Слабая пара сильного альфы князева виктория – .

Автор: | 22.01.2021

Слабая пара сильного альфы — Что мы едим

Комментарии пользователей Катя Савельева 05.07.2018 - 04:12

))) И смех и грех, но правда))

Guest 06.07.2018 - 10:03

Ja silnaja i umnaja zensina no pretvorajus slaboj i moj muz uhazevajet za mnoj.I za eto on delojet dlja menja mnogo.Nezabutje blgotvorit ego za vjo chto on delojet. Izvenitje za gramatikun,ja ne russkoja.

Вітраж ua 08.07.2018 - 06:36

Прикольно и смешно подает материал! Супер!

даша скромная 09.07.2018 - 16:36

Лев ты оог!как стать леди а то просто мужичина?

Елена Савош 11.07.2018 - 18:33

А ты ей Лева расскажи какой мужчина ей нужен. Она заведомо права. ) Природа, Лева, природа.

LIZA 12.07.2018 - 19:16

Был в моей жизни мужчина,с которым я была мягкой и хорошей,потому что любила.В итоге сел на шею,стал изменять.(Секс,кстати, был великолепный).Вот почему так? С другим уже вела себя как стерва,и это ему нравилось.Так что и вас,мужчины,понять сложно.

Анна Солнцева 14.07.2018 - 11:43

класс а можно про социофобию видео?

Настя Орленко 15.07.2018 - 20:32

Лев с бородой очень старо выглядит.

Madina A 17.07.2018 - 02:23

настоящие мужчины есть. все зависит от женщин. именно с настоящей женщиной, мужчина становится мужчиной. Нужно быть девочкой и в 20. 30. 40 лет

Канал Для Женщин 19.07.2018 - 05:06

где ж их найти то, этих свободных сильных мужчин)

Victoria Balashova 20.07.2018 - 06:40

Спасибо! Очень классные видео Вы снимаете 🙂

ангелина 21.07.2018 - 07:47

мы женщины тоже слабые хотим что б что б нам больше уделять внимание а мы будем благодарны вам

Юрий Радев 22.07.2018 - 07:57

Умные слова говорит автор, стоит прислушаться!

Анастасия 23.07.2018 - 09:53

Очень много советов,буду знать)

Katryn Barselona 26.07.2018 - 09:34

Лев, если взрослый состоявшийся мужчина говорит и преподносит себя как мужчину, который не готов лечь а постель при первых встречах и с чужим человеком, что ему тоже надо время - узнать, привыкнуть и расположиться к девушке. в этом случае вы всегда лукавите? или есть доля правды в этом?

LevVojevatov 28.07.2018 - 17:57

всегда есть исключения, и потом с возрастом инстинкты ослабевают.

Nikita Ivanovskiy 27.07.2018 - 23:26

Во многом можно согласится с автором.

Александр Ершов 30.07.2018 - 16:49

Достаточно любопытные рассуждения, с кое-чем согласен.

екатерина раневская 01.08.2018 - 07:21

вот отличная методика, мотаем на ус дамы, видео отличное и стоит вашего внимания!

екатерина елистратенко 04.08.2018 - 02:37

интересное видео, и по своему содержанию, и по тому, как оно легко смотрится, донося полезную информацию.

Liliya Bets 05.08.2018 - 06:10

спасибо за полезные советы, обязательно возьму на заметку. с мужчинами действительно нужно знать некоторые секреты)))

biz-inv.ru

Читать онлайн книгу Альфа-с_ка (СИ)

сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 17 страниц)

Назад к карточке книги

Возможно, если бы Дан попросил прекратить, я бы и остановился, но он молчал, воспитанный своими дикими правилами, и сейчас его пугала не столько близость, сколь то, что я омега, но все равно терпел, признавая мою силу. Каюсь – я именно этим и воспользовался, устроившись на коленях между широко разведенных его ног.

К сожалению, у меня не было никакого масла или крема под рукой, так что пришлось пальцы обильно смачивать слюной. Первый просунул через силу, слегка шевеля первой фалангой и ища чувствительное местечко.

Волк в этот момент напрягся, как пружина, но продолжал молчать, а я надеялся, что оборотни  не лишены простаты, а то, чем я лучше этого их вожака стану?

К счастью, все было на месте, и ее наличие в первую очередь подтвердило вздрогнувшее тело Дана и тихий всхлип в подушку. Я больше не дотрагивался до оборотня и не добавлял пальцы, продолжая одним поглаживать простату.

Минуты через три волк сам подался на мои пальцы, а на второй такой толчок в него вошли уже два пальца.

– Раздвинь ягодицы, – наклонившись к уху Дана и опираясь на свободную руку, шепнул я.

– Нмгх… – то ли ответил, то ли простонал в подушку оборотень, но руки все же потянулись к ягодицам.

– Ну же, тут нечего стесняться. Тебе же приятно, ты хочешь большего. Если ты сейчас не сделаешь, как я сказал, то все закончится на этом и мы ляжем спать.

– Нет.

– Дан, что «нет»?

Но вместо ответа парень ладонями раздвинул свои ягодицы, давая мне больше доступа.

«Вот вам и омега», – ехидно во мне захихикал внутренний голос.

Снова сев на пятки, я подтянул оборотня к себе, ставя его на колени, а свободной рукой прошелся по члену и начал гладить в такт пальцам. Получалось, что в то время, как он насаживался на пальцы, мои пальцы сжимали слегка головку, а толкаясь в руку, Дан соскальзывал в другом месте.

Я практически не двигал руками, оборотень сам двигался, бесстыдно постанывая и комкая руками подушку и покрывало.

Почувствовав, что волк на пике своего возбуждения, убрал руки и приставил головку члена к разработанной попе.

– Выдохни, – сказал и стал медленно входить, наблюдая, как моя плоть исчезает в теле оборотня.

Попытавшийся зажаться, волк сначала болезненно охнул, а после глубоко задышал, а вот мне явно не хватало смазки, чтобы продвинуться дальше и не порвать Дана.

Пришлось выйти и, плюнув на руку, прежде растереть слюну по всей длине моего члена, а после еще и смазать бесстыдно растянутую дырочку оборотня. (Прим. Ав.: Да уж, плюнул пару раз, в глубины… Простите, не удержалась при вычитке…)

Второй раз было намного легче мне, но не Дану, для которого все это было достаточно болезненно, даже возбужденный ранее член вяло опал.

Я начал двигаться, отсчитывая про себя фрикции под разными углами, пытаясь попасть по заласканному пальцами месту. В простату попал на пятом движении и начал ускорять темп, переставая аккуратничать.

Оборотень не столько стонал, сколько подвывал и, сжав покрывало в кулаки, усиленно задвигал бедрами мне навстречу.

Я чувствовал, что долго не выдержу, все же давно у меня в такой позиции никого не было, все больше хотелось расслабиться, а не брать на себя ответственность за пассивного партнера, которому удовольствие получить несколько труднее.

Наклонившись и уперевшись лбом между лопаток, принялся подрачивать Дану.

– Кончай, – шепнул на раскрасневшееся ушко и тут же член в моей руке дрогнул, горячая струя ударила в ладонь.

Я, сделав буквально еще три движения, вошел по самые яйца и кончил глубоко внутрь, отмечая на краю сознания, что семя оборотня все еще продолжает извергаться и течет между моих пальцев на покрывало.

Скатившись в сторону и улегшись набок, посмотрел на испачканную руку, раздвинул пальцы, смотря как семя оборотня растягивается, образуя слизистые перепонки.

– Странные у вас наказания… – только сейчас пришла мысль, что Дан мог решить, что я на него из-за чего-то разозлился и потому отымел.

– Это было не наказание, – волк, спрятал лицо в подушку, потому голос прозвучал несколько глухо.

Интересно, за все это время она еще не промокла? Сам потом на ней спать будет.

– Но ты же сам рассказывал.

– В стае это наказание проходит по-другому. Там нет никакого удовольствия для нижнего. Есть боль, унижение и много крови…

– О-о-о, – задумчиво протянул, принюхавшись к семени на руке, интересно же, есть ли отличия. – Я так не умею, это же больно по сухому вставлять, да еще и в зажатую дырку.

– Больно только первое движение, а дальше по крови идет как по маслу.

========== 20. Встречай нас, стадо ==========

        Утро встретило меня онемевшей рукой и очередной «парализацией». Дан закинул свои конечности на мое тело и положил голову на плечо, мешая кровообращению. Кто бы мог подумать, что этот почти альфа будет спать как ребенок, доверчиво прижавшись ко мне всем телом.

– Ма-а-а-акс! – вопль Мишки заставил меня подпрыгнуть на кровати и скатиться с нее, при этом Дан грохнулся на пол с другой стороны и застонал.

Не думал, что у оборотней такая плохая регенерация в пятой точке, но все же перегнулся через кровать, чтобы понаблюдать за схватившимся чуть ниже поясницы волком. Казалось, что ему показали и не дали конфетку, настолько по-детски обиженным он сейчас выглядел. Мне с трудом удалось скрыть улыбку, которая предательски пыталась выползти на лицо.

– Тебе помочь?

– Я сам! – Дан попытался вскочить, но очередной прострел в пояснице заставил его сморщиться. Да-а-а, я знаю каково это…

– Ма-а-а-акс! – очередной крик медведя заставил поторопиться, не каждый день он такую шумиху устраивает.

Натянув на голое тело джинсы и мятую футболку, вытащенную из сумки, в которой все еще лежала часть моих вещей, я вышел из комнаты, давая Дану время прийти в себя в одиночестве. Думаю, какая-то часть его мира должна была рухнуть под моим напором или подо мной, хотя уже без разницы.

Выходя из своей комнаты, постарался поплотнее прикрыть дверь. Я, конечно, понимаю, что у оборотней слух и обоняние в разы лучше, и они давно догадались, чем мы занимались ночью, но все же решил не смущать, если такое возможно, Дана.

– Миш, ты чего?! – крикнул, показывая, что уже иду к медведю на кухню.

– Макс, эти уроды упустили свой контрольный пакет акций! – ткнул он пальцем в монитор своего планшета.

– И? – не понял я, заглядывая в экран и наливая в турку воду для чая.

В коттедже имелся и электрический чайник, но за годы, прожитые в съемной квартире, просто привык кипятить воду именно так. Глупо звучит, но чай вкуснее, да и вода быстро закипает.

– У нас есть их акции, причем достаточно большое количество, и если они не объяснят свою политику, то вполне возможно, что это трюк, чтобы распродать компанию кусками и получить прибыль, оставив остальных с носом.

– Логично, – согласился я и крикнул, хотя думаю, оборотень и шепот услышал бы. – Дан, принеси мне ноутбук из комнаты!

Через десять минут я сидел и проверял сводки, отпивая горячий чай под недоуменным взглядом медведя. Я, конечно, ему доверял, но все сделки совершал самостоятельно и пароль от своей почты и личного кабинета, где на удаленном доступе совершал сделки, держал в тайне. Все же тут не о ста тысячах речь идет.

Что говорить, и у самого медведя был свой личный кабинет, где он периодически совершал сделки, руководствуясь моими советами, но если я предпочитал строительные и промышленные сферы, то оборотню импонировали различные фирмы, предоставляющие услуги отдыха или занимающиеся продовольствием.

В личных сообщениях прочел несколько предложений, проверил сводки по своим акциям, которые в среднем составляли девять–пятнадцать процентов в фирмах, которые условно принадлежали не людям и два–три людским. Самое интересное я откладывал напоследок: «Ваша сделка завершена. Статус: успешно». Дальше все было стандартно, с моего лицевого счета была снята нужная сумма, а акции поступали в мою собственность. Выведя итоги списком на экран, развернул в сторону медведя, который ощутимо нервничал, не понимая моего спокойствия.

– Когда? – сдавленно выдавил он.

– Учись, студент! – отсалютовал ему чашкой с чаем.

Что хотел ответить Миша, я не знаю, но его внимание отвлек прошедший мимо Дан и, судя по походке, давалось ему это с неким дискомфортом.

– Неправильная омега, – пробубнил медведь себе под нос.

– Извини, что? – сравнение со слабой омегой, откровенно говоря, начало меня бесить.

– Спрашиваю, что делать собираешься?

– Естественно, проверить свою фирму! – улыбнулся я, чувствуя в ближайшее время немалую прибыль, – но сначала наведаемся в стаю Дана.

– Ты решился? – приподнял изумленно одну бровь медведь.

«Бля, точно у меня научился – видно это заразно, скоро будем чисто и без акцента бровями разговаривать!»

Настроение было превосходное, а значит, можно заняться чем-нибудь не самым приятным, чтобы уравновесить.

– Дан, а далеко у тебя стая? – начал осведомляться медведь.

– Нет, недалеко. Около семидесяти километров от Москвы, рядом с Ногинском, – равнодушно ответил оборотень.

Услышав ответ, у меня вся кровь ушла с лица, это же почти рядом с дачей. Странно, Дан говорит, что вожака зовут Станислав, а родителям он представился Алексеем. Может на меня напал оборотень из другой стаи, заблудившейся на чужой территории, или одиночка?

В любом случае буду надеяться на лучшее, но готовиться буду к войне.

Сборы не были долгими. Ване, как бы сильно тот не канючил, я приказал остаться и ждать от нас новостей. Из одежды я предпочел деловой костюм, разве что пиджак в машине снял, чтобы не запариться, а в шелковой рубашке жарко не было, хотя и зимой в ней не мерз.

Миша сел за руль, рядом на переднем сидении устроился Дан, который показывал дорогу. Свою машину он оставил у коттеджа.

Пока ехали к Москве, я решил написать завещание, чтобы перестраховаться. Все свои активы в случае внезапной кончины передавались моему подопечному, так же как квартира и банковский счет. Проезжая мимо банка, попросил остановиться и, сняв банковскую ячейку, написал ключи к моим личным кабинетам, запечатав конверт, расписался на линии склеивания, чтобы можно было понять вскрывали его ранее или нет.

Вторым пунктом стал нотариус, у которого я заверил завещание и приложил к нему ключ с доверенностью на моего подопечного. Паспортные данные я не стал вписывать, но это и неважно было в моем случае. Два экземпляра и ключ остались у нотариуса, а один я забрал с собой. Теперь я был готов.

Я сидел на заднем сидении, отсчитывая секунды до того момента, как увижу стаю, и больше всего надеялся, что не увижу Алексея.

В окне проплывали знакомые с детства виды, все же на дачу мы ездили чуть ли не каждые выходные. Вот только в какой-то момент мы поехали в сторону Ногинска. Проехав город, и, немного не доезжая Черноголовки, свернули в лес на достаточно укатанную дорогу. Хотя ей и пользовались, но, видимо, настолько редко, что казалось, что мы просто выруливаем между стволами деревьев.

Если кому-то и показалось, что мое настроение перевалило за очень пессимистичное, то тут я мог поспорить. Мне было грустно от понимания, что меня ждет впереди, и ни в коем разе я не рассчитывал, что сейчас приеду и все меня встретят с распростертыми объятиями. Скорее захотят загрызть под ближайшим деревом.

Я же, как умел, старался обезопасить свою новую семью, ведь в старой меня больше не ждали, и даже больше – люто ненавидели и презирали.

Машина минут двадцать крутилась по ухабинам и выворотням, но все же приехала на место назначения. Выходить я не торопился, ожидая хоть какого знака от оборотней, а то сейчас покажусь на свет Божий и меня схарчат, как нарушителя территорий.

– Я пошел? – спросил неуверенно Дан.

– Куда? – удивился я такому повороту событий.

– Вожака звать, – пожал плечами волк.

– А-а-а-а… Давай. Иди, – отмахнулся я, продолжая смотреть в лес.

Я пытался хоть что-то рассмотреть в окна машины, но все, что было бы хоть немного интересно, огораживала зеленная высокая изгородь. Скорее всего, это был забор, оплетенный вьюном, так как кусты такой высоты быть не могли, а деревья настолько близко друг к другу не растут. Хотя, если смотреть издали, то и не сразу поймешь, что тут что-то есть.

– Миш, а оборотни, разве не в городе живут? Работа там и прочие блага цивилизации? – решил я немного развлечься беседой, а то воздух вокруг можно было ножом резать, настолько чувствовалось общее напряжение.

– Нет. Ты же и сам чувствовал, что в городе шумно, душно, слишком многолюдно, а воняет еще хуже. Работать можем, иногда за покупками съездить, но не жить. Как в таких условиях детей растить? А оборот? Да и просто неприятно, особенно, если соседи курящие, аллергия обеспечена!

Прошло около часа, прежде чем Дан вернулся и, обойдя машину, открыл мне дверцу, предлагая руку для поддержки как женщине. Я только хмыкнул, но отказываться не стал. Касание было недолгим, но волк чуть сильнее необходимого сжал мою ладонь, пытаясь хоть как-то поддержать в сложившейся ситуации.

Следуя за оборотнем, я прошел в калитку, которую не заметил раньше, даже не так. Проход напомнил наслоение одного куста на другой. Скорее всего, ограда была по кругу и в месте входа, как и спираль, один кусок ближе к диаметру, а второй дальше, образуя метровый коридор.

К моему разочарованию, передо мной предстало обыкновенно селение, где все дома были деревянными, разве что у некоторых виднелся кирпичный фундамент. Складывалось ощущение, что время повернулось вспять, и этого уголка мира не коснулась цивилизация двадцать первого века, если бы не оборотни, одетые в современную одежду, то я бы даже не удивился, увидев тут девушку в сарафане, косой до пояса и коромыслом через плечо, несущую полные ведра воды.

Дан остановился, пропуская меня вперед в круг оборотней, что уже столпились, но оставили свободную площадку перед большим двухэтажным домом, выглядящим на порядок богаче остальных. Все жители селения были в человеческом облике, но иногда на лицах проскакивало что-то звериное и не всегда приятное. Я заметил и презрительные взгляды, у кого-то удивленные или недоумевающие, где-то равнодушные, были любопытные, но и похотливые встречались. По последним я вычленил альф стаи, решив, что другие попросту не посмели бы так смотреть на омегу, пусть и не до конца прошедшую оборот.

Где-то на задворках сознания чувствовалось давление, но от него получилось быстро отмахнуться. Если я правильно оценил ощущения, то меня пытались прощупать той силой, что напугала Ваню и Дана на кухне. Только мне не было страшно, не возникало желания упасть в чьи-то объятия или подставить задницу альфе, скорее был интерес.

– Зачем ты приехал? – на порог вышел мужчина лет двадцати пяти и, чуть прищурившись и выпятив грудь, оглядел меня с ног до головы сальным взглядом.

Я не торопился с ответом, разглядывая вожака, если, конечно, это был он. Внушительный мужчина, надо сказать. Про таких говорят – косая сажень в плечах. Вот только в глазах застыло выражение надменности, без какого-либо проблеска ума. Такие обычно делают ставку на силу, а не на опыт, знания, умения, ловкость и гибкость.

– Дан, разве не озвучил мою просьбу? – я посмотрел в глаза оборотня, не торопясь отводить взгляд.

– Сказал, а что ты можешь к этому добавить? – недобро ухмыльнулся вожак, разве что еще языком не по-цокал, как это делали таджики на рынках.

– Разве надо? Я приехал за сильным альфой, чтобы завершить оборот, теперь хочу услышать ответ, – понимаю, что нагло, но скрывать свой приезд не было смысла.

– Наглый человечешка! – рыкнул вожак, которого Дан как-то назвал Станиславом.

От голоса вожака оборотни чуть расступились от меня, увеличив круг, а мне снова показалось, что кто-то надавил на мои плечи, но я упорно отказывался опускаться на колени, смотря твердо вперед, в глаза Станислава.

– Сильный, – неожиданно для меня оборотень покачал головой и как-то гнусно ухмыльнулся. – Я сам проведу обряд.

От этих слов стало как-то не по себе и противно засосало под ложечкой.

– Нет, – сам от себя не ожидая такой смелости, я скрестил руки на груди. – Ты мне не подходишь! – откуда пришла такая уверенность, я не понимал, но все мое нутро протестовало против этого оборотня.

– Что? А кто же тебе подходит? – чуть опешив вначале, но взяв вовремя себя в руки, зло прошипел вожак. – Переродишься, сам полезешь греть мою постель.

– Не знаю, но не ты, – в моем голосе было только спокойствие, хотя тело напряглось, казалось, что на меня навесили мешки с песком, причем каждый килограмм по двадцать и вот, перевязав их попарно, повесили на каждое плечо.

Думаю, с таким грузом я не смог бы и шагу ступить, но старался хотя бы твердо стоять.

Толпа зароптала, чем-то делясь между собой, но настолько тихо, что я слышал это как плеск волн, но отдельных слов вычленить не мог.

Не знаю, чем бы закончилось мое противостояние, если бы вперед не вышел Миша. Медведь и не думал чего-либо опасаться, а просто встал рядом, прикрыв меня одним плечом, и принял расслабленную позу. Говорить он явно ничего не собирался, создавал вид, что проходил мимо, да решил понаблюдать за происходящей возней детей в песочнице.

– Это еще кто? – глаза Станислава опасно полыхнули.

– Полиция нравов, – буркнул я, недовольно наблюдая за оборотнем.

– Что тебе нужно на моей территории, медведь? – оскалился вожак, только в человеческом виде это выглядело комично, когда большой мужик, горя, пытается показать все свои тридцать два зуба.

– Не скалься. Я это… того… с ним пришел.

Я чуть рот не раскрыл от удивления. Первый раз Мишу видел таким дебилом! Станиславский бы оценил.

– Тоже альфу захотел? – попытался подъебнуть вожак моего помощника.

– Угу, подержу за яйца, чтобы чего плохого не сделал.

Если на заявления вожака послышались смешки, то после ответа медведя они стихли совершенно. Зато смеяться захотелось мне, представив все со стороны.

Не знаю, куда мог завести нас разговор и дальше, если бы в ворота поселения не въехала черная ВМW. Все разговоры стихли, а я краем глаза наблюдал, как задняя дверца со стороны водителя открылась и из машины сначала появилась трость, а после и опирающейся на нее Алексей.

Оборотень чуть сморщился, вставая на ноги, и пригладил ладонью край пиджака. Как будто почувствовав на себе мой взгляд, волк развернулся всем корпусом, и я увидел, как потемнели зрачки его глаз.

– Максим?! – с придыханием воскликнул он, втягивая воздух носом.

Хромая, оборотень пересек расстояние в двадцать метров и, уверено расталкивая толпу, продвигался ко мне, не отпуская взглядом.

Не знаю, чего он ждал от меня, но мое тело среагировало быстрее меня, потому, сделав резко три шага навстречу, я с силой пнул ногой в живот оборотня.

– Убью суку!!! – зарычал я не хуже вожака, пытаясь дотянуться до оборотня, но медведь вовремя меня перехватил, придержав руками за плечи.

========== 21. Хромое одиночество. ==========

        POV Алексея Всеволодовича.

Пролежав в больнице не больше недели (да и много ли надо оборотню, пусть и с раздробленным коленом), я вернулся в стаю. Я видел с каким сочувствием на меня смотрят собратья, но никто не приставал с расспросами как же так получилось. Не будь я оборотнем – остался бы инвалидом на всю жизнь. Благодаря звериной регенерации у меня есть хорошие шансы на полное восстановление. Только времени на него уйдет много, кости и сустав не так просто привести в первоначальный вид. Увы, стая столько ждать не будет...

И я ждал. Ждал, когда же мне бросят вызов. Кто из альф не выдержит первым. Волчья суть не смирится с калекой, зверь не станет терпеть увечного лидера. Не то чтобы оборотни были излишне кровожадными или жестокими, нет – раненного окружат искренней помощью и заботой. Так волки зализывают раны и греют собственными телами раненного товарища. Вот только слабый волк не способен защитить стаю от нападения, выследить и убить добычу, а значит, не способен создать условия для безопасного рождения и взросления щенков, не сможет прокормить себя и семью. Дети наша радость и гордость, наша нежность и надежда. Как слабому и немощному альфе стать опорой и образцом для подражания? Человеческая суть сглаживает звериные инстинкты, но отмахнуться от них не получится ни одному оборотню. Стая с хромым вожаком – не стая, а сброд. Стае нужен сильный лидер и это теперь не я.

Все произошло быстрее, чем я мог ожидать. Всего через четыре дня меня вызвал в круг ни кто иной, как собственный брат. Он давно уже метил на мое место, завидуя власти, но не беря в расчет, что и ответственность на мне немалая. Увы, Станислав не отличался остротой ума и широтой взглядов. Зверь был в нем сильнее человека, именно в той худшей звериной части, заставляющей отринуть здравый смысл человеческой половины, подчиняясь исключительно примитивным инстинктам. Брат годами копил злобу и зависть, ведь отец с самого детства выделял меня как своего преемника, увидев искренне желание быть похожим на него и вникнуть во все тонкости управления стаей. А младший же волчонок видел в положении лидера лишь власть над членами стаи, доступность всех омег и жизнь, наполненную лишь удовлетворением собственных желаний. Можно сказать поговорка: «Сила есть – ума не надо» полностью описывала моего брата.

Бой длился недолго, меньше минуты. Из-за сильно ограниченной маневренности после недавнего ранения атаковать я не мог, старался защититься от смертельных укусов в горло, подставляя загривок, плечи и спину. Прыжок, и я уже придавлен к земле здоровым зверем своего брата. Пусть так, не буду сопротивляться, главное сейчас – просто жить. Мне есть ради кого. Только осталось этого «кого-то» найти и хотя бы завершить оборот.

Мой зверь бесился, рвал и метал от безысходности, я его сдерживал из последних сил, чтобы не огрызнуться на победителя, подписав тем самым себе смертный приговор. Я не слабее брата, если бы жизнь Максима не зависела от меня, дрался бы до последнего вздоха, не переживая об исходе схватки. Но... даже если я одолею брата, то другие альфы не дадут мне выйти из круга, не смогут просто принять ослабленного вожака и будут бросать вызов. Второго поединка я точно не выиграю. Бой волков за лидерство это не тупое клацанье челюстями, не выяснение у кого дури больше. Это звенящее напряжение в воздухе, настолько сильное, что, кажется, протяни руку и прикоснешься к плотным нитям, опутывающим все вокруг и бьющим разрядами молний прямо по оголенным нервам, стремительные выпады, ловкие прыжки, повороты, взгляды, при столкновении которых кажется, что искры летят во все стороны – это воистину завораживающее действо, больше напоминающее старинный танец или изысканный церемониальный поединок мечников. Волки дерутся за лидерство без излишнего кровопролития, зачастую выясняя кто сильней и достойней только глядя один-другому в глаза, пробно сходясь и пробуя на слабо соперника. Глядя со стороны на вцепившихся друг в друга противников, кажется, что они зальют своей кровью все вокруг, но нет. Укусы довольно аккуратны и больше служат показателями мастерства дуэлянтов. Кусая до первой крови, до простого обозначения, куда смог дотянуться волк – вот наглядная демонстрация поединка: «Если бы я хотел твоей смерти, то разорвал бы сухожилие на лапе и ты потеряешь скорость и возможность сбежать, укус в горло – я удушу тебя или вскрою артерию...». Более слабый признает поражение и выражает покорность власти победителя. Но сегодня не этот случай, мой со Святославом бой похож на свару без правил, что затеяли дворовые шавки под забором, не поделившие кость. В этом поединке нет ни красоты, ни достоинства. Святослав опьянен возможностью легкой победы над лидером, ведь сейчас я слишком ослаблен и неуклюж, сил едва хватило на оборот. Но ради пары я должен выжить, я должен его найти!

Уже намного позже, сидя в доме, который некогда принадлежал моим родителям, я все прокручивал в памяти последнюю встречу с Максимом. Его потерянный взгляд, трясущиеся руки, рваные движения как у сломанной игрушки. Больно, как же мне больно, что он не смог, не захотел принять мои чувства. Собственная Пара, от которой я терял рассудок, и сердце билось где-то в животе, посылая по всему телу волны неги и предвкушения. От одного твоего запаха, простого присутствия рядом все мое естество наполнялось безумной радостью и счастьем. Почему? Что я сделал не так? Почему ты не понял, что предназначен мне самой судьбой, ведь я люблю тебя...

Как только я относительно поправился и смог передвигаться самостоятельно, не испытывая постоянную выматывающую боль, решил наведаться в семью Максима. Парня дома не было, да и меня встретили на удивление радушно, а вот про Макса не говорили совсем. Сильно сбивало с толку, что я не то что запаха его не почувствовал, но даже ни одной вещи не нашел, а на аккуратные завуалированные вопросы членам семьи получал только недоуменные взгляды.

Первый раз я уехал ни с чем, разве что появилась тема для размышлений. На жизнь стаи мне теперь не приходилось тратить время, она теперь не подчинялась мне, да и мало кто вообще обращал внимание на калеку. Волчья суть больных не любит и слабости не прощает. Так что я стал невидимкой, неинтересным и незаметным.

В любую непогоду колено болело так, что я не мог подняться с постели даже по нужде, но просить помощи было не в моих правилах. Пришлось приспосабливаться, преодолевать все те трудности, настолько незначительные и абсолютно незаметные для здорового, но заставляющие чувствовать себя слабым и никчемным в моем нынешнем состоянии. Оказывается поднять упавшую с тумбочки книгу не присев, самостоятельно надеть носок или зашнуровать туфли при негнущемся колене – совсем непросто. Самые обычные бытовые мелочи стали казаться воистину подвигами Геракла.

Прошло около года, прежде чем я смог заставить себя еще раз съездить к родителям моего любимого мальчика. Именно тогда я понял, что на них стоит сильный блок. И даже узнал в нем работу одного из своих бывших помощников, который привез меня в больницу и по моей же просьбе скрыл следы моего присутствия и ранения в доме Максима, но никогда бы не подумал, что исполнение просьбы обернется тем, что альфа просто уберет Максима из памяти всех возможных контактеров.

Пришлось заново корректировать воспоминая. Всей семье не решился, уж больно это тонкая работа, а вот на Федоре Алексеевиче попрактиковался. Полностью возвращать воспоминания не стал, дабы не раскрыться самому, но Максима он вспомнил как своего сына, только от первого брака, которого у него никогда не было.

Единственный прокол, который я понял несколько позже, это то, что его дочь на несколько лет старше сына, но не стал заострять внимания. Внушение было настолько сильным, что никто из семьи не вспомнил реального возраста Максима.

Приходилось быть осторожным, дабы не вызвать интерес Стаса к своим отъездам из поселка, ведь от дел фирмы он меня отстранил практически сразу. Слишком частые поездки в Москву обязательно вызвали бы нездоровое любопытство стаи и лично брата. Порадовался своей предусмотрительности, о Максиме знали всего несколько моих доверенных оборотней и Стаса своим вожаком они не признали, ушли из стаи одиночками, так что существование Макса выдать было некому.

Два года беспросветных поисков вместе с его отцом не дали никаких результатов. Мой мальчик словно растворился в воздухе. Я не смог найти ни малейшего намека куда он мог податься. Где же тебя искать, куда ехать?

Мне оставалось только считать дни и ждать, когда я почувствую в душе укол пустоты и пойму, что моего мальчика больше нет в живых, чтобы последовать за ним. Я не знаю, где он, но точно знаю, что он все еще жив. Связь между нами не проросла полностью, но все же установилась. Пусть тонкая и односторонняя, но она есть и эта призрачная уверенность в твоем существовании где-то на этой земле заставляет надеяться, что мы встретимся.

Больше меня ничто не держало в этом мире. Я видел, как разваливается моя некогда крепкая стая, но не имел права сказать и слова Стасу, все же он вожак. Да и не желал он прислушиваться к дельным советам, воспринимая замечания исключительно, как вызов. Сколько альф разбежалось, наплевав на все и устав терпеть дурость брата, а сколько бет пострадало от жестоких и бессмысленных унижений... Откуда в тебе это? Ведь отец воспитывал нас одинаково, объяснял одни и те же правила, одинаково учил охотиться и управлять своими силами. Вот только прислушиваться к человеческим учителям ты никогда не умел, считая обучение в людских вузах бессмысленной тратой времени. Я помню, как ты гнал косуль с нашими погодками или бегал за зайцами по оврагам, дурачась, пока я день за днем уезжал в город за знаниями.

В один из недавних дней я съездил домой к родителям Максима и узнал две новости.

Первая меня расстроила – Федор Алексеевич умер, а вторая вознесла от счастья на небеса – на похороны приехал мой мальчик. Мое сердце и душа. Он вернулся! Мир заиграл сотнями красок, как будто ушла серость непроглядного тумана моих будней. Воздух снова стал сладким и пьянящим, наполняющим мои легкие эйфорией и желанием взлететь. Я его найду, обязательно найду! Теперь, когда я знаю, что он в Москве, отыскать любимого будет проще.

Приехав в поселок стаи, я не поверил своим глазам, перед Стасом стоял МОЙ Максим. Не просто испуганный мальчишка, каким я его запомнил, а уверенный в себе, прекрасный юноша. Гордый взгляд, уверенный разворот плеч, утонченный и изысканный, но одновременно излучающий удивительную ауру самоуверенности и силы. В ноздри ударил такой родной и манящий аромат, кровь вскипела, дурманящая смесь узнавания, желания и счастья заполняет все сознание – моя Пара! Прямо здесь, всего в паре метров такой желанный и родной мальчик. Как же рвалась к тебе моя душа.

Не обращая внимание на боль в колене, я нетвердой походкой поковылял к парню, меня просто магнитом швырнуло к Максиму, но вместо того, чтобы поздороваться со мной, он на меня напал.

========== 22. "Мирные" переговоры. ==========

– Максим, успокойся! Ты посмотри кругом, что творишь?!! – наконец добрался до моего сознания голос медведя.

А посмотреть действительно было на что. Оборотни вокруг не то что разбежались, а стояли покачиваясь, у кого-то текла кровь из носа, кто-то держался за голову, а кто-то и на земле сидел.

– Это я? – удивление сменило злость, но не надолго.

– Ты, ты! Так что, давай вдохни-выдохни и посчитай про себя до десяти, – уже более спокойно ответил Миша.

Я проделал все манипуляции, но при этом не забывал следить за Алексеем, который, прокашлявшись, начал с трудом подниматься, опираясь на трость. Жалкий вид, который совершенно не вызывал во мне сочувствия. Не было того монстра, которого я боялся ранее, был инвалид, которого хотелось собственноручно задушить, но это казалось мне легкой карой. Будь моя воля, я бы его приковал и ежедневно отрезал по куску плоти и скармливал ему же. Он лишил меня всего, сломал и уничтожил, но я сильный. Было больно, было сложно, но я выжил и переборол себя!

Назад к карточке книги "Альфа-с_ка (СИ)"

itexts.net

Читать онлайн книгу Желание альфы (СИ)

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 2 страниц)

Назад к карточке книги

Annotation

Хавирсет никогда не думал, что встретит свою пару. А встретив – и не подозревал, что придется за нее бороться. Ведь тот, кого выбрала девушка – уже давно живет в ее сердце. Закончится ли эта охота так, как ожидает молодой альфа?

Желание альфы

Желание альфы

Марина Весенняя

Хавирсет бежал, что есть мочи. Мощные лапы с силой врезались во влажную почву. Ветки ломались, не выдерживая веса крупного волчары. Иной раз он мог тесануть боком дерево, оставляя на коре небольшие клочья серебристой шерсти. Но Харва это не останавливало. Инстинкты вели его только вперед.

Он уже давно пересек границу нейтральных территорий и вторгся на земли чужой стаи. И если бы сейчас волк не был полностью увлечен собственной охотой, он бы удивился, что до сих пор его не встретили местные хозяева.

Но в данный момент его беспокоил лишь тот факт, что тонкая, едва различимая нить столь необходимого ему запаха ускользала. Хавирсет уже дважды останавливался, посчитав, что упустил след. И каждый раз срывался в бег снова, как только волнующий шлейф, заставляющий его нутро болезненно сжиматься, вновь появлялся.

Выбежав из леса, Харв почувствовал под лапами раскаленный летним солнцем камень. Волку пришлось срочно тормозить – дальше пути не было. Впереди только крутой обрыв, с которого открывался вид на небольшое, скрытое от посторонних глаз озеро. На противоположном берегу густо росли ивы, чьи гибкие ветки опускались прямо в прозрачную воду. А на этом, практически у волка под лапами, не стесняясь возможных свидетелей, на песке лежала она.

Втянув носом воздух, Харв убедился, что не ошибся. Его цель была там, внизу. Но с этого утеса у него нет никаких шансов спуститься быстро. Придется искать пути обхода, а вновь терять из виду девушку Хавирсет не желал. Тем более когда она не одна. В воздухе отчетливо читался запах постороннего мужчины, скрытого от глаз Харва. Выжидающе волк прилег на край утеса, чтобы понаблюдать за происходящим.

Он поймал запах своей пары еще неделю назад. Среди продуктовых полок в огромном супермаркете, в круговороте тысячи других ароматов – выпечки, сырого мяса, свежих фруктов и даже подгнивающих через шесть рядов цветов, которые не успели купить вовремя, Харв почувствовал ее – свою пару. Легкий весенний бриз, теплый и возбуждающий, от которого кровь в венах закипала, готов был отключить в оборотне всякую осторожность, практически заставив обернуться в волка прямо в торговом зале. Харв едва сдержался в тот момент.

И из-за этого маленького неудобства мужчина не смог поймать девушку в супермаркете. А на парковке, увидев ее со спины, когда она садилась в машину, было слишком поздно. Его пара уезжала прочь, так и не почувствовав присутствия своего самца, а для Харва началось изнуряющее преследование. Волк преодолел почти две тысячи миль за эту неделю в попытках настигнуть свою пару.

И сегодня он сделал это.

Неуловимая и ускользающая, сейчас девушка кружилась там, внизу. Подставляя свое лицо летним лучам.

И рядом с ней был другой.

Волк не сдержал низкого рыка.

Стройная брюнетка начала избавляться от одежды, и мысль, что Харв вот-вот увидит девушку, сливающейся в экстазе с чужаком, сильно беспокоила оборотня. Достаточно представить, что там, внизу, эти двое будут наслаждаться друг другом, целуясь, как безумные, как у Харва начинали чесаться клыки до вражеской крови.

Девушка потянула за узелок на своем топике, и через мгновение Хавирсет мог увидеть ее округлую грудь. Кожа на этом участке тела была немного светлее, но это ничуть не портило впечатление о совершенных формах. Харв так и представлял себе, как он будет обхватывать это великолепие своими руками, как грудь его пары идеально поместится в его ладонях. Богиня-Мать воистину создавала эту женщину специально для него.

Харв был не в состоянии оторвать взгляда от точеной фигуры своей пары. Девушка медленно стягивала с себя джинсовую юбку, оголяя упругую задницу. И Хаврисет жадно облизнулся, фантазируя, с каким удовольствием он покусает эти сочные булочки.

Небесный свет, он просто обязан попробовать ее соски на вкус! Прямо сейчас... Провести языком по этой груди и ощутить дрожь девичьего тела от каждого прикосновения ее самца.

Игривая брюнетка кружила под одну ей известную мелодию, проводя руками по гармоничным изгибам.

«Соблазняет, дразнит…» – пульсировала горячая мысль в затуманенном похотью разуме волка. Харв еще раз с досадой вспомнил, что пока этот танец предназначен не ему.

Волк втянул воздух, улавливая запах возбуждения. Он даже не знал, как зовут эту девушку, но хотел ее. И был слишком далеко, чтобы воплотить свое желание в жизнь. Сдвинуться с места Харв не мог. Искать обход он может и час, и два. В то время как его волчица вытворяет такое... Внутри клокотала ярость от собственного бессилия. Ту, которая предназначена ему, вот-вот трахнут на его глазах.

Харв бы точно не устоял, даже не будь это его пара. Девушка была невероятно хороша, Богиня-Мать щедро одарила волчицу при рождении.

Ее тягучее, сладостное возбуждение заставляло мозг оборотня плавиться. Мужчина хотел быть там, внизу. Опуститься на этот проклятый песок, прильнуть своими губами к нежным складкам между ног своей пары, почувствовать жар, исходящий от ее горячего лона. Попробовать ее сок на вкус. Ласкать языком эту прекрасную незнакомку, пока она не начнет выкрикивать ее имя.

– Любимый, – эти слова простонала девушка, призывая к себе того, кто все это время был скрыт от глаз Харва. Брюнетка зашла в воду по пояс.

Стискивая челюсть, мужчина готовился увидеть своего соперника.

– Тара…

«Тара. Ее имя...»

Харв с трудом сдерживал звериную оболочку. Собственное возбуждение достигло предела, хотелось взвыть от желания оказаться рядом со своей парой.

Он должен быть с ней, должен пометить свою женщину. И Харв сделал бы это отлично. Закинул бы ноги девушки к себе на плечи, поднял ее бедра и входил бы так глубоко, насколько Тара могла его принять.

Харв отказывался верить, что его пара может отдаваться другому, клясться ему в любви. Это те слова, которые должны звучать только для истинного. Но сегодня Богиня-Мать благосклонна к молодому альфе. Чужак так и не показался, и девушка плескалась в озере в одиночестве.

– Ты трусишка, – прошептала Тара тому, другому мужчине.

– А ты самая сумасшедшая волчица на земле.

«Интересно, как она выглядит во втором обличье?» – Харв облизнулся. Хотя бы мельком взглянуть на шкуру Тары, прежде чем они станут полноценной парой.

– Нам не пора идти? – обеспокоенно спросил тот, другой мужчина.

Харв навострил уши, чтобы не пропустить ни слова.

– Я вся в предвкушении! – Тара выбралась на берег. Исчезнув из виду буквально на несколько секунд, она вновь вернулась, накидывая на себя вязаный платок.

«Проказница», – ухмыльнулся мысленно Харв. Тара не одевалась по-человечески, но и в волка обращаться не собиралась.

– Идем, – скомандовала девушка своему партнеру и начала удаляться прочь с пляжа.

Хавирсет проводил взглядом Тару. Он никогда не думал, что ему повезет повстречать свою пару. И сейчас, налюбовавшись на изгибы совершенного тела Тары, Харв испытывал небывалую жажду. Собственные желания заставляли терять рассудок. Он и раньше не раз увлекался женщинами, но теперь всё будет иначе. Это не очередная галочка в длинном списке побед. Тара имеет все шансы стать вершиной… всего.

Во всяком случае, прямо сейчас девушка являлась самым желанным трофеем. Вот только пока она принадлежит не ему. Более того – волчица прямо сейчас скрывается в лесу с другим мужчиной.

Волк глухо зарычал, поднимаясь со своего места. Харв переминался с лапы на лапу. Ничего, он нагонит эту парочку. И потом у него будет предостаточно времени наедине с Тарой, чтобы забыть то, что на нее когда-то даже просто смотрел кто-то другой. Взяв след, волк вновь пустился в бег, понимая, что ему еще предстоит найти путь, как спуститься с утеса, чтобы встретиться с будущей супругой.

Хавирсет потратил больше часа, пока вышел на след сладкой парочки. Присутствие чужого мужского запаха рядом со своей собственностью раздражало волка. Зато теперь он точно сможет найти проход к озеру, если все-таки решит отправиться туда с Тарой. Водные процедуры упорно не покидали разыгравшуюся фантазию оборотня.

Совсем скоро волку больше не требовалось улавливать запахи. Харв отчетливо слышал, как двое продвигаются по лесу, не спеша разрывая дистанцию между собой и их тайным преследователем. Для оборотней парочка вела себя крайне опрометчиво, не замечая хищника, движущегося у них по пятам.

Спокойный шаг казался настоящим отдыхом после недельного марафона. Оставалось радоваться, что хотя бы часть своего пути Харву получилось преодолеть на машине. Ехать, конечно, приходилось не так быстро, как хотелось бы, да и постоянные остановки только раздражали. Но потерять след он не имел права. Мужчине и так не давал покоя вопрос: каким образом его волчица умудряется ускользать от него? Хавирсет практически не спал всю неделю, выслеживая Тару. И каждый раз ловил только воздух.

В памяти всплыла картинка, как два дня назад Харв был уверен, что настиг свою беглянку. След привел его к небольшому придорожному мотелю. Бросив машину открытой, совершенно не позаботившись о правильности парковки, Харв двигался, ведомый ароматом своей пары. Четкий, терпкий и невероятно яркий след заставил мужчину перейти на бег. И каково же было разочарование Хавирсета, когда, ворвавшись в номер, он обнаружил лишь пустоту.

Горничные еще не успели сменить постельное белье. В тот момент мужчина упал на кровать, носом утыкаясь в измятые простыни. С жадностью маньяка он стремился втянуть в себя каждую частичку, оставленную незнакомкой. Ее аромат опьянял. Словно настоящее животное, Харв обнюхал каждый квадратный дюйм ткани, и пришел в себя уже сидя на полу, прижимая к носу белую наволочку. Головокружение было настолько сильным, что Харв не сразу смог подняться на ноги. Сказывался голод, усталость и, самое главное – возбуждение.

Разве возможно так долго терпеть? Харв не верил, что до сих пор не свихнулся.

Пара впереди решила устроить привал. Волк не видел этого, но слышал, как двое остановились. Что ж… Теперь его охота закончена.

Приняв человеческое обличье, Харв с удивлением посмотрел на себя. Последние несколько дней гона сильно истощили его тело. Мужчина больше не чувствовал собственной мощи – его фигура подсохла, контуры мышц стали очерчены намного жестче. Харву не нравилось это, он словно стал меньше. А сейчас, готовясь предстать перед своей парой и своим соперником, он бы предпочел выглядеть более внушительным.

– Ты забрел слишком далеко от своих земель, альфа, – первым заговорил парень, поднимаясь на ноги. С медно-рыжими волосами, он был еще совсем юнцом. Едва ли ему исполнилось восемнадцать, так что даже мысленно называть этого сопляка соперником показалось Хавирсету глупым.

– Я пришел забрать то, что принадлежит мне, – Харв не отрывал взгляда от Тары.

Девушка прижалась к своему любовнику, вызывая у Хавирсета желание уничтожить наглого молокососа.

– Здесь нет ничего твоего, альфа, – ответил парень.

– Волчица – моя. Я забираю ее, – поражаясь собственной сдержанности, произнес альфа.

– Нет! – первой возразила девушка, цепляясь за чужого… мальчика. – Я никуда с тобой не пойду.

– Замолчи, – раздраженно произнес Харв, напитывая свой голос силой. – Подойди ко мне.

Не так мужчина представлял себе первые слова, которые он скажет своей избраннице. Но если Тара немедленно не перестанет прятаться за другого, Харв за себя не ручается. Девушка пыталась сопротивляться приказу чужака-альфы и сделала только несколько шагов в его сторону.

– Ты ее не получишь, – рыжий выступил вперед, скидывая с себя рубашку.

Харв довольно улыбнулся. Перед собственной брачной ночью будет идеально разделаться с бывшим любовником своей пары.

– Тиль, ты с ума сошел?! – шикнула Тара. – Он альфа, у тебя нет шансов…

– Давай, волчонок, – в свою очередь подначил Харв.

– Не смей его трогать! – огрызнулась темноволосая волчица.

– Сладенькая, – Харв смягчился, глядя в темные глаза своей пары. – Не мешай папочке разбираться. Тобой я займусь через минуту.

– Какие мы быстрые, – фыркнул Тиль. Молокососу, видимо, совсем жить не хотелось.

Двое застыли друг напротив друга, готовые демонстрировать свою силу. Харв оскалился. Пусть Тара посмотрит, какой волк ей достался. Чем дольше девушка будет вдыхать аромат своего истинного партнера, тем тяжелее ей будет сопротивляться собственным желаниям. Запах пары возьмет верх над всяким разумом. Как это уже произошло с Харвом.

Тиль низко зарычал, и, судя по всему, не собирался отступать. Нервы Хавирсета были натянуты, как струны на арфе, но первому потерять контроль и обратиться в волка для нападения значило показать свою уязвимость. Мужчина знал, что ему достаточно воспользоваться силой альфы, чтобы заставить рыжего мальчишку сдаться, но перед своей самкой хотелось получить чистую победу.

Харв видел, как уверенность Тиля тает. Смелый, но еще слишком слабый, чтобы тягаться с взрослым оборотнем, он нервничал. Ему все сложнее давалось сохранять зрительный контакт с более сильным соперником. Да и Харв был почти на голову выше рыжего сосунка, что давало преимущество.

– Все, сдаюсь, – Тиль сделал шаг назад, вскидывая руки вверх. Этот жест заставил Хавирсета почувствовать разочарование. Тара могла бы найти себе более достойного партнера. Этот даже не попытался перейти в звериную форму и устроить настоящий поединок за женщину, которую считал своей. Вместо этого он просто сдался. И, совершенно сбивая с толка мужчину, Тиль добавил, широко улыбаясь. – Теперь она твоя проблема, альфа.

Рыжий парень хлопнул ладонями по груди Хавирсета и тут же пустился в бег, исчезая среди густых деревьев. Слишком легкая победа отдавала гнилым привкусом на нёбе, когда Харв обернулся в поисках своей награды.

Только Тары уже не было поблизости.

Выругавшись, Харв осознал, что волчонок только отвлекал его, давая своей подруге фору для побега. Но это уже не было так важно. В собственной скорости мужчина не сомневался. От него еще ни одна добыча не убегала слишком далеко. Или надолго.

Обращение в волка заняло не больше двух секунд. Действуй Харв медленнее, это не было бы так больно, но терять времени мужчина не собирался. Ему потребовалось меньше десяти футов, чтобы перейти в галоп. На пике своей формы Харв мог без проблем удерживать скорость в сорок миль в час, но и сейчас волк бежал не намного медленнее. Деревья мелькали, вызывая в глазах рябь, готовую перерасти в головную боль.

Одна, две мили… Тара и не пыталась заметать следы, черная волчица бежала только вперед. В ее зубах была зажата кожаная сумка, чей широкий ремень цеплялся за низкие ветки и сбивал волчицу с хода. Харв поднажал еще немного, прежде чем сделать победный прыжок. Один резкий рывок в воздух – и через мгновение серый волчара обрушился на спину своей пары, сваливая ее на землю.

Возбуждение, захватившее Хавирсета, было настолько сильным, что он хотел прямо сейчас овладеть черной волчицей. Он прикусил ее за загривок, надеясь, что в запале страсти не причинит девушки боли.

Вот только волк не рассчитал, что Тара решит вернуться к человеческой форме. Крепкая хватка оборотня тут же повредила нежную кожу девушки, по ее спине потекла струйка крови. Приходя в себя после падения, Тара попыталась отпихнуть от себя Харва, который уже заботливо зализывал рану. Регенерация девушки восхищала, к тому моменту, как Харв снова стал человеком, его язык скользил уже по полностью исцеленной коже.

Харву понравился вкус, который он ощутил. Он напоминал запеченную сладкую тыкву с легким привкусом солоноватого пота. Перевернув сопротивляющуюся девушку на спину, мужчина продолжил изучать ее тело на вкус. Харв провел языком по ее ребрам вверх, быстро скользнул по груди, остановившись на столь желанном соске. Сомкнуть губы на нежной розовой вершине походило на истинное блаженство. Мужчина жадно втягивал его, играл языком, как с самой любимой игрушкой, едва не упустив тот факт, что вторая грудь девушки остается без необузданного внимания.

Ветки больно впивались в колени, и прежде чем совершенно забыться в собственной похоти, Харв широкими движениями расчистил небольшой участок от камней и шишек, после чего рывком переложил свою пару на сырую землю. Хорошо, что оборотни никогда не болеют, иначе Харву пришлось бы сейчас искать более подходящее место для секса.

Пальцы мужчины оставляли грязно-коричневые полоски на загорелой коже Тары. Харв с удовольствием вернулся к тому, с чего начал. Вновь обхватив губами затвердевший сосок, мужчина принялся его посасывать, ни на секунду не сомневаясь, что от этого электрические разряды проходят до самого низа живота девушки, зарождая ее собственное возбуждение.

– Нет! – Тара яростно ударяла Харва по спине своими кулачками. – Отстань от меня!

Хавирсет, который слишком увлекся приятными ощущениями, оторвался от своих ласк и непонимающе посмотрел на волчицу.

– Почему? – искренне поинтересовался он. Хотя прямо сейчас мужчине больше хотелось наконец оказаться в своей паре, а не заниматься разговорами.

– Да я тебя даже не знаю!

– А-а-а… – он широко улыбнулся. – Тыковка, я – Харв. И я твой волк.

Собственно, решив, что сообщенная информация вполне исчерпывающая, Хавирсет продолжил соблазнять свою пару. Его поцелуи спускались все ниже, и мужчина надеялся вот-вот попробовать на вкус возбуждение Тары.

– Я сказала – нет! – девушка больно лягнула его в живот, так что оборотень невольно отстранился от своей строптивой волчицы.

– Да почему?! – Харв чувствовал, будто его только что лишили конфетки. Самой желанной, самой заслуженной. Но глядя в разъяренные глаза Тары, мужчина понял, что она настроена серьезно. И это несмотря на то, что он отчетливо слышал запах ее возбуждения.

– Я… если ты мой волк, то я… не какая-то сучка, которую можно трахнуть при первой встрече!

– Ты не какая-то…. – Харв вновь нагнулся, на этот раз надеясь поцеловать Тару в губы. Накрыть ее обнаженное тело своим оказалось чертовски приятно. – Ты моя…

Девушка выставила руки вперед, не давая мужчине приблизиться, и выразительно изогнула одну бровь.

– То есть, я хотел сказать, что ты не сучка, сладенькая моя…

– Я вообще не твоя, – Тара попробовала выползти из-под Хавирсета, пока он был озадачен происходящим.

– Ладно, понял, – мужчина и сам отстранился. – Тебе нужно время…

Не успела Тара подняться на ноги, как он заключил девушку в объятья, прислонив ее лицо к своей шее. Харв даже немного наклонился, чтобы нос девушки утыкался в его волосы. Пусть она напитается ароматом своего самца, чтобы лишиться последних сомнений. Эффективнее было бы, если бы Харв поставил Тару на колени и прижал к своему паху, позволяя почуять желание ее истинного самца. Но, поразмыслив, мужчина решил, что волчица не придет в восторг от столь радикальных мер, раз уж даже такой невинный жест в виде объятий заставил ее встрепенуться и начать активно вырываться.

Это борьба все меньше заводила и все больше действовала на нервы Харву. Понимание, что ему достаточно приказать волчице успокоиться и лечь под него, заставляло мужчину испытывать досаду. Как волк и альфа, он имел полное право так поступить. Но, видя боевой настрой Тары, разумная часть мужчины подсказывала, что не стоит действовать настолько вероломно.

В конце концов, сколько ему нужно еще подождать, чтобы гормоны волчицы взяли верх над рассудительностью? Уж сколько женщин Харв в своей жизни перепробовал, все они и так нетерпеливы, когда вопрос касается страсти. А если речь идет об истинном партнере…

– Я хочу одеться, – уверено заявила Тара, все еще пытаясь вывернуться из крепких объятий волка. – Отпусти.

– Зачем? – Харв провел рукой по ее густым темным волосам. – Вдруг мы испортим твои шмотки? А нам еще предстоит долгий путь домой…

Тара прищурилась, внимательно изучая лицо незнакомца. Темно-русые волосы, местами выгоревшие на солнце до пшеничного цвета, небрежно растрепались, недельная щетина добавляла мужчине возраста, хотя вряд ли ему было больше тридцати. А с другой стороны – это же оборотень. Он что в тридцать, что в сто пятьдесят будет выглядеть одинаково.

– Ты невероятно несдержан, – фыркнула девушка, все-таки вырвав себе свободу. Она потянулась к своей сумке и вытащила одежду. Стоило ей нагнуться, чтобы натянуть трусики, как Харв с удовольствием шлепнул Тару по заднице. – Эй!

– Ты сама сказала, – пожал плечами Хавирсет. – И потом… Я очень сдерживаюсь, чтобы не пометить тебя прямо сейчас. Особенно, когда ты так нагибаешься.

Руки мужчины потянулись к гибкому стану, за что он тут же получил по кистям ощутимый шлепок.

– Ты не посмеешь меня изнасиловать, – в голосе Тары не осталось уверенности. Девушка натянула на себя шелковый топик, и, несмотря на появившуюся преграду, Харв все равно отчетливо видел затвердевшие соски, проступающие через тонкую ткань.

– Детка, ты сама на меня накинешься, – заявил Харв, снова протягивая руки к своей волчице. Он обвил ее талию, притягивая к себе. – Никакого принуждения.

– Пф, – Тара выдохнула шумно и сложила руки на груди. – Долго же тебе придется ждать, альфа….

– Упрямица, – Харв снисходительно потрепал девушку по волосам. Он-то уже в полной мере ощутил, каково это – желать свою пару. И даже был готов подержать себя в руках, чтобы посмотреть, как Тара начнет молить своего самца о сексе. Богиня-Мать, дай ему выдержки сполна насладиться этим моментом, когда он настанет. – Совсем скоро ты начнешь сгорать от любви ко мне.

– Надеешься на нашу связь? – уловила девушка веселый настрой Хавирсета. – Богиня-мать, какой же ты наивный… Любовь не имеет никакого отношения к похоти. Даже если мой мозг окончательно отключится, и инстинкты возьмут свое… Ты думаешь, это будет любовь? Да чтобы ты знал, мы с Тилем знаем друг друга всю жизнь. Он добрый, милый, верный…

Хвалебные речи в адрес другого оборотня моментально лишили Харва его благодушного настроения. Он как чувствовал, что с соперником нужно было разобраться жестче. Раз и навсегда.

«Хотя тогда бы я выслушивал, какой я монстр, что убил такого доброго, милого, верного…» – в своей голове Хавирсет передразнил голос Тары.

– И вообще, у людей уходят годы, чтобы понять, что такое любовь, научиться….

Харв не дал Таре договорить. Обхватив ее лицо руками, он взглянул в янтарные глаза девушки и, вливая в свой голос побольше силы, приказал.

– Спи, – веки Тары тут же опустились, ее тело обмякло.

Перекинув крепко уснувшую волчицу через плечо, Харв не спеша двинулся на юго-восток. Что-что, а в дикой природе он ориентировался великолепно. Да, путь с такой ношей на руках займет не меньше восьми часов. Зато дорога пройдет в тишине, хоть и в спешке. Харву нужно было как можно скорее донести свою добычу до машины и увезти ее в свою стаю, подальше от этого рыжеволосого сопляка.

***

Скидывая Тару на матрас, Харв с облегчением выдохнул. Ноша, конечно, приятная, но его мозг уже был готов взорваться от сексуального голода. Про остальные части тела волк даже думать не мог. Тыковка крепко спала, и оборотень заботливо донес ее до своей машины, а затем мужчина преодолел без остановок еще шесть часов дороги, пока не понял, что сил больше не осталось. Харву тоже требовался сон. Сейчас – даже больше, чем закрепить их с Тарой пару.

Так что мужчина снял номер в первом же мотеле, что встретил на своем пути. И, уложив Тару на кровать, даже не стал думать, чтобы пробудить спящую красавицу. Прежде чем самому отправиться на боковую, Харв вышел на улицу, чтобы подышать свежим воздухом.

Ему нужен был воздух без Тары. Без этого пьянящего, возбуждающего флера. Хотя бы ненадолго.

Устроившись прямо на полу возле двери в номер, Харв втянул ноздрями запах пыльного шоссе, ненадолго возвращая себе способность трезво мыслить. Он почесал голову, только теперь соображая, что вел себя несколько дико в последние сутки. Неудивительно, что Тара не бросилась в его распростертые объятия при первой возможности.

Вернувшись в номер, мужчина посмотрел на Тару. Ее ноги и руки были стянуты белым нейлоновым тросом, который Харв нашел в своей машине. Почему-то на тот момент идея показалась ему забавной.

– Да… – протянул он. – Не так я представлял себе первую брачную ночь…

Скинув в себя футболку, которую он так и не понял, зачем вообще надевал, Хавр устроился рядом со своим дорогим трофеем, зарылся носом в волосы и с облегчением прикрыл глаза.

– Спи, тыковка, – прошептал он, обещая себе, что через пару часов они проснутся, и все-таки закончат их брачные игры.

Тара заводила. Своим присутствием, своим запахом, своим телом. Харву казалось, что, несмотря на безумную усталость, он все равно готов на любовные подвиги. Развернуть ее к себе, начать ласкать, целовать, раздевать…

Девушка открыла глаза, когда поняла, что утро уже давно наступило. От долгого сна голова трещала, хотя сейчас Тару намного больше волновали другие вещи. Она была связана – это раз. И два – Харв совершенно бесстыдно терся о нее.

Мужчина прижимался к девушке, а его возбужденный член… Черт, Тара была готова поклясться, что эта часть оборотня вот-вот задерет ей юбку и сделает все дело, пока хозяин будет продолжать безропотно дрыхнуть.

– Харв! – гаркнула Тара, неловко переворачиваясь на спину. Ей удалось толкнуть плечом громилу рядом с собой. А развернувшись до конца, девушка дотянулась до мужчины связанными руками. – Харв! Заканчивай трахать мою ногу!

– Ммм, тыковка, – мужчина даже глаза открывать не стал. Его губы растянулись в довольной улыбке. – Сладкая, дерзкая девочка…

Подглядев одним глазом, Харв ловко проскользнул под локоть девушки, подбираясь к ее губам. Связанные руки Тары повисли на шее Хавирсета, не было ни шанса, что его широкие плечи пролезут.

– Тыковка, – Харв с упоением поцеловал пухлые алые губы. – Я тебя съем!

– Ха…

Таре никто не дал договорить. Ее возмущение утонуло в новом поцелуе альфы. Властно и бескомпромиссно, мужчина овладел ее ртом, язык Харва нетерпеливо проник внутрь, желая распробовать свою новую любимую сладость.

– Боже мой, какая же ты горячая! – пальцы мужчины забрались в трусики Тары, и Хавирсет не мог не сдержать стона разочарования – ноги-то он своей девочке до сих пор не развязал!

– Отпусти, – слабо простонала Тара, когда ей дали сделать вдох.

– Что? Опять? – очередное кошмарное утро без своей награды Харв не выдержит. – А ты никогда не слышала, что желание альфы – закон?

Раз уж его запах самца-альфы не спешит помогать в соблазнении невесты, Хавирсет решил прибегнуть к безотказному оружию – собственному обаянию. Уж сколько побед он одержал одной своей улыбкой. Широкой, обнажающей ровные зубы. От нее на щеках появлялись столь любимые девушками ямочки, а глаза начинали гореть. Хотя рядом с Тарой – у оборотня и так все пылало.

– Делай, что хочешь, – девушка насупилась, и Харв был готов поклясться, что если бы не связанные руки, Тара бы сейчас сложила их на груди в знак категорического протеста. – Но я буду лежать, как бревно.

– Ты не посмеешь! – выдохнул мужчина, возмущенно нависая над дикой нахалкой. – Коварная…

Харв хищно осмотрел столь желанное тело и облизнулся.

– Хотя знаешь… Еще чуть-чуть, и мне будет все равно, – признался мужчина, начиная развязывать ноги Тары. Он пытался вспомнить, зачем вообще связывал девушку, если она так крепко спала по его приказу.

«Неужели боялся, что все равно сбежит?» – мысль, что Харв может потерять свою половинку, заставляла сердце больно сжаться.

– Честное слово, я скоро взвою, – пробубнил себе под нос альфа. Он без труда справился с узлами, наспех растерев кожу девушки. Хорошо, что хоть веревку он не туго стягивал, так что Тара не пострадала. Она и так пока не в восторге от происходящего, а быть виноватым еще больше Харву не хотелось.

– Взвой, – пожала плечами Тара. Стоило освободиться, как девушка села на кровати, поправляя на себе нелепо короткую джинсовую юбку. – К тебе тут же сбегутся все волчицы округи в надежде удовлетворить потребности альфы.

Харв не понимал, откуда столько агрессии в его половинке.

«Злая тыковка…» – хмыкнул он и тут же уловил приятную для себя идею – «Или ревнивая?»

– Сладкая, – мужчина вновь заулыбался. Тара поднялась на ноги, и Харв тут же поймал ее, обвив своим руками. – С такой горячей девочкой, как ты – мне не нужна будет больше ни одна волчица в этом мире.

– Ага, – скептически скривилась Тара. – Конечно.

– Клянусь тебе, – чувствуя, что нащупал что-то важное, не унимался Харв. – Только ты. И никого больше.

– Слово альфы?

– Слово альфы, – закивал Харв. В этом решении мужчина не сомневался ни на секунду. Да, в стаях многоженство не просто приветствовалось, а активно практиковалось. Но с Тарой… Да Харв и представить себе не мог, что посмотрит хоть на одну женщину в этом мире и испытает желание.

Тара немного смягчилась. Разгладился хмурый бугорок между ее бровями, губы тронула чуть заметная улыбка. Девушка запустила свои тонкие пальчики в волосы Харва, и мужчина обомлел от такого жеста. Послушно, как хороший воспитанный волк, он позволил себя почесать, ласково подставляя голову под длинные ноготки своей девочки.

– Я хочу есть, – строгим тоном сообщила Тара, убирая руки.

– А я хочу тебя, – практически промурлыкал Харв. Он вновь попробовал свою удачу, на этот раз атакуя своими поцелуями низ живота Тары. Полоска кожи, которая проглядывала между юбкой и развратным топиком, не имела ни единого шанса остаться без внимания волка этим утром.

– Я в душ, – в очередной раз, выскальзывая, Тара заставила Харва разочарованно застонать.

– Жестокая, – рыкнул мужчина.

Хавирсет в последний раз ухватил свою непоседливую, практически вывернувшуюся из крепких рук волчицу. Задрав юбку Тары, Харв бесстыдно укусил свою (по всем законам) задницу, на возмущенный вскрик девушки – добавил звонкий шлепок, после чего отпустил.

– Иди в душ, – вздохнул он. – Я подожду.

«Все равно с собой не позовет, мерзавка», – Харв вытянулся в кровати.

Тара не заставила ждать себя долго. Хотя бы на этот раз. Девушка вышла из ванной через пятнадцать минут, и тут Харв понял, что все стало еще хуже. Теперь, когда его волчица перестала пахнуть лесом, другим мужчиной и Великий Волк знает чем еще, ее естественный запах стал еще острее и насыщеннее. После душа тонкий, с привкусом моря и легкости, аромат приобрел еще большую свежесть… Черт, Тара пахла, как холодная родниковая вода в знойный день.

– Идем? – девушка уже стояла у двери. И Харв, насупившись, последовал за ней.

Прямо у мотеля располагалась забегаловка, которая, судя по вывеске, работала круглые сутки. Официантки, походившие на проституток, вышедших на пенсию, но еще надеющихся урвать свой кусочек трезвеющего дальнобойщика, бармен, который последний раз виделся с зеркалом лет двадцать назад. Но с кухни доносились весьма многообещающие ароматы, так что оба проголодавшихся оборотня решили остаться.

Назад к карточке книги "Желание альфы (СИ)"

itexts.net

Читать Альфа-с_ка (СИ) - Виктория Сергеевна "Княжна Рин" - Страница 1

========== 1 ==========

        - Ну, наконец-то, ты приехал! – из дома, к которому я подъехал, выскочила женщина и, чмокнув меня в щеку, продолжила. – Уже почти все собрались, и ждем только тебя. Еще столько всего надо успеть к завтрашнему дню.

- А что завтра? – перебил я мать.

- Сю-ю-юрприз! – задорно протянула она, лукаво улыбаясь.

Как же я их не люблю, особенно в своей семье. Последний такой сюрприз стал для меня чуть ли не пыткой. Отец попросту заявил, что я взрослый и теперь должен приносить пользу в семью, и, подарив ноутбук, засадил изучать правила интернет аукциона ForexClub.

Ему как брокеру и инвестору, не первый год занимающемуся скупкой и продажей ценных бумаг и акций в ММВБ-РТС Московской Бирже, это ,может, и было интересно, но не мне. Имея бухгалтерское высшее образование, я бы предпочел сидеть на первичной документации и не париться по вопросам аналитики, какая фирма даст больше прибыли.

Если смотреть на отца, то он действительно смог добиться немалых высот, получая ежегодные дивиденды с нескольких фирм. Его доход определялся по несколько миллионов в год, единственное расстраивало, что НДФЛ приходилось платить самому. Тут его понять можно было: кому охота со своими деньгами расставаться?

- Ма-а-ам… Не надо сюрпризов, – проныл я, давя на женскую жалость.

Ага! Вот так просто взяли меня и пожалели! Нет. Моя мать достойна своего мужа. В свои пятьдесят все еще красивая, подтянутая и стройная женщина. Да большинство людей ей больше тридцати с хвостиком и не дают. И отец рядом с ней всегда старается выглядеть не хуже – спину выпрямит, живот втянет, стоит и на всех смотрит, как хищник перед прыжком.

Вот так со стороны иногда смотрю на них, и не верится даже, что когда-то эта парочка снимала комнату в коммуналке, ела макароны с маслом, причем не всегда сливочным, покупала дешевые пельмени и при этом была счастлива!

Родители любят друг друга до сих пор. Появившийся излишек денег не стал для отца спусковым курком, чтобы завести любовницу, мать все делала по дому сама, напрочь игнорируя предложение нанять помощницу.

Одним словом, это был тот редкий случай, когда деньги не испортили людей, разбросав в разные стороны жизненных путей. Они испортили меня с сестрой.

Привыкнув жить в роскоши и довольстве, не раз ловил себя на мысли, что, став частично обеспечивать себя самостоятельно, мне определенно не хватает хамона по утрам или даже банально свободных денег!

Мне почти три месяца пришлось копить на свой IRBIS TTR 250! Самое обидное, хоть мне и нравился этот мотоцикл, но до кроссового эндуро он совершенно не дотягивал, зато цена в семьдесят тысяч стала последним плюсом во всех "за" и "против".

А уж если разбираться детальней, то положительных качеств было гораздо больше, начиная от легкого веса – всего сто восемнадцать килограмм, в противовес которому шел в минус низкосортный металл. Высокий клиренс в плюс, слабое крепление и цепь в минус, надежный двигатель в плюс – в минус дорогостоящий ремонт. Большие колеса, отличная тяга, да епт, как у трактора! По лесу или дороге можно было спокойно ездить, правда пока больше ста двадцати километров в час на пятой скорости разогнать не удалось, но и этого за глаза хватало.

Расход бензина тоже был относительно экономным - всего три литра на сто километров, на офф-роуде, конечно, больше, но мне хватило и одного раза, чтобы больше не лезть в это безумие. А в остальном, я затарился канистрами АИ-92 и, хоть производители и написали в объеме бака десять литров, у меня получалось залить больше.

Пожалуй, на этом и закончились все положительные качества моей красавицы, остался один большой минус – на ней негде было вешать номера, так что для города и федеральных трасс этот мотоцикл становился совершенно бесполезным.

Пока размышлял о своей малышке, успел разгрузить багажник машины, опять таки подаренной мне на восемнадцатилетие (сам бы ни за что на такую не накопил), и груженный баулами с провизией прошел в коттедж.

Пыхтя и тихо матерясь, разулся, помогая себе ногами стащить обувь, прошел на кухню. Надеюсь, ничего не забыл, а то в сельском магазине я бы не рисковал ничего покупать, а до ближайшего города шестнадцать километров.

Тратить лишних полчаса только на дорогу было определенно лень. Да и сам город Павловский Посад никогда не вызывал во мне теплых чувств, даже симпатий. Зато наша деревня Алферово, окруженная со всех сторон диким, ну или относительно диким лесом с обитавшими в нем кабанами и лосями, приводила меня в восторг.

Бабушка, когда еще была жива, рассказывала, что в Великую Отечественную войну тут и волки обитали, но потом просто ушли подальше от человеческих селений. Хотя вот с этим я мог поспорить. Как-то, гуляя по лесу, дошел до небольшого заболоченного озерца, там обычно было много грибов. На самом краю берега всегда четко виднелись следы животных, а в тот раз еще и растерзанная шкура и клоки меха. На такое ни лось, ни кабан не были способны. Можно, конечно, было подумать на диких собак, но их у нас в деревне никогда и не было.

Змеи всякие были, ежики, лягушки, но их заподозрить мог только последний псих!

Мать быстро разобрала покупки, забросив часть продуктов в холодильник, часть запихнув в навесные шкафы, а часть выложила в тазик с водой.

- Иди переоденься и приходи помогать.

- А Люся где?

На самом деле сестру зовут Алиса, но начав ее дразнить в детстве Люськой, так и не перерос после привычки.

- С отцом в гараже. У нее что-то с подвесками.

- Это… Может, я лучше отцу помогу с машиной, а Люська тебе на кухне?

- Нет. Ты лук лучше режешь, – мать уже насильно выпроводила меня из кухни в сторону лестницы на второй этаж, где была моя комната.

Спорить с матерью, как и с отцом, гиблое дело. Оба не привыкли идти на компромиссы с нами, то бишь детьми своими. "Нет, значит, нет! Вот лучше машинку вместо мотоцикла держи, на ней хоть четыре колеса, не угробишься!"

Переодевшись в старые домашние вещи, спустился помогать. Почистить и порезать овощи не такая уж и сложная задача, просто мороки с ней много. Разделать мясо тоже не проблема. Резать – это не готовить!

При последней попытке соорудить себе на завтрак омлет, все чуть не закончилось пожаром, масло ни с того ни с сего решило загореться и выдало такой столб пламени и жара, что успело закоптить и деформировать пленку навесного потолка.

Ругать меня не ругали, мол хорошо, что сам не пострадал, но новый потолок с меня стрясли…

Только ближе к девяти вечера я выполз из душной кухни. Сил моих больше не было, я даже есть совершенно не хотел после всех этих запахов, кусочничества и снятия проб с маминой готовки.

Дойдя до гаража и поприветствовав отца и сестру, постарался поскорее смыться от них в надежде, что тут меня ни к чему не припашут. У отца вечно то забор надо подкрасить, то грядки перекопать… Нет чтобы нанять гастрбайтеров на месяц и пусть ему все переделают! Так нет же, все сами и своими ручками. Я может не хочу к земле привыкать, стоя под солнцем и выдергивая сорняки!

Вытолкав свою малышку на солнышко, проверил количество топлива и умчался, оставив за собой пыльный след. И не надо мне говорить, что мотоцикл мужского рода, для меня это девочка! Самая понятливая и хорошая, приносящая эйфорию свободы, легкость и чувство полета. Никакая машина не сможет подарить таких острых ощущений!

Ездить мне нравилось по лесным протоптанным дорожкам, хотя вначале были еще и следы от машин. А что? Между прочим, многие за грибами или ягодами приезжали именно на них, норовя заехать поглубже и уже там начинать колобродить.

Домой я возвращался уже по темноте, довольный и уставший. Заехав поглубже в лес, где раньше не был, наткнулся на еще одно озеро и что самое позитивное – не заболоченное. Решив поиграть в первооткрывателя, палкой прощупал дно, а после, потрогав воду, залез и сам, раздевшись догола, стесняться-то мне тут некого.

online-knigi.com

Читать онлайн книгу Альфа-с_ка (СИ)

сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 17 страниц)

Назад к карточке книги

– Боишься, что мы на столе трахаться начнем? – расхохотался я.

– Нет, боюсь, что он тебя по глупости инициирует, решив забрать себе, – судя по тому, как злобно на него посмотрел волк, медведь был достаточно близок к истине.

– Итак, Дан, я задал тебе вопрос и все еще жду подробного ответа.

Оборотень вздохнул и уставился куда-то за мою спину в окно.

– В стае есть один-единственный лидер, которого все слушаются беспрекословно. Он самый сильный и, к сожалению, не всегда умный, но его слова никто не имеет права оспаривать. Если кто-то недоволен, то вожака всегда можно вызвать в круг, и неизвестно, кто выберется из него живым. В животной своей ипостаси он, как правило, крупнее, и всегда впереди своей стаи. Вожак всегда альфа, но он не единственный альфа в стае. Все его помощники, которые помогают следить за порядком – это самые сильные самцы стаи, которым даже разрешено заводить семьи со свободными омегами. Потомство должно быть только от сильных и здоровых. На больного или увечного ни одна омега даже не посмотрит. И тут дело не просто в физическом влечении, как у людей, а именно в звериной сути оборотня. Зверь, что делит с нами душу и тело, просто взбунтуется. Некоторые пары могут спокойно существовать, находясь в обороте, но в человеческом виде готовы прибить друг друга, и никто не сможет им помочь. Человеческая часть нас самая страшная, чтобы не придумывали фантасты. Зверь не знает, что такое предательство, обман, корысть… Мы однолюбы и, выбрав себе пару, не ищем утешения в соседском доме. Нам чужды человеческие пагубные пристрастия. Наркотики, табак, алкоголь и прочие заменители «счастья» не просто на нас не действуют, а вызывают негативные чувства.

– Дан, ты от темы отклонился, – решил я, что слушать, какие оборотни хорошие, желания у меня нет.

– Хм… Я разве еще не все рассказал? – подивился он.

– Ты разве лис? Ты про омег ничего не говорил, их роль в стае.

– А чего про них говорить. Сидят дома да рожают, если парные, а если свободные, то хвостом виляют перед альфами.

– И мужчины так же? – значит, будь я в стае, то стал бы общей подстилкой? Хороша перспектива!

– Ну, у мужчин-омег слишком много женских гормонов. Никто не захочет иметь в своей команде парня, который то плачет, то ржет как ненормальный.

На последнем высказывании засмеялась вся наша компания. Ваня, всхлипывая, уткнулся в мое плечо и мелко подрагивал.

Все дело произошло год назад, когда у меня началась бессонница. Вот тогда я и решил пересмотреть свой любимый телесериал «Горец». Как же я ржал, когда горец отсекал кому-то голову и ждал, что длинные волосы от статического электричества встанут дыбом, хоть и знал, что этого не будет. Но еще громче я рыдал, когда он расставался с очередной из своих баб. Ну как же так, красивый, вечно молодой мужик, который только к одной притрахается, как пора уже другую присматривать, и к своим не пойдешь, мало ли, стервы укоротят на голову. А когда я еще и рассказал причину своего возмущения Мишке, он долго не мог понять, а потом, чуть ли не икая, смотрел со мной сериал.

Все правильно. Перепады настроения иногда пугали даже меня.

– Это точно, я и сам по-первости испугался, особенно, когда гормоны начали бушевать, – отсмеявшись, согласился я с Даном.

– А что было? – влез любопытный волчонок.

– Ну, представляешь мой ужас, когда я сделал тест на беременность и из трех – один положительный оказался! Я же уже на Нобелевскую премию нацелился.

Описав все свои ощущения и страхи на тот момент, рассказал, почему решился на подобный эксперимент. Вот сейчас это действительно походило на анекдот, а тогда… Тогда было страшно и жутко. Но лучше уж так, чем со слезами.

– А куда бы ты потратил лям баксов? – заинтересованно спросил Ваня.

– Я бы, – думать долго мне никто не дал, дернув за руку. – Я бы защитил тех, кто мне дорог и кого меня лишили, – криво усмехнулся я, изобразив указательным и средним пальцами дуло пистолета и прищурив один глаз, нацелил в голову Дана. – А может, нанял какую лабораторию, чтобы попытаться найти лекарство от заразы, что пожрала мое тело.

Миша нахмурился, услышав мой ответ, Ваня заскулил, постаравшись отсесть подальше, а на Дана и того было забавней смотреть, мне показалось, что он уменьшился раза в два.

– Максим, прекрати на всех давить. Если этого не жалко, то на Ваню посмотри. А ведь он ребенок.

Только это замечание привело меня в себя, заставив вынырнуть из океана ненависти, что я копил на голову одного конкретного оборотня, а не запугивать детей.

– Ванюш, извини меня, пожалуйста, – тихо попросил я прощения, зная, что ребенок прекрасно меня услышит.

Как и предполагалось, ребенок через секунду оказался у меня на коленях, как и когда-то в детдоме, уткнувшись носом в мою шею и обняв руками.

– Ты точно на меня не злишься? – тихо прошептал он, что даже я с трудом услышал.

– Нет. Как я могу на тебя злиться? Ты же моя семья! Не бойся меня, маленький, тебе как раз ничего не угрожает, – гладил я ребенка по спине.

Конечно, странно выглядело со стороны, что шестнадцатилетний парень, сидя у меня на коленях, ведет себя как ребенок, но ведь он не человек и даже лет до сорока будет под моей опекой, если я, конечно, выживу.

Мне когда Миша об этом рассказал, то я наконец понял насколько влип. Оборотни вообще довольно щепетильно относились к своим деткам, потому медведь сильно удивился, узнав, где я встретил ребенка.

А я вот, сильно удивился, узнав, что первая течка у Вани начнется лет в тридцать-тридцать пять, а это, если судить по человеческому, ну не больше восемнадцати-двадцати лет. Мой же организм был инфицирован в том возрасте, когда течка уже должна была быть и с первой я познакомился сразу, как очухался, вторая, видимо, прошла для меня незаметно, в силу нервного потрясения, а вот последняя дала о себе знать по полной программе.

– Дан, а как дела обстоят в твоей стае? – решил я сменить тему разговора.

========== 18. «Изощереннное издевательство, Ваше Величество, Ваше Сиятельство...» ==========

– Дан, а как дела обстоят в твоей стае? – решил я сменить тему разговора.

Миша и Ваня тут же примолкли, желая не пропустить и слова оборотня.

– Все началось с покушения на нашего прошлого вожака. Он смог вытащить нашу стаю из нищенствования. Я им восхищался, когда был еще молочным щенком, и после. Он ни разу не принудил ни одну омегу к близости, да, думаю, таковых и не оказалось бы. Любой с радостью бы выносил от него щенков, надеясь составить его пару.

– Девственником был? – не удержался я от подначки.

– Нет, омеги и сами были бы не прочь иметь сильных щенков от него, – возмутился оборотень, но тут же опомнился и продолжил свой рассказ: – Стая процветала, всего было вдоволь,  к нам приходили одиночки и просились в состав. На территорию не лезли чужаки, омеги рожали каждые восемь-девять лет…

– Это сколько он правил? – рожать каждое десятилетие, да это от оборотней деться некуда будет!

– Он стал вожаком, когда сам только перешагнул свое совершеннолетие в тридцать пять лет. За чуть большим, чем за двадцать лет, стая из вымирающей стала процветающей, – Дан грустно вздохнул.

– Ладно, продолжим разговор позже, – пожалуй, мне стоило осмыслить то, что я уже услышал, а не загружаться дальше. – Вы ужинайте, а я пойду, переоденусь.

– Кхм, я это… У меня оплата почасовая, независимо от времяпровождения. Сутки – восемьсот баксов. Так что, думаю, мне лучше уйти, – смутился Дан.

– Угу, через недельку как раз и уйдешь, а пока у меня есть к тебе вопросы. А за деньги не переживай – отработаешь! – последнее я сказал несколько жестче, чем хотелось бы.

Пройдя в общую гостиную, я уселся в кресло, уставившись в большое, в полстены, окно с видом на лес и небольшое озерцо, с которого в дом постоянно летели кровососущие монстры, в народе называемые – комар.

Малоприятно было от осознания, что я не просто омега, а ее роль в стае как таковой. Может, кому и нравится утирать сопли и менять сраные памперсы, а в перерывах готовить, убирать и ноги пошире расставлять.

Еще напрягло известие о какой-то непонятной силе, хотя до Дана я и пальцем не дотронулся, да и Ванино поведение несколько озадачило.

Посидел так с час, наслаждаясь одиночеством и пытаясь самостоятельно разобраться в новом для себя.

– Что задумался, Максим Федорович? – нарушил мое уединение Миша.

– Да вот, все понять пытаюсь, что нового узнал, – пожал я плечами, наблюдая, как медведь в домашней одежде, состоящей из треников и майке-алкоголичке, усаживается в кресле напротив.

– Иногда надо спросить, а не грузить мозг до образования геморроя.

– Миша, хочу тебя разочаровать, но это болезнь другого места.

– Так кто чем думает, – пожал плечами оборотень. – Ты лучше прямо спроси, пока до еще одного оборотня-козленочка не додумался или тестами на беременность не обложился.

– Почему Дан на меня не смотрел, когда говорил? – решил я начать с менее важных вопросов.

– Просто морально ты его сильнее, а не умеешь распределять свою силу, вот он и побоялся, что ты ему оплеух надаешь, это в лучшем случае, или мозг выжжешь. Ваня, например, почувствовав твою злость, испугался, не увечия, а того, что ты от него отвернешься. По человеческим меркам он уже совсем взрослый парень, но для оборотня у него сейчас самый нежный возраст и ты ему мать и отец в одном лице. Если ты не пройдешь оборот, то Ване, скорее всего, будет не просто больно, он умрет от одиночества.

– Это как? – шокировано спросил я.

– Понимаешь, дети – это всегда самое уязвимое место стаи. А если стаи нет? Например у медведей медвежата связаны детскими узами с родителями до того момента, пока не лишатся невинности. Стоит обзавестись половым партнером, и природа считает, что особь выросла и готова самостоятельно о себе позаботиться, а родители могут завести еще одного ребенка, но пока узы есть, самка стерильна.

– Но Дан вроде говорил, что омеги рожают чуть ли не раз в десять лет, а ты про период в разы больший, – начал путаться я.

– Медведи одиночки, а у волка есть стая и ее поддержка, потому и времени требуется меньше. Если пара погибает, то их ребенка обязательно возьмет к себе вожак, так как все ее члены под его ответственностью. Даже если смерть была несчастным случаем, то это все равно его вина и ответственность.

– А я для Вани?

– Тебе Ваня говорил, что случилось с его родителями? – начал издалека Миша.

– Я не спрашивал. Не хотел лишний раз волновать, – честно признался я.

– А стоило бы. Он, между прочим, ждал и до сих пор ждет этот вопрос. Ваня долго думал, что навязался тебе, и ты как более взрослый пожалел сиротку.

– Ну, вначале так и было, – пришлось признаться не столько Мише, сколько самому себе, а на кухне разбилась чашка. – Я же больше человек, а мы не умеем привязываться с первого взгляда. Думал, что узнаю, что мне надо, да сплавлю куда-нибудь, а потом, когда начали жить, все больше и больше видел в нем свое отражение. Ваня старался отвлечься от боли, прячась за учебниками, как я в работе. Я теперь даже не могу сказать, в какой момент он стал частью меня, как младший брат, о котором не просто надо заботиться, а у которого должно быть то, чего не было у самого, – под конец моего монолога из кухни послышались всхлипы.

– Тебе пора забыть о себе, как о человеке, – философски заметил медведь.

– Я не знаю, как быть не человеком, – я устало потер лицо ладонями, не зная, что еще можно добавить к этим словам.

– Максим, выше головы не прыгнешь, но для начала все равно надо провести обряд до конца. Ты знаешь, кто провел первую часть?

– Нет. Точнее я знаю, как он выглядит, но не знаю, где его искать. Да и если честно, то желания искать его у меня нет.

– Ну, тут можно и просто сильного самца попросить, – начал вслух рассуждать Миша, –  только есть несколько критериев. Во-первых, он должен быть не на много слабее тебя, а ты, судя по начавшим просыпаться способностям, обещаешь быть очень сильным. Второе, альфа должен быть тебе хоть немного симпатичен, так как секс в звериной форме всегда непредсказуем.

– В звериной форме? – переспросил я уточняя, а то вдруг послышалось.

– Именно. Когда произойдет первое обращение, рядом должен быть кто-то сильный, чтобы отвлечь от всех нахлынувших звуков, запахов и прочего, а я знаю только один способ заглушить внешние раздражители.

– А Дан?

– Не… Ты же видел, он слабее тебя, потому и глаза не смел поднять, – усмехнулся медведь.

– Ну, ты же сам говорил на кухне, что не уйдешь, потому что беспокоишься за меня.

– Правильно, беспокоюсь, потому что он придурок молодой, а ты еще этого не знаешь. Даже не надо быть волком, чтобы понять, какой соблазн привести в стаю свободного омегу и неважно, что уже меченого, а оборот кто-нибудь и без него мог завершить. Вот пока и была возможность потрахаться, он ночью и отрывался, даже узел завязал, – усмехнулся медведь, смотря как я краснею.

– А ты откуда знаешь?

– Да тебя было слышно на несколько километров, а про запахи секса, возбуждения и семени я вообще молчу. До сих пор еще не выветрилось, а ведь почти по всему коттеджу сквозняк пустили. Будь это полноценная течка, то за тебя бы дрались лучшие из лучших альф.

– Сомнительный комплимент, – хмыкнул я.

– Для медведя ты слишком хорошо осведомлен, – в дверях нарисовался Дан, облокотившись на косяк и сложив руки на груди.

– Значит, свободного омегу решил в стаю привести? – задумавшись, какую часть отделить от тела оборотня сразу, спросил я.

– Ну… Я думал, что это будет проще, – повинился Дан. – Если бы вы не прятали силу, я бы даже не подумал об этом.

– Хорошо. Присядь, – к моему удивлению, парень сел не на свободный диван, а у моих ног, чуть задевая плечом. – Ты чего?

– Так вы сами мне разрешили! – чуть возмущенно ответил Дан.

– И что это значит? – решил я больше не «ставить мозг раком», а как и советовал медведь, спросить напрямую.

– Вы совсем ничего не знаете? – как-то обреченно спросил он или мне показалось?

– Совсем, – подтвердил я его догадку.

– В стае много правил. То, что вы разрешили мне присесть в вашем присутствии, даже после ночи, говорит, что я вам приятен. Более слабые оборотни стараются не смотреть в глаза сильным, чтобы не спровоцировать вызов, разве что детей это правило не касается. Если вся стая собралась за столом, сначала ест вожак, после дети и омеги, потом остальные альфы, и после только беты, что останется. В семьях все ждут разрешения старшего и только тогда приступают к еде. Дети учатся в стае и только после окончания школы первый раз выходят к людям. Некоторым везет, и они идут получать высшее образование, естественно, омеги могут всю жизнь безвылазно прожить в стае.

– Дан, а как вожак выбирается? – от правил стаи у меня побежал морозец по спине.

– В кругу. Если альфа способен подчинить соперника своей внутренней силой, то дело даже до крови не доходит, – как само собой разумеющиеся ответил Дан.

– А если, допустим, я брошу вызов альфе и окажусь сильнее?

– Ты же омега! – забыв, что и смотреть мне в глаза нельзя, встрепенулся оборотень.

– И? – выгнул я бровь.

– Ты жизнь приносящий! Тебя никто даже в серьез не воспримет, победитель просто отымеет во все дыры на виду у всех! – от шока Дан даже на «ты» перешел.

– Это еще не факт, к тому же, ты сам почувствовал, что я сильнее тебя, так почему ты решил, что я не могу бросить вызов другому, если он меня заденет? – что-то внутри меня мерзко хихикнуло «Честь девичью беречь будешь?»

– Но это неправильно!

Кажется, бета, с перспективой роста в альфу, впал в ступор. Своим вопросом я начал рушить матрицу стереотипов, впитанную им с молоком матери? Папы? Омеги!

– Но это и не запрещено, – твердо решил я для себя.

Весь вечер прошел в некой семейной атмосфере. Принеся ноутбук из своей комнаты, я загрузил через интернет пару боевиков, которые любили Мишка и Ваня, мне на них было параллельно. Одним словом, можно было посмотреть. Дана, как наемного работника, отправили в магазин за пивом и креветками, которые сразу и отварили со специями.

Вечером, оккупировав не самый большой диван в гостиной, устроили себе мини-кинотеатр. Миха сидел, облокотившись о подлокотник дивана. Я рядом с ним, притянув к себе Ваньку, облокотил его на свою грудь, зарывшись рукой в волосы волчонка, от чего мальчишка тихо млел. Я вообще часто стал замечать, что в последнее время он все больше и больше тянется ко мне, стараясь чаще дотрагиваться, без пошлых намеков, как ребенок, который пытается не отстать от родителей и берет их обоих за руки, чтобы более уверенно шагать в большом мире. Дан снова занял место у моих ног. Наверно, скоро это войдет в привычку.

Фильм я не смотрел. В голове крутились не самые радужные мысли о том, что осталось мне не так и много, и самый лучший вариант – найти сильного альфу.

Можно было бы, конечно, еще поискать оборотней, например в Питере или же пытаться на худой конец найти Алексея, но ему я хотел отомстить, а не задницу подставить. Решением вопроса стал Дан.

Его стая должна быть расположена где-то в Москве или вблизи ее, а значит, там можно попытаться найти оборотня, который согласится завершить обряд. Как я понял, вожак нуждается в деньгах, так почему бы не выкупить на время то, в чем я на данный момент нуждаюсь?

Конец фильма досмотрели не все. Ванька попросту уснул, окончательно разомлев от моей ласки, Дан тоже придремал, все же не таким взрослым по меркам оборотней он и был, ну, наверное, как для людей – девятнадцатилетний юноша.

Мишка единственный, кто погрузился в атмосферу фильма, и сожравший большую половину пива и креветок, возбужденным шепотом принялся обсуждать фильм, даже не замечая, что я не вслушиваюсь в его речь.

– Макс, ты слушаешь? – слегка толкнул он мое плечо.

– Не-а, я сплю… – чуть слукавил я.

– Ладно, давай волчонка спать отнесу, – без всяких напрягов взяв ребенка на руки, медведь понес в его комнату.

– А где мне спать? – подал сонный голос Дан.

– Ну, раскладушку мы не заказали, так что либо на диване без подушки и одеяла, либо со мной, – пожал я плечами, собираясь в душ перед сном.

– С тобой! – услышал я уже в коридоре ответ оборотня.

Ополоснувшись и завязав полотенце на бедрах, побрел босыми ногами в свою комнату, где по идее уже должен был быть оборотень.

До комнаты я не дошел, увидев свет на кухне, а заглянув, обнаружил Дана, моющего стаканы из-под пива и посуду после креветок.

– Ноутбук я отнес к тебе в комнату, – Дан, наконец, решил, что можно ко мне и на «ты» обращаться.

– Спасибо, – кивнул я, разворачиваясь в сторону своей комнаты.

Подключив ноутбук в розетку, начал проверять, что принес мне вечер и какие изменения произошли на рынке. Остался крайне довольным!

Не знаю, как такое могли допустить учредители, но в моих руках было сорок пять и три процента акций одной строительной компании в Москве, а сейчас я сделал ставку, чтобы купить еще четыре и восемь. Как итог – пятьдесят и один процент в моих руках, автоматически могли сделать меня генеральным директором. Точнее, перевес в одну десятую!

Настроение резко поднялось, а я сделал пометку дать указание проверить эту фирму по полной программе, а после неплохо было бы туда съездить.

========== 19. Вы нас не знали, а мы есть! ==========

        Дан, прежде чем войти в комнату, постучался и потом открыл дверь.

– Максим, я хочу кое-что у тебя спросить. Это личное. Можно? – замялся он, не зная, войти или остаться под прикрытием двери, при этом пряча взгляд.

– Спрашивай, но это не значит, что я тебе отвечу, – в честь хорошего настроения решил не издеваться над парнем, к которому начал испытывать некую симпатию.

– Что ты планируешь в будущем? Ты же пойдешь к своему альфе, чтобы закончить ритуал?

Вопрос Дана несколько удивил, но я и сам думал поговорить на эту тему, только завтра. Думаю, пару часов погоды не сделают, так почему не сейчас?

– Нет. Точнее у меня нет моего альфы, – я сделал ударение на слове «моего». – Меня не добровольно обратили, а изнасиловали в лесу. Когда я добрался до дома, думал сдохну, настолько было плохо, но стоило состоянию нормализоваться, как меня начал преследовать оборотень и, затащив в постель, только сильнее оттолкнул от себя. Так что, между нами не может быть ничего.

Воспоминая больше не причиняли боль, как раньше. Теперь осталось только жалость, что это чудовище вынудило меня сбежать, вместо того, чтобы провести последние годы с семьей.

– Значит, ты будешь искать другого альфу?

– Да. И об этом я собирался с тобой поговорить завтра, – кивнул я головой, выражая свое согласие.

– Медведь тебе правильно сказал, я не могу. Ты сильнее меня, а это значит, что ты станешь не просто слабее, чем сейчас, так еще, возможно, не переживешь оборот и меня в своем безумии загрызешь.

– Потому я бы хотел, чтобы ты познакомил меня  со своей стаей. Входить в ее состав у меня нет желания, но, думаю, если твой вожак настолько жаден или испытывает материальную нужду, то мне не составит труда договориться о второй части ритуала с сильным альфой, – поделился я своими соображениями.

– А потом?

– А что потом? – не понял я вопроса Дана.

– Когда ты станешь полноценным оборотнем, что ты потом будешь делать? Омега-одиночка – это слишком странно.

– Дан, я не смогу жить по тем правилам, о которых ты рассказал. Для меня неприемлемо, если какой-то левый мне мужик станет диктовать нормы поведения. Уж лучше быть одиночкой.

– Ясно, – что-то решил для себя оборотень. – А кто тебе эти двое?

О ком он спросил, я понял сразу.

– Ваня – мой подопечный, который только закончил школу, а Миша мой личный помощник и секретарь, хотя в последнее время я смело могу назвать его другом.

– А больше друзей или работников тебе не нужно? – опустив глаза в пол и переминаясь с ноги на ногу, тихо спросил волк.

– С чего ты решил, что мне еще кто-то нужен? – вопрос несколько поставил меня в тупик.

– Ты сильный, и я вижу, что тем, кто рядом с тобой, хорошо. Они не чувствуют себя чужими, даже медведь старается тебя опекать. Ты сплотил рядом тех, кто в обычной жизни даже не могли бы пересечься. Волчонок здоров, и я вижу, что его развитие не замедлилось. Почему нет?

– Дан, давай начистоту. Что с тобой не так?

– Не со мной. Со стаей, – грустно вздохнул он.

– Расскажи.

Сомневаюсь, что я испытывал жалость к этому парню, точнее, если у него и был взрослый вид, внутри он был ребенком, которому в детстве явно мало уделили времени.

Дан, пройдя в комнату и, наконец, закрыв за собой дверь, пересек разделяющее нас пространство и уселся у ног.

Я физически чувствовал, насколько тяжело парню было начать этот разговор, но рассказ о проблемах стаи дался ему еще тяжелее, потому, чтобы хоть как-то подбодрить, начал перебирать его волосы пальцами.

– Еще пять лет назад все было замечательно, как я и говорил ранее, но после вожак сменился и стая начала чахнуть на глазах. Это понимают все, но ничего не могут сделать. Станислав, так зовут нашего вожака, он сын прошлого вожака, потому силен, но только слишком жаден и злобен. Омеги стаи боятся попадаться ему на глаза. Альфы, которые раньше помогали решать вопросы  стаи, почти все ушли в одиночки, а те, что остались, под стать вожаку.

– А ты знаешь, куда ушли альфы? – вот уж самодурство. Сами себя под монастырь подвели с такими законами.

– Большинство в Москве, единицы уехали в другие города, – ответил Дан.

– Санта-Барбара какая-то, – хмыкнул я.

– Максим, я понимаю, что тебе надо подумать, но все равно надеюсь, что смогу остаться рядом с тобой. Я могу обучиться всему, что надо, – горячо выпалил оборотень, заглядывая в глаза.

– Да у меня скоро у самого такими темпами стая образуется! – сказал я это с сарказмом, но заметил, как из недоуменного взгляд волка превратился в восторженный. Лучше бы я промолчал.

Дан, восторженно смотря на меня, взял мою ступню в свои горячие ладони и, поднеся к лицу, поцеловал пальцы. Возбуждение снова накатило, но в этот раз оно было самым обычным, без той горячки, что прошлой ночью сносила и кружила голову.

Волк, видя, что его не гонят, провел языком от пальцев до щиколотки и поцеловал косточку на ноге. Его рука уже распахнула полотенце на мне и взяла полувялый член, который через минуту оказался во рту оборотня.

Уже почти готовый кончить, я почувствовал, как меня пытается немного стянуть с кресла.

– Нет, – дыхание было сбитым, но голос не пропал.

– Разве тебе неприятно? – как-то по детски надулся Дан.

– А я разве говорил, что сегодня хочу секса? – вопросительно выгнул я бровь.

– Нет.

– Так что, доводи дело до конца, – я откинулся на спинку кресла, желая поскорее кончить, а то стояк мешал мыслить, а вопросов меньше у меня не становилось. Они копились, откладываясь ровной стопочкой на полочке мозга, требую ответов.

Дан, чуть лукаво глянув на меня, за пару движений довел до оргазма и я с всхлипом-криком кончил. Оборотень, даже не подумал отстраниться, а наоборот начал выдаивать меня до последней капли.

– Вкусный, – выдохнул мне в живот волк, выпустив член изо рта.

– ???

– Омеги все сладкие, волнительные… – ответил он на мой невысказанный вопрос.

Мне потребовалось еще немного времени, чтобы перевести дух. За пять лет впервые захотелось длительных и теплых отношений. Чтобы утром выходить на кухню, обнимать любимого человека, а потом вместе готовить завтрак… Тьфу! Я теперь и сам-то не человек, а чтобы так тепло и уютно могло быть с оборотнем, мне не слишком верится.

– Дан, расскажи какие еще есть правила в стае?

Глаза начали слипаться, а размерное дыхание оборотня в живот немного щекотало, но все равно больше успокаивало, чем возбуждало.

– Что ты хочешь узнать?

– Если у вас, в стае, такие драконовские правила поведения, то какие наказания? – вопрос не столько был интересен, просто решил для общего развития спросить.

– Самое страшное – это изгнание. Хотя если посмотреть с человеческой точки зрения, то проигравшего в «кругу» вожака могут растерзать его же бывшие альфы и беты. Для волков нестрашно умереть от зубов собрата, а сгнить в обществе людей, которые и себя-то не уважают… – заканчивать конец фразы Дан не стал, поняв, что сболтнул глупость. Я тоже был человеком. – Вожак может в обеих ипостасях наказать своих альф и бет. Если проступок серьезный, то может нанести существенный физический урон, может трахнуть при всех, – на этом голос Дана дрогнул, и мне стало сразу понятно, что бета явно испытал это на себе.

– А омег как наказывают? – решил я несколько сместить акцент.

– Провинившуюся омегу могут сделать свободной в стае, но в основном все эти омеги мужского рода. Женщины по своей природе тихи и готовы подчиняться, но омеги-мужчины слишком импульсивны, если бы не их возможность родить, то, думаю, многих наказывали наравне с бетами. Обычно после первых родов они становятся более покорными и тихими.

– Ужас какой, – я непроизвольно передернул плечами.

– Возможно, но ведь и в истории человека не все медом вымазано, и если судить оборотня и человека, то мы намного лучше.

– Не спорю, можешь не распаляться. Просто то, что для тебя норма, потому что ты видел это с самого детства, для меня дикость. Я не могу себе представить, чтобы меня ебли за грязную посуду или не сделанные уроки, – смешок помимо воли вышел какой-то нервный.

Дан что-то порывался ответить, но его прервал звонок моего мобильного телефона. Протянув руку к прикроватному столику, надеясь, что аппарат сам пролетит. Оборотень намек понял и подал мне его.

– Да? – номер был мне незнаком, но кто мог звонить в первом часу ночи?

– Максимка, привет! Узнал? Я так по тебе соскучился! Как насчет того, чтобы встретиться и пошалить? – раздался в трубке голос моего бывшего любовника, с которым я не связывался года два.

– Здравствуй, Андрей. С чего ты вдруг решил про меня вспомнить? – сказать, что я был рад ему, не мог да и не хотел.

– Не будь букой! Максик, мне так одиноко… – противно протянул мужской голос из трубке. – Я по тебе соскучился!

– Андрей, ты снова пьян? Или очередной трахаль и любовь всей твоей жизни бросил? Мы с тобой  вроде договаривались, что ты меня больше не потревожишь.

До сих пор мурашки по спине пробегают, как вспомню наш роман. В постели мальчик действительно был гибким и страстным, но вот по жизни оказался гнилым и лицемерным. Приперся как-то посреди ночи на мою съемную квартиру, весь обколотый и обдолбатый. Вначале думал, что это случайность – загулял, с кем не бывает. А потом и сам как-то увидел, как он в клубе дурь толкает малолетним лохам. Все мои доводы не возымели на него влияния.

С наркотиками он завязывать наотрез отказался, пришлось мне от него самого отказываться. С того дня больше ни одного звонка от Андрея не было, хотя мне казалось, что между нами было нечто большее, чем секс.

– Максик, приходи в клуб, я тебя дождусь, – начал канючить бывший.

– Я сейчас в Москве, и будь добр, не звони больше, – сбросить вызов стало совсем несложно, а в душе даже ничего не колыхнулось.

– Кто это был? – Дан удивленно на меня смотрел.

– Так иногда бывает. «Люди встречаются, люди влюбляются…», как в песенке. Бывший мой.

Дан никак не прокомментировал, но отвел взгляд и как-то уж не естественно покраснел.

– Говори уж, чего успел про меня надумать? – странные все же эти оборотни.

– Ну, просто у этого парня такой голос был, и не скажешь, что он с тобой сверху был, – все также, не смотря на меня, пробубнил Дан.

– А кто говорил, что он был сверху? – логику оборотня я никак не мог понять.

– Ну, ты же омега, а они все снизу…

– Что?! Глупость какая! – даже сон окончательно пропал от такого заявления. – Кто тебе такую ерунду сказал?

– Ээ-э-э… – теперь уже оборотень смотрел на меня как на неведомую зверушку.

Получается, меня записали в вечные пассивы? Хотя  кто их волков разберет?! Во мне как-то не было никогда стремления занимать только лидирующие позиции, всего этого мне хватает и без постели, но это не значит, что я забыл, что природа сделала меня мужчиной.

Посмотрев на все еще сидящего Дана между моих ног и прокручивая его слова о наказаниях, решил помочь ему переболеть свои переживания, которые он так и не смог скрыть передо мной.

Встав и взяв его за руку, помог подняться и тут же подтолкнул в сторону кровати. Пусть и омега, зато рост у меня не на многом ниже альфы, да и Алексея я был всего на полголовы ниже, а тело не кожа да кости, а достаточно привлекательное.

Проведя руками по ребрам оборотня, дотронулся до живота и остановился на жестких волосах лобка, засунув ладони ему в штаны. Провел языком по ушной раковине, прикусил за мочку и потерся пахом о задницу Дана. Под руками мышцы моментом напряглись, даже дышал парень через раз.

Пришлось изрядно повозиться, прежде чем услышал первый тихий стон в подушку. А мои руки продолжали разминать мышцы, губы выцеловывать шею и спину вдоль позвонков, лишь изредка опускаясь к округлым полушариям, которые при этом испуганно сжимались.

Назад к карточке книги "Альфа-с_ка (СИ)"

itexts.net

Книга Девственница для альфы, глава Глава 1, страница 1 читать онлайн

Глава 1

Звонкий стук каблуков отражался от серых стен пятиэтажек, проносился вдоль тускло освещенной единственным подслеповатым фонарем улочки и тонул в ночной мгле. Миловидная танцовщица стрип-клуба «Пинкертон» Лайма плотней укуталась в шаль и ускорила шаг. Скорей бы добраться до дома, где можно почувствовать себя хотя бы в относительной безопасности. Она испуганно огляделась по сторонам, всем своим нутром ощущая невидимого преследователя. Он шел за ней по пятам. Превратившись в бестелесную тень, скрывался в тумане, клубящемся вдоль мостовой.

Чертовы клиенты – эти похабные взгляды женатых кобелей, которые из ночи в ночь сменяли друг друга за столиками заведения, преследовали ее даже во снах. Но все же они были безобидными кобелями, не стоящими того, чтобы их бояться. Все, кроме этого.

Высокий шатен, с атлетической фигурой и пронзительным взглядом мраморно-серых глаз – он был новеньким. Ни сама Лайма, ни девочки не видели его раньше не то, что в клубе – в городе. И это напрягало. Она не любила незнакомцев, и надо же, как ей повезло.

Мужчина, сидя в одиночестве за ближайшим к сцене столиком, пристально следил за ней. Его навязчивое внимание ни на секунду не позволяло расслабиться. Была бы на ней одежда - он разорвал бы ее в клочья одной силой мысли. Но на Лайме были лишь прозрачные стринги, поэтому взгляд незнакомца вскрывал нежную загорелую плоть, перебирая дрожащие внутренности.

Испытывала ли она отвращение? Нет, это было нечто другое. Смертельный ужас, с примесью возбуждения и откровенными нотками вожделения. Никогда ни с одним клиентом Лайма не позволяла себе эмоций сильнее равнодушия. Но сегодня с ней творилось нечто невообразимое.

Незнакомец буквально пожирал ее хищным взглядом, а она… Она, словно в трансе, танцевала лишь для него, с легкостью порхая вокруг пилона, не замечая десятков пар глаз, похотливо пялящихся на нее, и с каждым движением погружаясь все глубже в пучину страсти. Невероятно! Невозможно!

Девушка поежилась, отдавая себе мысленные приказы успокоиться. Совсем скоро она забудет и о ночах, проведенных в этом прогнившем насквозь заведении, и об этих богатеньких ублюдках, и о красавчике, так умело околдовавшем ее одним лишь взглядом. Но как же она их всех ненавидела. Особенно эту жирную корову, мадам Живодарову, за глаза прозванную Живодеровой – хозяйку клуба.

Лайма не раз представляла в мечтах, как эти «денежные мешки», которых так боготворила «мадам», жестко и всем скопом имеют зажравшуюся леди «босс». К черту ее. К черту их всех. Она немедленно вернется в съемную квартирку, соберет немногочисленные пожитки и первым же поездом уедет подальше от ненавистного городка.

Резкий порыв ветра распахнул тонкую шаль, оголяя бархатистую кожу живота. Зачем вообще нужен этот бестолковый аксессуар? Лайма попыталась поймать одну сторону накидки, развивавшуюся по ветру и зацепилась каблуком за булыжник. Черт! Она растянулась на ухабистой дороге, больно приложившись всем телом о каменную кладку. Черт, черт, черт.

Ругаясь про себя, как пьяный сапожник, Лайма перевернулась и, усевшись задом на дорогу, попыталась рассмотреть раны. Отлично. Оба колена украшали кровавые ссадины – прекрасное дополнение к образу стриптизерши. Впрочем, с сегодняшней ночи, бывшей стриптизерши.

Она осмотрела ободранные ладони, которые ныли не хуже пьяной соседки по квартире – ничего, жить можно. Лайма попыталась подняться. Где же туфли? Где эти чертовы туфли? Она встала босыми ногами на холодную мостовую и огляделась. Одна туфля валялась рядом, другой же и след простыл. Что за ночка?

Лайма подняла сумочку и отыскала среди разбросанной косметики мобильный. Подсвечивая дорогу, она медленно кружила на месте. Очередной порыв ветра влетел в водосточную трубу и с утробным завыванием устремился вверх. Черт возьми, где же... За спиной раздалось приглушенное рычание. Лайма вздрогнула. Что это? Бездомная псина? Она обернулась так резко, что помутнело в глазах.

Из темноты переулка выдвинулась черная тень. Лайма остолбенела. Нет, это не тень – зверь. Господи, кто это? Жуткая псина размером с теленка остановилась в нескольких шагах и уставилась на нее немигающим взглядом. Черная шерсть на холке угрожающе вздыбилась, в раскосых глазах сверкнул хищный блеск.

- Господи, боже ж мой, - выдохнула Лайма.

Желудок тут же скрутило в тугой узел. Неужели волк? Таких огромных особей она не видела даже по телевизору.

Лайма попятилась. Сердце отчаянно колотилось, язык приклеился к небу. Что делать? Кричать? Но кто ей поможет в этот час? Глухая улочка состояла из промышленных зданий, где в такое время вообще никого не бывает, разве что пьяный сторож ютится в какой-нибудь коморке.

Зверь снова издал утробное рычание и двинулся навстречу. Господи, господи! В какой-то момент адреналин подскочил до критической отметки, и Лайма бросилась бежать. Босиком, не обращая внимания на острую боль, пронзающую ступни – только бы спастись от этого чудовища.

Но далеко ли убежишь от прирожденного охотника? Тяжелая туша сбила ее с ног и в следующую секунду Лайма ощутила, как дыхание хищника обдало жаром ее обнажившиеся плечи.

- Что же ты от меня бежишь, детка? – хрипловатый, с ледяными осколками, голос раздался над самым ухом.

Что? Но…  Лайма попыталась перевернуться, но жесткая ладонь с силой сжала ее хрупкую шею, не позволяя шелохнуться.

- Не стоит, куколка, не стоит, - интонации в голосе не предвещали ничего хорошего, и Лайма послушно замерла.

Наверное, тот, кто следил за ней от самого клуба, спугнул зверя и сейчас хочет воспользоваться благодарностью спасенной дивы.

- Послушайте, если вы из наших, то мадам Живоде… Живодарова не одобряет прямых контактов с клиентами, - Лайма сделала слабую попытку убедить пьяного нахала в неразумности его действий.

litnet.com

Читать онлайн "Непреложная пара (СИ)" автора Кобрина Евгения - RuLit

Сайли улыбнулась:

- Я очень постараюсь. Особенно теперь, когда у меня такая соперница.

- Если будешь его обижать, я перекушу твою шею, - угрожающе сказала Иза и просто добавила: - когда стану обращаться, конечно. А это скоро произойдет, мне уже пятнадцать.

Сайли внимательнее посмотрела на девочку, и поняла, что девочка старше, чем выглядит. Но после первого обращения это изменится, она станет быстро взрослеть, наливаясь женской красотой. Иза тоже внимательно посмотрела на Сайли и сказала:

- Все говорят, что ты не умеешь обращаться в волка. Это правда?

- Да, - тихо ответила Сайли.

- Моя старшая сестра и её подруги говорят, что такая как ты недостойна, быть женой нашего Крейка, что ты слишком слабая для такого сильного Альфа-самца как он. Но мама ответила им, что это династический брак, и ты принесла в нашу стаю мир. Но если честно я рада, что Крейк достался тебе, а не моей выскочке сестре, которая хотела его заполучить.

- Не думаю, что Крейка вообще можно заполучить, - грустно улыбнулась Сайли, понимая какие разговоры ходят о ней в её новой стае.

Иза хотела что-то ответить, но быстро глянула в сторону и нахмурилась. Сайли проследила за её взглядом и увидела, как из сада выходят три молодых самца-подростка и уверенно направляются в их сторону.

«Вот, черт! Скрытая беседка, называется!», подумала Сайли и перехватила испуганный взгляд Изы. Девушка не поняла его значения, но подавила в себе приступ ответного испуга.

Подростки подошли ближе и заглянули в беседку с наглыми ухмылками.

- Привет, Иза, - протянул один из них, и посмотрел на Сайли: - Кто это с тобой?

- Жена Крейка, - ответила девочка и придвинулась к Сайли, как будто принадлежность к Крейку могла защитить и её тоже.

Подростки переглянулись и с их лиц пропали улыбки, а потом заговорил самый старший:

- Иза, идем, есть разговор.

Девочка еще плотнее придвинулась к Сайли, и та, неизвестно откуда почувствовала прилив мужества:

- Мы разговариваем, а вы нам мешаете. Прошу вас уйти, - сказала Сайли твердо, и взяла девочку за руку, тем самым обещая, что не оставит её. – Идите своей дорогой.

Старший оскалился и прорычал:

- Не командуй нами, самка. Мы заберем Изу и уйдем, - подросток двинулся к девушкам и те резко встали. Сайли закрыла девочку собою.

Один из подростков воровато оглянулся и сказал:

- Может, ну их, Кит, потом её поймаем. Не хочется мне связываться с Крейком.

- А мы и не будем, мы ведь не трогаем его жену. А до девчонки ему дела нет.

- Зато мне есть, - медленно сказала Сайли, с удивлением замечая в своем голосе властные нотки своего отца. – Идите своей дорогой, - повторила девушка.

Старший ехидно оскалился:

- А то что, обернёшься в волка и загрызешь нас?

Все трое злостно расхохотались над его шуткой. Иза попыталась пройти мимо Сайли, та её не пустила, и снова задвинула себе за спину. Девочка удрученно зашептала:

- Я пойду с ними, Сайли. Не надо. Я пойду с ними.

- Никуда ты не пойдешь, - ответила Сайли и посмотрела на подростков: - А вы, убирайтесь отсюда. Мне не нужно обращаться, что бы справится с трусами, которые обижают детей.

Парни перестали смеяться, как только услышали слово «трусы», которое подействовало на них как красная тряпка на быка. Старший из них низко зарычал и, сделав два шага назад, резко мотнул головой. Через секунду перед девушками стоял разъяренный зверь и низко рычал.

- Кит, брось, контролируй себя, - в панике сказал его друг, и резко отпрыгнул от пасти Кита, который лязгнул острыми зубами, отвечая на его слова.

Третий подросток попятился назад:

- Правильно, Кит, нужно проучить ущербную.

Сайли поняла, что ущербной назвали её, и все внутри взбунтовалось против этого. Никогда раньше она так не реагировала на подобные оскорбления в свою сторону, она всегда признавала их правоту. На сейчас все было по-другому, все внутри пылало тихой яростью на эти слова, она не могла с ними смириться, признать их правдивыми. В голове билась только одна фраза, фраза Крейка: «Ты моя пара, ты сильнее их». Правда сейчас перед Сайли были не волчицы, а разъяренный молодой самец, который еще плохо умел контролировать своего внутреннего зверя, который хотел покрасоваться перед своими дружками, показать их свою удаль и храбрость. Но девушка отбросила эти мысли и сильнее сжала кулаки, а потом представила возле себя Крейка, и его силу, которая перетекала в неё. Она подавила зарождающийся страх и панику и посмотрела прямо в глаза своему разъяренному противнику.

www.rulit.me

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *