Янина модельер: История Дома Моды YANINA

Автор: | 03.12.2020

Содержание

Юлия Янина: дизайнер, создающий одежду от кутюр в русском стиле | VOGUE

Юлия Янина в своем московском ателье.

Мы с самого начала ­заняли правильную нишу — стали заниматься кутюром и работать по индивидуальным заказам», — говорит Юлия Янина. Она сидит на бархатном диване в особняке Саввинского подворья рядом с Кремлем. Здесь, в доме с кокошниками, пе­редвинутом в ходе сталинской реконструкции с Тверской улицы во двор, у нее ателье: барочные зеркала, гарди­ны, резные де­ревянные стулья и картины с охотниками и дичью.

25 января в парижской резиденции российского посла Янина покажет свою третью кол­лекцию Высокой моды. В ней будут усыпанные стекля­русом и блестками вечерние и коктейльные наряды пастельных оттенков — бежевого, розового, серого. Фасоны женственные: асим­метричные на одно плечо, бюстье и всевозможные драпи­ровки. «Много вышивок а-ля рюс, но не крестьянских, а изысканных, утонченных, — рассказывает дизайнер.

— А название — «Новая русская аристократка».

Платья в византийском стиле и вообще все, что можно описать как «русский стиль», — визитная карточка Яниной, и это долгие годы играло с ней злую шутку: «русское» во многих умах ассоциировалось либо с советским, либо с «новым русским», тем более что и заказывали платья у Яниной в основном жены высокопоставленных чиновников­ и бизнесменов. Но в минувшем го­ду все поменялось: на дизайнера разом обратили внимание московские it girls Оля Томпсон и Наталья Водянова. Супер­модель включила наряд Яниной в лоты на своем июльском аукционе Love Ball в Версале — вместе с платьями Chanel, Dior и Givenchy, а на светских раутах стала расхваливать всем ее творчество, приговаривая: вот она, русская мода, о которой все причитают, да так и не могут найти, вот он, неизвестный пророк в своем отечестве.

Русская американка, дизайнер тканей и коллекционер антиквариата и Haute Couture Оля Томпсон вспоминает, что, приехав жить в Москву в прошлом году, случайно услышала об ателье Юлии и зашла туда — скорее из любопытства, чем из желания что-то приобрести.

И была потрясена, увидев эти платья — «благородные, женственные, со сложными изысканными вышивками, как на вещах русских эмигранток». Томпсон рассказала Водяновой о своем открытии и посоветовала выставить расшитое перьями белое платье «Царевна-лебедь» на аукционе. «Раньше о Юлии на Запа­де никто не знал, потому что она вела свои дела камерно, — говорит Оля. — Но ее платья всегда отличались элегантностью, а это никогда не выходит из моды».

С Томпсон согласна и автори­­тет­ный парижский байер и хозяйка бутика Maria Luisa Мария Луиза Пумайю. Увидев коллекцию на предыдущем показе в русском посольстве, она сказала: «Просто и роскошно. Создано для Парижа». Коллекции Yanina незамедлительно закупил универмаг Printemps. Вдохновившись парижским успехом, Юлия показала вещи нью-йоркскому Bergdorf Goodman и лондонскому Harrods. Как результат — этой весной одежда от Яниной начнет про­даваться и там.

Показ Yanina осень–зима 2011/2012

У дизайнера свое объяс­нение поворота лицом к Западу: когда минимализм девяностых и сексуальность нулевых отгремели, Европа и Америка постановили, что надо выглядеть респектабельно.

Юлия скромно умалчивает о том, что она сама сделала расчетливый шаг навстречу. Еще два года назад ее наряды были перегружены деталями — в них сочетались бархат, лакированная кожа, мех, бахрома, банты, пояса, капюшоны. Но в последних коллекциях вещи стали гораздо лаконичнее — платья-футляры, приталенные жакеты, юбки-карандаш, вечерние платья до пола, ненавязчиво декорированные вышивкой, в сопровождении перчаток и меховых шапок.

Оля Томпсон на Балу дебютанток Tatler, 2011; Надежда Михалкова на фести­вале в Каннах, 2010.

Янина начала свое дело на заре перестройки в Саратове: открыв малое предприятие «Юлия», обшивала жен местных чиновников и ко­операторов и успевала ездить в Москву — на лекции в Текстильный институт. Когда прежние страна и жизнь рухнули, она поняла, что надо переезжать в столицу и, по ее словам, «развиваться дальше». Показав первую коллекцию в 1993 году (тогда же она переименовала предприятие в модный Дом Yanina), она сразу обзавелась клиентками.

Со многими познакомилась во время учебы в Текстильном, а они посоветовали своим подругам — сработало «сарафанное радио».
Ее принципы неизменны: первая примерка при обязательном участии Юлии, индивидуальный подход, консультации по макияжу и прическе. Только ручная работа.
В 2007 году ее пригласили на ­Неделю моды в Риме. «Моей клиент­кой была жена посла Рос­сии­ в Италии — так обо мне узнали на Апеннинах. Когда Валентино ­отошел от дел, его поклонницы не знали, куда пойти. И в результате пришли ко мне».
Своим бизнесом Юлия управляет на пару с мужем. У них две дочки. «Вряд ли бы я в жизни преуспела, если бы не была окружена любимыми людьми. Я вообще человек сентиментальный и суеверный: верю в приметы и знаки, карты, гороскопы. Таким был и Кристиан Диор». Еще Янина любит цитировать Коко Шанель. «Прочитала недавно в ее дневниках фразу, с которой теперь каждый день обращаюсь к своей команде — конструкторам, швеям, вышивальщицам: «То, чем мы занимаемся, не искусство, а ремесло. Популярность быстротечна, а репутация — навсегда».
Это и есть ее главный секрет.

ФОТО: ВЛАД ЛОКТЕВ; ВЛАДИМИР ГОРБЕЛЬ; WIREIMAGE/FOTOBANK.COM; АРХИВ VOGUE. СТИЛЬ: СВЕТЛАНА ТАНАКИНА. МАКИЯЖ: ЕЛЕНА ЗУБАРЕВА/THE AGENT. АССИСТЕНТ ФОТОГРАФА: РОМАН ПЕЧОРИН. ПРОДЮСЕР: ЕЛЕНА СЕРОВА

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Tatler в гостях у дизайнера Юлии Яниной

Мы еще выпили «Тэтенже» из кубков в золотой оправе, сидя на обитых тисненой кожей французских стульях XVIII века под сенью их ровесника, огромного неоготического буфета с башенками. И Юлия стала объяснять мне, почему живет так, а не иначе. Как смогла, приехав с мужем из Саратова, построить бизнес с отборнейшим списком частных клиенток, увидеть в своих платьях Джиджи Хадид, Дженнифер Лопес, Селин Дион, беременную Крисси Тейген, Гвен Стефани на последнем официальном обеде Обамы в Белом доме.

«А я сказочница. Родители сделали меня романтичной мечтательницей в абсолютно розовых очках.

«Три орешка для Золушки», «Златовласка» – вот на чем я росла. В Саратове молодой модистке с амбициями нести культуру в массы было непросто, но это сделало меня мудрее, я научилась ставить себя на место собеседника. И потом, когда до хеппи-энда «жили долго и счастливо» было как до неба, я, еще не понимая, как именно доберусь до цели, точно знала, что доберусь. А проблемы – это детали, мы с Женей их решали по ходу. Вот такие притворяшки».

Стратегия «идеальной картинки» выручала, даже клиентки начинающего кутюрье Яниной позволяли себе, выйдя в ее платье, на комплименты отвечать «Это «Диор». Она задолго до появления собственной «берложки, очень милой, совершенно не продвинутой» покупала фундаментальную антикварную рухлядь и уговаривала реставраторов хранить ее у себя, потому что ставить было решительно некуда – Янины несколько раз переезжали с одной съемной квартиры на другую. Когда пришли смотреть убитую коммуналку на Миусах (небольшую, но с пятнадцатью собственниками), Юлия повела себя совсем не мудро: «У меня на лице было до такой степени ясно написано «Хочу!», что риелтор с продавцами могли творить с нами что угодно.

Они второй раз подняли цену, и Женя сказал: «Невозможно», а я чуть не плакала: «Хочу! Хочу!» Потому что чувствовала – это наша с ним сказка, которую я уже давно видела как наяву. Я ведь, как Кристиан Диор, верю в предсказания, в гадалок. А еще в ангелов, в ставленников Божьих на земле. Я счастливый человек – мне посылают людей, которые защищают, дают энергию. И я за это обязана, не имею права разлениться. Даже у волшебников отбирают дар, если они не выполняют свою миссию».

В столовой жарко натоплено, у Юлии растрепался идеально отполированный блонд, и она вдруг стала похожа на Марину Влади в «Колдунье». Начинала с того, что в школе наряжала кукол принцессами, – а теперь шьет для настоящих принцесс в Италии, Монако, Саудовской Аравии. Такая женщина и карьеру из ничего выстроит, и тридцать пять лет проживет в браке с одним мужчиной. Который не растеряет способность вести себя с женой как джентльмен – мы оккупировали столовую-кухню с холодильником, и Евгений, чтобы получить доступ к еде, деликатно постучал в дверь.

Модный блиц: Юлия Янина, Yanina Couture

Юлия Янина — случай для России редкий: в ее полупрозрачных платьях щеголяет не только отечественный бомонд, но и весь Голливуд — от Джиджи Хадид до Гвен Стефани. А нам Юлия рассказала, как правильно мечтать, чем опасна Москва и какова в жизни Кейт Хадсон

В детстве я хотела стать...

Когда-то мечтала стать балериной: наверное, нравились балетные наряды. Правда, данных у меня для этого не было: занималась художественной гимнастикой, а с танцами не складывалось. Но папа все мои увлечения поощрял — и даже однажды подарил балетную пачку и пуанты. Еще папа много путешествовал и привозил мне из командировок кукол, дефицитных в то время. А я им шила одежду: просто так кукольные платья было не купить. Тогда-то и стало ясно, что стану модельером. Дефицит, знаете ли, стимулирует творчество. 

О марке Yanina Couture в двух словах
Три кита, на которых держится наш модный дом, — любовь семьи, любовь команды, любовь благодарных клиентов. Без любви вообще ничего не получится, никогда. За ней к нам и приходят. Мы дарим девушкам кутюрную сказку, ощущение счастья. Это очень важно.

О шопинге

Ношу только бренд Yanina, за исключением аксессуаров. Мы, конечно, их тоже делаем, но иногда хочется себя побаловать шопингом — просто ради процесса прогуляться по магазинам и купить туфли. 

Об удовольствиях
На работе для меня самый счастливый момент тот, когда девушка получает готовое платье, смотрит на себя в зеркало с восхищением, хлопает в ладоши, смеется, бросается обнимать конструктора и меня. Столько эмоций! Удовольствия вне работы? Обожаю, когда семья собирается вместе. Правда, сейчас всех собрать сложно: кто-то обязательно окажется в командировке.

Первая вещь, созданная по вашему эскизу

Первое платье я сочинила сама себе: не нравилась школьная форма. Мы с мамой сходили в ателье, а там по моему эскизу пошили наряд. Платье было в стиле сафари, но из шерсти, чтобы в школе никто не возмущался. А еще к нему прилагался роскошный белый фартук — для парадных выходов. У готовых магазинных фартуков была очень маленькая оборочка, а вот мой вышел объемным и пышным. 

Самые смелые решения

Переезд в Москву. Ты уезжаешь в никуда — в место, где тебя никто не знает, ты никому не нужен, тебя никто не любит. С корнем, с болью отрываешься от семьи — вот это самое грустное. Я часто говорю, что Москва — это не самый легкий город для начинающих. Здесь любят победителей. Это место для состоявшихся. Так что важно сразу себя правильно преподнести, заявить о себе. Напишу об этом когда-нибудь в книге. 

Главный совет для молодых дизайнеров

Нужно быть мечтателем. С большой мечты все и начинается. Не с бюджетов, не с инвесторов, не с возможностей — это все отговорки для ленивых. Нет мечты — значит нет цели. 

О том, что делать, когда хочется опустить руки

Я по природе оптимист и мечтательница — это помогает. В тяжелые времена я всегда пыталась придумать себе какую-то маленькую звездочку впереди, которая позволила бы не думать, как ужасно все сейчас. Возрождаться вновь после обмана, предательства, неудач — это так прекрасно! Ты справляешься, идешь дальше, а в один момент просто становишься непотопляемой. Неудачи нужно пройти с честью: если ты не знаешь, что такое несчастье, то не сможешь радоваться счастью. Если человеку дать сразу все хорошее, на нем можно ставить крест: куда ему дальше развиваться?

О мечтах

Еще лет десять назад я говорила команде: «Девчонки, я думаю, скоро нас узнают в Европе, а на наших показах будут рукоплескать в столицах мира!» А сама думала: «Боже мой, неужели это возможно?» Оказалось, возможно. Когда-то я и подумать не могла, что мы будем одевать принцесс, а теперь в наших платьях выходят в свет Каролина Монакская, Камилла Де Бурбон, Николетта Романофф. Все возможно.

О вере

В жизни все справедливо. Дело в том, что награда за то, что ты отдаешь, приходит не сразу. Но знайте: она обязательно приходит. Главное — быть преданным своему делу, команде, людям, которые доверяют тебе жизнь. И конечно, семье: семья — это то, что дает тебе силы справиться со всеми неудачами. 

О работе со звездами

Удивительно то, что сейчас в мире огромный выбор прекрасных брендов, но люди обращаются почему-то именно к нам. Пишут письма со всего мира, едут за тридевять земель. Международными связями у меня занимается старшая дочь. Она мне может утром позвонить: «Мама, ты не представляешь! Джиджи Хадид в нашем платье!» Или: «Мама, срочно открывай интернет! Кейт Хадсон!» Кейт вообще невероятная, мы с ней встретились недавно в Каннах. И вот что интересно: у нас в голове всегда есть какие-то образы любимых актрис, героев. Очень приятно, когда при встрече оказывается, что они в жизни такие и есть. Так вот, Кейт Хадсон меня просто очаровала тем, насколько она естественная и живая. Милейший человек, радостная, как девчонка. Столько эмоций и счастья — брызги из глаз! Такая искренность!

 

Любимый дизайнер

Мой главный учитель, даже нет, наставник моей души — Кристиан Диор. Я много о нем читала, и он мне оказался как-то... духовно близок, что ли.  Диор был очень ранимым, верил в знаки, в гороскопы, любил балы, праздники — сказку. Я была очарована его словами о том, что с тех пор как крестная Золушки исчезла, только кутюрье способны воплощать мечты и преображать. 

Ваш девиз

Все просто: «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью».

Любимый цвет
Черный и белый.

Любимая историческая эпоха
50-е. New look.

Любимая книга или фильм

Был период жизни, когда сильное влияние на меня оказала Скарлетт О'Хара: я в юности зачитывалась «Унесенными ветром». Потом уже, конечно, пошли Золя, Бальзак, Стендаль, Мериме. .. Из русских очень люблю Есенина, из более современных французов — Франсуазу Саган.

О звездах, которых хотели бы увидеть в своих платьях

Мне нравится Кейт Бланшетт — талантливая актриса и женщина, которая себя очень достойно позиционирует. У нас даже была одна примерка, но, к сожалению, не сложилось: мы должны были одевать Кейт на австралийский кинофестиваль, а платье не подошло. Времени подкорректировать его уже не было.

А из героинь прошлого я бы с удовольствием одевала Грейс Келли, Вивьен Ли и Одри Хепберн.

Российская мода показала свое будущее – КАК ПОТРАТИТЬ

На российском модном рынке медленно, но верно начинают формироваться самые настоящие династии. Дети принимают эстафету у родителей (и дедушек!) и активно вливаются в семейный бизнес. Или же создают свои собственные бренды. Мы решили поговорить с творческими родственниками разных поколений и сравнить их ответы, их представление о радостях и трудностях бизнеса.

Виктория Андреянова

Елизавета Костюкова и Виктория Андреянова

Основательница Дома моды Victoria Andreyanova Виктория Андреянова и ее дочь, дизайнер, Елизавета Костюкова

Виктория Я бы рада назвать все это красивым словом «династия», но еще счастливее я оттого, что Лиза выбирала профессию по сердцу. Моя племянница Настя окончила художественную школу «Старт» при МАРХИ, и Лиза, зачарованная Настиным опытом, захотела учиться там же. Плюс на нее повлияла жизнь в подиумном закулисье. А еще важен характер: у Лизы темперамент настоящего художника, по-хорошему бескомпромиссного, честолюбивого. Она бунтовала против моих «династических» порывов, но я уговорила ее поступать на отделение моделирования в Национальный институт дизайна. За московским дипломом последовали стажировка в Институте Марангони в Париже, учеба в Антверпенской королевской академии изящных искусств. Сегодня Лиза – сформировавшийся профессионал, очень яркий. Блестящее образование стоило своих инвестиций. Мы много говорим с Лизой о работе. Но и я спрашиваю советов не реже!

Лиза Как любой ребенок, я мечтала стать космонавтом и балериной одновременно, но, когда в шесть лет меня отдали в школу «Старт», стало понятно, что мне интересно, и почти 10 лет я занималась только этим. Родители участвуют в моем творчестве, но даже когда они этого не делают физически, я часто вдохновляюсь воспоминаниями и бытом моей семьи. Если бы вы хоть раз побывали у нас на домашнем ужине, вы бы тоже срочно побежали писать какую-нибудь «Сагу о Форсайтах»: это же феерия во всех смыслах! Я благодарна маме и за пример, и за блестящее образование.

Юлия Янина

Юлия и Дарья Янины

Основательница модного Дома Yanina Юлия Янина и ее дочь, директор международных проектов Yanina Couture Дарья Янина

Юлия С самого детства я давала Даше право самостоятельного выбора, не давила. Она отучилась в МГИМО, а затем уехала в Милан, чтобы продолжить учебу в Marangoni School. Я ждала и мечтала, когда Даша присоединится ко мне и модному Дому. И вот после нескольких лет в Милане и работы на крупный модный бренд я дождалась: Даша сказала, что готова. И приступила к работе. С первого года у меня словно открылось второе дыхание. Даша с прекрасным умением общаться на международном уровне, со знанием четырех языков достойно несла Yanina Couture на всех международных площадках, красных дорожках и светских мероприятиях. Даша – мой верный соратник, партнер, мудрый друг! Моя правая рука. Это большое счастье иметь рядом такого надежного человека и в работе, и в жизни. Даша курирует все международные проекты. Наши успехи в Лос-Анджелесе, Нью-Йорке, Париже и многих других городах – это во многом заслуга Даши.

Дарья Я окончила факультет международного права в МГИМО и поехала в Милан в магистратуру на отделение «бренд-менеджмент в моде», потому что поняла, что юриспруденция меня совсем не привлекает. Но идти сразу в семейную компанию я не хотела, у меня не было опыта работы в моде, поэтому я устроилась в Moncler, где проработала два года. После двух лет в моде я поняла, что готова уже начать свой путь в семейном бизнесе. Больше всего нравится факт, что это семейный бизнес, что это моя мама, что мои родители проделали такой путь. Это дает особую силу, я очень вдохновлена, мне нравится, что бренд развивается и достиг уже таких высот. Я веду все международные проекты Дома, куда бы мы ни выезжали, я полностью занимаюсь организацией. Свой бренд я не планирую, потому что считаю, что мы должны продолжать развивать империю Yanina. Возможно, сделаю капсульную коллекцию, которую я уже начала серией трикотажных свитеров Mimosa O’Clock и Whatsapp only для линии Yanina Basic.

Валентин Юдашкин

Галина и Валентин Юдашкины

Основатель Дома Valentin Yudashkin Валентин Юдашкин и его дочь, креативный директор бренда Yudashkin Kids Галина Юдашкина

Валентин С детских лет находиться в Доме моды, в дизайнерских бюро, в мастерских – это был образ жизни Галины. Одно время ей все это было не особенно интересно, но потом она втянулась. Окончила МГУ – потрясающий курс по истории искусства, пришла работать арт-директором в компанию и прониклась семейным делом. С детства Галя видела, что я работаю практически круглосуточно, и понимала, что это огромный труд и что шоу – лишь вишенка на торте. Сейчас Галина ведет Yudashkin Kids. Ее коллекции я вижу только на подиуме, участия в создании не принимаю. Галя – прекрасный специалист. Она интересуется общими направлениями нашего Дома моды, но работает самостоятельно. Рад ли я, что она пошла по моим стопам? Думаю, что это был сложный выбор для моей дочери. Ведь сколько она ни будет работать в мире моды, ее неизменно будут сравнивать с папой. И это неправильно: у Гали есть собственное лицо, и она пойдет далеко!

Галина Специального образования дизайнера-художника у меня нет. Поэтому громким словом «дизайнер» я себя не называю, а считаю себя креативным директором. Мне кажется, что у меня есть свое видение в моде, я чувствую тренды, и мне интересно развивать линию Yudashkin Kids. Папа, признаюсь, не очень хотел меня втягивать в этот мир. Он скорее видел меня куратором, искусствоведом. Сейчас он, конечно, помогает, что-то подсказывает. А я всегда рада услышать здоровую критику от него.

Вячеслав Зайцев

Маруся, Вячеслав и Егор Зайцевы

Модельер, основатель Дома моды Славы Зайцева, Вячеслав Зайцев, его сын, директор Дома Егор Зайцев и его внучка, дизайнер и режиссер Маруся Зайцева

Вячеслав Я очень рад, что моя страсть, мое призвание – мода – не оставляет равнодушными моих детей и внуков. А с другой стороны, как могло быть иначе? Например, Маруся, моя внучка, все свое детство провела в Доме моды, видела, как создается красота, а показы были частью ее повсе­дневной жизни. Творчество буквально окружало ее! С раннего возраста она увлеклась рисованием, стала заниматься с педагогами, а потом пошла учиться в созданную мною Лабораторию моды. У нее сразу выработался свой стиль, отличный от моего, – минимализм с элементами авангарда. Я никогда не пытался ей ничего диктовать, мог, конечно, что-то подсказать, направить, но ни в коем случае не навязывал свое видение.

У Маруси получались прекрасные коллекции, она участвовала в Mercedes-Benz Fashion Week. А однажды я даже вышел на подиум в придуманном ею красном пиджаке с необычным и очень трогательным принтом – на нем были изображены обнимающие руки. А в 2014 году мы организовали тройной показ, в котором участвовали все три поколения Зайцевых: мой сын Егор, Маруся и я. Это был незабываемый опыт. С недавнего времени Егор, прекрасный дизайнер, глубокий художник, стал директором Дома моды. Да, в декабре я передал ему бразды правления, и впереди у Дома большие перемены! Что же касается Маруси, то сейчас у нее немного сместился интерес – она решила стать режиссером, пошла учиться. Но у меня подрастает вторая внучка – Настя. Она пока школьница, а уже создает свою первую коллекцию, серьезно занимается дизайном, и, уверен, у нее все получится!

ДИЗАЙНЕР ЮЛИЯ ЯНИНА ПРЕДСТАВИЛА ВЕСЕННЕ-ОСЕННЮЮ КОЛЛЕКЦИЮ В ПАРИЖЕ

В Париже состоялся показ весенне-летней коллекции SS 2020 известного российского модного дома YaninaCouture. Это единственный бренд из России, который на протяжении 10 лет представляет коллекции в Париже.

Дефиле состоялось в Музее декоративного искусства и заметно отличалось от прежних показов. В этом сезоне Юлия Янина отошла от привычной сдержанной черно-белой гаммы и предложила экстравагантную и элегантную одежду светлых тонов, с яркими цветочными принтами, разнообразными красками.

По словам дизайнера, главным источником вдохновения стали для нее легендарные красавицы 1960-х годов, которые в годы перемен смогли создать самые запоминающиеся образы поколения. Коллекция напомнила о Шер и Джейн Фонде, Джин Шримптон и Твигги.

Модный Дом Юлии Яниной (Yanina Couture) основан в 1993 году. За годы работы дизайнера стали узнавать во всем мире. Среди клиентов Юлии такие мировые звезды, как Леди Гага, Дженнифер Лопез, Кейт Хадсон, Гвен Стефани, Жюльет Бинош, Эмма Робертс, Ева Лонгория, Джиджи Хадид, Крисси Тейген, Пэрис Хилтон, Джейми Чанг, Джесси Джей, Селин Дион, Рита Ора, Эмили Блант и другие.

Работы Юлии Яниной сочетают в себе дух европейской высокой моды с богатым наследием русских традиций декоративно-прикладного искусства. Модный Дом сохраняет и развивает искусство филигранной вышивки ручной работы, при этом дарит современным женщинам «ощущение игры», «чувство полета» и возможность меняться каждый день.

После показа состоялся закрытый вечерний прием, на котором выступил постоянный участник международного культурного проекта «Русские сезоны», российский пианист, народный артист республики Татарстан Рэм Урасин. 

Рэм Урасин – один из выдающихся современных пианистов, лауреат международных конкурсов: International Chopin Competition in Warsaw (1995), Monte-Carlo Piano Masters (2001), Sydney International PianoCompetition (2004) и других. Он развивает традиции русской фортепианной школы, объединяя в образе романтического героя кредо музыканта-мыслителя и виртуозную подачу.

В Германии музыкант принимал участие на XV конференции партнерских городов России и Германии, а 22 января в Посольстве Российской Федерации во Франции артист также выступит при поддержке международного культурного проекта «Русские сезоны».  

 

Официальный сайт Модного Дома Yanina Couture – https://yaninacouture.com

Instagram: @yaninacouture

Юлия Янина - биография и семья

'Я уверена, что сделаю женщину еще эффектнее'

Гармония в работе во многом основывается на личном счастье. Своего мужа,
Евгения, Юля считает самым надежным другом и незаменимым помощником в работе, человеком дарующим ей душевный и бытовой комфорт.

-Как происходит рождение ваших моделей, коллекций?

-Обычно я делаю очень много эскизов, рисую одну и ту же вещь бесконечно, а потом выбираю лучшее. Но именно первый вариант очень часто оказывается лучшим! Потом доходит до работы с тканями (всегда высшего качества), многое создается и муляжным способом. Вдохновение приходит отовсюду: из путешествий, книг, музыки, но главным для меня все равно остается тот человек, та индивидуальность, которой предназначена вещь.

-Какой была ваша первая вещь?

-Конечно, я сшила ее себе! В старших классах школы, это была такая простая фольклорная кофточка с вышивкой. Я носила ее с джинсами, и это было очень смело. Тогда я впервые поняла, что нестандартное привлекает внимание, стоит приложить лишь немного усилий; ведь та вещичка была совсем простой, сшитой буквально из двух квадратов ткани.

-Вы всегда любили шить?

-Нет, как раз наоборот. Шить я совсем не любила, честно говоря. Представляла себе такой идеальный образ модельера, который занимается только эскизами. Это заслуга мамы - она по-хорошему "приземлила" меня, привила мне необходимую привычку к шитью. Она была большой модницей и всегда одевалась у портних. Уже лет в 15-16 мне не нравилась стандартная одежда из советских магазинов, и мама позволяла мне шить у портних по собственным эскизам. А совсем уж в далеком детстве у меня была настоящая мания: целый отряд кукол и пупсов, которых бесконечно наряжала (сама, естественно, шила).

-Сложно ли стать модельером?

-Я всегда любила рисовать, но никогда не предполагала, что стану модельером. После художественной школы я, в силу разных обстоятельств, не поступила в Московский технологический институт. Поначалу мне казалось это сильнейшим горем, просто ударом; одной из лучших учениц пойти не в вуз, а в училище! Только спустя годы я оценила всю ценность тех уникальных навыков, ту практику кроя и шитья, которые я там получила. Недавно меня спросили, как же мне удалось все это построить - дом, репутацию, круг клиенток, уровень? В общем-то, ничего особенного, просто-напросто... на это ушло 10 лет. Ничего не дается просто так, все надо заработать, и честно, а манны небесной и золотого дождя нет!

-Мода и 80-е годы, застой, провинция... Как это могло сочетаться?

-Тогда, конечно, было очень тяжело - ни информации, ни возможностей. Мы, несколько художников-конструкторов, объединились и своими силами пытались что-то менять, продвигать в нашем "общем модном деле". Мы считали, что обязаны нести культуру в массы, "вызывать огонь на себя", то есть показывать собственным примером. Одевались так, как считали нужным, и на улице неизменно вызывали шок своим видом. Причем это вовсе не значит, что мы выглядели вычурно, чрезмерно экстравагантно, отнюдь. Просто любые хорошо одетые люди воспринимались как изгои. Это была настоящая борьба, и я чувствовала, что должна это делать. Не раз возвращалась домой со слезами: ну почему, почему в мире так много агрессии?

-Как вы решили переехать в Москву?

-Когда уже в 1989 году мне удалось открыть свою частную фирму "Юля", большинство клиентов было именно из Москвы. Надо было очень много работать, чтобы элементарно выживать, но это была прекрасная школа. И когда стало слишком сложно постоянно ездить, да это еще и совпало с перестройкой, когда тут забурлила жизнь, хлынул поток информации, интересных событий, возможностей, мы с семьей приняли решение перебраться в столицу. Первым салоном стала наша съемная квартира; посиделки на кухне, разговоры между примерками - собственно, такой по-хорошему "домашний", личный стиль остается у нас до сих пор.

-Зачем Вам, хозяйке престижного салона, который с трудом справляется с заказами, выпускать еще две сезонные коллекции ежегодно?

-Первую коллекцию я показала в начале 90-х в популярном тогда клубе "Арлекино". Как таковой ее не было, но Алексей Данилов предложил мне как-то собрать свои вещи на один вечер с клиентов и устроить показ. Все пошли навстречу и, к моему удивлению, показ приняли на редкость хорошо.

Сезонные коллекции - стимул для нашего Дома. Ведь мы обязаны быть выше наших клиентов в творческом плане, художник всегда авторитет. Никого не интересует, по каким причинам ты не сделала коллекцию, если ты работаешь, значит она должна быть у тебя, если ты развиваешься - представь тому доказательства. Можно целиком и полностью посвятить себя заказам, клиентам, зарабатывать себе на кусок хлеба с маслом, но так ты будешь оставаться на месте. Без эволюции нет творчества. Моя визитная карточка - брючный костюм. Любая женщина, которая ко мне попадает, независимо от пропорций, его имеет. Это очень сложная по исполнению конструкция, и мы гордимся, что это первая вещь, которую мы делаем новому человеку

-Что больше всего радует в работе?

-Я абсолютно уверена, что сделаю женщину эффектнее, чем она есть. Это в моих силах, и я счастлива, что и мои клиентки мне доверяют. Раньше, по молодости, я волновалась, суетилась, придумывала для клиентки разные версии, сравнивала. Сейчас я смотрю на человека внимательно и точно знаю, что нужно. В молодости больше самоутверждаешься, мечтаешь о славе, которой нет. Но вот она - и она уже не нужна тебе, ты нашел другое, истинное удовольствие. Только спустя годы идет обратная реакция: начинаешь пользоваться плодами предыдущих жертв, работ, удач и ошибок. И если действительно выкладываешься, если честен в своем ремесле, это обязательно дает отдачу. Те перемены, преображения, которые происходят с женщинами после встречи с нашим домом,- настоящий импульс для меня! Мне даже порой неудобно от тех ощущений, которые я получаю. Казалось бы, прошло уже столько лет, но "свежесть" ощущений не проходит.

-Не жалеете ли вы о каких-то упущенных возможностях, заманчивых предложениях?

-Я не жалею ни об одном предложении, от которого отказывалась, каждое для меня как награда, признание. Мне не приходилось бороться с искушением, ломать себя. Я всегда много размышляю и стараюсь не пренебрегать своими принципами. Наверное, этим я обязана серьезному кризису, происшедшему со мной в юности. На меня, тогдашнюю девочку "в розовых очках", свалилось много испытаний. Произошла настоящая переоценка ценностей. Я стала глубже смотреть на жизнь, на людей, лучше их понимать. У каждого свой путь, свои приоритеты: можно продать свою свободу - /и в какой-то момент твои партнеры все равно будут диктовать свои условия, потому что ты от них зависишь. Я творю в тех рамках, которые устанавливаю сама. Мы расширяемся, открываем бутик, но не потому, что мы "удачливые", а потому, что заработали это. Настал мой черед.

-Откуда вы черпаете силы?

-Моя главная поддержка и опора - муж Евгений. Он не только коммерческий директор салона Юлии Яниной, без него мое творчестве было бы невозможно. В работу я вкладываю очень много сил, и физических, и душевных. Для полноценной самоотдачи мне необходим источник энергии, и этим источником с 16 лет для меня является Евгений.

-Ваши авторитеты в моде?

-Кристиан Диор и Шанель. Я такой человек, которому надо смотреть фильмы с хэппи-эндом; посмотришь, и кажется, можно горы свернуть. Габриель Шанель прошла потрясающий путь, она сделала себя. Несмотря на все, что ей пришлось пройти, из ничего - на самый верх. Совсем другой любимый образ - Диор. Такой ранимый, лиричный, светлый человек, выплеснувший миру ослепительную красоту. Вообще, конец 40-х, 50-е для меня эталон красоты.

-Кто в дружеском и профессионально отношении вам симпатичен из российских коллег?

-Пожалуй, из всех я выделила бы Игоря Чапурина и Андрея Шарова.

-Как вы одеваетесь - шьете сама или ходите по магазинам?

-Это принципиальный вопрос - я всегда в собственных моделях. Сама себе витрина (смеется).

-О чем вы мечтаете?

-Моя мечта - эта мое настоящее. Я долго мечтала об идеальном Доме моды, о свободном творчестве. И не просто мечтала, а верила - и сегодня моя мечта воплотилась в жизнь.


Vanity Fair с Марией Лобановой: дизайнер Юлия Янина об особенностях кутюрной моды

«К Юлии Яниной сегодня идут за тем, за чем в 50-х парижанки шли к великому Диору — за красивым платьем в упаковке из люкса и обожания», — так говорят про своих клиенток в Модном доме Yanina Couture.

Фото: Jan Coomans

Дарья и Юлия Янины

О том, как создавался модный дом Yanina,

и о показах в Италии и Франции дизайнер Юлия Янина рассказала колумнисту Posta-Magazine Марии Лобановой.

— Юлия, по вашему мнению, какой должна быть обстановка в семье, чтобы ребенок вырос звездой мира моды?

— Должны быть вера, поощрение и особая атмосфера. Атмосфера любви и доверия. Очень важно, чтобы с тобой рядом были люди, которые тобой гордятся — это и есть главная движущая сила. Папа меня очень баловал и поощрял все мои «шедевры»: я с детства много рисовала и выросла с мыслью, что все могу. Мечтала стать художницей: делать эскизы, чтобы кто-то это шил. Меня вдохновляла моя мама — она была женщиной потрясающего вкуса и всегда заказывала одежду у портнихи.

— Куда вы пошли учиться?

— Я собиралась поступить в Московский технологический институт, но по воле случая не стала этого делать… Мама сказала: «Прекрасно! Пойдешь осваивать основы мастерства», — и я пошла в техническое училище, где научилась и шить, и кроить.

— Сейчас это как-то не принято, ведь каждый второй дизайнер даже не умеет шить.

—Это тоже дух времени. Традиционно мастера кутюра должны были уметь шить. К тому же, я полагаю, что когда появляются технические возможности, это расширяет диапазон направлений и в творчестве. Вдохновение — это прекрасно, но этого не всегда достаточно.

— То есть все-таки важно вникать во все азы?

— Молодым дизайнерам я всегда советую сначала изучить профессию, чтобы «от» и «до» уметь объяснить каждый шаг. Если ты сам умеешь сесть за машинку и сделать все, что задумал, ты сможешь донести свою идею и до других.

— А с чего вы начинали?

— С подвала, который мы снимали еще в Саратове, зарегистрировав свое первое предприятие. Но мы уже тогда замахнулись на высокую моду.

— Сейчас это не кажется вам самонадеянным — создавать кутюр в подвале маленького ателье в Саратове?

— Нет, я c самого начала точно знала, чего хочу. Я хотела, чтобы ко мне приходили в гости, чтобы мы садились и за чашечкой кофе обсуждали все детали. Для меня уже тогда казалось важным узнать, почему эта дама пришла ко мне, что ее привело и что изменилось в ее жизни с тех пор, как она решила доверить свою судьбу — именно судьбу — модельеру? Сейчас говорят «дизайнер», но мне больше нравится слово «модельер». Оно теплее звучит.

— Сегодня почти любая девочка мечтает делать свой кутюр, потому что информация о высокой моде повсюду — зайди в интернет или включи телевизор. Но как к этом пришла советская девочка, живущая в Саратове? Это же почти из области космоса.

— Да, в этом было что-то космическое, но я всегда именно об этом и мечтала… Мне очень хотелось быть проводником красоты в мире, где ее так не хватало. Тогда быть непохожей на всех, делать какие-то модные заявления было очень сложно. Это привлекало массу внимания, в том числе и негативного, но я всегда знала, что именно в этом мое призвание. К счастью, была поддержка близких, были единомышленники. Когда в 80-х были в моде гигантские плечи, наша команда, четверо отважных из Молодежного дома моды в Саратове, так и ходила. Народ что только ни говорил про нас…

— Как и когда вы решили переехать в Москву?

— В какой-то момент я почувствовала, что нам необходимы перемены. То самое чувство, когда в родном городе мне уже тесно, и нужно двигаться вперед.

— Как семья приняла ваше решение двигаться дальше?

— Переезд — это сложно: ты как бы отрываешься от семьи, от проверенных отношений. А Москва очень любит победителей. Пока ты никто, ты никому не нужен. В Москве очень быстро взрослеешь. Но в итоге поддержка семьи сыграла очень важную роль.

— Как вы набрали свою первую команду?

— Выбрала самых лучших конструкторов, сняла помещение. Все работали очень много, чтобы воплотить все идеи в реальность.

— И показы устраивали?

— Да, в популярных в то время клубах, а потом одни из первых ввели традицию салонных показов в атмосферных местах.

— Ваш бренд долгое время ассоциировался с закрытым миром чиновников и олигархов. От светской жизни и московского фэшн-бизнеса он как бы оставался в стороне. Почему вы изменили политику?

— За последние 10 лет у нас все сильно изменилось — в первую очередь благодаря моим детям. Бог послал нам вторую дочь, и это дало мне новое дыхание. Тот факт, что мы работаем с моей старшей дочерью, тоже многое поменял: во-первых, это уже второе поколение, а значит, настоящее семейное дело, а во-вторых, она как никто другой умеет представить эстетику нашего бренда в Европе. Это потрясающе.

— Как вы заполучили дочь в свою команду?

— О, это случилось не сразу. Я, конечно, всегда об этом мечтала, но знала, что на детей нельзя давить. Сначала моя дочь получила образование в Москве, на юридическом факультете МГИМО, потом отучилась в Instituto Marangoni в Милане. Она работала с Bluemarine и Moncler, а когда мы начали показываться в Париже, стала все больше и больше вовлекаться в рабочий процесс, пока не приняла решение работать с нами. Сейчас она — мой соратник, мы много стратегических решений принимаем вместе.

— Никогда не было желания взять сильного инвестора?

— Нет. Независимость стоит очень дорого, но все равно мы family run business. Это для нас очень важно: мы все болеем за общее дело, и это нас еще больше сближает. Наша команда — как большая семья, мы все заботимся друг о друге.

— Муж помогал вам финансово построить бизнес?

—У нас часто предполагают, что за финансовым успехом бизнеса обязательно кто-то стоит — муж или инвестор. Но это не мой случай: мы всегда работали вместе, не было такого, что один брал, а другой давал. В наших отношениях и понятия «я» как такового нет! У нас все общее: дом, семья, работа. Мы вместе строили наш бизнес и начинали с нуля — этим все сказано.

— Тем не менее, вы всегда производили впечатление обеспеченной дамы.

— В бизнесе очень важна уверенность. Сначала ты начинаешь производить впечатление успешного человека, а потом успех приходит к тебе.

— Но все-таки вам когда-нибудь кто-нибудь помогал? ?

—Однажды совершенно чудесная женщина предложила мне помощь с пространством для дома Yanina Couture, и когда мы поехали его смотреть, я чуть не расплакалась от счастья. Я хорошо знала это здание невероятной красоты — Саввинское подворье. Я сразу даже не поверила. И когда нам его уже открыли, показали пространство, большие комнаты с высокими потолками, я поняла, что это — мой дом. И оформили мы его как настоящее пристанище кутюра.

— Как вы начали демонстрировать коллекции в Риме?

—На неделю моды Alta Roma Alеa Moda мы попали по личному приглашению мэра Рима и при поддержке посла Российской Федерации в Италии, и одно из наших шоу прошло в личной резиденции посла — на вилле Абамелек. Италия перевернула мое сознание как модельера. Были моменты, которые я с грустью открыла для себя по отношению к России: такого внимательного подхода со стороны журналистов и прессы, как на тот момент в Италии, у нас не было никогда.

— Расскажите, в чем разница?

— У нас любят судить, не будучи при этом профессионалами. А западные журналисты, если им не нравится, способны доступно тебе объяснить почему. Это настоящая фэшн-критика: она дает возможность что-то корректировать, расти и меняться.

А уж если западным журналистам что-то нравится, они такие восторженные. И мы им всегда интересны, они приходят знакомиться — и не младшие стилисты, а директора моды — из Madame Figaro, L’Officiel, Numero и других известных изданий. В нашем отечестве почти невозможно стать героем: создается столько преград и рамок. В какой-то момент ты понимаешь, что в общем-то и не так нужен. Особенно это обидно молодым, начинающим дизайнерам. Хотелось бы, чтобы с прессой, особенно у молодых дизайнеров, отношения складывались легче. Хотя бы в рамках одной страны. В конце концов, в Европе мы всем всегда говорим, что мы — русский дом. В Париже мы сейчас показывали 11-й сезон.

— На каком этапе своей творческой карьеры вы решились участвовать парижских показах?

— В какой-то момент итальянская публика начала принимать коллекции Yanina Couture с таким восторгом, что задача слишком упростилась. И я поняла, что нужно ставить новые задачи. И мы попробовали замахнуться на Париж.

— Многие воспринимают парижские показы как некоторые «понты» для российского дизайнера — дорогостоящее удовольствие, оправдываемое престижем. Зачем ваш дом идет на эти расходы, помимо градуса авторитетности?

— У каждого профессионала есть такие рубежи, как творческий отчет. Для меня показ на Неделе высокой моды — это творческий отчет бренда. Это твой рост, развитие. И подтверждение того, что ты не просто выполняешь заказы, но делаешь моду. На международном уровне. Конечно, бывают ситуации, когда ты в средствах ограничен, но все равно работаешь ради идеи. Кутюр — это вообще не про деньги. Кто глубоко в бизнесе, тот это понимает. Хотя клиентов после каждого показа все равно становится больше.

— Много ли заказов идет к вам из Европы?

— Да, у нас есть клиенты из Европы и с Востока. Так как мы стараемся работать с одной примеркой, это большое достижение. Все-таки изготовление эксклюзивного изделия по индивидуальным меркам клиента — это одна из основ кутюра. Впрочем, наши конструкторы могут вылетать в любую страну мира — чтобы посадить изделие, подкорректировать.

Гвен Стефани в платье Yanina Couture на вечеринке Vanity Fair после церемонии «Оскар-2016»

— С кем из звезд у вас особые отношения? Я, например, всегда вижу Лизу Боярскую в ваших платьях.

— Лиза — невероятная девушка. Потрясающе воспитана. Несмотря на ее статус и известность, да и на наше безграничное уважение и любовь к ней, она всегда слушает все рекомендации. Мы всегда с особой тщательностью готовим людей на мероприятия: важна прическа, make-up, сумочка, обувь. Иногда можно так испортить этими комплектующими платье, что становится просто неловко, что этот человек в твоем бренде. Мы одеваем звезд, но стараемся делать селекцию. Например, наш «амбассадор» — Ольга Томпсон. А из западных звезд — Гвен Стефани, Жюльет Бинош, Кейт Хадсон, Джейми Чанг, Ева Лонгория, Сара Полсон, Пэрис Хилтон, Джесси Джей… Церемонии вручения «Оскара», «Грэмми», «Золотого глобуса», Каннский фестиваль, балы, приемы и вечеринки — это большое достижение для русского дома одевать голливудских звезд. В этом случае модный дом является проводником мира красоты и стирает границы. Для нас это большая гордость, что русский бренд востребован в мире.

 

 

 

Янина Педан: Подготовка новой гвардии моды

Мы говорим с художником-декоратором, чьи работы для Симоне Роша, Бен Томса и Грейс Уэльс Боннер сделали ее одним из светил Лондона

Когда Грейс Уэльс Боннер открывала свое шоу A / W16, это было с молодым человеком, сидящим на стуле и деликатно играющим на кора. Стул стоял на миниатюрной деревянной сцене, перед которой каждая из моделей поклонилась перед своей подиумной процессией.Рядом с босыми ногами музыканта были размещены маленькие распятия и деревянная конструкция, вдохновленная конголезским скульптором Бодисом Исеком Кингелезом, поддерживающая его струнный инструмент. Он был, говоря словами сопровождающего шоу, «гриотом»: человеком, который «действует как древний церемониймейстер, призывая западноафриканские традиции предков и черный музыкальный ритуал, чтобы передать вневременную мудрость, очистить разум, возвышать сознание». Его присутствие задало тон самой коллекции, а сценография, среди которой он сидел, была создана Яниной Педан , женщиной, чьи творения за последние несколько лет заложили основу для многих прекрасно продуманных представлений или модных историй. .Хотя как художник-постановщик, Педан решительно работает за кулисами, ее влияние в индустрии во многом опережает авангард, занимая ключевую роль в новой эре сотрудничества, которая вызывает волну в Лондоне.

(Изображение вверху: журнал AnOther A / W15, фотография Чарли Энгмана, стиль Агаты Бельцен, дизайн декораций Янины Педан)

AnOther Magazine S / S16, фотография Бена Томса, стиль Кэти Шиллингфорд, дизайн декораций, гарнитура и перчатка VR от Янины Педан

Если что-то можно было почерпнуть из презентационного пространства MAN, которое занимало шоу Уэльса Боннера, - череда трех молодых показы дизайнеров, каждый из которых поддерживался инициативой Topshop - это было то, что мода возвращается к чувству коллективности, в котором она когда-то была заложена.В этом нет никакого смысла соревнования; Рори Парнелл-Муни даже посмеялся за кулисами, что поздно вечером накануне Чарльз Джеффрис заскочил туда, чтобы распечатать записи своего выступления (его собственный принтер сломался в последний час). Каждый из дизайнеров, с которыми работает Педан, будь то Симона Роша, Клэр Бэрроу или Уэльс Боннер, придерживается схожего подхода к творчеству: он основан на размышлениях и взаимном признании, а не на жесткой конкуренции. «Когда я делаю больше коммерческих съемок и понимаю, как работает остальная отрасль, я был шокирован, - объясняет Педан, - потому что я, как я полагаю, оказался в довольно защитном пузыре, состоящем из людей, которые действительно мило; интересные, нормальные люди, которым нечего доказывать.«Прорыв в моду Педан дал ей один из этих« нормальных людей »: Бен Томс, фотограф, который предоставил ей поддержку и творческий подход, чтобы перейти от карьеры художника к декорациям, применив ее навыки в своих съемках. для подобных AnOther Magazine и Dazed . «Я так благодарна за доверие, которое он мне оказал с самого начала», - говорит она. «И терпение - потому что я не знал, как что-то делать, поэтому мне пришлось выложить на YouTube множество руководств.Это было очень сложно, но он верил в меня ».

AnOther Magazine S / S15, Фотография Коллиера Шорра, Стиль Кэти Шиллингфорд, Дизайн декораций Янины Педан

Знакомясь с Педаном, вы можете понять, почему он это сделал. Она говорит тихо, каждое ее предложение тщательно продумано; она притягивает своим непритязательным обаянием. Основная часть ее работ показывает паритет с ее физическим присутствием: оно продуманное и точное, никогда не переутомляется, всегда уважительно к творениям, которые оно поддерживает.Независимо от того, создает ли она набор в японском стиле для обложки журнала AnOther Magazine Леа Сейду или витрины и ассортимент мебели для магазина Simone Rocha на Маунт-стрит, ее работа одновременно тихая, но мощная: благодаря своей экономичности она говорит о многом. тома. В индустрии, которая часто отмечает нахальную громкость, это совершенно освежает. «В моде можно встретить так много людей с определенным отношением», - размышляет она. «Они такие излишне ужасные, и у них действительно строгий иерархический подход к тому, где вы находитесь.Это так обескураживает; Если у вас есть творческие намерения - особенно если вы новичок - тогда вы хотите попробовать что-то и посмотреть, сработает ли это. Вам нужен кто-то непредубежденный, чтобы это понять; кто-то вроде Бена, Грейс или Симоны. Они являются отличным противоядием от этой стороны индустрии, и я чувствую, что они каким-то образом делают что-то значимое, а не просто выпускают тонны коллекций или картинок ».

AnOther Magazine S / S13, фотография Бена Томса, стиль Робби Спенсера, дизайн декораций и деревянные гэта-туфли от Янины Педан

В то время, когда ускорение моды и усиленное внимание к рентабельности и поглощениям конгломератов делают заголовки, Педан и ее новая гвардия сотрудников предлагают другой способ работы.Уэльсу Боннеру требуется два месяца в году, чтобы путешествовать за вдохновением; Томс путешествует аналогично; Роша еще не показывала предварительную коллекцию, и каждый из ее показов демонстрирует развитие ее подписи: «Я чувствую, что она подходит к моде больше как художник, разрабатывающий тему, а не просто показывает случайную коллекцию за случайной коллекцией», - размышляет Педан. В период, который кажется решающим для индустрии, теряющей своих креативных директоров на беспрецедентном уровне, люди, к которым присоединилась Педан, бросают вызов темпам и агрессии мейнстрима.«Я думаю, что индустрия моды и общество в целом в последнее время стали более экстремальными», - говорит она. «После рецессии у нас больше нет подушки, защищающей нас, и это заставляет людей сомневаться в своих системах ценностей и смотреть на то, что для них действительно важно».

Журнал AnOther A / W15, фотография Чарли Энгмана, стиль Агаты Бельцен, декорации Янины Педан

В то время как Педан когда-то могла подвергнуть сомнению эти системы с помощью художественных инсталляций и критической теории (она изучала изобразительное искусство в ювелирных мастерских, прежде чем ей был предоставлен грант от Шведского художественного совета, разрешающий ей свободное творческое правление), теперь она выполняет свой дизайн декораций с таким же продуманным подходом .Родившийся в Украине до переезда в Швецию, Лондон избавляет Педана от «социальной клаустрофобии» Стокгольма: «в Лондоне вы просто перемещаетесь из одного района в другой, и никто не знает, кто вы. который." Именно этот космополитический эклектизм и открытость отличает ее работу и работу ее сотрудников, каждый из которых бросает вызов гегемонии по-своему. «Мы родились в том мире, в котором живем, - резюмирует она, - но это не значит, что мы не можем попытаться изменить ситуацию, потому что это не работает в большинстве стран мира.Некоторым людям может быть что терять, если что-то изменится, но я не думаю, что творчество является одним из них ». И если мы посмотрим на зарождающееся новое движение - будь то успех творческих отпусков Грейс Уэльс Боннер или громкое признание. после двухгодичной подписи Роши (что означает не только освещение в СМИ, но и продажи) - кажется, что у них есть правильная идея.

Как стилист из Лос-Анджелеса Ники Шван создала одно из самых запоминающихся платьев на королевской свадьбе

Фото: @janina

Прибыли ли вы в 4 утра, чтобы посмотреть королевскую свадьбу на прошлой неделе, или выспались и пролистали все обзоры в Instagram, где лучше всего одето, вы, вероятно, задумались: Кто эта женщина в этом потрясающем оранжевом платье ? Актриса Джанина Гаванкар была перепрограммирована по всему миру после выступления ее суперзвездной команды с Эбигейл Спенсер и Приянкой Чопра, а стилист и дизайнер из Лос-Анджелеса Ники Шван частично ответственны за то, чтобы этот волшебный момент случился.

«Я работал с Яниной много лет, поэтому она упомянула свадьбу несколько месяцев назад», - говорит нам Шван. «Честно говоря, я действительно не задумывался над гардеробом или стилем. Я был просто рад, что она стала частью этого особенного момента со своей подругой Меган. Я не могу начинать запрашивать текущий продукт у дизайнеров и выставочных залов, пока несколько Так или иначе, за несколько недель до любого события, так что я с нетерпением ждал этого проекта, но у не было идеи , что он превратится во все это.«

Как Шван сообщил в социальных сетях, незабываемый наряд Гаванкара появился после того, как «несколько дизайнерских брендов и выставочных залов… отклонили [наши запросы] или просто проигнорировали нас». Вместо того, чтобы позаимствовать образ у известного модного дома, Шван объясняет, что она решила применить свои творческие способности и совершила набег на стойки с легендарным вестерном в Лос-Анджелесе в поисках платья.

В дополнение к своим знаниям в области моды в качестве эксперта по работе с камерой, стилист из Лос-Анджелеса также является многопрофильной силой, стоящей за Atelier548, студией с полным спектром услуг, предлагающей стиль, брендинг, творческое руководство и многое другое.Мы сели со Шван, чтобы узнать больше о том, как она работает в повседневной жизни, о ее ставшем культовом платье с бахромой из лосося (да, оно не совсем оранжевое), о том, что начинающим стилистам нужно знать о заимствовании у дизайнеров, и многом другом. - читайте ниже.

Как долго вы планировали ее королевский свадебный образ? На что был похож этот процесс и чем он отличался от других стайлинговых проектов?

Каждый проект по стилю и костюму действительно уникален. Я создаю и курирую образы для всего: от красных дорожек, редакционных статей, рекламы, музыкальных клипов и туров до упаковки альбомов и т. Д.Каждый проект различается в зависимости от внешнего вида, требуемых стилей, наличия нестандартной работы, требуются ли текущие дизайнерские этикетки и т. Д. В этом конкретном проекте я побуждал сотрудничать с большим американским дизайнерским домом, с чего я начал отправка электронных писем и информационных «запросов» выставочным залам, PR-агентам и представителям дизайнеров.

Обычно в таких громких ситуациях я бы сотрудничал с дизайнерским брендом, чтобы либо создать его внешний вид, либо сделать выбор из их существующего продукта.Поскольку мы не получили того ответа, на который надеялись, и у нас не было времени или средств, чтобы заказать мне индивидуальный дизайн и создать индивидуальный предмет, мы оба согласились, что найти что-то винтажное - наш следующий шаг.

Я знаю свои навыки и могу переработать что угодно, чтобы создать магию. Мне просто нужен классический силуэт и достойное качество! Как только мы получили предложение снять костюм из вестерна (чего они не делают - они не дают взаймы, это дом костюмов, так что это была редкая возможность), я тут же прыгнул.Я буквально просматривала десятилетия продуктов и буквально миллионы платьев и сузила свой выбор до одной стойки.

Янина встретила меня в тот же день в Вестерн, и мы устроили примерку. Печально известное «оранжевое платье» (которое на самом деле больше лососевого цвета) по иронии судьбы было первым платьем , которое я нашла и натянула в тот день, и первым платьем, которое мы примерили, без шуток ! Нам также понравился костюм Dior в стиле 1940-х годов, но ничто по сравнению с цветом и драматизмом бахромы этого платья.Проблема заключалась в том, что платье было длиной до пола, и наши требования были строгими, чтобы платье было длиной до колен. Кроме того, платье было стильного фасона плоского косого покроя и имело небольшое отверстие спереди. Мы пошли прямо к моему портному и принялись за работу.

Мы переработали юбку платья, добавив драпировки и сборки, которые автоматически отрегулировали длину. Также пришлось сделать небольшой ремонт платья. Мы также взяли винтажную черную шляпу-диск из Western Costume, которую мы отнесли одной из моих любимых модисток в Лос-Анджелесе, The Millinery Guild, которая помогла нам изменить форму и вернуть шляпе ее великолепие.

Обычно я запрашиваю последнюю обувь и аксессуары, но к этому времени мы были исчерпаны запросами, а время было очень ограничено, поэтому мы взяли напрокат клатч YSL, а также туфли-лодочки Sigerson Morrison из популярной библиотеки модной одежды The Ruby. . Нам любезно одолжили невероятные драгоценности от Coomi jewels, представленных Wetherly Group.

Что вы почувствовали, увидев бесконечное количество обновлений и репортажей о переработанном винтажном платье, которое вы для нее создали? Вы, должно быть, чувствовали себя очень сильными.

Я действительно горжусь - конечно, это действительно здорово, когда меня признают (миром), но меня больше потрясает бесчисленное количество женщин по всему миру, которые могут относиться к этому моменту на столь многих уровнях (и их невероятные послания и завещания мне). Наличие платформы для обмена сообщениями, пусть даже на короткое время, значило для меня больше всего. По правде говоря, мне хотелось бы, чтобы внимание не было обращено столько на дизайнеров, отрицающих или игнорирующих нас, потому что это, в конечном счете, не , наше сообщение или причина для разговора; эта история больше о настойчивости, когда вам отказывают, проявлять творческий подход и нестандартно мыслить.

Как вы думаете, что еще мы можем извлечь из важного для Янины момента?

Я думаю, что другой огромный вывод из всего этого - это послание, лежащее в основе устойчивой моды, и вдохновляющее женщин выходить за рамки тенденций и недостижимых дизайнерских лейблов. Мы буквально доказали всему миру, что не обязательно носить дизайнерские бренды, чтобы быть красавицей бала. Мне понравилось, что я могу поделиться тем, что мы выбрали винтажное платье, которое я переделала. Я надеюсь, что каждая молодая девушка (и взрослые женщины тоже) во всем мире знает, что она может пойти в свой районный комиссионный магазин и найти что-то неподвластное времени, что льстит ее уникальному красивому телу, и будут «лучше всего одеты» в своей жизни!

Все мы знаем, что мощная «стойка» Янины была огромной частью этого момента.В конце концов, это действительно так же просто, как найти что-то неподвластное времени, которое льстит вашему телу, заставляет вы, , чувствовать себя особенными, красивыми и даже сексуальными. А потом подбородок вверх, голова высоко: Соберите все из этого !

Какие еще варианты вы нашли в Western Costume Co. и как вы узнали, что оранжевое платье было «единственным»?

Я работаю в стиле вестерн костюм много лет в качестве стилиста и художника по костюмам, но никогда не имел доступа к архивам частных дизайнеров .Это была самая эпическая библиотека одежды, которую вы когда-либо могли себе представить! Обратите внимание: когда я прохожу мимо, я хочу, чтобы мой прах был рассыпан по всему архиву дизайнеров в Western Costume, ха-ха.

А если серьезно, Вестерн - это высокоорганизованный массивный костюмный дом ; Это доступ к продукту в костюмах для основных фильмов и телешоу. Это буквально библиотека одежды, наполненная всеми типами продуктов, которые вы можете себе представить, всех эпох, всех стилей и так далее. Настоящий костюмный дом - это не столько мода, сколько создание костюмов и рассказывание истории через одежду и стиль.Вы можете только представить, могла ли эта одежда разговаривать?

Что стилисты и дизайнеры могут извлечь из вашего опыта, когда дело касается внешнего вида?

Я надеюсь, что стилисты (как и женщины в целом) знают, что стиль гораздо меньше связан с дизайнерскими брендами и текущими тенденциями (или образами с подиума с головы до пят) и гораздо больше о расширении прав и возможностей клиента: поиск чего-то уникального , и стилизованы под них. Дайте клиенту (или себе) инструменты, чтобы чувствовать себя уверенно, и владеет им, .Вы знакомы с моим старым добрым хэштегом #InPursuitOfSexy - я всегда говорю, что сексуальность - это не столько то, что вы носите, сколько то, что вы чувствуете, .

Нам ТАК любопытно, но мы также знаем, что вы не хотите говорить о чуши - не могли бы вы дать нам какие-нибудь подсказки о том, кто пропустил одевание Янины?

Ха-ха, я леди и помню о том, что имя бросает! Что я, , могу сказать, , так это то, что мы надеялись сотрудничать с американским брендом. Но, в конце концов, нет ничего более американского, чем этот момент "Красотка " !

В центре внимания дизайнера: Янина Дизон Хошка

КАК ОТВЕЧИТЬ?

Детки действительно помогают мне расслабиться и заставляют забыть о времени.Также всегда помогает массаж.

ЛЮБИМЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ДЛЯ ПОКУПКИ И ПУТЕШЕСТВИЙ?

Покупки? Токио, определенно!

ВЫ НИЧЕГО СОБИРАЕТЕ?

Я заядлый покупатель. Я собираю все, к ужасу мужа. 🙂

КАКУЮ МУЗЫКУ ВЫ СЛУШАЕТЕ? ФИЛЬМЫ СМОТРИТЕ? КНИГИ, ЧИТАЕМЫЕ?

Я действительно люблю Алисию Киз и ее «Empire State of Mind (Часть 2)» прямо сейчас.Я только что закончил One More Day by Mitch Albom . Это о том, чтобы провести еще один день с вашим умершим родителем.

ДРУГИЕ ПАСТЫ, СТРАСТИ, ИНТЕРЕСЫ, НЕ СВЯЗАННЫЕ С ЮВЕЛИРНЫМ ИЗГОТОВЛЕНИЕМ?

Мне нравится проводить время с семьей и друзьями. Пока мы вместе, мне хорошо.

ЧТО ВАШ САМЫЙ БОЛЬШОЙ ЭКСТРАВАГЕНТ?

Роскошь проводить время с людьми, которых я люблю.

КАКОЙ ДРУГОЙ ТАЛАНТ ВАМ БОЛЬШЕ ХОЧЕТСЯ?

Думаю, я могу быть личным покупателем. Я уже делаю это со своими друзьями и семьей. 🙂

РЕКЛАМА - ПРОДОЛЖАЙТЕ ЧТЕНИЕ НИЖЕ

ЧТО ВЫ СЧИТАЕТЕ ВАШИМ НАИБОЛЬШИМ ДОСТИЖЕНИЕМ?

Еще впереди ...

ЧТО ВЫ ДУМАЕТЕ, ЧТОБЫ НАИБОЛЕЕ НУЖДАЕТСЯ ФИЛИППИНСКОЙ МОДНОЙ ИНДУСТРИИ?

Сплоченность и серьезная поддержка со стороны государства.

ПРОДОЛЖАЙТЕ ЧТЕНИЕ НИЖЕ

Рекомендованные видео

ЕСТЬ ЛИ ВЫ СОВЕТЫ ДЛЯ СТРЕМЛЕННЫХ ДИЗАЙНЕРОВ?

Всегда окупается, когда ты любишь свое дело.

Привет, читатели превью! Подпишитесь на нас в Facebook, Instagram, YouTube, Tiktok и Twitter, чтобы быть в курсе всех модных и креативных вещей. Мы подберем для вас самый стильный корм!

Привет, читатели превью! Подпишитесь на нас в Facebook, Instagram, YouTube, Tiktok и Twitter, чтобы быть в курсе всех модных и креативных вещей.Мы подберем для вас самый стильный корм!

Ни один дизайнер не стал бы одевать на свадьбу подругу Меган Маркл Янину Гаванкар

Линн Бэйли Звезда True Blood Янина Гаванка изо всех сил пыталась получить дизайнерский наряд для королевской свадьбы.

Вы не можете отрицать, что друзья Меган Маркл из Лос-Анджелеса были силой, с которой нужно считаться на королевской свадьбе : От Приянки Чопры в сиреневом цвете Вивьен Вествуд до бывшей звезды Suits звезды Эбигейл Спенсер, которая была одета в Алессандра Рич, но один из ее приятелей изо всех сил пытался получить сшитый на заказ наряд для свадьбы подруги, потому что модельеры отнеслись к ней холодно. True Blood Янина Гаванкар из прибыла в часовню Святого Георгия в Виндзоре. Она выглядела потрясающе в ансамбле самого великолепного оранжевого оттенка, но это не было разработано для нее ни одним из крупных домов моды, потому что они отклонили запросы ее стилиста.

Звезда True Blood Янина Гаванка изо всех сил пыталась получить дизайнерский наряд для королевской свадьбы

Ее стилист Ники Шван отправилась в Instagram, чтобы объяснить, что произошло: «Для ясности, мы запросили несколько дизайнерских брендов и выставочных залов (для ее носить на свадьбу), которые либо отказывали нам, либо просто игнорировали нас.и очевидно, что это не то, ради чего нужно «делать покупки», потому что мы стремились создать что-то особенное и уникальное ». Она добавляет, что великолепный ансамбль был обнаружен только тогда, когда они получили доступ к архивам Western Costume Company. Именно здесь они обнаружили оригинальное платье 1930-х годов, которое они подправили и соединили с одолженными драгоценностями и шляпой в стиле 1940-х годов. Стоит отметить, что именно здесь можно купить маскарадные костюмы на Хэллоуин.

Я невероятно горд за возможность сотрудничать и создать этот образ для моего клиента и друга @janina для Королевской свадьбы.Поистине волшебный момент во времени. Спасибо Янине, что доверилась мне ing Моя красавица миссия выполнена !!! . . Что касается этого образа: для ясности, мы попросили несколько дизайнерских брендов и выставочных залов (чтобы она одела ее на свадьбу), которые либо отказывали нам, либо просто игнорировали нас. И очевидно, что это не то, ради чего нужно «делать покупки», поскольку мы стремились создать что-то особенное и уникальное. Мы были невероятно рады получить доступ к частному архиву дизайнеров @westerncostumecompany, где мы выбрали платье 1930-х годов (которое мы немного переработали 😉) и шляпу в стиле 40-х[email protected] одолжили драгоценности, которые мы сочетали с туфлями @sigersonmorrison и клатчем @ysl. . Мне нравится, когда мне иногда отказывают, это просто заставляет меня работать усерднее, умнее, творчески и постоянно мыслить нестандартно! Вот в чем суть стиля. Это трио женщин УБИЛО в этот момент своей Королевской свадьбой STRUT (цели отряда на самом деле!), А @janina - одно из самых популярных имен тех, кто присутствовал на свадьбе, в связи с этим моментом, и мы потрясены и благодарны ответ на ее взгляд.(Жаль, что все бренды и выставочные залы отказали нам). Продолжайте держать вас всех. Я всегда говорю, что отказ - это защита Бога! 💫. #RoyalWedding # FashionDirector #Stylist #JaninaGavankar #MeghanMarkle #SquadGoals #NikiSchwan #THEOrangeDress #RoyalWeddingFashion #GirlsWeRunTheWorld pm

Пост, опубликованный Ники Шван (@nikischwan (@nikischwan),

, , 2018,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *