Биография анна эшвуд – Официальный сайта компании Anna Eshwood Ltd

Автор: | 06.03.2020

ANNA ESHWOOD & PERSONA | Искусство возведенное в науку

    ANNA ESHWOOD & PERSONA
Что отличает хорошую стрижку от великолепной?

Ответ на этот вопрос искали все школы парикмахерского мира!!…

Парикмахерская индустрия России и большинства стран мира развивалась следующим образом: стрижка выполнялась по определенным схемам, с выдержанными углами (45′, 30′ и др) не ориентируясь на костную структуру и текстуру  волос. Если мастер имел виднее гармоничной формы, то мог визуально и чувственно создать форму, подходящую клиенту, но стрижка довольно быстро теряла форму, и клиенту приходилось мучиться с укладкой. Сейчас все изменилось и мы стоим на пороге революции! Клиенты стали более образованны, и, мы имеем возможность научиться строить форму с помощью срезов, ориентируясь на уникальный для каждого человека фундамент -костную структуру, чтобы стрижка имела чистый гармоничный силуэт  и могла просуществовать 3-4 месяца!

Основатели совместного проекта ANNA ESHWOOD & PERSONA Анна Эшвуд и Игорь Стоянов дали возможность всей России революционно изменить представление о красоте волос! Persona — это бренд с 20 летней историей, который крепко стоит на ногах и продолжает развиваться, Persona есть почти в каждом городе России! И дает возможность работать в команде тысячам лучших мастеров, обучаться в собственной школе, участвовать в различных мероприятиях: всех больших модных показах, неделях моды, телепроектах, театральных проектах! Persona и Игорь Стоянов знает все о парикмахерском бизнесе в России, его построении, особенностях и нравах, по этому молодой, сильный и яркий бренд ANNA ESHWOOD и взрослый сильный устоявшейся бренд Persona объединились глобально поменять мировоззрение на красоту волос в России и мире!
Основатель бренда ANNA ESHWOOD, Анна, так же искала ответ на вопрос о великолепии стрижки.. Анна прошла серьезную школу жизни в Академии Vidal Sassoon. В течении 5 лет формировалось видение идеальной структурной компании, которая будет нести философию техничного мастерства стрижки. Анна усовершенствовала и упростила систему, предлагаемую в академии, и, сейчас парикмахерский мир получает ценнейшую информацию, которая легко и доступно преподносится, и раскрывается видение техничного построения фундаментальных форм, благодаря совершенному продукту — сайт annaeshwood.com
Свой бренд Анна начала развивать именно с сайта, где любой желающий мастер мог получить уникальную информацию видио материалы для обучения техничному мастерству стрижки. Сейчас сайт разработан настолько качественно и продуманно, что можно самостоятельно познать все секреты ремесла и Вам останется только лишь закрепить знания на практике! Для этого и создается академия ANNA ESHWOOD, где лучшие тренеры помогут Вам получить эту практику и стать частью команды, которая будет бережно передавать эти знания! Только через многократное повторение можно добиться совершенства в технике!

ANNA ESHWOOD & PERSONA переняли систему большинства крупных европейских брендов, где разделяется колористика и стилистика. Это поистине правильная система, так как профессионал развивается максимально в своей узкой специализации и достигает высшего уровня! Клиент, в свою очередь, получает командную работу двух первоклассных специалистов, которые заботятся о качестве волос клиента и его стиле!
Для подготовки лучших колористов в стране приглашается в команду Christiano Lanza. Кристиано так же, как и Анна провел период становления своей личности и затем бренда в Академии Vidal Sassoon. Многолетний опыт работы в этой компании помог Кристиано изучить основы техничного мастерства колористики и разработать свою уникальную систему, которую мы сейчас можем видеть в его учебных программах для Aple. Кристиано давно работает с Россией и его подход к обучению полюбили многие! Лучезарный и харизматичный Кристиано передаст таинство волшебства колористики избранным участникам проекта, которые в будущем будут принимать участие в образовании колористов России!
Так как только в строжайшей дисциплине воспитываются сильнейшие духом, мастерством и умом личности, попав в академию, будьте готовы к тому, что Вам придется много работать над собой, своими привычками, порядком и дисциплиной. Но пройдя эту школу, Вы будете в числе немногих, сплоченных единой миссией, настоящих мастеров своего дела, сделать мир прекраснее и образованнее!
Удачи!!!

eshwoodpersona.wordpress.com

Анна Эшвуд. Риск «профессионального выгорания»

Дорогие читатели журнала MODERN STYLE.

Сегодня я хочу поговорить о стилисте международного класса, ведущем преподавателе Vidal Sassoon Academy London

с 2005 по 2011 год, основавшем интернациональную школу уникального мастерства стрижки. Единственный русскоговорящий преподаватель VIidal Sassoon Academy и просто замечательный человек Анна Эшвуд (Anna Eshwood).

Прочитав статью «Закон и порядок», где у Анны брали интервью, я подчеркнула для себя много важных моментов.

Начнем с того, как важно вовремя понять, какая профессия вам ближе всего, и не тратить зря свое драгоценное время на обучение тем специальностям, которые вам не особо интересны, только потому что учиться, в любом случае, надо. Приведу пример сильного, волевого человека, который добился своего и живет теперь в гармонии с собой, благодаря любимому делу.

В поисках себя

Анна Эшвуд окончила с отличием медучилище, хотела поступать на врача, но как раз распался СССР, началась дискриминация русского населения, и в университет ее не взяли. Два года она отучилась в платном вузе на юриста — не понравилось. Затем она пошла по стопам матери — владелицы собственного салона красоты, и поступила в парикмахерское училище, которое тоже не закончила, проучившись там 2,5 года. Причем ушла после того, как заняла первое место на конкурсе мужской стрижки.

Она прошла достаточно долгий путь, прежде чем нашла свое призвание, и всегда умела вовремя уйти с ненужного ей пути, не тратя бессмысленно время. 

Удивительно! К сожалению, большинство из нас зачастую получают свое первое высшее образование, которое им, возможно, навязали, и работают всю жизнь на работе, которая не доставляет им радости и не позволяет расти. Все из-за чувства страха и, возможно, из-за лени расходовать и без того ограниченную энергию на поиски истинного себя, учиться и развиваться дальше.

Путь развития Анны Эшвуд был удивительный и достаточно сложный, т.к. после стольких попыток найти себя она решила поехать в Англию, чтобы обучаться в лучшей школе — Vidal Sassoon, в которую попасть было не так просто! 

Внутренняя дисциплина Анны Эшвуд. Для чего нужна дисциплина вам?

Из слов Анны Эшвуд: «Если человек говорит о себе, что делает что-то в совершенстве, это значит, он начинает отъезжать назад. Такого просто быть не может. Любая профессия требует постоянной тренировки. Допустим, каждый день вы бегаете по три километра и через какое-то время достигаете некого уровня бегового мастерства. Этот уровень будет держаться только до тех пор, пока вы будете бегать каждый день по три километра. Как только вы перестанете, уровень мастерства упадет. То же самое в парикмахерском деле. Стоит перестать тренироваться, как техника теряет отполированность».

Порой так и получается, что мастер, достигнув определенного успеха в своем деле, начинает считать себя Специалистом с большой буквы и на этом останавливается. Это огромная ошибка многих. Нет предела совершенству! Без дальнейшего развития и тренировки человек постепенно деградирует в своей области. Мне кажется, что большинство людей не особо амбициозны и, достигнув определенной цели, предпочитают продолжать плыть по течению.

Риск «профессионального выгорания»

Из слов Анны Эшвуд: «Если постоянно работать, то появляется риск «профессионального выгорания», и тогда нужно находить какие-то другие пути. Я считаю, что каждые три года нужно что-то менять в своей жизни. Например, с помощью своих видеоуроков я освежаю свое видение. Нужно быть гибким, как река, огибать какие-то застойные места и течь дальше, иначе появляется скука».

И в этом тоже есть своя правда. Если не привносить в свою работу, в свое творчество разнообразие, можно легко остыть к своему любимому делу. Вносить разнообразие и делать перерывы очень важно для поддержания творческих сил. Слишком большое упорство в творческой работе может поставить крест на вашем вдохновении.

Почему многие парикмахеры уходят в преподаватели?

Парикмахер это сложная профессия, с множеством побочных эффектов, но преподавать парикмахерское искусство не менее сложно. От преподавателя требуется определенный навык, умение грамотно и интересно преподносить информацию ученикам, а также большое терпение и огромная любовь к своему делу. Но, несмотря на сложности, все-таки многим больше по душе преподавать то, что у них лучше всего в жизни получается, чем заниматься этим же делом. В чем же плюсы преподавания, по мнению Анны Эшвуд?

Из слов Анны Эшвуд: «Через преподавание я расту как мастер. Когда ты отвечаешь на вопросы учеников, то сама задаешься многими вопросами — начинаешь расти. Преподавание — это прямой путь к самосовершенствованию. Например, в боевых искусствах, чтобы получить черный пояс, человек должен преподавать. Если он не преподает, он не может получить высокий дан — потому что он не растет, он остановился на определенном уровне».

Я сама очень люблю обучать прическам других, и, кажется, у меня это неплохо получается. Это одно из немногочисленных моих занятий — увлечений, при котором я обладаю спокойствием и умиротворением. Психологи называют это состояние — поток или творческий поток.

Но, в то же время, я очень нерационально использую свою энергию в процессе преподавания, так сказать, расплескиваю ее. На учениках это отражается только в лучшую сторону, т.к. я отдаюсь им полностью, а вот мое самочувствие слегка страдает. Если вы когда-нибудь чувствовали себя «выжатым лимоном», вы меня поймете. Но какое же это приятное чувство усталости вкупе со знанием, что сегодня помог еще одному человеку приблизиться к своему творческому совершенству!

А если бы вы могли изменить что-то в мире, что бы вы изменили?

Из слов Анны Эшвуд: «Я бы, наверное, поменяла психологию людей — заставила бы их обратить внимание в первую очередь на свою жизнь, а не на то, что происходит вокруг них, чтобы они, наконец, нашли силы поменять собственную жизнь к лучшему. В первую очередь нужно помогать себе, а не обсуждать окружающих, у кого что не так. Тогда наш мир стал бы гораздо добрее. Потому что сегодня люди слишком сконцентрированы на окружающих и не замечают собственных недоработок».

Вот с этим сложно не согласиться! Я успела ощутить за время существования моего старого проекта, как многие люди любят обсуждать и критиковать чужие идеи, когда сами ничего в жизни еще не достигли. Я поняла, что люди, у которых нет собственной жизни, всегда вмешиваются в чужую. Но самое главное, друзья мои, это вера в себя, в свои силы и в свой талант, т.к. мнение окружающих меняется чуть ли не ежедневно. А когда вы вырастите, эти критики так и продолжат «сосать лапу» в сторонке. 

 

«Если ты стараешься, то добьешься всего, неважно, есть талант или нет.

Я вообще считаю, что таланта как такового в этой профессии не существует.

Главное — упорство и желание». Анна Эшвуд.

Не знаю, какое ощущение у вас вызвало чтение этой статьи, но мне написание данной статьи принесло очень много удовольствия и помогло еще раз переосмыслить многие вещи. Жду ваших отзывов, мнений и бурных обсуждений. 

Источник интервью: http://hair.su/statyi/interview/zakon-i-poryadok/

С уважением, стилист Лена Колпакова

modern-s.com

Знак качества: диплом академии Vidal Sassoon

Представители старшего поколения наверняка помнят, как в середине 1970-х годов все живущие в Эстонии дамы мечтали о стрижке «сассон» и о такой прическе, как у известной французской певицы Мирей Матье. Как уточняет парикмахер-стилист Анна Эшвуд, стрижка певицы называется «хало». Но создана она была в фирме Видала Сассуна.

Анна выросла в таллиннском районе Пельгулинн и свою самую первую стрижку сделала маме, парикмахеру по профессии. Стрижка «под мальчика» оказалась маме к лицу, и обе — мать и дочь — остались довольны.

«В юности я вовсе не мечтала стать парикмахером, — признается Анна. — Меня интересовала медицина, и я с отличием окончила медицинское училище».

Однако дальнейшим планам пойти учиться на врача в Тартуском университете не было суждено сбыться, поскольку Анна не владела эстонским языком в достаточной степени. Под нажимом родителей она два года отучилась в одном частном таллиннском вузе на юридическом факультете, но работать стала в салоне-парикмахерской у матери, вскоре осознав, что ее призвание — парикмахерское дело.

Высший пилотаж
Поняв, что в Эстонии парикмахеры стригут или укладывают волосы, руководствуясь лишь визуальной картинкой, не вдаваясь в технические тонкости, она решила выделиться из массы.
«Мне хотелось освоить высший пилотаж, стать лучшей», — признается Анна.

Ровно десять лет назад она впервые уехала в Лондон, чтобы прослушать творческий курс при академии Vidal Sassoon. И была безумно счастлива, когда преподаватель-немец, отличавшийся особой строгостью, сказал ей: учись дальше, из тебя выйдет толк!

За прошедшие годы Анна прослушала несколько курсов. Когда ей предложили поступить в академию Vidal Sassoon, официально закончить ее и начать работать в фирме, оказалось, что у нее нет диплома об окончании школы парикмахеров, так что прежде чем осваивать высший пилотаж, пришлось закончить еще одни курсы.

Кстати, удовольствие отнюдь не из дешевых — шестимесячные курсы парикмахеров стоили 15 000 фунтов (около 17 500 евро). Но поскольку знаменитая фирма пригласила Анну на учебу, то ей уже платили стипендию, правда, намного меньше, чем стоили подготовительные курсы — 700 фунтов в месяц.

Делиться опытом со всеми
Для дипломной работы предстояло не только шлифовать мастерство стрижки и укладки на моделях, но и сотрудничать с визажистами и модельерами. На экзамене строгие учителя оценивали не только стрижку и укладку, но и облик модели в целом.

По окончании академии Анна Эшвуд стала работать в салоне Vidal Sassoon в Манчестере, где и задержалась на несколько лет. Там она познакомилась с коллегой-парикмахером и связала себя с нею узами брака.

В январе этого года Анна решила все же уйти из салона, и сейчас она разрабатывает собственный бренд.
Примечательно, что Анна Эшвуд готова делиться своим накопленным опытом со всеми желающими на обучающем сайте annaeshwood.com.

Она занимается не только профессиональной деятельностью, но и преподает — в основном в Москве и Париже. И хотя иногда у нее мелькает мысль о том, что могла бы выучиться на врача, Анна утешает себя тем, что красивая прическа играет психотерапевтическую роль.

rus.postimees.ee

A Study in light colours... — LiveJournal

В книге «Лондон. Биография» Питер Акройд исходит из представления о британской столице как о живом существе. Искусственное образование, покоящееся «не на необходимости того или иного рода, а на прибыли и спекуляции», город становится такой же данностью, такой же первичной средой обитания, такой же родиной всех жестоких и добрых побуждений, какой для иных мыслителей была природа. Как явствует из многочисленных приведенных в книге цитат, такой взгляд вполне обычен для английского восприятия и мышления. Город может оказаться местом твоей погибели - но от него не уйти. Более того, сама искусственность города - искусственная яркость его рекламы, искусственная мгла его пропитанного дымом тумана - порой становится источником энергии и воодушевления. Извращенность? Да, если хотите. Но эта «извращенность», по Акройду, органически присуща природе человека и, соответственно, города, созданного человеком. Рискну предположить, что такой уравновешенный в своем роде взгляд на город и природу как на равноправные, хоть и во многом противостоящие друг другу силы нелегко принять в России, где традиционно природе отдается предпочтение, где велик культурный соблазн отвергнуть искусственное, чужеродное, то, что «от лукавого». Тому есть великие примеры - взять хотя бы революционный порыв Льва Толстого, противника городской цивилизации. В книге Акройда город, как природа, свиреп и ласков, уродлив и прекрасен, требователен и щедр. Он в равной мере проникнут памятью и забвением. «Город потому красивей сельской местности, что он богат человеческой историей. <…> Он - натуральная среда для тех, кто испытывает потребность оглядывать землю в поисках современников и сотоварищей». Акройд произносит эти слова в скромной главе о лондонской погоде. Страсть книги, ее пафос - удержать историческую память, сострадательную память обо всем малом, обо всем человеческом и соразмерном человеку. «Из городов мира Лондон, кажется, наиболее тесно населен своими умершими и громче всех отзывается на шаги минувших поколений». И еще одно, может быть, самое важное для Акройда слово: continuity - преемственность. Он с восхищением показывает, как крохотный участок города из века в век сохраняет свое лицо - скажем, остается верным одному виду деятельности, благородной или сомнительной, созидательной или разрушительной (впрочем, обычно - все это вместе, в неразлучном единстве). И «если существует такая вещь, как непрерывность опыта, как преемственность жизни, то не связана ли она с самой территорией, с местной топографией? Не служат ли сами улицы и переулки источниками тех или иных видов деятельности или фигур наследственного сцепления времен?»
Из этой большой, прихотливо построенной книги, в семидесяти девяти главах которой затронуты самые разные лондонские темы - история, погода, свет и тьма, болезни, преступность, еда и питье, развлечения, бунты, канализация, шум и тишина, пожары и так далее, - вниманию читателя предлагаются отрывки, посвященные главным образом Лондону XIX и XX веков.
Лондон как живое существо. Что это - метафора или своего рода религия? Пусть об этом судит читатель.

© Питер Акройд, Л. Мотылев

Фрагменты:

I. Сколько миль до Вавилона?
II. Дикие существа
III. Они с нами навеки
IV. Подайте хоть малую малость
V. Мальчишки и девчонки, затеем-ка игру
VI. Вонючее скопище
VII. Зенит империи

VII


К последним десятилетиям XIX века Лондон стал имперским городом. Главные площади, железнодорожные вокзалы, отели, громадные доки, новые большие улицы, перестроенные рынки - все это зримо воплощало в себе беспримерную, исполинскую мощь. Город стал международным финансовым центром и локомотивом империи; в нем бурлила жизнь, полная великих ожиданий. Часть его изящества и многообразия была утрачена. Уютная георгианская компактность тоже исчезла, уступив место укрупненным масштабам неоклассики и неоготики, что соответствовало новым устремлениям разросшегося, сверхличного города. Колонна Нельсона на Трафальгарской площади, воздвигнутая в 1843 году, была создана по образцу колонны Марса Мстителя в имперском Риме, тогда как при проектировании новых зданий на Уайтхолле был использован осовремененный классицизм; как писал Джонатан Шнир в книге «Лондон 1900 года», лондонская архитектура прославляла «британский героизм на полях сражений, британское владычество над заморскими землями, британское богатство и власть - словом, британский империализм». Символом его стал Тауэр-бридж, который строился тринадцать лет и был окончен в 1894 году; это было необычайное инженерное достижение, но возникает чувство, что мосту намеренно был придан сверхчеловеческий, подавляющий масштаб. В его огромности и сложности отразились свойства самого города.

( Read more...Collapse )

VI


Часто утверждалось, что Ист-Энд - порождение XIX века; несомненно, само это название возникло только в 1880-е годы. Фактически, однако, восточная часть Лондона всегда существовала как отграниченная, распознаваемая городская единица.

В свое время было сказано, что Вест-Энду достаются деньги, а Ист-Энду - грязь, что западу можно бездельничать, а востоку приходится трудиться. Однако в первые десятилетия XIX века Ист-Энд не был выделен как средоточие самой отчаянной бедности и преступности. Прежде всего, он считался центром судоходства и промышленной зоной - и, следовательно, обиталищем трудовой бедноты. На деле интенсивность промышленного производства и уровень бедности неуклонно росли; в Боу, Олд-Форде и Стратфорде концентрировались красильни, химические фабрики, туковые заводы, предприятия по переработке ламповой сажи, по производству клея и парафина, краски и костной муки. Река Ли на протяжении столетий была рекой промышленной и деятельной, но в XIX веке она сильно деградировала, подвергшись нещадной эксплуатации. Построенная на ее берегу спичечная фабрика сделала воду, на вид и вкус похожей на мочу, и во всей округе воцарился отвратительный запах. Во всем этом, разумеется, видно расширение и усиление тенденций, уже действовавших в XVI и XVII веках; процесс словно бы черпал ускоряющую энергию из себя самого. Между речками Ли и Баркинг-крик возникли промышленные районы Каннинг-таун, Силвертаун и Бектон; наибольшей известностью пользовался Бектон благодаря тамошней системе обработки сточных вод. Словом, вся грязь Лондона ползла на восток.

( Read more...Collapse )

V


История детей в Лондоне дает очень много пищи для размышления. В их смертности, в их жестокости, в их игровом инстинкте проявляются могучие городские силы. Ранние свидетельства скудны и отрывочны: фрагменты кожаных башмачков и туфелек, бронзовые игрушки, костяные свистки. Игра и восторг от нее и глубоки, и вечны. Сохранились также детские надгробия римской поры. На одном высечено имя Онесимус, и далее сказано, что он был помощником и достойным сыном; другое поставлено «доброму Дексию, сыну Диотима». Смерть детей непрерывной нитью тянется сквозь всю лондонскую историю. Во многих смыслах юность - плохо сохраняющееся в городских условиях вещество.

( Read more...Collapse )

IV


Самым очевидным олицетворением лондонской бедности был нищий люд. Как-то раз в конце XIV века двое попрошаек повздорили. «Джон Дрей лично отрицал обвинение и заявил, что в тот день и в том месте он и пресловутый Ральф сидели рядом и просили милостыню, и Джон Стоу, вестминстерский монах, дал им, проходя мимо, пенс на двоих. Ральф взял этот пенс и делиться с Дреем не захотел. Завязалась ссора, и Ральф ударил его палкой». Подобная сцена могла произойти как столетиями раньше, так и столетиями позже. Ибо где нищему быть, как не в Лондоне, полном народу и, как гласила молва, страшно денежном?
Нищенствующие монахи или отшельники, бормочущие в каменных нишах у всех главных городских ворот; калеки на перекрестках; заключенные-попрошайки, взывающие к прохожим из-за решеток; старухи у церквей; дети на улицах. Нищих, молодых и старых, можно увидеть на некоторых больших лондонских улицах и в начале XXI века. Иные, завернутые в одеяла, лежат съежившись под дверными навесами и, обращая к прохожим просительные лица, кричат обычное свое: «Подайте мелочишку». Те, что постарше, - обычно бродяги и пьяницы, живущие совершенно вне времени; они до жути похожи на своих собратьев из более ранних эпох лондонской истории.

( Read more...Collapse )

III


«Миссис Амброз понимала, что быть бедной - это, в конце концов, обычнейшая вещь, что в Лондоне живет несметное число бедных людей». Эта цитата из романа Вирджинии Вулф «По морю прочь» («The Voyage Out») выражает великую истину о XIX столетии, в котором она родилась.

Бедные всегда были неразъединимо вплетены в городскую ткань. Они подобны камням и кирпичам - Лондон покоится на них, как на фундаменте; немое страдание их не имеет границ. В средневековом городе беднейшими из бедных были старики, калеки, больные и сумасшедшие. Те, кто не мог работать и не имел поэтому реального, надежного места в структуре общества, становились отверженными. К XVI веку определились бедные районы города - такие, как восточный Смитфилд, приход Сент-Кэтрин близ Тауэра, Минт в Саутуорке. Повинуясь некоему инстинкту, неимущие скапливались вместе - их, можно сказать, манили те или иные части города, дававшие им приют. Держа лотки, торгуя вразнос, чистя дымоходы, они принадлежали к самым низам и были, по словам Дефо, «несчастными, которые подлинно крохоборствуют и терпят нужду».

( Read more...Collapse )

III


«Если есть тьма африканская, то есть, похоже, и тьма английская… Не отыщется ли параллель у самых наших дверей, не увидим ли мы в двух шагах от наших соборов и дворцов ужасы, подобные тем, что Стэнли [Генри Мортон Стэнли (наст. имя Джон Роулендс, 1841-1904) - исследователь Африки и журналист.] обнаружил в необозримых экваториальных лесах?» Так писал в 1890-е годы Чарльз Бут [Чарльз Бут (1840-1916) - английский социолог, автор многотомного исследования «Жизнь и труд

anna-ashwood.livejournal.com

Стрижки из Лондона

Эксперт Анна Эшвуд:
«Меня зовут Аnna Eshwood. Я посвятила 16 лет своей жизни изучению парикмахерского искусства. Из них 12 лет – поиск школ и преподавателей, которые смогли бы научить меня системе, технике стрижек как искусству с четкими правилами. Системе, которой я могла бы научить людей. 12 лет поисков привели меня во всемирно известную и самую лучшую в мире – Лондонскую академию Vidal Sasson. Увидев пик мастерства, я страстно захотела его освоить. К своему удивлению по окончанию самого дорогого и продвинутого курса…я снова столкнулась с чувством разочарования! И моей целью стало работать в этой компании, чтобы узнать все секреты мастерства. Только собрав все компоненты «рецепта», я смогу создать свою систему обучения, о которой так мечтала. По истечению всех этих лет..Я хочу научить Вас совершенному мастерству стрижки. Сильной чистой, безупречной технике и 100% пониманию своего дела!»

Владелец эстетик-центра и учебного центра Княжна Дарья:
«Anna Eshwood 16 лет шла к своей системе, и почти столько же лет я такую искала. Было непонятно: почему постоянно обучаясь у разных именитых преподавателей, у мастеров нет осознанного понимания, как построить идеальную форму стрижки именно для этого клиента. Стригут определенный набор стрижек и все! Нет видения и инструментов для создания индивидуальной совершенной формы с учетом особенностей костной структуры.
Нужна была успешная идеальная система подготовки мастеров парикмахерского искусства. И поиски завершились системой Anna Eshwood. Она очень сложная, требующая абсолютного трудолюбия, но реально приводящая к совершенному техническому мастерству.
Мы 2 года изучали систему в теории и на практике. Ездили на интенсивные тренинги в Москву и Петербург, много раз приглашали Anna Eshwood к нам в Воронеж. Не сразу все получилось, но мы не сдавались. Мы бредили геометрией форм и техникой стрижек, ночами нам снились треугольная градуировка, круглые и квадратные слои, тушевка…..
И результат получился прекрасный. Мастера реально стали в 2 раза (а то и больше) лучше стричь. Мы сплотились на основе творческого процесса. У нас нет «текучки кадров».
У нас появилось много новых «дорогих клиентов», которые ценят стиль, четкость, идеальность дизайна стрижек.
Все наши постоянные клиенты отмечают, что стрижки стали другими:
- идеальная, красивая форма на 2-3 месяца
-стильная стрижка на уровне самых известных мировых брендов
-желанный объем, волос на голове стало как будто в 2 раза больше»

krasota-vrn.ru

Известный мастер из Англии учит улан-удэнских парикмахеров искусству «правильной» стрижки

0:10

Пропустить

 - Мы даем как аксессуар волосы, а человек с этими волосами может придумать любой стиль…Ей самой не занимать чувства стиля. Она знает толк в аксессуарах и считает волосы главным из них. Анна Эшвуд – потомственный парикмахер. Сначала училась мастерству у мамы, затем уехала в Англию, в знаменитую школу «Видал Сассун».
Анна Эшвуд, тренер по техническому мастерству стрижки (Великобритания): Это одна единственная школа, которая дала мне технические знания, как обращаться с волосами как с материалом профессиональным.Волосы – материал, парикмахер – архитектор. Анна Эшвуд в совершенстве овладела мастерством создания форм. Умение доходчиво объяснять и наглядно демонстрировать сделало ее одним из лучших тренеров мира.
Алена Калашникова, владелица салона-студии «Соло»: У нас появилась возможность не ехать в Англию получать настоящее английское образование, а тренера привезти сюда к нам, в наш регион.Анна Эшвуд прилетела в Бурятию по приглашению Алены Калашниковой. В течение 8 дней она будет, что называется, «ставить руку» нашим мастерам. Желающих много – профессия требует постоянного развития.
Галина Субанова, владелица студии красоты «Subadi»: Мастера должны постоянно совершенствоваться, потому что мы живем в движущемся мире, и если человек стоит на месте, можно сказать, что он уже опаздывает.Эти парикмахеры не опоздали. Они увидели, как работает признанный мастер, и как минимум получили вдохновение.

Никаких лаков, стайлингов и прочих средств для укладки, только вода и самые необходимые инструменты – в современной стрижке Анна Эшвуд ценит легкость и естественность.
Анна Эшвуд: Я не приемлю неподвижных волос, которые не двигаются, не блестят, несексуально лежат. Мне нравится, когда волосы подвижны, когда они подчеркивают форму лица, костную структуру, когда человека это делает элегантным. Для меня предпочтительна не мода, а стиль. И вообще, я приемлю и люблю техничность, мне нравится качество. Это мой девиз: если ты делаешь что-то, то делай это максимально хорошо.

arigus.tv

Идеальная стрижка 📰 NetWorker | Рекламное агентство и журнал

Техника, рожденная лучшими мастерами английского парикмахерского ремесла, известна на весь мир.

ИСТОРИЯ БРЕНДА ANNA ESHWOOD

Анна Эшвуд посвятила 16 лет своей жизни изучению парикмахерского искусства. Из них 12 лет ушло на поиск школ и преподавателей, которые смогли бы научить Анну Эшвуд системе, технике стрижек как искусству с четкими правилами.

Анна, расскажите, как все начиналось? Как Анна Эшвуд начинала обретать свой путь?

12 лет поисков привели Анну во всемирно известную и самую лучшую в мире лондонскую академию Vidal Sassoоn. Поняв, что в компании работают настоящие мастера, Анна страстно захотела тоже стать профессионалом высокого класса. Но по окончании самого дорогого и продвинутого курса столкнулась с разочарованием. И только со временем, осмыслив и переработав все полученные знания и опыт,  она смогла создать систему обучения для стилистов, о которой мечтала.

В чем же отличие этой системы  от других?

Анна Эшвуд систематизировала и упростила имеющиеся знания о техниках и видах стрижек и сформулировала свою концепцию, которая была бы  максимально доступной для освоения и применения стилистами любого уровня и практического опыта. В этой программе содержится только самая необходимая детальная информация о трех формах и трех техниках: как  создавать 9 фундаментальных форм стрижек. Их четкое понимание – основной секрет всех модных стилистов, начиная с Видала Сассуна и заканчивая всеми лидирующими мастерами.

Раскройте, пожалуйста, формулу.

Формула очень проста.  Каждый парикмахер использует идею круга, треугольника, квадрата. Оперируя тремя техниками, мастер создает варианты. Это дает нам 9 основных форм, которые в дальнейшем используются в построении более сложных стрижек. Английская техника  отличается четкостью линий, изысканной красотой и утонченностью.  Выполненные таким образом стрижки обязательно имеют точные линии, градуировки волос, асимметрию, комбинацию слоев. Они мягко обрастают, и если после вы захотите отпустить волосы, то вы не будете мучиться от невозможности иметь ухоженную прическу в период отрастания волос. Данные стрижки выполняются в два этапа – на влажные и на сухие волосы. Но самое главное – это техника персонализации на сухие волосы с учётом особенностей индивидуального роста волос. То есть такая стрижка по форме может быть любой, на ваш вкус: боб, каскад или модельная. Важен индивидуальный подход к каждому клиенту и владение специальной техникой. Именно этот секрет позволяет сохранить вашу прическу до трех месяцев.

Такие стрижки необычайно функциональны и привлекательны. Их можно носить хоть каждый день, а также сооружать на такой универсальной основе сложные вечерние укладки для особых выходов в свет.

Теперь женщинам не страшны дождь, ветер и прочие погодные катаклизмы, и плюс освободилась уйма времени, которую они до этого тратили на укладку.

ПРЕИМУЩЕСТВА
- Стрижка делается максимально точно, миллиметр к миллиметру, поэтому выглядит четко и графично.
- Учитываются индивидуальные анатомические особенности каждого человека.
- Технология выполнения стрижек очень похожа на креативную, используется в модельных подиумных стрижках.
- Идеальный вид прически без укладки.
- Стрижки очень легко поддаются домашнему уходу, стиль не исчезает даже после непрофессионального ухода.


Вернуться в раздел Wellness&Fashion

networker.media

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о