Люмпен модельное агентство: Модельные агентства против стандартов — Wonderzine

Автор: | 02.12.2017

Модельные агентства против стандартов — Wonderzine

Название для агенства выбрали закономерное: «Почти все ребята подходят под описание „люмпена“: многие из них бедные, безработные, провинциалы. Ребята в основном бритые, без сложных стрижек или бород — от них есть ощущение неблагополучного района. Я была уверена, что их будут букировать люксовые бренды, и мне хотелось увидеть этот контраст. Согласитесь, классно, когда русский „люмпен“ в вещах за несколько тысяч евро открывает шоу в Париже. К тому же, это интернациональное понятие, вызывающее мощную ассоциацию», — рассказывает основательница.

Интересных проектов, в которых могли бы поучаствовать модели Lumpen, в нашей стране немного, и от многих ребята отказываются сами: «В России работы мало, а гонорары очень низкие. Наши мальчики и девочки зарабатывают в Европе в десятки раз больше, чем здесь, поэтому мы планируем открыть там филиал, чтобы упростить работу». Основные заказчики здесь — магазины ЦУМ, КМ20, SVMoscow, несколько журналов и онлайн-изданий. Ещё Александрова сотрудничает с дизайнером Гошей Рубчинским. Вместе с его командой она курировала кастинг моделей для последнего показа в Калининграде. Искали их по всей стране. 

О Lumpen писали и американский Vogue, и i-D — колоссальный интерес со стороны Запада к агентству не утихает до сих пор. Сейчас Авдотья и её подопечные — одни из тех, кто представляет образ России на мировой арене. Модели Lumpen участвовали в шоу Balenciaga, Vetements, Lanvin. На недавно прошедших неделях их можно было увидеть на Rick Owens и Veronique Leroy. Comme des Garçons работают с Lumpen уже на постоянной основе: на последнем показе Comme des Garçons Homme Plus из двенадцати моделей восемь было из Lumpen. 

Интересна реакция и российской аудитории. Помимо эффекта узнавания и предложений о работе, агентство сталкивается и с грубостью — особенно в Сети: «Есть люди, которые до сих пор называют моделей „уродами“ — если это происходит в интернете, мы просто таких блокируем. Критиковать внешность — последнее дело». Авдотья признаётся, что модели агентства — её личный выбор, которым она очень гордится: «Я рада, что люмпены нравятся не только мне, но я не испытываю горьких сожалений, что кому-то они не нравятся — мне всё равно. Тот мир, который я уважаю, постоянно доказывает обратное. Когда Эдриан Йоффе жмёт тебе руку за кастинг, какое вообще дело может быть до того, что думают и говорят эти люди».

«С утра я на подиуме, а вечером уже меняю кому-то унитаз». История Надежды LERTULO

Надя LERTULO — одно из самых известных лиц Lumpen, первого в России агентства моделей с нетипичной для подиума внешностью. Сама она называет себя «фриком» и рассказывает со смехом, как дворовая гопота держит ее за свою.

Моделью Надя стала в 37 лет, благодаря фотографии своей спины, «сделанной» на тяжелой работе — на стройке. В перерывах между съемками она чинит водопроводы, перебирает электрику, заливает бетон, строит бани. Надя — воспитанница интерната, всю жизнь она стеснялась своего лица и низкого голоса, а на улице нередко слышала «урод».

«Гласная» поговорила с Надей о том, как она вошла в мир моды и почему моделинг сегодня ломает собственные стандарты.

Вылитая мать, только рыжая

Мне был год, когда родителей лишили прав. Сначала дом малютки, потом детский дом и школа-интернат. От родителей мне досталось только решение суда времен Советского Союза о том, что жилплощадь сохраняется за мной. Мать пропала без вести, об этом я узнала в 16 лет, когда пришла в ЖЭК за выпиской из домовой книги, чтобы подать документы на «кто я, что я». Мне ничего не дали, конечно. Неважно. Когда я вошла в помещение, сидящая за стойкой женщина посмотрела на меня и говорит: «Боже, вылитая Зеленова. Только рыжая». Так я узнала, что мать была черной как смоль. А про отца совсем ничего не знаю. Сейчас я уже спокойно к этому отношусь — слава богу, меня переключило.

В детстве я была пухлой и сильной, пацаны меня боялись, а за спиной называли Батон или Рыжая, но так, чтобы я не слышала. У других детей ничего не просила, никаких игрушек. Но была одна, только моя — это все знали. Волчок. У меня была проблема с тем, чтобы играть в куклы или что-то рисовать, не хотелось этого. А юла – это когда что-то вращается, вертится, это и есть жизнь. Мне сложно вот так сидеть и ничего не делать, неуемный характер. Волчок к тому же был единственной игрушкой, на которую никто другой не претендовал. Но один мальчишка долго следил за ним, чтобы отобрать, и намеренно сделал это так, чтобы я увидела. Тогда я подошла к нему и ударила стулом по голове. Вообще-то он знал, на что шел.

Никто из нас, детворы, не делал различий — мальчик или девочка. Все играли в одной куче. Мне и сейчас друзья говорят: ты свой парень в доску. Наверное, в этом есть преимущество школы-интерната, никто тебе не скажет: ты-ж-девочка. Хотя, конечно, девочек всегда одевают в платья. Но как же неудобно в них по перилам кататься!

«Джокера» я могу понять

В доме малютки дети не плачут — бесполезно, сиську никто не даст. Обычный ребенок может позвать «пап, мам», просить что-то, требовать, а мы не можем: что тебе дали — тем и живешь. Интернатским хочется кому-то нравиться, понимаете? В семье тебя любят уже за то, что ты есть, тебя любят братья, сестры, бабушки, родители. А тут редко слышишь: здорово! молодец! Меня дважды отправляли в места для «не очень здоровых». В первый раз — по ошибке, потому что пришли врачи, разговаривают со мной, а я молчу. Они поняли это по-своему. А я, маленькая, всего лишь стою и думаю: блин, сейчас чего-нибудь ляпну, они по-своему завернут, они же взрослые. Молчишь — тоже за дуру принимают. А в другой раз меня воспитательница специально туда отправила.

В такие моменты зарождается что-то внутри — стержень, железный. Если появляется внешний стимул, это «что-то» начинает расти. Для меня таким стимулом стала музыка. Я спокойно относилась к обязательствам нашей режимной жизни: просто делаешь что надо — не думая, нравится тебе или нет. Так же с развлечениями: свободного доступа к телевизору или радио у нас не было, когда включили, тогда и слушаем. Однажды из телевизора я услышала эту музыку — какая-то красивая французская песня, и она так засела во мне, будто говорила, что есть и другая жизнь.

Люди, находящиеся в тюрьмах, домах престарелых, школах-интернатах — самые несчастные, потому что у них нет выхода во внешний мир. Изоляция очень негативно влияет на психику. В детстве мы, мелкие, вырывались и сбегали — бегали хотя бы за семечками на Москворецкий рынок. Как-то сперли стакан семечек у старушки, до сих пор стыдно. А рынок тот охраняли бывшие уголовники. Погнались за нами, один поймал меня и держит. Прошу его: отпустите! Они ведь знали, что мы интернатские. Второй подходит, говорит: «Вить, да отпусти их, у них жизнь хуже нашей — тебя за дело посадили, а эти с рождения ни за что сидят».

Вышла я в 96-м, попала в училище, пыталась учиться. Но чтобы учиться, нужно хотя бы есть нормально. Меня поселили в общежитии — из интерната туда отправили всех, кого считали плохими ребятами. А у меня всегда хорошо шла физика, я даже пыталась в ВУЗе учиться — но долго не продержалась: невозможно разорваться, когда нужно успевать и что-то заработать, и как-то существовать в жуткой общаге, где другие ребята делают что хотят…

Никогда не знаешь, в какую ночь вышибут дверь в твою комнату. Хотя меня старались не трогать, я могла ответить. Так вот, проживая в общежитии в Медведково, я ездила в училище на Шаболовскую, а вечером — чтобы поужинать — тащилась в водительскую столовую на конечную остановку где-то в Бибирево. А тут в общаге твои шмотки выбросили в окно пьяные разгильдяи. Какого хрена, ребята, мы же выросли вместе!

Подруга, которая знает меня с интерната, позже рассказывала: «Когда ты приходила в гости, обычно не смотрела в глаза, но я и так знала, что ты голодная, интернатские всегда голодные. Я тебя спрашивала: “Надя, что-то будешь?” А ты: “Не знаю”». Ну я просто боялась сказать: накорми меня, пожалуйста.

В интернате у меня был друг, Лешка, сейчас он священнослужитель. Мы двое из класса стали кем-то. Хотя нет, есть еще девушка, которую удочерили иностранцы, сейчас на Сицилии живет. А больше я ни с кем из интернатских не общаюсь: либо ты исключаешь это из своей жизни, либо погибаешь. Когда мы вышли за двери школы-интерната, Лешка сказал: «Наконец-то нас оставили в покое».

Господи, какой я была мрачной, не видела перспектив для себя вообще. Смотреть людям в глаза, взаимодействовать с ними сейчас как-то научилась, спасибо друзьям, но до сих пор при встрече с незнакомыми я ежик. А мои друзья, неинтернатские, сразу улыбаются. Погоди улыбаться, ты еще не знаешь человека. Я людям не доверяю. Имею право. Собаке на улице доверюсь больше. У меня на глазах убили друга, со мной всякое происходило, я сама делала дурное. До конца я это не преодолела и не могу сказать, что верю в человечество. Но иногда смотришь — у тебя все не так уж плохо, есть повод улыбнуться. В жизни вообще или смеешься, или…

«Джокера» я могу понять, скажем так. Кстати, пример актера Хоакина Феникса говорит, что можно развиться и в более зрелом возрасте. Если у тебя в жизни есть платформа — выскочишь молодым, если ее нет, нужно больше времени и ресурсов на все. После интерната, например, было невозможно устроиться на работу. Меня брали только уборщицей в кафе, потому что в паспорте стоял штамп с пропиской в сиротнике. А для людей это сразу: ага, или ворует, или родители наркоманы и пьяницы. Вот скажите: кому пришло в голову штампы детям раздавать?

Помню, в интернат как-то приехала пожилая женщина, австрий… австрия… стараюсь говорить без ошибок, гражданка Австрии, короче. Очень богатая. В войну она, маленькая девочка, оказалась в лесу, в заросшем рве, где пролежала несколько дней без еды и воды. Там ее нашел советский солдат и несколько дней держал возле себя, кормил шоколадом из своего скудного пайка. Нашел ей пристанище. Она выжила — благодаря этому человеку, чьего имени не помнила. Солдату было неважно, что это чужая девочка и чужая земля — он спасал ребенка. Когда она приехала к нам в интернат, раздала всем по коробке шоколада, печенья, конфет, каких-то карандашей, витаминов — как дань благодарности тому солдату.

Мне запомнились ее слова: если видишь кого-то в одиночестве или в беде — постарайся помочь, как бы ни было тяжело самому, будь щедрым к нуждающимся. Наверное, поэтому я брошенных собак теперь подбираю.

Первая появилась, когда друзьям нужно было уехать и они ко мне своего пекинеса пристроили. Когда мы гуляли, соседка кричала: смотрите, рыжая рыжую несет. Второго, замерзшего щенка, друзья подобрали у метро в минус двадцать. А борзая Эпоха у меня появилась, когда один баловень богатый наигрался и выставил ее на продажу за небольшие деньги — оказалось, держит ее запертой в квартире, а сам за городом живет. В первое время моя Эпа не понимала, как это — уходит хозяин, ревела на весь дом, задние лапы плохо работали. Китайская хохлатая, Эйка — была испугана, два года не могла привыкнуть к ласке, а теперь стережет меня и отгоняет тех, кто пытается подойти без ее собачьего разрешения. По мне, домашних животных лучше не покупать, а выручать. Благодаря им, я научилась гулять даже если устала — сил нет. Прогуляешься с ними вечером — и спится лучше.

Из моего интерната иностранцы забрали пятерых девочек и двух ребят, все живут на Сицилии. Иностранцы забирали детей чаще. Когда я приехала к ним в гости, увидела, что там нет детских домов, оставшийся без родителей ребенок сразу попадает в новую семью. Свои, чужие — все в одной куче. Чей-то малыш споткнулся — моя подруга берет его на руки, чтобы успокоить. А он и не сопротивляется — ему хорошо. Мой ребенок, твой — какая разница?

Бригадир? Ты же баба!

Я тогда была на практике в ЖЭКе, и меня отправили красить подъезд. Мимо проходит интеллигентная пожилая женщина: доченька, у меня дома побелка с потолка сыпется. И смотрит на меня. А я та еще оборванка была по виду, семнадцать лет. Побелила ей в квартире потолок, впервые в жизни попробовала растворимый кофе и заработала первые деньги.

Сегодня я разбираюсь в электрике, сантехнике, умею лить бетон, строить бани, чинить крыши. Работать предпочитаю одна. Какое-то время работала с мужиками, но у ребят была привычка: взяли заказ, сделали что-то, получили первую денежку — и пошло-поехало: «А, надоел заказ, давайте выпьем». То есть они пить ходили, а я должна была заканчивать. Сейчас бывает, беру помощников. Большинство мужчин, конечно, фыркают, ну как же — баба.

Однажды пришла в строительную фирму, говорю им: я давно в деле, знаю и умею то, то и то, возьмите меня на подряд, чтобы я не руками работала, а следила за качеством. Отвечают: «Бригадиром? Ты же баба!». С мигрантами работала, конечно, им еще сложнее далось понимание, что я женщина и что-то умею. Но когда мы вместе закончили большой заказ, они мне говорят: «А давай ты у нас прорабом будешь».

В современном мире нет проблемы для женщины делать что-то своими руками. Не хватает силы — можно справиться за счет инструмента. Нужно, конечно, понимать, что и как работает, уметь распределять нагрузку, знать свое тело. Мне повезло с учителем физкультуры, он научил — берешь что-то тяжелое, не тяни спиной, держи руками. Я иногда делаю вещи, которые мужикам не под силу, хотя это скорее к упрямству относится. Вот эти мышцы — чистое упрямство. Потом, есть такая тема: не бойся усталости. День прошел зря, если он не видит трудов твоих. Да и просто — будь ты счастлив. Дожил до вечера, уже хорошо.

В девушке с болгаркой в руках что-то есть

Однажды приятель, с которым мы вместе по ремонту работали, говорит: «Какая у тебя спина! Никогда такой у девушки не видел». Мы давние друзья, спокойно раздеваемся друг перед другом, а тут только что закончили тяжелую работу — четыреста килограммов хрен знает чего с потолка сняли. Помещение — тесная коммуналка, и он увидел, как я моюсь в ванной.

Ну ок, спасибо, Сань. Конечно, я не привыкла получать комплименты и всегда осторожно к ним отношусь. Но после того случая я поехала к подруге в Швейцарию, и они с мужем такие берут свои смартфоны, фотографируют мою спину и показывают фото друзьям, которые тратят кучу денег на тело: танцы на шесте, какие-то капсулы с выпариванием. А я ни хрена для этого не делаю, даже на диете не сижу. Свое тело я сделала на тяжелой физической работе. В спортзал меня не загонишь — сидеть там, потеть, вот еще. Мне этого в детстве хватило: футбол, баскетбол, куда-то бежать, где-то прыгать. В общем, так я поняла, что спина — мой козырь.

Потом уже московская подруга говорит: «Надь, ты же красивая. Есть в тебе что-то». Я красивая? Не-ет. Хотя понимаю, в девушке с болгаркой в руках что-то есть. Та подруга и рассказала мне про Lumpen — модельное агентство нестандартных людей, проект Авдотьи Александровой, и я решилась. Закинула им фото спины, написала краткое резюме на английском. Через несколько секунд приходит ответ: «Лицо». Лицо? Вот еще, своего лица я стесняюсь. Мое лицо — это совсем не то, что может нравиться или что можно засветить в журналах. Да, я посмотрела базу моделей Lumpen, но считала, что даже к ним не гожусь. Плюс, там подростки, школота, а мне на тот момент 37. Ладно, отправляю лицо — и получаю сообщение: «Обязательно приходите на кастинг».

Много ли на свете таких, как Барби?

Моделинг сильно изменил мою самооценку. Теперь мне все равно, как я выгляжу — куда важнее, что при этом чувствую. Я поняла, что не хочу нравиться, а хочу удивлять. Я фрик и считаю, что фрики красивее стандартов. Много ли на свете таких, как Барби? Нет. У нас в Lumpen есть парень двухметрового роста, с усами, есть девушка-альбинос, у нее зрачки прозрачные и ресницы совершенно белые, очень красиво. Необычные люди. Сама я рыжая, сильная, с мужским басом. Такой природный голос, раньше был еще ниже, но я научилась модулировать. В средневековье гореть бы мне на костре за это все. А сейчас почти прогресс, да.

Кстати, я только недавно поняла, что быть рыжей — красиво. Стою в аэропорту, расчесываюсь, за мной наблюдают две иностранки, чувствую их взгляд со спины — понимаю, что пялятся. Поворачиваюсь, чтобы сказать что-то резкое, а одна говорит: «Какие у вас прекрасные золотые волосы». А я, когда была маленькой, так злилась на них.

Кто такой люмпен? Человек с окраин. Гопник. Но мы все разные и по-своему интересные. Не злые и не тупые, как принято думать. Посмотрите базу Lumpen — не найдете ни одного стандартного лица. У меня рост 168, а я — модель. Другая модель нашего агентства сейчас демонстрирует одежду Gucci, а она еще ниже. Стандарты уже не имеют значения, важна индивидуальность, потому что так интереснее, больше палитра. Подгонять всех под один бьюти-стандарт — все равно что заставлять ходить в одинаковой одежде.

На одном показе в Париже мне сделали мэйк для подиума — помада, глаза ярко, тени фиолетовые. Потом пришел создатель бренда и говорит: «Все убрать. Кремом лицо покройте и хватит». То есть меня оставили мною, только волосы затянули. В повседневной жизни я обычно не крашусь, совсем. Хотя когда стилисты красят мне губы ало-красным, очень нравится. Но чтобы мне самой делать себе румяна или тени для глаз — редко-редко. Красить глаза в моем случае вообще бесполезно, из-за век ресниц не видно. Но все равно на съемках и после них мне делают комплименты, а я третий год сомневаюсь в том, что слышу.

Мне все еще сложно держать себя в руках, когда меня называют «уродом». Стараюсь не реагировать, не отвечать. В конце концов в жизни есть вещи потруднее: например, ты ремонтируешь дряхлые коммуникации, чугунная труба лопается, а под тобой три этажа. И сверху все льется прямо на тебя. Или вчера я меняла электрические провода в старом доме, три часа сидела в антресоли, потому что провода поверху — было тяжело, темно, нечем дышать, невозможно повернуться. При этом опасно: работаешь с проводкой, которая не отключена. Вот это сложно. А терпеть хамов на улице — нет, не сложно. Зато маргиналы района меня за свою принимают — уважают.

Бывает так, что я, в пыли и грязи, кладу где-то ламинат. Мне звонят из агентства: собирайся, летишь в Минск сниматься в кино. Я говорю: окей. Отряхнулась, умыла лицо, сменила одежду и поехала. Меня хватают, наряжают, гримируют. Сейчас, говорят, будешь учить старинную песню на иностранном языке. А я только что циркулярку в руках держала. Забавно это.

Контрмодельное агентство Lumpen создала Авдотья Александрова, молодой московский режиссер. У тех, кого она приглашает в качестве моделей, чаще всего совсем отсутствует представление о моде. Главные источники новых лиц агентства — социальные сети ВКонтакте и Instagram. «Красота для меня — это контрасты. Мне не нравятся идеальные пропорции, правильные черты, симметрия. Мне интересны противоположные типажи: ангелоподобные, непорочные, наивные, нежные — и, наоборот, дьявольские, искушенные, испорченные, грубые. Больше привлекает обаяние второй категории», — рассказала учредитель агентства журналу Vogue.

Ещё немного фотографий с модельных показов

Текст: Юлия Счастливцева

Фото: Анна Иванцова

Видео: Кася Экстович, Надя Мироненко

Как устроено модельное агентство Lumpen

Мы публикуем видео выступлений с форума BE IN OPEN, который прошел в мае в Москве.

Основательница модельного агентства Lumpen Авдотья Александрова рассказывает о том, как функционирует ее бизнес, а также объясняет свои эстетические позиции в выборе моделей.

Интересные мысли:

– Я не согласна с тем, что стиль «восточного блока» разрушил представления о стандартной красоте. Мы ничего не разрушали, мы только добавили свое. Ничего, что было до этого, не перестало существовать, просто вектор чуть-чуть изменился. Мы добавили то, что другие агентства либо не хотели видеть, либо боялись и обходили стороной.

– Возникновение агентства было необходимым, так как количество фотографий, которые я собирала в закладках у себя «Вконтакте», превысило допустимые нормы. Я решила сделать эту базу открытой для всех, потому что поняла, что у меня всей жизни не хватит снять самой все эти лица, и надо начинать делиться.

– Я выбираю таких ребят, которые не знают, на что они идут. Они не знают ни брендов, ничего такого вообще. Мне комфортнее работать с такими ребятами, потому что я знаю, что они не подведут. Я знаю, что для них это дело чести. Поэтому у меня изначально был вектор мужского агентства – с мужчинами легче.

– Клиентская база пополнялась за счет сарафанного радио. Когда тебе одновременно приходят письма от Рика Оуэнса и Kenzo, думаешь, что они сидят в одном кафе где-то в Париже: «О, смотри, Lumpen. Давай напишем, вот этого парня спросим – будет ли в Париже». Было ощущение какого-то чуда. Очень рада, что им нравятся такие ребята, которые нравятся мне.

– В России агентство находит красивого мальчика или девочку, отправляет на Запад, в другое агентство, которое будет полностью заниматься этой моделью, а наши будут просто получать 10 % с этого. Это тупо бизнес, который мне не был интересен. Мне была интересна сама кухня, мне было интересно работать с брендами и кастинг-директорами, чтобы узнавать их вкусы, понимать, к чему все идет.

– Почему я люблю снимать людей, которые не любят сниматься: девочкам, которые фанатеют от этого с детства, все русские агентства, скауты и другие девочки прозомбировали мозги тем, что в России обязательно должна быть «материнка», которая тебя будет

Кто пришел на кастинг модельного агентства Lumpen

Реставратор советских машин, путешественник из Челябинска и модель, которую звали во Францию.

Lumpen – это одно из первых российских агентств нестандартных моделей, основателем которого стала молодой режиссер и студентка ВГИКа – Авдотья Александрова. Одним из центральных концептов Lumpen является выход за рамки общепринятых стандартов, отражение человеческой естественной энергии. В нем нет места для параметров, а также проявления привычной для среднего обывателя глянцевой красоты.

23 октября Enter организовал кастинг в новом фотопространстве «Завод». За несколько недель на электронный адрес Авдотьи было отправлено более трехсот заявок, по его итогам на сам кастинг прошло 35 человек. Мы поговорили с этими счастливчиками и узнали, что они думают о стандартах красоты и об агентстве Lumpen.


Владимир, 22 года, студент

Об агентстве Lumpen я узнал примерно год назад: меня давно интересовало все, что они делают, как они работают и для чего. Если честно, то я рад, что они нашли время и приехали в Казань. У нас много необычных лиц и, надеюсь, Авдотья найдет нового «Люмпена» к себе в команду.

Я был на лекции, и мне особенно понравилось то, как Авдотья относится к фотографии, к людям, как из 164 человек, она помнит историю каждого кандидата. Это интересно, потому что, на мой взгляд, является своего рода демонстрацией нового подхода к модельному бизнесу. Конечно, в элитарном обществе не все поймут смысл этого агентства, но я думаю, что со временем это дойдет до каждого человека, и общество примет нестандартную внешность моделей как норму.


Дарина, 16 лет, учится в школе

К сожалению, я не попала на лекцию, а о самом кастинге узнала через резиденцию «Штаб». Отправила заявку, и меня пригласили. Это было и приятно, и удивительно, и странно одновременно. Моя внешность не подходит под общепринятые стандарты моделей, а стать ей – моя маленькая мечта. Я считаю, что Lumpen могут стать гораздо успешнее других модельных агентств, потому что нестандартная внешность вытесняет общепризнанные стандарты. Хотя в мире всегда будут ценители длинноногих блондинок.


Мустаева Аделина, 16 лет, учится в школе

О Lumpen я узнала через один из блогов, который периодически читаю. Я попала на этот кастинг благодаря дорогому для меня человеку – он сказал, что, возможно, я подошла бы для этого агентства, поэтому я рискнула и решилась отправить им свою фотографию. Думаю, что у людей в мире возрастает интерес к чему-то необычному, в том числе и по отношению к моделям. Когда-нибудь контрмодели будут востребованы больше типичных: стандарты 90-60-90, высокий рост, милая улыбка и длинные светлые волосы отойдут в сторону. За границей это явление уже распространено, и в России сегодня люди начинают понимать, что естественная красота намного лучше, чем нарисованное лицо.


Кирилл, 22 года, фотограф

Мои друзья рассказали мне о кастинге, и я решил, что можно попробовать поучаствовать, отправил свою фотографию, – и вот, меня пригласили. Я знаю, что это уникальное модельное агентство, которое сейчас востребовано по всему миру. Не могу точно сказать, будет ли оно в дальнейшем так же успешно, но то, что оно уникальное, легко займет свою нишу и будет процветать за счет базы нестандартных моделей – в этом я абсолютно уверен.

Сегодня люди перенасыщены не только информацией, но и типичными образами и лицами, которыми кормят нас с обложек журналов и подиумов. А агентство Lumpen, с Авдотьей во главе, нашло способ выделиться из общей массы. На сегодняшний день модель – это внешность, загнанная под стандарты и лишенная индивидуального облика. С одной стороны, из-за отсутствия индивидуальности на лице модели можно нарисовать что угодно, зато модели Lumpen настолько индивидуальны, что привносят свой характер, свою личность и свой темперамент как на подиум, демонстрируя одежду, так и на каждую фотографию, которой повезло оказаться на страницах модных журналов.


Павел, 22 года, студент

Если честно, то агентством я заинтересовался только после одобрения заявки: до этого отправлял свое портфолио во многие модельные агентства, и в этот раз решил попробовать. К сожалению, мне не удалось попасть на лекцию, но, на мой взгляд, у Lumpen есть все шансы на успех, учитывая количество заказчиков, проведенных съемок и работ для других проектов. Я замечаю, что в российском обществе растет интерес к модной индустрии: появляются новые имена, дизайнеры, модели, фотографы, которые становятся известны за пределами города Москва. Конечно, все сначала появляется на Западе и только потом у нас, а Авдотья привнесла в нашу страну новое веяние моды и добавила к нему что-то свое, адаптировав под российские условия. Конечно, мы берем что-то с Запада, но я думаю, что в данном случае мы точно не копируем – такое часто случается, что мы смотрим на других, а делаем по-своему.


Аделина, 22 года, студентка

Благодаря лекции в «Штабе» я узнала, что есть агентство, которое разрушает устоявшиеся стереотипы о человеческой красоте. Нестандартные модели – это не «некрасивые люди»: это люди, в которых видна индивидуальность, есть «изюминка», которую еще нужно научиться преподносить. До определенного момента модная индустрия, в которой есть место для «необщепринятых» стандартов красоты, просто не нужна была нашему обществу, а сейчас, когда появилась в этом необходимость, нашлись люди, которые вовремя смогли это все организовать.

У меня уже есть небольшой опыт в модельной сфере, меня приглашали на съемки и даже на лукбуки. Но ни в каком модельном агентстве на сегодняшний день я не состою. Был, правда, один момент, когда меня позвали во Францию, но не срослось – мои параметры им не подошли.


Айнур, 22 года, приехал из Челябинска на кастинг

С Дуней (Авдотья Александрова, прим. Enter) я общаюсь уже пятый год и давно слежу за работой ее агентства, стараюсь быть в курсе всех новостей. Когда я узнал, что кастинг Lumpen пройдет в Казани, то бросил все свои дела в Челябинске и приехал сюда.

Это агентство считается специфическим только в рамках России, а в странах Запада и Европы такое направление модной индустрии уже давно есть. Я сам стараюсь следить за высокой модой, быть в курсе последних веяний и тенденций, поэтому могу сказать, что Запад только принес идею, а все остальные нюансы были организованы заново. На сегодняшний день Lumpen очень популярны. О них пишут всемирно известные СМИ: такие, как Vogue, Purple Magazine, Re-Edition Mag, Sicky Magazine, Sleek Magazine – кажется, это один из показателей успеха.


Валерия, 21 год, студентка

Если честно, то о кастинге я узнала, когда со своим другом была в «Татмаке», – подруга скинула ссылку на агентство и на сам кастинг. С большим трудом мне удалось уговорить своего друга прийти сюда, – и вот мы здесь.

Мы были на лекции, узнали о прекрасном месте «Штаб» и о значении слова «люмпен». В Японии, например, оно означает очень плохое ругательство. Казань – это город, который развивается, который открыт всему новому, и молодежь стремится открывать новые горизонты вместе с ним. На мой взгляд, то, что Lumpen сегодня здесь, и есть отличный показатель новых открывающихся горизонтов.


Ксения, 21 год, менеджер кофейни

В социальной сети мне пришло приглашение посетить лекцию, – до этого момента о Lumpen я совсем ничего не знала. Однако решила пойти на лекцию и узнала там для себя много нового. Например, что это агентство нетипично, и это не тупое выкачивание денег из моделей, чем известны многие казанские, да и, в целом, российские модельные агентства. Lumpen дает возможность людям с нестандартной внешностью реализовать себя, – все это стало возможным благодаря Авдотье и ее любви к необычным лицам и людям. Агентство начало свою работу в 2014 году, за два года они набрались опыта и достигли успеха в модной индустрии.

Быть странным сегодня – модно и классно. Жаль, что Россия очень долго к чему-то идет и с неохотой принимает новое и необычное.


Айнур, 21 год, студент, занимается реставрацией старых мотоциклов и автомобилей

До этого я не был знаком с агентством Lumpen, да и вообще до модной индустрии мне не было никакого дела, хотя мои друзья часто говорили мне, что у меня необычная внешность. Благодаря подруге, которая рассказала мне об агентстве, я сегодня сижу на кастинге и, если честно, немного нервничаю.

Что касается красоты в целом, то я думаю, что на сегодняшний день стандартная красота в нашем понимании уже всем приелась. Обществу нужно разнообразие, необычные люди, необычная внешность.


Юлия, 16 лет, студентка колледжа

Я узнала о Lumpen благодаря лекции – до этого вообще не знала, что существует агентство, в котором не смотрят на параметры моделей, а смотрят именно на образ, на лица. Здесь моделям необязательно быть идеальными и похожими друг на друга, во главенство встает индивидуальность. Моя подруга пригласила меня в «Штаб» на лекцию о тенденциях красоты в лицах. Во время лекции меня заметила Авдотья, сказала, что хочет видеть на кастинге, – и вот сегодня я здесь.

Lumpen – это что-то новое, это новая эра, новая индустрия, новая мода. Они очень сильно отличаются от других агентств. До этого я десять лет занималась в школе моделей «Ильдан-Лик», однажды меня позвали на показ в Сочи, но из-за семейных обстоятельств я не смогла туда поехать. А год назад я прошла кастинг моделей в Top Fly и должна была лететь в Индию, но оказалось, что это липовое агентство.


Максим, 21 год, студент

Мне было интересно узнать на лекции, как – именно Авдотья – относится к внешности. Например, люди воспринимают шрамы на лице как некую фриковатость, а она это, наоборот, выделяет и считает дополнительным плюсом к индивидуальности в целом.

У меня много знакомых ребят из Питера и Москвы, которые являются моделями Lumpen. Еще одного моего товарища взяли из Казани. Кто знает, может, и я смогу присоединиться к их числу.

Сегодня мы понимаем, что будущее становится настоящим. Дизайнеры и модные дома заинтересованы в новых лицах, – соответственно, у агентства есть будущее. Уже сейчас на показах у Rick Owens, Vetements, и не только, есть такие модели.

Раньше я постоянно пробовался на кастингах модельных агентств, – в этом деле у меня есть уже небольшой, хотя и не самый удачный опыт. Но у большинства из них есть рамки и параметры, под которые ты либо подходишь, либо нет. В Lumpen все гораздо свободнее – есть только ты и твоя индивидуальность.


Анастасия, 18 лет, студентка, занимается легкой атлетикой

С агентством Lumpen я познакомилась через подругу, которая скинула мне информацию о кастинге и предложила попробовать отправить фотографию. В тот момент я подумала, что все равно ничего от этого не потеряю. И, неожиданно для себя, я прошла первый тур отбора и оказалась в фотопространстве «Завод» на кастинге Авдотьи. Я не была на лекции, но знаю, что Авдотья не копировала с Запада моду на такое агентство. Да, до России тенденции доходят очень долго, можно сказать, что между Западом и Россией разница в развитии — пять лет. Им повезло: в один момент собранная Авдотьей база лиц попала в мировой тренд.

Я думаю, что до осознания естественной красоты российскому менталитету еще нужно дорасти. Мы способны принимать что-то новое, нестандартное, но для этого нужно время. И мне кажется, оно пришло.


Текст: Айгуль Юнусова
Фото: Анастасия Шаронова

90000 LUMPEN 90001 CONTACT 90002 90003 90004 90005 VELIKIY NOVGOROD NIZHNIY NOVGOROD NOVOCHEBOKSARSK CHEBOKSARY CHELYABINSK MOSCOW PETERSBURG NEW YORK LONDON MILAN PARIS SAMARA TOGLIATTI OMSK NOVOSIBIRSK AMSTERDAM IVANOVO ALMATY RYAZAN IZHEVSK SIMFEROPOL KURSK PENZA ARKHANGELSK NOVOROSSIYSK MADRID HAIFA MUNICH TVER VORONEZH KALININGRAD KAZAN HELSINKI ALUSHTA YALTA SARATOV FLORENCE MIAMI BERLIN VIENNA PRAGUE BARCELONA MINSK ROSTOV-ON-DON KRASNODAR TBILISI UFA TULA TAGIL KRASNOYARSK ORENBURG VOLOGDA TOMSK SARATOV KHABAROVSK VLADIVOSTOK 90006 Lumpen 2014-2020 © 90007 .90000 Lumpen model agency is changing fashion with their normal looking models 90001 Not your average fashion faces (Picture: Lumpen model agency) 90002 When you think of models, you probably think of tall willowy girls and tanned hunking men. But that's exactly what you will not find at Lumpen model agency. 90003 90002 That's because the Moscow-based agency is out to challenge the stereotypes of beauty, and is tackling the fashion industry head (or should that be face?) On. 90003 90002 The agency was set up by Russian film director Avdotja Alexandrova, who established the agency as a way to give exposure to what she calls 'unusual types'.90003 (Picture: Lumpen model agency) (Picture: Lumpen model agency) 90002 Talking to The Calvert Journal, Avdotja explained: 'I became a photographer and a film director because I've always been fascinated by unusual types.' 90003 90002 She went on: 'I used to think that I love really striking, bold faces simply because I have bad eyesight, but now I realise that my interest is deeper than it seems - I am drawn to both appearance and character of my models, to their stories and experiences as much as their faces, '90003 (Picture: Lumpen model agency) (Picture: Lumpen model agency) 90002 That's not to say that the models on Lumpen's books are not beautiful.Their hotchpotch line-up of girls and boys are striking, visually stimulating and challenging, and offer more than simply a body for clothes to hang off. 90003 90002 MORE: This woman has beaten the odds to become a top fashion model despite being born with rare genetic disorder 90003 .90000 ARTMODELINGSTUDIOS | Free hot girl pics 90001 90002 Home 90002 ARTMODELINGSTUDIOS 90002 文章 HOT Girl 06 月 23 日 Comments Off on ARTMODELINGSTUDIOS ART MODELLING STUDIO - LOLLY - SET 261 - 55P 阅读 全文 HOT Girl 06 月 23 日 Comments Off on ARTMODELINGSTUDIOS PEACH - SET 198 58P 阅读 全文 HOT Girl 06 月 21 日 Comments Off on ARTMODELINGSTUDIOS BIANKA - SET 184 - 47P 阅读 全文 HOT Girl 06 月 21 日 Comments Off on ARTMODELINGSTUDIOS PEACH - SET 250 - 60P 阅读 全文 HOT Girl 04 月 26 日 Comments Off on ARTMODELINGSTUDIOS SPARKLE - SET 144 79 - 2000X1333 PXP 阅读 全文 HOT Girl 04 月 25 日 Comments Off on ARTMODELINGSTUDIOS TRIIE - SET 247 - X58P 阅读 全文 HOT Girl 04 月 24 日 Comments Off on ARTMODELINGSTUDIOS LOLLY - SET 196 - 73P 阅读 全文 HOT Girl 04 月 23 日 Comments Off on ARTMODELINGSTUDIOS PEACH - SET 207 - 71P .

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о