Модель светлана захарова – Ираклий Пирцхалава развелся и встретил новую любовь

Автор: | 14.05.2020

Ираклий Пирцхалава развелся и встретил новую любовь

Друзья певца заметили, что новая девушка похожа на его бывшую супругу // Фото: Татьяна Такиуллина

Певец поставил точку в отношениях с женой, актрисой Софией Гребенщиковой. Напомним, о разладе стало известно год назад, супруги якобы перестали понимать друг друга и решили расстаться. Пирцхалава собрал вещи и переехал в съемную квартиру. Ираклий и София развелись в конце 2014 года, но сохранили нормальные отношения ради детей – 4-летнего Ильи и 2-летнего Сандро. «Сыновья – главное в его жизни, он старается видеть их чуть ли не каждый день», – рассказал «СтарХиту» близкий друг певца Давид Мания.

Ираклий был одинок больше года, но пару месяцев назад у него завязались отношения с 21-летней топ-моделью Светланой Захаровой. «Они знакомы давно, встретились в  общей компании в  клубе «Джипси», но тогда Ираклий был женат. У нас среди друзей не принято обсуждать личную жизнь, – продолжает Давид. – Она из Челябинска. Но уже много лет живет в  Нью-Йорке. Принимает участие в  показах на Неделе моды в  Италии, Франции, Лондоне,Света – лицо марки Ralph Lauren. В Москву она прилетает в  основном ради Ираклия. Неделю назад была на отрытии его клуба «Andy ́s», туда же пришла и экс-супруга София – все время ревниво поглядывала в их сторону».

Через несколько дней после открытия заведения певец с новой пассией улетел в  Тбилиси. Там Ираклий решил снять новый клип с  возлюбленной и провести романтические выходные в горах.

Ираклий с женой Софией

На отношениях с детьми развод певца никак не сказался

Новой возлюбленной Ираклия предстоит сняться в его клипе

Светлану приглашают работать лучшие модные дома мира

www.starhit.ru

Светлана Захарова / Posta-Magazine — интернет журнал о качестве жизни

Для многих журналистов глянца
именно Захарова —

пример того, какой должна быть настоящая светская леди.

Почему? Потому что среди «светских львиц» есть лишь немного таких, для кого независимость — важная составляющая, почти необходимость... Светлана Захарова, безусловно, умеет себя подать. Она может носить драгоценности так, что, будь она актрисой, сыграла бы Грейс Келли. На любом званом ужине Захарова составит конкуренцию любым селебрити. Природная красота, правильные черты лица, помноженные на обаяние, — это одна причина. Вторая — то самое умение держаться в обществе, которое либо дано, либо нет. Многих пытаются этому научить, но мало у кого получается.

Почему мы так много говорим именно о светском обществе? Потому что для нашей героини «светский» мир и мода — ее непосредственный бизнес. Она не приезжает на мероприятия только ради того, чтобы кто-то сфотографировал ее у баннера и поставил фото в светскую хронику. Если такая, как Захарова, тратит свое время на званый вечер, это должна быть самая достойная компания, интересный спикер или просто очень важный повод собраться вместе. «А расслабляюсь я дома, в кругу семьи. Как и любая нормальная женщина», — говорит Света.

Мы встретились в ее концептуальном бутике Shiro в Галереях «Времена года». Со Светой пообщалась ее давняя знакомая, продюсер Posta-Magazine Яна Рудковская. Получился настоящий женский разговор, хотя у обеих, как всегда, было слишком мало времени. И постоянно звонили телефоны...

Яна Рудковская:

Света, я безумно ценю тебя как персонажа нашей светской жизни. Причин много, но главная — в том, что ты, в отличие от очень многих современных владелиц «бутиков-салонов-галерей», не вчера пришла в мир моды, не получила бизнес в подарок от любовника или богатых родителей. Я прекрасно помню бутик Roberto Cavalli в «Метрополе», потом — Dsquared2... В тот момент, пока они были «на тебе», это были золотые времена обеих марок. А сейчас ты внезапно открываешь совсем другой бренд и совсем другой бутик. Shiro — это что-то очень люксовое, абсолютно не массовое. И это — в тот период, когда на обложках Vogue по всему миру крупным шрифтом пишут об affordable luxury, и даже самые знаменитые ювелирные дома ускоренными темпами создают «демократичные» коллекции. Ты снова плывешь против течения?с

Светлана Захарова:

Знаешь, сегодняшняя мода не слишком мне интересна. Часто я отмечаю про себя, что мне откровенно скучно. Ты совершенно права, когда говоришь, что я давно в этом бизнесе. И многие марки я, кстати, привозила сюда самая первая. Именно со мной они выходили на неизвестный для них русский рынок. Это были этапы большого пути. Моего пути. В каком-то смысле мода была гораздо проще. Тренд был всеобъемлющим и массовым. В одном сезоне— тотальный кич. В другом — абсолютный минимализм. А сейчас? Мода стала гораздо более сложной... Но, с моей точки зрения, более скучной.

Возможно потому, что я просто давно этим занимаюсь, и за 17 лет в моей профессиональной жизни уже все это случалось. Поэтому, если я вижу что-то действительно новое, я, невзирая на цену, название или страну производителя, беру это в свою коллекцию. Но это особенное состояние азарта случается крайне редко. Сейчас каждый внимательный покупатель может заметить: тенденции повторяются чуть ли не каждые три сезона. Какой тогда смысл покупать новые вещи?! Мне даже сложно давать какие-то модные советы своей дочке. Когда она хочет что-то приобрести, я ей говорю — пойди в мой архив, найдешь там намного более интересные вещи. Архив за 20 лет собрался большой и, откровенно говоря, я никогда не изменяла своему вкусу. К приобретению вещей я всегда относилась избирательно. В этом самом моем архиве Саша находит вещи, которые снова в тренде и которые реально ей подходят. Хотя ведь дочке всего 15 лет.

Яна:

Ей повезло с такой мамой и с таким «архивом»! Кстати, когда ты говоришь про удачи, которые случаются в современной моде, ты кого имеешь в виду?

Светлана:

Я не буду оригинальной. Я повсюду «следовала» за Эдди Слиманом, нынешним креативным директором Saint Laurant. Я покупала даже мужской Dior, когда он был его автором. Потому что все зависит не от бренда, а от того, чьи руки и чья голова создают коллекции. И вот этот дизайнер полностью соответствует моему понимаю моды. Да, Слиман видит женщину андрогинной и не такой женственный, какой бы хотели видеть ее многие мужчины. Но моему личному пониманию женщины и себя самой он соответствует идеально. И я считаю, для Saint Laurent он — идеально правильное попадание. И это серьезный прорыв для Дома.

Яна:

Но с коммерческой точки зрения — насколько это верно? Мне очень многие говорят, что у Saint Laurent стало куда меньше русских клиенток. В эту одежду не помещаются женственные формы, даже если девушка всю жизнь на диете.

Светлана:

Ну да, это почти девочка-мальчик. Она должна быть без изгибов. Как говорил Эдик Лимонов — «идеальный набор костей».

Яна:

Но ты согласна, что коммерческая составляющая из бренда ушла?

Светлана:

Я рассуждаю не только как потребитель. Я смотрю и чисто с эстетической точки зрения — чего-то нового, что в последнее время происходит в моде. Например, про Dior и Рафа Симонса я пока молчу. Наверное, мне нужно еще посмотреть и подождать. А в YSL, повторюсь, идеальное совпадение бренда и креативного директора.

Яна:

Вернемся к тебе. На моей памяти все, к чему ты ни прикасалась, превращалось в золото. А где сейчас Dsquared2, кто это носит?! С Кавалли тоже сложно — есть ударные коллекции, а есть такие, что выходишь из бутика ни с чем уже через 5 минут. Мне как-то лично Дин и Дэн (создатели Dsquared2 — прим. Posta-Magazine) говорили, что их лучшее время было «со Светой».

Светлана:

Конечно, мне приятно это слышать. Я до сих пор дружу с близнецами. Признаваться в своих ошибках тяжело, и никто этого делать не любит. Но и мне они как-то дали понять, что наше совместное сотрудничество было самым плодотворным... На каком-то этапе я от мультибрендовой концепции перешла к монобренду. Я как бы начала продюсирование брендов на нашем рынке. Я не просто покупала, чтобы перепродать. Я думала о концепции, о подаче, о том, как правильно работать с маркой.

Яна:

И ты сама была лицом этого бренда, так ведь? Негласным. На тебя смотрели и хотели платье «как у Светы».

Светлана:

Так оно и есть. Я была очень увлеченным промоутером своих марок, начиная с Cavalli, который, кстати, мне по стилю совершенно не подходил. Но я видела, что он идеально вписывается в тенденцию того времени. Я понимала тогда, что, при правильной комбинации и верном преподнесении, он был очень хорош. Сейчас бренд Roberto Cavalli почти растворился, он не заметен на рынке. Времена теперь непростые, не осталось места для страсти — все в моде развивается за счет бесконечного тиражирования и PR. Как Высоцкий пел в свое время, «настоящих буйных мало»... А страсти было много. И я всегда очень верила в то, чем занималась.

Яна:

Но работа — не единственная твоя страсть. Расскажи о своей красавице Саше. На балу Tatler она смотрелась гениально — там все девушки были, конечно, красивыми, но она как-то особенно держалась, как рыба в воде. Позировала фотографу так, словно всю жизнь это делала. Откуда это? Как этого добиться? Я, кстати, для своих целей спрашиваю — я все-таки еще планирую родить девочку. И вопрос: как ее воспитывать, чтобы она была такая же позитивная и уверенная в себе?

Светлана:

Принцип, который я соблюдаю в отношении своих детей: я всегда держу их при себе. Я довольно строгая мать. Не знаю, может быть, дети вырастут и скажут, что строгая с перебором. Но у меня очень жесткие принципы и я требую их соблюдения. И не просто требую, я объясняю почему. И вот поэтому, мне кажется, это работает. Я с Сашей все время говорила, с пеленок почти. Одно время казалось, что это все пустое, и я говорю со стенкой. А потом выяснилось, что она куда-то все это записала, на подкорку, и в определенных жизненных ситуациях начала этим пользоваться. Я просто счастлива!

Яна:

Чего она хочет? Хочет пойти в моду?

Светлана:

Пока она хочет в Британку. У нее уже огромное портфолио. Она давно над этим работает. Послушайте, две мои девочки — художницы. Не одна, а две! Маленькая — потрясающий творческий ребенок. И Саша — она уже много лет занимается этим профессионально. И вот поэтому я совсем не уверена, что это будет мода. Мне кажется, с этим она еще не определилась, мое мнение — она больше нацелена в сторону искусства. Смешно получилось — я проецировала свои желания на нее, а, в результате, учиться пошла сама. У меня архаика — у нее современность. Я очень хотела, чтобы она пошла в МГУ, окончила исторический, либо факультет искусств, но, в результате, все встало с ног на голову — я учусь в университете на факультете искусств, a дочь идет своим путем.

Яна:

Я смотрю на то, как Саша одета для нашей съемки. Это она сама комбинирует и собирает вещи или ты ей помогаешь?

Светлана:

Конечно, она советуется, но все чаще делает сама. Получается это у нее гораздо лучше, чем у меня, если говорить, скажем, о street style. Мы все-таки в более формальной обстановке росли, а сейчас и положение обязывает, и возраст. К тому же, быть модным 10 лет назад и сейчас — это две большие разницы. Мода тогда была чем-то сложно достижимым, дорогим. Сейчас все проще. Есть Zara, есть H&M, и не нужно больших вложений, это требует лишь желания внутреннего самовыражения...

Яна:

Я бы добавила еще — присутствия вкуса и отсутствия кича.

Светлана:

Только не массового вкуса, а личного.

Яна:

Сейчас есть десять-пятнадцать модных девушек, которые кочуют из журнала в журнал. Твои представления о том, кто модный, а кто — нет, они совпадают с мнением главредов или стилистов?

Светлана:

Думаю, что нет. Хотя сложно судить. Дело в том, что я могу сказать — это модно. Но мое ли? Нравится ли это мне? Далеко не всегда. Мне интересны их эксперименты, но с эстетической точки зрения я не все могу принять. Может быть, всему виной моя архаическая душа, я не современна — я стремлюсь быть вне времени. А, вообще, я готова поднять бокал за всех, у кого хвататет воли выражать свою индивидуальность.

Яна:

А есть ли кто-то модный из актрис, например?

Светлана:

Нет, эту тему давайте оставим. Актриса должна играть — в этом ее предназначение. Не вижу ничего зазорного в том, чтобы воспользоваться помощью профессионалов в области моды. Взять, например, прекрасную Аню Чиповскую. Она стала лицом одного бренда, Bohemique. Он идеально ей подходит, и профессионально созданный имидж работает и на бренд и на Аню. Так и должно быть — мода проходит, талант остается.

Яна:

Можно быть успешной бизнесвуман, красавицей и модницей, но не быть сильной женщиной. Это не твой случай. И это твоя...

Светлана:

... проблема.

Яна:

И моя тоже. В этом мы с тобой похожи. В нашей жизни случилось так, что нам приходилось бороться за детей. Бороться не просто с каким-то мужчиной, а с тем, у кого огромный административный и финансовый ресурс.

Светлана:

Да, и у кого было очень много ненависти и злости. Смысл жизни этих людей — в нападении. Они подпитываются от борьбы такого рода — эмоционально и физически.

Яна:

Так вот и вопрос — как воспитывать дочь? Что говорить ей? Будь сильной, хотя жизнь таких бьет? Или давать другой совет... Слабой быть приятнее, что ли.

Светлана:

И проще. Я дочке так и говорю. Мы живем не в 19 веке, и прекрасно понимает, что мы — заложники архетипов. Сложно изменить то, что заложено в тебя с рождения. Ты получаешь свою собственную глубину. И если ты человек слабый, то это определенная модель поведения в жизни — действовать с точки зрения своей слабости, так сказать, пользоваться ею. А если ты человек сильный — ты не сможешь действовать иначе, это просто разные архетипы, разные модели поведения и на них сложно влиять. Да, слабой быть проще, приятнее, ты ощущаешь себя больше женщиной. Потому что мужчины любят чувствовать свою силу, а ее можно почувствовать только по сравнению с чужой слабостью.

Яна:

И сильной женщине сложнее найти мужчину. Когда женщина начинает преуспевать, зарабатывать...

Светлана:

А вот я пришла немного к другому выводу. Я считаю, что мужчины в разном возрасте приходят к одному и тому же — что единственное, чего им не хватает, это именно такой женщины рядом. Оговорюсь, мужчины, которые способны нас заинтересовать, прочих прошу не беспокоиться. Они просто не сразу к этому готовы. Кто-то понимает это с молодых ногтей, а кто-то — лишь в глубокой старости. Очень важно, встретив мужчину, совпасть еще и в этом пункте, другими словами, вовремя встретиться.

Яна:

Мне Женя всегда говорит, что ему нужна была именно такая женщина — мотор.

Светлана:

Значит, вы вовремя встретились.

Яна:

И он радуется моим успехам.

Светлана:

Конечно, он был борцом с юности. А значит, он очень рано смог оценить силу характера — своего и своей женщины. Как обычно бывает? Наигрался со слабыми женщинами, теперь нужен характер, достойный собеседник, партнер по жизни. Поэтому Сашке я говорю: нам с тобой, дочь, дано иметь не простую и не легкую жизнь, но зато насыщенную и интересную. А что делает ее легче? Я считаю, только вера в Бога. Это когда ты чувствуешь, что ты не один.

Яна:

Сегодня мы существуем в сложной атмосфере. Как ты не теряешься в ней, не теряешь себя?

Светлана:

Как говорил Пифагор: «погрузись в свою собственную глубину». Во-первых, не надо смотреть центральное телевидение, «не читайте перед обедом советских газет». Это не значит, что нужно быть невежественным и не смотреть по сторонам, я не об этом. Но то, что нам сегодня «продают» — это пропаганда подчас недостойных вещей, идеология, причем, очень мощная. Надо понимать, что тебе насаждают определенный образ мыслей, тогда как у тебя есть свой собственный. Сегодня так называемое «капсулирование» — это единственный способ выжить. Внутри своего круга, в своей семье, с близкими по духу людьми из своего общества, где ты говоришь и общаешься на одном языке. Этот вариант — защитная реакция самобытного организма, способ выживания, потому что если ассимилировать с происходящим, то ценностей, к сожалению, никаких не останется.

Вот ты сама говоришь — у Posta-Magazine своя, определенная публика. Это — то же самое. Мы же давно все пришли к мысли, что нельзя быть хорошим для всех. Это и есть капсулирование. Как говорится, дружба основывается на едином режиме воображения. Все движения по интересам диктуются тем же. Если мы одинаково видим реальность — значит, мы единомышленники. Дальше у нас могут быть свои внутренние противоречия и несогласия, но они не столь принципиальны.

Яна:

Кстати, если вернуться к моде, то как ты относишься к зарубежной практике, которая приходит потихоньку и к нам — к работе с собственным стилистом?

Светлана:

Это к разговору об актрисах. Вот она же должна быть звездой на экране, ее должна любить камера. А как она выглядит вне сцены — этим должны заниматься профессионалы, которые работают с актерами бок о бок. Невозможно распыляться. Мы занимаемся модой, и мы можем сами за собой присмотреть. А если ты актриса или певица, то почему ты должна в этом разбираться? Необходимо, чтобы с тобой работал профессиональный стилист — это совершенно очевидно!

Яна:

Последний вопрос. Меня любят обсуждать на разных сайтах, критиковать за приверженность к стилю baby-doll. У тебя тоже стиль, которого ты придерживаешься — как ты говоришь, «девочка-мальчик». Тем не менее, ты иногда бываешь абсолютно женственной, высокие прически, открытая спина... Ты мне говоришь — а попробуй что-то новое. Но стоит ли что-то менять, если тебя лично все устраивает? Вот придет к тебе стилист, скажет: «Почитал я сайты, и давай-ка, Светик, меняться». Будешь?

Светлана:

Нет. Я уже послушала, почитала, что я, например, излишне провокативна, что в некоторых образах у меня «много тела»... Сколько людей, столько мнений. Всем нравиться не будешь никогда. Мне важно внутреннее ощущение. Мой стиль не изменился за все это время. Я могла что-то интегрировать, быть в тренде. Но я пришла вот к чему. Зная, что готовит следующий сезон, я из него выбираю только те тренды, которые близки именно мне, которые мне соответствуют. Это снова к разговору о том, кто вам нравится, а кто нет. Бесконечная погоня за трендами приводит к клоунству.

А тебя если, скажем, одеть в гранж? Что это будет? Я уважаю, когда во всей этой современной пестроте женщина остается верна себе. Когда в ее стиле чувствуется индивидуальность. Мода меняется, и завтра именно эта индивидуальность снова будет модной. Нельзя бесконечно бегать от одной стенки к другой. Это броуновское движение говорит лишь о том, что человек — жертва моды, он не соответствует самому себе, хочет всем нравиться и читать хорошие отзывы о том, что он современный. А я вот не современная. И когда мне это говорят, я считаю это прекрасным комплиментом.

Яна:

Есть еще такой момент, будто мужчины, например, далеко не все модные тренды воспринимают.

Светлана:

Вот именно. А ведь мужчина — это самый серьезный дисциплинирующий фактор для женщины. И не обращать на это внимания нельзя. Если игнорировать то, что нравится мужчине, значит, просто работать на публику. Это не мой путь. Наши мужчины — тоже творцы нашей индивидуальности. У них есть два фактора оценки: женственность и сексуальность. И то и другое бывает разным. Порой женственность лучше видна в мужском костюме. Поэтому найти свой способ эту женственность преподнести — вот что важно. Для меня, например, нет ничего сексуальнее костюма или смокинга. Но и открытые платья я очень люблю — стесняться своего тела меня пока никто не научил.

Детали от Posta-Magazine:
Shirò. В 2003 году наследник и продолжатель традиций аристократической семьи Массимо Калестрини, возродив фамильную мануфактуру по выделке кожи, основал бренд Shirò, специализирующийся на создании самых невероятных и эксклюзивных образцов истинной роскоши, уникальных предметов ручной работы итальянских мастеров: сумок, мужской и женской одежды и аксессуаров. Ручная окраска натуральными красителями, подчеркивающая естественную фактуру кожи; напыление 24-каратного золота; сложнейшая перфорация; придание коже винтажного облика; новейшие способы обработки кож и мехов экзотических животных — мастера Shirò творят настоящие чудеса, создавая модные шедевры из редких экзотических материалов.
Название и лого тесно связано с африканской историей бренда: по легенде тот, кто сможет поймать редкую двухвостую ящерицу Shirò, уже никогда не выпустит своего счастья из рук.

 

 

 

posta-magazine.ru

Светская дама - Светлана Захарова - Маниович. | Блогер MILKER на сайте SPLETNIK.RU 27 апреля 2010

Захотелось сделать несколько постов о дамах, чьи лица часто фигурируют в глянце. Это история первая. Весенние школьные каникулы прошлого года Саша, дочь Светланы и Михаила Маниовичей, собиралась провести в гостях у подруги в Киеве. На паспортном контроле в Шереметьево-2 сопровождавшей ее маме объяснили, что никуда они не полетят, так как девятилетней Александре и ее брату Михаилу, четырех лет, их отец запрещает выезжать за пределы Российской Федерации. Таможенники подкрепили сообщение официально заверенным письмом отца детей. В настоящее время московские суды рассматривают несколько дел, возбужденных по искам Маниовичей. Уголовные — о клевете, ложном доносе и о защите чести и достоинства — после публикаций в интернете, согласно которым Света «заказала» бывшего мужа питерским бандитам. Гражданские — о снятии запрета на выезд детей за рубеж и разделе совместно нажитого за двенадцать лет брака имущества. Так как подписание брачных контрактов у нас в стране все еще считается дурным тоном, расставшиеся пары, которым есть что делить, как правило, делят все, включая детей. Российское законодательство в таких случаях крайне лояльно к матери, поэтому обиженному отцу, дабы отсудить право опеки над детьми, приходится пускаться во все тяжкие. В ход идут слезы, угрозы, иконы, законы, друзья и враги семьи. Разлад в семье Маниовичей разбил светскую Москву на два лагеря — кто-то встал на сторону Светы, кто-то пошел по судам с Михаилом. Так, известный коллекционер и арт-дилер Емельян Захаров стал свидетелем по делу об опеке детей Маниовичей. От комментариев журналу Tatler господин Захаров отказался: «Я против публичных дрязг». Показания его в суде в целом сводились к тому, что Светлана — плохая мать: не сопровождала детей в семейных поездках. «Он, глядя мне в глаза, заявил, что меня не было там, где я была в его присутствии», — выразительно смотрит на меня Светлана. «Я к нему нормально отношусь, несмотря ни на что. Там просто серьезная финансовая зависимость. Михаил под его консультацией собрал обширную коллекцию современного искусства. Мой бывший муж и contemporary art были бесконечно далеки друг от друга, но Емеля смог так Михаила увлечь — он блестящий рассказчик, — что сейчас Маниович с большим азартом скупает Херста и братьев Чепмен». Сама Светлана, лично познакомившая «сто лет назад» бывшего мужа с Емельяном, как не разделяла страсти к современному искусству, так и никогда не обращалась за консультациями к Захарову. Ее часть семейной коллекции — полотна русских реалистов Левитана, Жуковского, Поленова, Васнецова — приобреталась без Емельяновой помощи. Кто из супругов рисковал больше — доверчивый Михаил или Светлана, покупавшая в сегменте, перенасыщенном фальшаком, — неизвестно. Также пока не ясно, как суд разделит между бывшими супругами арт-объекты общей стоимостью в несколько миллионов евро. Совершенно не хотелось устраивать на страницах Tatler ристалище. После первых пятнадцати минут разговора со Светой стало очевидно, что опасения были напрасны. Мы встречались трижды и проговорили в общей сложности часов пять. За это время она не обронила ни слова о том, какие именно подробности сопровождали ее длительный и мучительный развод, и мягко упирала на то, что ни с кем не конфликтует: «О бывших либо хорошо, либо ничего». Света вышла замуж за Маниовича в двадцать два года, он старше ее на шестнадцать лет. «Думаю, в нашей жизни был этап, когда ему было бы не грех и на дискотеки со мной походить. Михаил любил повторять: «Когда ты выходила за человека много старше тебя, ты знала, на что идешь». Пока однажды не услышал: «Когда ты женился на женщине гораздо младше тебя, ты тоже знал, на что идешь». Если у супругов шестнадцать лет разница в возрасте, есть только один способ сохранить гармонию в браке — младшему ментально стремиться к старшему, а старший, в свою очередь, должен физически ориентироваться на младшего, уверена Света. Чтобы получить развод в прошлом июне, Светлане Маниович, в девичестве Захаровой, пришлось потратить три с половиной года. Столько времени длится ее роман с Тимуром Ивановым, зампредседателя правления «Интер РАО ЕЭС». «Вы неспроста нас снимали в Сочи, после того как отец закрыл детям выезд из страны, мы с Тимуром ищем альтернативные места отдыха, потому что без детей отдыхать немыслимо. Не знаю, чем руководствовался Михаил — никто никуда не бежал, никто ни от кого никого не скрывал. Комизм ситуации в том, что Маниович находится в России по визе, он гражданин Израиля». Михаил — одессит, в детстве эмигрировавший с родителями из СССР. Как только восстановились дипломатические отношения между Россией и Израилем, он стал сюда наезжать, сначала по специальности — как адвокат, смотреть, что здесь можно предпринять. В начале девяностых можно было все, и Михаил занялся бизнесом — полиграфией. Светлана стартовала в той же области — там и встретились. На момент знакомства двадцатилетняя студентка факультета мировой экономики Финансовой академии была финдиректором в компании «Х.Г.С.», тогда лидере на рынке полиграфии. Отчасти этот карьерный спринт объяснялся тем, что в то время «фирмы существовали на уровне гендиректора и главбуха, финансистов в стране практически не было. Ребята начинали работать по профилю чуть ли не с первого курса, — вспоминает Светлана, — выше всех поднялся мой однокурсник Володя Рашевский, когда-то был главой МДМ-Банка, сейчас — глава совета директоров СУЭКа». Маниович — одна из немногих хозяек бутиков с профильным, то есть финансовым образованием. Открыть первый бутик в «Метрополе» ей помог вовсе не муж, как принято думать, а друг. Друга звали Антон Малевский, в 2001 году он разбился, неудачно прыгнув с парашютом. «Это была самая большая потеря в моей взрослой жизни. Вы, естественно, начнете гуглить, и на вас много чего вывалится, — Маниович сжимает губы. — У меня к вам просьба: ни с чем, кроме уважения и бесконечной благодарности с моей стороны, его фамилия в тексте ассоциироваться не должна». Мы, естественно, прогуглили, и все любопытные вольны проделать то же самое. «Был 1994—1995 год, я вышла замуж, училась в аспирантуре, жила между Тель-Авивом и Москвой. Довольно быстро поняла, что вольнонаемницей мне быть неинтересно, стала партнером Малевско-го, а через несколько лет модная часть бизнеса перешла полностью ко мне». Первыми брендами, которые Света привезла в бутик, были Blumarine и Yohji Yamamoto. Нет пары более контрастной и лучше характеризующей два основных типа женщин начала девяностых. Сама Света носила Yohji Yamamoto. А до этого — «Versace, как все, — ну что я буду врать!» Взявшись позднее за Roberto Cavalli, она выступала как brand ambassador — выходила в свет в его платьях, красиво и часто. Когда эксклюзивный контракт передали другой компании, Маниович была беременна Майклом — лезть на баррикады не было ни сил, ни желания. Закончив кормить Майкла, она отправилась в Милан на показы, где увидела первую женскую коллекцию DSquared2 и в прямом смысле первая добежала до шоу-рума. Что было дальше, мы знаем. Со вторым привезенным тогда же брендом, Luisa Beccaria, вышла осечка — «Московская публика категорически неромантична. Здесь все подчинено стрессу и сексуальности, которая хорошо продается». Белые тугие плавки DSquared2 с черной молнией, гавайская рубаха, бронзовый загар — вице-президент «Атомстройэкспорта» Тимур Иванов встречает съемочную группу Tatler на сталинской даче в Сочи. Света и дети тоже одеты патриотично — в DSquared2. Десятилетняя Саша одобряет мишку Chopard на груди у нашей стилистки: «Ой, у меня такой же есть!» Чуть позже, когда Александра объяснит, что мечтает стать дизайнером, и без пауз перечислит любимые марки одежды — Hello Kitty и Louis Vuitton, стилистка поймет, что это не у ребенка взрослые игрушки, а у нее игрушечный кулон. Пятилетний Майкл (Света американизировала имя сына, чтоб избавиться от ненужных повторов) вышел к собравшимся с вопросом: «Где Тимур?» Оба ребенка на протяжении двух суток, что длилась съемка (пока Иванова срочно не выдернули прямо с пляжа на службу), висели на Тимуре елочными игрушками. Общаются ли Александра и Майкл с Сашей, сыном Тимура от первого брака? «Он слишком маленький, ему пяти лет нет, — отвечает Иванов. — Ему пока еще ничего не объясняли. Мы хотим сделать это как можно деликатнее». Из своей семьи Иванов ушел предельно деликатно. «Я о таком рыцарстве по отношению к себе со стороны бывшего мужа могу только мечтать, — улыбается Света, — за все приходится бороться». Справедливости ради — бороться пришлось не только ей. Ее бывший муж что есть мочи старался ее удержать, влюбить в себя снова. Похудел на сорок килограммов. Первый раз в жизни занялся спортом. «Он действительно делал все, — признает Света, — но было поздно». «Я впервые увидел ее на подиуме, на показе Fresh Art», — Тимур гладит Свету, как кошку, между лопаток. Мы сидим в Prado cafe, Света в черном шелковом комбинезоне с открытой спиной, щурится: «Мы с подругой опаздывали и побежали к своим местам прямо по подиуму». Тимур сидел через человека от нее, пытался поймать взгляд — не вышло. Потом через общих знакомых начал заманивать ее на деловую встречу. И через две недели преуспел. Часть деловых интересов атомщика Иванова — в издательском бизнесе. Света пришла-таки к нему в офис с дельным советом по поводу запуска очередного журнала мод. «Помню его триумфальное появление с букетом цветов». «С тех пор я дарю ей цветы каждый день. Неподъемные букеты, по сто цветов минимум. Однажды прислал корзину, где был пятьсот один тюльпан». «И еще там всегда были правильные стихи, — добавляет Света, — некоторые Тимур написал сам». Иванов возил Свету по средневековым итальянским палаццо под Римом, Венецией и Сиеной, устраивал ужины под виолончель на площадке, усыпанной розовыми лепестками в Нескучном саду. «Мы там часто гуляли, целовались как пэтэушники. И на позапрошлый день рождения Тимур устроил мне сюрприз: мы в белом шатре со свечами, а вокруг по-прежнему целуются такие же счастливые пэтэушники». Тимур на пару лет младше Светы и, влюбившись в нее, совершил поистине олимпийский карьерный прыжок. Выпускник факультета ВМК МГУ на момент знакомства был советником исполнительного директора концерна «Росэнергоатом». Сегодня он зампредседателя правления «Интер РАО ЕЭС» (импорт электроэнергии за рубеж) и первый вице-президент «Атомстройэкспорта» (сооружение атомных станций за рубежом) . Тимур, как и Света, начал работать во время учебы — в банке «Ренессанс-капитал». «Где-то через полтора года я со своим руководителем-англичанином создал компанию, которая занималась банковским программным обеспечением для торгов на рынке ценных бумаг». Далее Иванов занялся лицензированием технологий, а в 1998 году приступил к госслужбе в Министерстве по атомной энергии. Как ему удалось так ускориться? «Кое-кто из моих друзей считает, что я приношу удачу», — подмигивает Света. Ну, учитывая бесспорное финансовое процветание и Михаила, и Тимура, это мнение имеет право на жизнь. Хотя можно изложить и по-другому: «Любовь к женщине является достаточно серьезным испытанием для самолюбия мужчины. А это ведь очень мощная движущая сила для них. Когда включается такой challenge, наверное, они просто делают невозможное». Кое-что из сделанного припарковано в нескольких метрах от нас на Славянской площади — Света домчала Тимура к месту интервью на новом вороном Aston Martin с белым салоном. «Подарок на день рождения, проехали сегодня первые пятьдесят километров». Тем, кто не в курсе, в чем challenge, поясню: до развода Света каталась на красной Bentley, первой в Москве. Куда мог пересадить ее Тимур? Только в машину Бонда. На семью у них сейчас автопарк из дюжины авто и пары мотоциклов. Двухколесные игрушки стоят в гараже — Тимур сильно разбился на мотоцикле, когда Света уходила на полгода обратно к мужу. «Его Бог спас, учитывая масштаб катастрофы, сотрясение мозга и несколько травм — ничто, по сравнению с тем, что могло быть». Каково это — жить на два дома? «Самый страшный период в моей жизни. Безумно счастливый и такой же тяжелый. Я сделала все, чтобы сохранить ту семью, порвав полностью отношения с Тимуром, вернулась к бывшему мужу. Но в какой-то момент поняла, что сделала несчастными абсолютно всех вокруг себя! Уж если идти на жертвы, должен же быть хоть кто-то от этого счастлив?! Маниович никак не желал расставаться, а я все те семь месяцев пыталась объяснить ему невозможность нашего дальнейшего совместного проживания. В конце прошлого года та жизнь наконец закончилась и началась новая — я ушла, забрав только детей, иконы и одежду». Тимур спрессовал вышеописанную драму в пять слов: «Я за этот год поседел». Предложение он сделал Свете в церкви деревни Сычевка под Смоленском в конце декабря. Кольцо Daniel К с бриллиантом в десять каратов за сутки до этого доставили из Нью-Йорка. Свадьбу планируют на весну следующего года. Настоящую русскую женщину жизнь не учит ничему — брачный контракт Света и на этот раз подписывать не намерена. Я интересуюсь, к чему рисковать, если можно сразу все обозначить. Хотя бы то, что касается детей, — оба молоды, скорее всего, появится общий ребенок. Тут упрямая и рассудительная Светлана сконфузилась и обмякла: «Я над этим вопросом не думала, несмотря на нынешнее свое положение». «Ну так подумайте, Свет. Неужели не подпишете, даже если Тимур предложит?» «Я считаю, в личных отношениях надо рассчитывать на благородство. И потом, мое все равно будет моим, — в голосе слышен металл. — Можете мне говорить что угодно. То, что мне положено, я получу! Мне, по совести, в том браке принадлежит половина. Я не буду за это биться, бороться, даже не буду этого хотеть — но все равно получу». А вот менее глянцевая реальность. Новообразованный гламурный журнал «Татлер» опубликовал список самых влиятельных российских блондинок. Понятно, что блондинки – не чета брюнеткам, и своим влиянием они сравниться не могут. Но в данном случае речь о другом: на восьмом месте в этом списке, опередив даже саму Ксюшу Собчак, значится некая героиня светских раутов Светлана Маниович, которой уже давно интересуются не только поклонники, но и прокуратура Юго-Западного округа Москвы, и милиция города Москвы. Дело в том, что еще в июне нынешнего года бывшему мужу Светланы, бизнесмену Михаилу Маниовичу, позвонил неизвестный и рассказал ему о всяких милых деталях его жизни. Например, назвал номера всех телефонов и машин бизнесмена, поведал, куда и когда он ходит, с кем встречается, в какое время обедает и прочее. Чтобы у Михаила не осталось никаких сомнений в том, что за ним установлено усиленное наблюдение. А уже потом, после долгих расспросов, проговорился о главном. Оказывается, по словам позвонившего, Светлана Маниович вместе со своим новым возлюбленным Тимуром Ивановым, который, между прочим, является крупным федеральным чиновником, советником главы Минэнерго, элементарно «заказали» Михаила каким-то питерским бандитам. Более того, не только заказали, но уже и оплатили заказ. Согласно этому заказу, бизнесмен должен был быть не просто убит, а убит совершенно определенным способом, став безнадежной жертвой автомобильной катастрофы. Естественно, Михаилу ничего не оставалось, как направиться в милицию и прокуратуру, а, помимо этого, обратиться с письмом к Генеральному прокурору РФ Юрию Чайке. Может быть, бизнесмен и не придал бы этому звонку серьезного значения, если бы не предшествовавшие ему события. Дело в том, что Михаил возглавляет компанию YAM International, занимающуюся полиграфическим производством, а также владеет сетью магазинов «Престиж», расположенных в престижнейших местах Москвы, включая гостиницу «Метрополь». И вот Михаил, вернувшись в очередной раз в российскую столицу из заграничной командировки, вдруг обнаружил, что никакого ООО «Престиж» больше не существует. То есть, все вроде бы на месте, и магазины, и даже товары какие-то продаются, а «Престижа» нет. И все договоры на аренду помещений с ним расторгнуты и заключены с новым юридическим лицом – ООО «МФГ». А учредителем этого самого МФГ является не кто иной, как… Светлана Маниович, бывшая жена и соратница, девятая блондинка «всея России». Легко себе представить, в какой шок повергло это известие бизнесмена. Лишился жены, лишился сотрудников (которые, не подавав никаких заявлений о переводе, вдруг стали работниками другого предприятия), лишился магазинов, товаров на сумму в миллион евро, а заодно куда-то исчезли и деньги общества со счетов МДМ-Банка. Исчезла и бывший генеральный директор «Престижа», близкая подруга Светланы И. Егорова, которая (по телефону) наотрез отказалась отчитываться о проделанной работе и передавать дела назначенному Маниовичем новому генеральному директору Павлу Петровскому. Петровский, кстати, затеяв ревизию, и обнаружил весь список пропаж. После чего ему ничего не оставалось делать, как обратиться к органам правопорядка – в ОВД «Китай-город» города Москвы. Забегая вперед, отдадим должное правоохранительным органам: следователь И. Кудрявцева, внимательно разобравшись в деле, постановила считать ООО «Престиж» потерпевшей стороной. Но что может значить рядовой следователь вместе со своим постановлением, если речь идет не просто о настоящей блондинке, но блондинке, безумно влюбленной в федерального чиновника? Уверенности Светлана нисколько не потеряла. В этом смысле характерный эпизод произошел в гостинице «Метрополь», куда приехали представители «Престижа» и попытались выяснить, каким образом находящиеся здесь и принадлежащие «Престижу» магазины вдруг стали собственностью МФГ? Единственное, в чем чистосердечно признался некий господин по фамилии Бородин, так это в том, что Светлана Маниович назначила его директором своей фирмы. Также не особо скрывал он и своих дружеских связей с Т.Ивановым из Минэнерго. Правда, как сообщила «Комсомольская правда», «внятно ответить, куда делись договоры субаренды, где товар, где кассовые аппараты и где, наконец, деньги, Бородин так и не смог. Впрочем, даже если и захотел бы, вряд ли что-то у него получилось – к гостинице подъехала сама «львица» и, что называется, «прыгнула», пообещав всех пересажать в тюрьму». Отчего такая уверенность в собственной неуязвимости? Не оттого ли, что в эту, практически, семейную разборку вдруг ни с того, ни с сего влезли такие люди, как советник Министра энергетики Т.Иванов и 72-летний директор гостиницы «Метрополь» Ю. Матков, с легкой руки которого магазины в одночасье отошли новому собственнику? Бросив все свои дела, они кинулись на помощь светской львице невзирая на присутствие в деле всех признаков «захвата чужого бизнеса». Не этим ли заступничеством вызвана эсэмэска следующего содержания, прилетевшая от неизвестного на мобильный телефон Михаила: «Ты смелый, когда у тебя есть деньги, но скоро для тебя все закончится»? Что закончится? Деньги? Или жизнь? В общем, думал человек, что живет с любимой женой, а оказалось, что жил все годы не только со своим будущим рейдером, но и своим будущим «заказчиком». Вот и люби после этого блондинок. Кстати, если следствие со всем произошедшим все-таки разберется (а надежды есть, потому что и Медведев, и Путин, и Лужков не устают говорить о проблемах борьбы с рейдерством), то Светлана запросто может потерять пару-тройку позиций в рейтинге, что в гламурном сообществе является серьезной трагедией. Ну, а если с помощью своих поклонников она выкрутится, быть ей первой блондинкой страны. Тогда уже Ксюша Собчак окончательно лишится надежд на лидерство. С бывшим мужем. И с новым.

источник: compromat.ru, criminalnaya.ru

www.spletnik.ru

Светлана Захарова – биография, фото, личная жизнь, новости, балет 2019

Биография

Светлана Захарова – российская артистка балета, прима-балерина Мариинского театра, московского Большого театра и миланского театра «Ла Скала». В 2008 году Светлана получила почетное звание Народная артистка России. В то же время стала заниматься политикой, войдя в партию «Единая Россия».

Девочка родилась в Луцке, в семье военнослужащего Юрия Сергеевича и педагога Галины Даниловны. Мама – хореограф детской танцевальной студии, привила девочке любовь к искусству. Под руководством матери Света освоила первые па и добилась на начальном этапе результатов.

Балерина Светлана ЗахароваБалерина Светлана Захарова

В 10 лет девочке удается поступить в престижное Киевское хореографическое училище, где Захарова окончила шесть классов у знаменитого педагога Валерии Сулегиной. В 16 лет вместе со многими сокурсницами Светлана Захарова участвует в конкурсе «Vaganova-Prix», который был организован в Санкт-Петербурге Академией русского балета имени А. Я. Вагановой. Артистке удалось занять второе место, пропустив вперед только выпускницу этой Академии.

Конечно, настолько перспективную девушку не могли не заметить. Светлане тут же предлагают переехать в Питер и учиться в Академии балета, причем зачислили юную балерину, рост которой составил 168 см, а вес – 48 кг, сразу на последний курс. Кстати, это был единственный случай подобного «экстерна» в истории учебного заведения.

Светлана ЗахароваСветлана Захарова

Захарова, окончившая через год Санкт-Петербургскую академию русского балета по классу Елены Евтеевой, после выпуска была зачислена в труппу Мариинского театра, где началась творческая биография молодой танцовщицы.

Балет

В Мариинке художественным руководителем Светланы Захаровой стала Ольга Моисеева, которая в течение сезона вывела начинающую артистку, в солистки театра. Дебютом балерины считается спектакль «Бахчисарайский фонтан», в котором девушка танцевала партию Марии. Но главным успехом в начале карьеры Захаровой критики называют балет «Жизель», где Светлана исполнила главную роль. Для современной российской сцены это был фурор – столь юные танцовщицы давно не исполняли эту сложную партию, тем более на подобном уровне.

Светлана Захарова солирует в «Дон Кихоте»Светлана Захарова солирует в «Дон Кихоте»

В 18 лет Светлана Захарова – уже прима Мариинского театра, задействованная в самых ответственных ролях в классических балетах «Спящая красавица», «Лебединое озеро», «Баядерка», «Дон Кихот». Очередной взлет карьеры начинается после работы над спектаклем «Тогда и теперь», где девушка сотрудничает с хореографом Джоном Ноймайером. Этот постановщик сумел по-новому взглянуть на российскую балерину и показал, что Светлане доступны классика и ультрасовременное видение танца.

Тогда же Светлана начинает гастролировать по миру. Во Франции Захарова становится первой балериной из бывшего СССР, которая танцует на сцене Парижской оперы после развала Союза. Также танцовщице покоряются Нью-Йорк, Лондон, Буэнос-Айрес, Мюнхен, Неаполь.

Светлана Захарова в Большом театреСветлана Захарова в Большом театре

В 2003 году балерина решает перейти на постоянную службу в труппу московского Большого театра. Работа в Большом началась с премьеры балета «Дочь фараона» в постановке известного хореографа Пьера Лакотта. Кстати, с именем Захаровой связан скандал 2013 года, когда девушка, не желая танцевать во втором составе, отказалась от участия в премьере балета Джона Кранко «Онегин». Этот инцидент считают причиной увольнения директора театра Анатолия Иксанова.

В 2008 году балерина заключила контракт с миланским театром «Ла Скала», где танцовщице присвоили статус этуали, то есть высший статус артистов балета. В истории этой сцены подобное произошло впервые – ранее никто из российских танцовщиков не удостаивался подобной чести. В это же году девушка получила звание Народной артистки РФ. В 2010 году Светлана была удостоена ордена Искусств и литературы во Франции.

В последние годы балерина снова вернулась в московский Большой театр и выходит в самых крупных спектаклях «Герой нашего времени», «Дама с камелиями», «Легенда о любви», за которые несколько раз получала «балетный Оскар» – международную премию «Бенуа де ля Данс». В 2015 году артистка получила данную премию за участие в балете Джона Ноймайера «Дама с камелиями», где балерина преобразилась в героиню Маргариту Готье, а также за исполнение партии Мехменэ Бану в балете «Легенда о любви» постановщика Юрия Григоровича.

Общественная деятельность

Еще в 2006 году Светлана Захарова начала помогать руководству страны, войдя в Совет по культуре и искусству при Президенте России. Со следующего года артистка становится депутатом Государственной Думы от Всероссийской политической партии «Единая Россия» и заседает в Госдуме вплоть до 2012 года.

Светлана Захарова в ГосдумеСветлана Захарова в Госдуме

Как общественный деятель, Светлана Захарова учредила специальную стипендию нескольким лучшим ученикам Саратовского колледжа искусств, так как считает очень важным материально поддерживать одаренных детей. Главной проблемой современного российского искусства звезда считает отсутствие самобытных грамотных хореографов, отчего происходит полное заимствование идей с Запада.

Как один из самых ярких представителей российской культуры в 2014 году Захарова удостоилась права участия в церемонии открытия Зимних Олимпийский игр в Сочи. В постановке «Первый бал Наташи Ростовой» Светлана исполнила главную партию и осталась довольна полученным опытом, посчитав, что такой шанс выпадает один раз в жизни.

Личная жизнь

На одном из новогодних концертов Светлана Захарова познакомилась с талантливым скрипачом Вадимом Репиным, победителем Конкурса имени королевы Елизаветы в Брюсселе (1989).

Сначала Светлана Захарова подошла к нему за автографом, и только спустя год их жизненные пути пересеклись снова. Молодые люди начали встречаться, а вскоре поженились. Спустя некоторое время оказалось, что Светлана Захарова беременна. Балерина обрадовалась этому факту, так как уже устала от работы в театре и хотела в жизни перемен. В 2011 году у них родилась дочь Анна, которую родители безумно любят и стараются свободное время посвящать ребенку.

Для Вадима союз со Светланой – уже второй брак. Первой женой скрипача стала дочь грузинского композитора Нодара Габуния – Нато. В первой семье у Репина подрастает сын Лео.

Уже через 3 месяца после родов Светлана снова вышла на сцену, но теперь мысли балерины были сосредоточены не только на балете, но и на воспитании малышки, которую Захарова нередко возит с собой на гастроли. Как говорит балерина, материнство позволило по-новому воспринимать происходящее в спектаклях и открыло новые глубины понимания искусства.

Светлана Захарова с мужемСветлана Захарова с мужем

У артистки есть официальный сайт, на главной странице которого красуется цитата Ив Сен Лорана, сказанная о Светлане: «Такой балерины не было, нет и не будет!». Фото и видео собственных выступлений балерина размещает на страницах сайта, у Захаровой нет собственного аккаунта в "Инстаграме". Балерина организовала благотворительный фонд, который занимается вопросами помощи молодым артистам балета и популяризацией классического танцевального искусства.

Светлана Захарова сейчас

В марте 2017 года с участием Светланы Захаровой на телеканале «Культура» вышла передача «Главная роль» с телеведущим Юлианом Макаровым. В программе речь пошла о новой программе балерины «Amore», которую танцовщица представила со сцены Большого театра. В сольную программу Светланы Захаровой вошло три одноактных балета.

Сейчас артистка посетила Японию с выступлением, прошедшем в рамках «Русских сезонов» в концертном зале Токио Orchad Hall.

Репертуар

  • 1996 – «Дон Кихот»
  • 1996 – «Спящая красавица»
  • 1996 – «Бахчисарайский фонтан»
  • 1996 – «Щелкунчик»
  • 1997 – «Корсар»
  • 1997 – «Жизель»
  • 1997 – «Шопениана»
  • 1997 – «Ромео и Джульетта»
  • 1997 – «Спящая красавица»
  • 1998 – «Лебединое озеро»
  • 1999 – «Спящая красавица»
  • 2000 – «Драгоценности»
  • 2000 – «Дон Кихот»
  • 2001 – «Баядерка»
  • 2002 – «Спящая красавица»
  • 2004 – «Спящая красавица»

24smi.org

Светлана Захарова: интервью и фото ее квартиры в двухэтажном таунхаусе на Остоженке | VOGUE | ЖУРНАЛ | Журнал

Журнал

Захарова обставила свою новую квартиру на остоженке так, как одевается сама — без ненужных излишеств, но с подчеркнутым вниманием к мелочам

15 Июля 2011

Светлана с Дарьей, Александрой и Михаилом. На Светлане: костюм, 3.1 Phillip Lim; блузка, Akris; босоножки, Brian Atwood. На Александре: платье, Michael Kors.

«Удобство — это важно, но красота жизни для меня важнее», — говорит Светлана Захарова, показывая свою новую квартиру в двухэтажном таунхаусе на Остоженке. Этим принципом она руководствовалась, когда после нашумевшего развода c Михаилом Маниовичем искала себе новое жилье. Пришлось просмотреть вереницу дорогущих квартир с низкими потолками, претенциозной и старомодной отделкой, прежде чем ей встретилась эта: просторная, залитая светом, открытая всем ветрам, как палуба океанского лайнера, и в то же время очень отдельная, отгороженная от остального мира, как крепость. Все дело, наверное, в особом типе жилья: этот таун­хаус вроде бы и часть многоквартирного дома, но над ним — крыша с мансардными окнами, а не другие квартиры. «Поэтому дом твердо стоит на земле и одновременно витает где-то в облаках», — говорит хозяйка. И это ей очень нравится.

Светлана в столовой. Кардиган, Michael Kors; платье, Von Vonni; ремень, Hermès

Хотя, если посмотреть трезво, это жилье тоже не было идеальным: в нем могла бы вольготно располо­житься светская пара, но на семью с двумя детьми оно рассчитано не было. Однако Светлана решила, что красота требует жертв, и уговорила мужа — Тимура Иванова, генерального директора Российского энергетического агентства, на покупку.

В столовой под золотым куполом-светильником дизайна Инго Маурера любят собираться все члены семьи.



Основное пространство осталось светлым, бело-золотым, со шторами-парусами и окнами в пол. С появлением новой хозяйки оно лишь наполнилось вещами, собранными ею по всему миру: стол из позолоченной бронзы 1940‑х годов, антикварное бароч­ное напольное зеркало, традиционные иконы и иконы в стиле ар‑нуво, фарфоровые тарелки Ломоносовского завода с готи­ческими узорами. Впечатление дополняют нежные, невесомые росписи художницы Мары Даугавиете с крылатыми девами, оленями, лесами, облаками, ко­лесницами и кентаврами. Фрес­ки идут полосой на стыке стен и потолка, из-за чего потолок в три с лишним метра кажется еще более высоким.


Антикварный бельгийский стол, декорированный позолоченными листьями, случайно встретился Светлане на блошином рынке в Париже. Верх стены и часть потолка московская художница Мара Дау­гавиете распи­са­ла фресками с мифологическими сюжетами. Кресло и пуф из серии Royalton – дизайн Филиппа Старка для итальянской компании Driade.

Второй этаж, где до этого были предусмотрены лишь спальня и кабинет, к приезду новых жильцов изменился кардинально. С легкой руки архитектора Сергея Дрязжина там нашлось место для трех детских (в семье к тому времени случилось пополнение) и небольшой диванной с домашним кинотеатром. Там и колорит более темный, и свет приглушенный, и атмосфера от этого более уютная, камерная. Про свою спальню Светлана и вовсе говорит так: «Это чердак Мастера и Маргариты». Комната действительно небольшая, и при этом романтичная: лежишь на кровати, а над тобой в наклонных окнах проплы­вают облака.

Детская для самой маленькой, Даши. «И люлька дизайнерская, и коляска, — говорит хозяйка дома. — Я решила, что в этот раз у моего ребенка должно быть все самое лучшее»



Люлька, Anna Baby Room; коляска, Silver Cross

Это настроение и есть то главное, что внесла в этот дом его хозяйка, полная сил и планов. К сентяб­рю будет полностью открыт ее новый бутик экзотических кож Shiro в Tretiakov Plaza. А дома к дизайнерским шедеврам Филиппа Старка и Инго Маурера она мечтает прибавить новые — стол голландской дизайн-студии Job Studio, основание которого похоже на клубы черного дыма, и стеллаж «Пирамида» дизайнера 1970-х годов Сиро Кураматы. И куда все это поместится? «Красивой вещи место в интерьере всегда найдется», — отвечает Светлана.

www.vogue.ru

Светлана Захарова: фото, биография, фильмография, новости

Владелица компании «Metropol Fashion Group», байер, московская it-girl, завсегдатай светских мероприятий и ведущая программы «Снимите это немедленно!».

Светлана Захарова родилась в 1970-х годах. Она одной из первых в стране получила финансовое образование, и состоялась в сфере fashion-бизнеса.

Личная жизнь Светланы Захаровой / Svetlana Zaharova

Светлана Захарова была замужем за президентом одной из полиграфических компаний Михаилом Маниовичем. Они познакомились в начале 1990-х годов, когда Светлана Захарова занимала должность финансового директора компании «Х.Г.С.», и была двадцатилетней студенткой Финансовой академии.

— Отчасти этот карьерный спринт объяснялся тем, что в то время фирмы существовали на уровне гендиректора и главбуха, финансистов в стране практически не было. Ребята начинали работать по профилю чуть ли не с первого курса.

Свой первый бутик в «Метрополе» Светлана Захарова открыла при помощи друга Антона Малевского. В 1994 году она вышла замуж за Михаила Маниовича, и жила между Москвой и его родным городом Тель-Авивом.

Именно она познакомила жителей столицы с известными сейчас брендами: «Yohji Yamamoto», «Blumarine», «DSquared2» и «Luisa Beccaria», и открыла первый в истории московской моды бутик «Roberto Cavalli».

Летом 2009 года Светлана Захарова со скандалом рассталась с супругом из-за романа с Тимуром Ивановым, генеральным директором ФГУ «Российское энергетическое агентство». Подробности этого развода обе стороны осветили в прессе. Светлана Захарова не скрывала своего романа с чиновником, которого встретила на показе «Fresh Art».

Из интервью Михаила Маниовича:

То, что у моей жены есть любовник, я узнал задолго до того, как она уходила от меня. Я знал этого парня, он ходил ко мне в дом с женой. Его жена – дочка бывшего замминистра атомной энергии. Хорошая молодая девочка… Пара детей. Я вам даже больше скажу. Когда я узнал про его роман со Светланой, я с ним встретился. Я спросил: «Что ты делаешь? У тебя двое маленьких детей! Моя жена требует минимум 50 тысяч дохода в месяц!».

Весной 2010 года Светлана Захарова вышла замуж за Тимура Иванова. Предложение руки и сердца она приняла в церкви под Смоленском в купе с бриллиантовым кольцом Daniel К. Супруги воспитывают трех детей: Александру (1998 г.р.) и Майка (2003 г.р.) (дети от первого брака Светланы Захаровой) и общую дочь Дарью.

Осенью 2013 года Светлана Захарова представила новую коллекцию марки «Shiro». Презентация прошла при поддержке владельцев галереи современного искусства Artwin Gallery, а встречать гостей помогала дочь Захаровой – юная Александра Маниович, которая в том же году приняла участие в Бале дебютанток Tatler.

В 2014 году стало известно, что Светлана Захарова станет новой ведущей программы «Снимите это немедленно!» на канале СТС. В паре с Ксенией Чилингаровой она помогает участницам проекта найти свой образ:

— Я хотела бы внести свою личную лепту, помочь этим девочкам, которые приходят сюда. И если я действительно в силах что-то сделать, то я хочу делать это именно для них. Мы ведь не просто переодеваем женщин, мы несем ответственность за то, что говорим и советуем им.

www.vokrug.tv

«Образы я ищу порой в самых простых жизненных моментах»

Светлана Захарова

Российская прима-балерина рассказывает о десяти редакциях «Лебединого озера», о том, как современная хореография раскрепощает тело, и почему она когда-то перешла из Мариинского театра в Большой.

Главные сцены мира знают ее Одетту – Одиллию, Жизель, Никию, Манон. Но амплуа классической балерины Светлана Захарова неутомимо расширяет современным репертуаром.

Ее универсальному дарованию отвечают работы в балетах Баланчина, Ноймайера, Форсайта. А за новейшие эксперименты – в частности, опыт первого авторского проекта Amore: три спектакля, которые идут в один вечер, специально для Захаровой поставили современные хореографы Юрий Посохов («Франческа да Римини»), Патрик де Бана («Пока не пошел дождь») и ирландка Маргерит Донлон («Штрихи через хвосты»).

В конце прошлого года балерина станцевала Amore в лондонском театре «Колизей» и в Александринском театре в Санкт-Петербурге.

Кроме этого успела дважды выступить в Пекине, поучаствовать в премьере «Нуреева» в Большом и улететь на миланскую премьеру «Дамы с камелиями».

В феврале она снова вернется в Москву – танцевать в балетах «Спящая красавица», «Герой нашего времени» и «Иван Грозный».

Колоссальный репертуар и головокружительный рабочий график, в который Захарова заглядывает, «только чтобы понять, куда должна лететь завтра», с одной стороны, свидетельствуют о невероятной выносливости, с другой – об азарте классической танцовщицы, которую в современность выталкивает идея поиска индивидуальной свободы.

Этот разговор произошел в Петербурге всего час спустя после прилета балерины из Лондона. Поверить, что собеседница накануне выступала на сцене легендарного «Колизея», было невозможно: обстоятельно отвечая на вопросы, она ни разу не сослалась на усталость, зато честно призналась, что «боится высоты» и что движения для своей Авроры из «Спящей красавицы» подсматривает у шестилетней дочки.

– Судя по вашему творческому графику, проект Amore занимает в нем значительное место. Сбилась со счета – в скольких странах он был показан. Расскажите, что это такое.

– Проект Amore – это моя идея, которая изначально строилась на довольно понятном желании: вот я хочу танцевать то, то и то и хочу это сделать с тем, с тем и с тем. На этот проект я отдала все свои силы. И у нас получилось.

Продюсером выступил мой коллега Юрий Баранов. Без него и всей команды ничего бы не получилось. По всему миру мы показываем Amore вот уже почти два года. Интерес к нему не утихает, а наоборот.

Как все начиналось? После премьеры балета «Герой нашего времени» я очень хотела снова поработать с Юрием Посоховым. Поговорила с ним, и он сразу предложил мне несколько своих спектаклей на совершенно разные сюжеты.

Я выбрала «Франческу да Римини» на музыку Чайковского. Как только услышала первые звуки музыки, у меня все внутри задрожало. Так мы и начали работать. Сделать декорации к «Франческе» мы пригласили талантливого сценографа Марию Трегубову, потом к команде присоединился известный дизайнер Игорь Чапурин. На мой взгляд, он сотворил потрясающие костюмы. В спектакле мы задействовали артистов и звезд Большого, моих партнеров – Дениса Родькина и Михаила Лобухина. Работа закипела.

Второй балет мне поставил Патрик де Бана, который в нем же и танцует. После прекрасного опыта над современным номером с ним мне хотелось, чтобы он поставил полноценный балет. И я его пригласила поучаствовать в нашем проекте.

В спектакле заняты всего три артиста – помимо меня и Патрика потрясающий солист Большого театра Денис Савин. Мы долго сочиняли, пытались найти сюжет, переделывали либретто. Результат вышел совсем отличный от того, как все было запланировано сначала. Балет Патрика такой… философский меня очень устраивает. Ну а когда думала о заключительном третьем акте, просто оттолкнулась от себя самой.

Знаете, я человек веселый, люблю юмор, шутки. Да и как зритель я бы хотела уходить после спектакля с радостным настроением. Поэтому хотелось закончить всю историю на мажорной, радостной ноте. Тогда Юрий Баранов показал мне одну запись, и я сразу сказала: «Это то, что надо!» Это был балет «Штрихи через хвосты» на 40-ю симфонию Моцарта. Хореограф Маргерит Донлон. С ней я работала впервые.

– Готовилась к разговору с классической балериной, а речь сразу зашла об авторском проекте. Почему вам с вашей востребованностью это стало так нужно и важно?

– Знаете, я очень часто вижу, когда наши артисты переезжают работать в западные театры, они сталкиваются с довольно жесткими законами. Сейчас вот летела с одним коллегой – довольно известным танцовщиком, и он мне рассказал, что его жена, родив дочку, ушла из одного крупного театра в менее престижный театр. Ушла из-за того, что захотела почувствовать себя более свободной.

Я не могу быть объективной в принципе, так как я с некоторых пор живу по своим законам и у меня с театрами все складывается благополучно. Но если артисты уходят с престижных сцен, это же о чем-то говорит?

Вообще, должна признаться, мы, артисты, всегда чем-то недовольны независимо от того, идет речь о российских, европейских или американских театрах. Артист же всегда ищет свободу, всегда ищет путь к реализации.

В общем-то, получается, мы артисты – всегда эгоисты… В хорошем смысле этого слова.

– Для воспитания творческого эго любому человеку нужен образец или пример. Кто этот образец для вас?

– Обычно вопрос звучит по-другому: кто ваши кумиры? (Смеется.) Помню, что еще в школе никак не могла себе выбрать любимую балерину. Многие мне нравились, но вот любимую выбрать… Ведь у всех помимо достоинств есть какие-то свои недостатки, и я их, наверное, видела. А вот когда впервые увидела Сильви Гиллем, я испытала настоящий шок.

Дело в том, что она обладает уникальными способностями: у нее фантастические растяжки, ее работа ног завораживает. До нее такого никто не делал, да и не разрешалось особо.

Уникальность Гиллем в том, что в конечном итоге балетный мир ее принял. То, как владеет телом эта балерина, я думаю, не подвластно никому. Мне кажется, она и перевернула балетный мир, заняв в нем ни с кем не сравнимое место.

– Гиллем увлекается йогой, а у вас есть какие-то собственные тренинги?

– Нет. Я делаю свои растяжки, упражнения. Минимум это полчаса занятий на полу перед каждой репетицией, перед каждым классом. Это просто упражнения, которые я когда-то для себя подобрала на закачку мышц, спины, стоп.

– С Гиллем вам удалось познакомиться?

– Нет. Я была на ее спектаклях, но личного знакомства не случилось. Как-то не совпали обстоятельства для этого.

– Не могу не спросить о вашей роли в балете «Нуреев».

– Там у меня сразу две роли в одной – Натальи Макаровой и Аллы Осипенко (партнерши Нуреева. – «Ведомости»). Я исполняю монолог «Письмо Дивы». Режиссер Кирилл Серебренников включил в либретто сюжет «Письма к Руди» (их два – письмо Ученика и письмо Дивы. – «Ведомости»).

В письмах, которые специально [для спектакля] написали эти две великие женщины, они, обращаясь к Нурееву, что-то вспоминают, рассказывают. Вот на этом материале и основан мой монолог во втором акте…

– …который вы готовили для июльской премьеры и она была отменена.

– Да. В то время, когда готовилась постановка, часть труппы была на гастролях в Японии. Но спектакль был почти готов. Оставалось собрать все воедино, так как в нем помимо балета занято еще много других исполнителей.

Труппа вернулась за две недели до премьеры. Мы много репетировали. Но, видимо, что-то все же не ладилось. Когда произошла отмена премьеры, я, как и все артисты, конечно, сильно переживала. Но целиком о спектакле я не могу говорить: я полностью его так и не увидела – только отдельные отрывки.

Поскольку я была занята лишь во втором действии, на этом своем фрагменте и была сконцентрирована. А остальное меня тогда не волновало.

– И Макарова, и Осипенко – женщины с очень сильными характерами. Как их удалось совместить в одном монологе?

– Двух женщин в одном монологе, конечно, невозможно сыграть. Я взяла за основу ту, с кем больше общалась, с кем была знакома и даже работала. Это Наталья Макарова. Я из нее лепила свой образ: пересмотрела кучу фотографий, читала книги о ней.

– Где вы с ней общались?

– Первый раз я с ней встретилась в Рио-де-Жанейро. Она ставила там свою редакцию «Лебединого озера», а я гастролировала с Мариинским театром.

Это было давно, я тогда была начинающая балерина. Увидев меня в спектакле Мариинки, она предложила приехать и станцевать в ее «Лебедином». Я согласилась. Когда я приехала, она уже заканчивала подготовку к премьере.

Белое адажио из второго акта – это первое, над чем мы начали работать. Для меня это был уже не дебют в «Лебедином», но мне была любопытна ее редакция, и я ее выучила.

Ах, какие руки она мне «предложила»! Я до сих пор использую то, чему Наталья Романовна меня научила.

– Какие же руки она вам «предложила»?

– Она изменила некоторые позиции рук. Ведь Белый акт – это немножко экспромт, фантазия каждой балерины, там нет какой-то специальной постановки рук, там есть рисунок движений, который нужно соблюдать. А пластику рук, повороты головы, наклон корпуса, какие-то позы каждая балерина ищет сама: смотришь в зеркало и выбираешь что-то подходящее.

Вот на этом этапе Наталья Романовна и предложила мне: «Попробуй так сделай! Попробуй так…» Она очень красиво показывала настолько естественные для меня позы, что я с ними буквально слилась.

– Вы танцевали порядка 10 редакций «Лебединого». Объясните, что происходит с телом, с мозгом балерины, когда она под одну и ту же музыку переключается с одного хореографического текста на другой?

– Когда репетируешь давно и хорошо известную тебе редакцию, ты думаешь только о том, чтобы все четко исполнить, – о технике, об эмоциях, естественно. А вот когда речь идет о чем-то совершенно новом, приходится думать намного вперед, чтобы не ошибиться в хореографии.

Допустим, вариации и дуэты – они все равно отрабатываются в зале до автоматизма. А вот в последнем акте, где обычно очень отличается хореография и, как правило, она технически не сложная, главное – соблюдать рисунок. Так как все время бегаешь между кордебалетом и обстановка может быть не вполне знакомая, конечно, надо включать особый самоконтроль.

Вы знаете, вообще в основе всех редакций есть некая классическая база. Ни один из постановщиков классической редакции «Лебединого озера» не меняет Белый акт, танцы Одетты – ну, может быть, лишь в самом начале пантомима добавляется.

А вот Черное па-де-де Одиллии и Принца как раз в разных версиях отличается, как и последний акт – он полностью во всех редакциях разный. Бывало так, что именно этот последний акт и не запоминается ни в какую. Учишь, учишь, исполняешь спектакль, а потом садишься в самолет – и такое чувство, что, кажется, и не вспомнишь ничего из того, что учила.

– Чья редакция «Лебединого», по-вашему, наиболее радикальная?

– Я бы говорила не о радикализме, а о том, чья редакция больше подходит именно мне. Бурмейстера редакция мне очень нравится. Сейчас самой родной стала редакция Григоровича – я ее танцую в Большом.

Ну а если говорить о том, что как-то очень уж подошло мне, это, пожалуй, редакция Рудольфа Нуреева. Я ее танцевала в «Гранд-опера», потом в «Ла Скала».

Ну а если уж мы заговорили о радикализме, помню, была редакция – я ее танцевала в Чили – обычная классическая, но хореограф решил, что во что бы то ни стало Одетта в конце спектакля должна падать со скалы. Так вот, я должна была падать с высоты 2,5 м. Меня ловили, наверное, четыре человека. Вот это было страшно!

– Падали со страховкой?

– Нет. Я становилась на край декорации, имитирующей скалу, с которой падает Одетта. На определенную музыку я должна была лететь назад спиной. Так вот, я ни разу не смогла это сделать на репетиции. Упала только на премьере – мне уже деваться было некуда! Я ужасно боюсь высоты.

И еще. Когда ты падаешь спиной, ты же не видишь, кто тебя ловит, да и ловит ли кто-то вообще. Это очень страшно. На сцене я просто закрыла глаза и полетела как в омут с головой.

– Сколько репетиций дается в вашем балетном мире, если говорить не о премьере, а о вводе в спектакль?

– В лучшем случае у нас бывает одна общая репетиция с кордебалетом и оркестром. Это называется прогон, но это в лучшем случае. А бывают случаи, когда артист танцует свою премьеру без таких репетиций, т. е. ориентируется непосредственно на месте.

– И не на что надеяться, кроме собственного опыта?

– Конечно. Но одно дело, когда ты опытная балерина, а другое – когда молоденькая артистка выходит на сцену.

– «Молоденькая» – хорошо сказано. Сколько вам было, когда вас взяли в Мариинский театр?

– Мне было 17 лет, когда я пришла в Мариинский театр, и меня сразу взяла в свои руки великий педагог – Ольга Николаевна Моисеева. Это было огромное счастье. Я даже представить не могла, что мною займется человек, воспитавший Галину Мезенцеву, Алтынай Асылмуратову, Юлию Махалину.

Да многие через ее руки прошли. Она сделала из меня балерину. Многому научила. Первые годы работы в театре были сложными, но очень насыщенными. Я познавала классический и современный репертуар.

Сейчас у меня об этом не просто хорошие воспоминания, а какие-то очень важные наблюдения в смысле качественных изменений во мне как в балерине. К нам приезжали замечательные хореографы. Я работала с Уильямом Форсайтом, Алексеем Ратманским, Джоном Ноймайером. Ну а потом я уехала в Большой театр.

– Почему же вы уехали в Большой театр?

– Знаете, есть период у артиста, когда хочется чего-то нового. Это как ребенок, который растет в родительском доме, а потом его тянет в новую, неведомую жизнь. Вот у меня с Мариинкой, наверное, так в свое время и произошло.

Хотелось перемен. Думаю, Махар Хасанович Вазиев – в то время он руководил труппой – меня тогда не понял. В принципе, и ему, и нам в то время, что мы работали в Мариинке, очень повезло. Он был начинающий, молодой руководитель, которому удалось собрать целую плеяду новых балерин. На гастролях критики нас называли беби-балеринами. Так звезды сошлись: пришел новый руководитель, при котором выросла прекрасная плеяда исполнителей.

А после нас как-то все поутихло. Как будто пауза наступила. Кстати, когда я пришла – такая молодая, 17-летняя Света Захарова – в Мариинский театр, моими партнерами были опытные звезды: Игорь Зеленский, Фарух Рузиматов. Звезды! Вы не представляете, сколь многому я у них научилась! Это был феноменальный опыт, феноменальная практика.

– Чему в принципе балерину может научить партнер?

– А я скажу. Я танцевала Жизель в «Гранд-опера». Моим партнером стал Лоран Илер. Это великий, настоящий артист! Звезда. В тот момент он уже завершал балетную карьеру как танцовщик. Но я никогда не забуду эти спектакли, которые мне посчастливилось с ним станцевать.

Не поверите, но от того, как он держал меня за руку, как он прикасался к плечу, как он смотрел в мои глаза, у меня менялся образ. Я действительно чувствовала себя застенчивой девочкой, моя Жизель стала по-настоящему влюбленной и страдающей.

В конце второго акта я плакала, у меня текли слезы. Он еще потом меня спрашивал: «В чем дело? Что случилось?» А я тогда этого не могла объяснить…

– Зато сейчас, говорят, на ваши репетиции с другим танцовщиком, Роберто Болле, надо продавать билеты. Что там у вас с ним в «Ла Скала» происходит?

– (Смеется.) Наверное, дело в том, что Роберто Болле – тот человек, который целиком и полностью выкладывается, отдается всему даже во время репетиций. Ни одного халтурного движения. Все время полное напряжение, как будто происходит спектакль. В этом мы единомышленники.

Мы уже много лет с ним танцуем вместе, вышло три записи с нашими спектаклями. Каждый раз между нами возникает какая-то особая энергия и эмоция. С ним я чувствую себя свободной, раскрепощенной.

– В «Ла Скала» вы снова совпали с Махаром Вазиевым, который там работал руководителем балетной труппы. Не он вас и позвал туда?

– Нет, не он. Махар Хасанович был уже третьим руководителем балета с того момента, как я впервые там станцевала. Поэтому уверенно могу сказать, что балет «Ла Скала» с его приходом зажил новой жизнью. Как всегда, он начал искать молодых талантливых артистов. Начал давать им возможность танцевать главные партии.

Это при том, что профсоюз театра, конечно, выступал за то, чтобы танцевали, как и прежде, те балерины, которые имеют право танцевать главные партии. А в то время это были балерины предпенсионного возраста, и, к сожалению, они не могли достойно тянуть весь репертуар.

– А выходы классической балерины на территорию новой хореографии – это тоже в некотором роде возрастная история?

– Хороший вопрос. Думаю, приходит все само и вовремя. Когда тобою исполнены уже все партии классического репертуара, становится скучно. Хочется опять чему-то научиться – найти новые формы, использовать свои возможности в другом направлении танца.

Я очень люблю классические балеты. Они сложные, и уже поэтому ты постоянно держишь себя в форме. Но вот еще что важно. В классике ты постоянно доказываешь себе, что ты можешь. Современный балет – немного другое. Он может быть красивым, сложным, непонятным, каким угодно, но это – другой этап.

Я давно балансирую между классической и современной хореографией и, думаю, еще какое-то время буду балансировать. Но современная хореография помогает мне открыть что-то новое в классике. Удивительно, но это действительно так!

Современная хореография раскрепощает тело. Ведь балет – современный или классический – это в общем-то одни и те же движения. Просто они используются по-разному. В современной хореографии есть те же пируэты, те же прыжки, но в ней отсутствуют сдерживающие классические рамки или правила.

Ты можешь кидаться буквально из крайности в крайность – ну нет ограничений. А когда нет ограничений, твои возможности открываются полностью. Вот так, открывая свои возможности в современной хореографии, ты невольно начинаешь их применять в классике. То есть ты становишься свободнее.

– Вот говорят: балет – красивое искусство. Что, по-вашему, является оборотной стороной «красивого искусства»?

– Дисциплина, самодисциплина и желание совершенствоваться. Вчера, допустим, прекрасно прошел спектакль – не факт, что сегодня он так же хорошо получится.

И поэтому снова приходишь в зал, разогреваешься, отрабатываешь те же движения, повторяешь одно и то же десятки раз. Это бесконечное колесо такое. Как белка в нем.

– Где силы берете?

– Да где угодно. Нельзя останавливаться. Ведь жизнь балетная короткая. Вроде бы только вошел во вкус, а время уходит. Как сложится дальше – зависит от окружения.

У меня так сложилось, что люди, которые по жизни были лишними, сами собой отпадали: прилеплялись, а потом отлеплялись. Просто дороги расходились. Ну а силы? Они нарабатываются. Парадоксально, но чем больше работаешь, тем сил становится больше.

Образы я ищу порой в самых простых жизненных моментах. Например, когда я танцую «Спящую красавицу», вспоминаю поведение своей дочки – как она балуется, шалит. «Спящая красавица» – это же тот случай, когда жизнь надо видеть в розовом свете.

Принцесса Аврора, как все маленькие дети, радуется, удивляется всему и делает это так открыто, ребячливо, естественно. В жизни каждого человека многое происходит, переживаешь разные состояния – душевные, сердечные. Мне нравится, что те разные чувства, которые мне пришлось пережить в реальности, я смогла использовать в своих ролях на сцене.

– Напоследок позволю себе такой вопрос: когда вы приходите в кино и смотрите фильм о балете, допустим «Черный лебедь», что вы думаете?

– Ну как? Сказка. Красивая такая, странная сказка. Натали Портман – она же там играет? – вполне справляется с ролью. К моей профессии это в общем-то не имеет отношения.

Елена Черемных, Ведомости

www.classicalmusicnews.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о