «Я хочу контролировать то, как ты используешь свое тело», такая странная». Трудно было понять, что их сокровенные желания теперь подчинялись коллективному давлению.

Андрей Замовский, соучредитель и житель Manor of Being House, в своей комнате во вторник, 15 сентября 2020 г., Сан-Франциско, Калифорния. Одиннадцать человек со всего мира делят дом с профессиями, включая технологии, математику, музыку и искусство. Пол Курода / Специально для The Chronicle

Снаружи дома казалось, что остальная часть Сан-Франциско — это другая вселенная. Люди планировали случайные поездки на озеро Тахо и охотились на белых когтей большими группами в парке Долорес. Когда Вердуско ездил по городу, он замечал группы молодых людей, собравшихся во внутренних двориках и ресторанах, и иногда задавался вопросом, не зашел ли дом слишком далеко. Другие общинные дома формировали «супергруппы», но вокруг МБ было тесно. И по мере того, как он их сжимал, наступало выгорание.

Месяцы, проведенные дома, заставили пространство казаться затхлым и тесным. В общих комнатах стало тесно из-за организации рабочих мест. Комната Squish была преобразована из зоны для объятий в коворкинг.

Умножались груды тарелок, множились молчаливые обиды, острые пальцы и извержения. Когда кто-то провокационно приклеил табличку «ЭТО МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЯ, НЕ ПРИКАСАТЬСЯ» к грязной посуде, МБ распаковало инцидент на домашнем собрании. Они пытались ввести более строгие правила, например, прикреплять прищепки с именами участников к оставленным блюдам, но эта система не работала. Затем они рассмотрели более позитивный подход — звездную карту — чтобы сосредоточиться на вознаграждении, а не на контроле за поведением. Для партнера Замовского, 23-летней Ниноа Камангар, студентки юридического факультета Калифорнийского университета в Гастингсе, которая в свободное время изучает кооперативы, наблюдать за разворачивающейся динамикой было увлекательно. Это было похоже на микрокосм того, что происходило в обществе в целом.

Их сплоченность начала разрушаться. Некоторые из тех, кто поначалу был крайне осторожен, внезапно сменили лагерь терпимости к риску и захотели перейти на Tinder. Другие утверждали, что, возможно, просто заболеть будет легче, чем все «когнитивные накладные расходы», которым они подвергались сейчас. В эти обсуждения было встроено четкое осознание того, что они не всегда — не могут — всегда соглашаются. Достижение консенсуса было слишком дорогим, слишком трудоемким: на это уходило время, энергия, эмоции.

Калькулятор предложил альтернативу и реальный путь вперед. Или казалось.

Гирей Гинтель и Ниноа Канангар на кухне в Manor of Being House во вторник, 15 сентября 2020 г., в Сан-Франциско, Калифорния. Одиннадцать иностранцев делят дом с профессиями, включая технологии, математику, музыку и искусство. Пол Курода / Специально для The Chronicle

Калькулятор бюджета риска был разработан Ибашо, общественным домом, расположенным дальше по улице.

Это работало следующим образом: если кто-то в MoB хотел сделать что-то, о чем он раньше говорил на еженедельном собрании, он мог внести это в свою часть электронной таблицы общего дома и проверить, насколько это рискованно. Они будут вводить важные переменные, такие как тип маски, которую будет или не будет носить каждый человек, и будет ли он находиться в помещении или на улице. После того, как все факторы будут введены, калькулятор присвоит деятельности балльную оценку.

Чтобы начать использовать калькулятор, MoB должны были решить как группа, какой уровень риска является приемлемым. Ибашо выбрал 1%, что означает, что любой человек в доме будет иметь 1%-й шанс заболеть COVID-19 в данном году. Согласно моделям MoB, уровень риска в 1% на человека не приведет к распространению пандемии, и если бы каждый человек на Земле мог придерживаться одного и того же уровня риска, пандемия закончилась бы через 50 дней. Другими словами, это было безопасно — даже консервативно.

Сложная система моделирования определила ежемесячный бюджет риска каждого человека: 250 баллов. То, что они делали со своими баллами, не имело значения, пока они регистрировали их в общей электронной таблице, чтобы группа могла их отслеживать.

Не все соседи по дому доверяли системе.

«В расчетах есть много логических скачков», — сказал Кейр Салливан, 23-летний профессиональный игрок в покер, который присоединился к MoB в марте, чтобы жить со своей девушкой. «В конце концов, это оценка. И мне не нравится наращивание оценок».

Просто попытка понять, как правильно его использовать, тоже вызывала недоумение. В 25 баллов серфинг почему-то был оценен как более рискованный, чем поход в IKEA (20 баллов), что всего на один балл больше, чем поход к стоматологу. Они не могли понять, почему в гостях у родственников появилось 97 баллов, а пиво в маске, не на дистанции с двумя друзьями — всего два балла.

Жильцы The Manor of Being House проводят собрание во вторник, 15 сентября 2020 г., в Сан-Франциско, Калифорния. Одиннадцать человек со всего мира делят дом с профессиями, включая технологии, математику, музыку и искусство. Пол Курода / Специально для The Chronicle

Однако с некоторой тонкой настройкой они начали записывать все, что уже делали, и обсуждать свои выводы. У участников были друзья в MoB, и они прилетели навестить семью. Даже Полозова, официальный арбитр калькулятора, отправилась в поход в пустыню Блэк-Рок на выходных, когда должен был состояться Burning Man. Это стоило ей 150 баллов, поэтому ей пришлось тщательно планировать бюджет на оставшуюся часть месяца.

Несколько дней спустя все остановилось. Один из соседей по дому гостил у своей семьи и внезапно почувствовал себя плохо. У него была лихорадка с ознобом, сухой кашель и одышка. Это был момент, которого они пытались избежать — с помощью планирования, дебатов, калькулятора.

Несмотря на то, насколько организованными они были в отношении других аспектов планирования пандемии, шок довел их до безумия. У них не было четкого протокола, который они могли бы быстро внедрить, они не знали, как именно поступить с новостями, которые он им сообщил.

Сосед по дому — и несколько других членов банды — в конце концов дали отрицательный результат. Скорее всего, это был тонзиллит, а не коронавирус. Страх не изменил их отношения к калькулятору или тому, что он предлагал: встречи стали менее затяжными, они тратили меньше времени на споры, их миры открывались, а их доверие друг к другу, то, что они могли контролировать, росло. Когда новый сосед по комнате спросил о правилах общения с друзьями, ответ был прост: «Вставьте это в калькулятор».

Калькулятор никогда не был надежным, но он помог. Благодаря этому они были прозрачными, работали как одна команда и импровизировали свой путь к следующим шагам. Они не отказывались от этого.

«Для меня, опять же, речь идет о прямой демократии в действии, — сказал Камангар, студент юридического факультета Калифорнийского университета в Гастингсе. «У любой группы будут свои разногласия, которые кажутся непримиримыми, но через сотрудничество обычно приходит какое-то решение».

Уже больше месяца экспериментируют. Соседи по дому «Поместье бытия» не могут точно сказать, защитит ли их найденное решение. Может быть, они заболеют. Возможно, они будут болеть друг за друга. Но что им ясно, так это то, что их преданность дому, росту, здоровью, общению завела их так далеко. По крайней мере, сплоченность, которая привела их друг к другу, находится на пути к восстановлению.

«Четкие правила почти никогда не защищают вас», — сказал сосед по дому Уотсон. «То, что удерживает вас в безопасности, — это люди, которые активно пытаются вас защитить».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *