Макашова лена – Xakama — О ХакаМа

Автор: | 02.11.2020

Xakama - О ХакаМа

«ХакаМа» - это слово, в котором заложен скрытый философский смысл того, что происходит в стенах Студия платья на Сокольничекой площади. В этой философии смешение чистого разума и скрытых чувств, «говорящего» молчания и потаенной веры, аскетизма и бунтующей асимметрии. Даже то, что Модельер Общественный деятель Ирина Хакамада и Модельер Лена Макашова объединились под словом «ХакаМа» есть много несовместимого и непривычного в привычном понимании и логики, но только не для них. Близкая духовная связь двух личностей реализовалась в проекте – Студии платья «ХакаМа», а название получилось при сложении первых частей фамилий Хакамада и Макашова. Союз талантливых людей, профессионалов в своем деле связал в один узел японскую мудрость и русскую загадочность.

Коллекции «ХакаМа» выражают размышления о «времени и о себе». В каждой из них есть тема, идея, посыл, отклик на то, что происходит вокруг и волнует внутри. Любая модель как головоломка – в ней заложена жизненная позиция и принципы, самоирония и вызов социальным стереотипам, трогательность и скрытая женственность Одежда «ХакаМа» всегда дает шанс выразить свою индивидуальность, убедить мир и себя в своей состоятельности, в своем существовании. Это игра, где нет проигравших, есть всегда один победитель – Личность.

Стиль Студии платья «ХакаМа» не имеет определений, в нем есть строгость линий, провокационная асимметрия, архитектурный крой, «говорящие» детали, цветовые предпочтения. Все модели как иероглифы, которые имеют свой символ, философию замысла, характер, а судьбой наделяет ее Человек.

Всегда радуйтесь! В одежде «ХакаМа» обретаешь свободу мышления и движений, удобство и комфорт, многофункциональность, уютное и теплое дружеское «обнимание», сумасшедшее настроение и новую роль, которую ты можешь подарить себе сам.

«ХакаМа» - это творческая лаборатория, у которой есть своя ДНК и «химическая» формула. Те, кто уже много лет является друзьями и почитателями бренда объединились в неформальное течение, их узнаешь мгновенно, они выделяются своей «неправильностью» и индивидуальностью. Свои коллекции Ирина и Лена адресуют целостным натурам и гармоничным людям.

«ХакаМа» - это творческий путь Самурая, который служит людям. Со своим кодексом чести, достоинства, правилами жизни, судьбой, который тоненькой ниточкой вплетен в жизни своих клиентов. А ещё — это отдельный японский иероглиф означающий часть самурайской одежды, а именно штаны, которые так и называются — Хакама.

«ХакаМа» - это каста, ее талантливые представители – Галина Борисовна Волчек, Чулпан Хаматова, Елена Дробышева, Дарья Мороз, Ирина Рахманова, Анна Терехова, Лариса Вербицкая, Нана Кикнадзе, Диана Арбенина, Марина Зудина, Людмила Артемьева, Катя Гордон и, конечно же, Ирина Хакамада.

xakama.com

Серое на сером. Лена Макашова об осени и моде

Лена Макашова, дизайнер Студии платья «ХакаМа», рассказала Елене Вышинской, за что она любит и не любит осень, что унаследовала от дяди — известного актера, какое влияние оказали на неё Слава Зайцев и Ирина Хакамада, почему их магазин похож на театр, в котором главная роль у серого цвета.

— К осени нет у меня особенной любви. Ничего значительного и запоминающегося со мной осенью не происходило. Скорее наоборот. Я, как большинство людей, наверное, люблю, когда тепло, светло и сухо, но… вспоминаю восточную мудрость, про то, что если всё время светит солнце — получается пустыня. И в этом смысле осень полезна.

— Осень у каждого своя, для кого-то это «пышное природы увяданье»…

— Для меня — нет. Для меня осень — это когда совсем ни-че-го, только дожди и размышления. Осень — самое одухотворенное время года, время внутренних монологов и разговоров… с самой с собой. «Ветры дуют не так, как хотят корабли…» Моя осень — блёклая. Серо, сыро, лужи на асфальте, холодно… Хотела сказать — уныло, но подумала, что уныние — грех. Когда я забываю об этом, сразу напоминаю себе, что я не одна. Мой партнер — Ирина Хакамада — человек потрясающего ума и энергетики. И когда кто-то благодарит меня за любимое пальто или платье, мне всегда неловко — просто я оказываюсь в этот момент рядом с вещью, а внутренний смысл нашей одежды — то, как она раскрепощает и тонизирует — это Хакамада.

Размышления про корни и истоки — тоже для осени. Моё начало начал — это Слава Зайцев — и в профессиональном, и в человеческом смысле. Опыт, который я получила, работая с ним и после, сформировал моё отношение к делу, людям, переменам…

Осенью можно сделать много хорошего для других. Я модельер, работа у меня сезонная — весна и лето, осень и зима. Весной и летом — у всех всё и так на подъеме, зимой — снег, и весна близко. А осенью надо постараться, чтобы в нашей одежде было комфортно и уютно переживать непогоду.

— Цветотерапией вы, как известно, не злоупотребляете.

— Это правда. Основной мой цвет — серый, для меня — осенний. Так что наш разговор оказался совсем не случайным. Недавно мы сделали ремонт в магазине Студии платья «Хакама», и он у нас — серый-серый, и коллекция сейчас — серая. Цветом я пользуюсь — как подсказкой природы. То желтый — как солнечный луч промелькнет, то фуксия прозвучит пронзительно, или синий — глубоко.

— Для многих осень ассоциируется с мудростью жизни…

— Не для меня, если вы про возраст. Творческие люди, особенно если они сильно заняты, даже не успевают задуматься — сколько им лет. С возрастом, к счастью, становится меньше сомнений, появляется опыт. Я недавно почитала, что у слова карма — совсем не тот смысл, к которому мы привыкли, карма — это результат наших действий, и если судьба — то только поэтому. Тогда и осень — время результатов.

Рисовать осеннюю коллекцию я сажусь задолго до наступления сезона. Главное слово — сажусь. И рисую очень много. Сначала получается то, что мне совсем не нравится, то что есть у всех, — тренды. Потом — лучше, но я продолжаю рисовать, и вот, наконец, появляются будущие вещи… Талант и опыт очень важны, но труд и время — всё побеждают.

— Без чего вы не представляете себе осень?

— Без театра. Осень — начало театрального сезона. И самый осенний спектакль для меня — это «Шинель» в Современнике. Гениальная Марина Неёлова так трогательно кутается в шинель, что у зрителей попеременно возникает ощущение холода, тепла, счастья, отчаяния…

— У вас очень артистично получилось это показать!

— Ничего не поделаешь, гены, — мой дядя — актер Алексей Консовский, помните принца из фильма «Золушка» с Яниной Жеймо?

— Какое действие произойдет этой осенью в новых серых декорациях студии платья «Хакама»?

— Пусть это будет «пижама пати». Бесконечная. Ведь самая комфортная и расслабляющая одежда — пижама. Если мы в ней — значит, мы дома, всё хорошо, не надо «делать лицо», можно быть собой. У скандинавов — ценителей уюта — не выходит из моды стиль «хюгге», где всё просто, уютно и выразительно при этом. Он имеет отношение и к одежде, и к образу жизни. У нас этой осенью — примерно также. Только иронии, наверное, побольше, как иначе в нашей действительности «хюгге» соблюсти!

Даже вечернее платье я сделала из трикотажа, при желании можно перепутать его с ночной рубашкой. Впрочем, как и другие модели коллекции, в которых и на диване приятно поваляться, и на премьеру отправиться.

— Спорт, шик… Шанель?

— Угадали! Но видите, как мы используем узнаваемую клетку знаменитой марки? А цепочки вы на таких местах где-нибудь видели? Капюшоны, молнии, карманы… Первые покупатели уже ушли в своих серых платьях, но вернулись за вторыми. Сначала решили, что хватит одного, а потом, когда в них пожили, поняли внутренний смысл вещей и продолжили выбирать дальше: другого оттенка, или длины, или силуэта, или с отделкой.

— Брюк вы последнее время мало делаете.

— Все обижаются, не вы одна. В этом сезоне есть выбор — и «как бы спортивные», и красные, и в клетку… У нас ещё не вся коллекция готова. Это наш принцип — ни дня без новой вещи — чтобы постоянным клиентам скучно не было.

— Уже всё придумано для этого сезона, уже мыслями в весне?

— Да, но… Осенью всего мало — света, тепла — это время — раздолье для дизайнера, который из этого немногого, или на этом грустном фоне, может сочинить что-то своё. И соавтор мой — Ирина Хакамада — тоже старается находить время, чтобы у нашей одежды не пропала самурайская сущность. Так что остановиться — невозможно!

Елена Вышинская

Поделиться ссылкой:

Понравилось это:

Нравится Загрузка...

Похожее

www.babilon.md

"Лена Макашова: песня о дружбе"

 


 

"Дружба – дар, позволяющий любить не только себя"
Лена Макашова


 

В гостях у главного редактора superstyle.ru дизайнер одежды Лена Макашова, чьи вещи марки "Ширпотреб" ценили и носили любительницы "умной" одежды. Но вот уже несколько сезонов Лена Макашова вместе с Ириной Хакамадой создает одежду под брендом Студии платья "Хакама". Но темой разговора будет на этот раз не специфика моды, а... дружба. Лена Макашова убеждена, что именно благодаря ей она чувствует себя человеком состоявшимся и состоятельным.

- Самое большое в моей жизни достижение –
мои друзья. Думаю, что есть особого рода везение — оказаться на нужной "полке", где ходят люди, которые тебя интересуют и которых интересуешь ты. Мне, правда, кажется, что я стою в сторонке, но на той же "полочке" - все мои друзья на порядок выше меня и по образованию, и интеллектом - не только известные, но и те, которых мало кто знает. Все они - искренние, ироничные и не бездельники.

- Рядом с вами можно представить только деятельных друзей — творческий тандем с Ириной Хакамадой тоже ведь вырос из дружбы?

- Из очень давней дружбы. Идея принадлежит Хакамаде, и для меня это огромная честь, хотя многие мои друзья не сразу одобрили наше с Ирой профессиональное объединение. Но когда мы уже начали работать вместе, пришла наша общая знакомая и предложила Хакамаде стать лицом иностранной косметической марки — известной и с огромным бюджетом, а Ирина отказалась, сказав, что "в сомнительные проекты, где не просчитан 100%-ный успех, не могу свое имя дать". А мне даже стало неловко, что я так мало использую ее участие, Ирино имя – защита моя.

- Ваши отношения поменялись с тех пор, как вы стали партнерами?

- Нет, слава Богу, мне хватает ума не соревноваться ни с Ирой, ни с ее умом, ни с ее именем. Поток ее мыслей и знаний меня вдохновляет постоянно. Мы с ней - как небо и земля, и это хорошо, видимо, – мы не спорим и наш пазл удачно складывается.


- Чем больше работы, тем меньше времени на дружбу?

- Специального времени для дружбы не требуется. Можно редко видеться, жить в разных странах, не успевать позвонить...Но встречаешься с человеком и понимаешь — ничего не пропало за то время, что вы не виделись. Например, недавно с Тибета вернулся мой приятель — мы толком и не поговорили - я попросила его помочь мне оформить кабинет после ремонта. У меня давно была идея — выписать любимые библейские цитаты на одну из стен. И он это сделал так, как я и хотела, а выделил - "позолотил" только одно слово — самое главное для всех нас сейчас: "Радуйтесь!".

Если везет встречать в жизни "своих" людей — это самый большой подарок. Я не знаю, как это получается...

- Дружба ведь еще и позволяет видеть в людях то, что неизвестно про них посторонним?

- Конечно. Вот, например, давным-давно, когда я работала у Славы Зайцева, мы подружились с Галиной Борисовной Волчек. Мне предстояло ехать первый раз за границу к будущему мужу. Как она меня собирала замуж! Все знают ее как человека строгого, а она мне очень сопереживала. И чтобы я там не затерялась, она создала мне "запас прочности": мы в молодости были бедные, а Галина Борисовна часто бывала на гастролях, хорошо одевалась, осмотрев мой гардероб, она щедро добавила мне из своего. Так что после разлуки я достойно предстала перед женихом в Европе не замарашкой, а с чемоданом и в шубе Волчек.

- Трогательно очень, Лена. А с тех пор как мы с вами познакомились, вы неустанно создаете "запас прочности" для своих подруг и даже для незнакомых вам клиенток, с помощью своих моделей...

 
 


 

- Человек реализован только когда он нужен другим, я в этом уверена. Поэтому когда я знаю, что моя "безобразная одежда" кому-то нужна — я счастлива, я востребована, мне есть для кого просыпаться утром и работать.

Своими делами мы все участвуем в жизни друг друга. Вот сейчас я делаю платье для Чулпан, она будет танцевать — танец ставит Алла Сигалова, а Диана Арбенина поет... А мы шьем... Так тоненькой ниточкой я пробираюсь в судьбы подруг...

- …и вы чувствуете, что они вас ценят и любят...

- каждую минуту, и горжусь очень – теми, в ком я нуждаюсь, и теми, кто нуждается во мне. И они находят слова и время, чтобы сказать мне об этом. Вот сейчас пришли почти одновременно две СМС: "Я вас люблю!!! И очень", и "Получаю комплиенты в твоем платье, спасибо, что ты есть". Это мои "уколы счастья" от Лены Дробышевой и Северины — моей коллеги. И такие признания — бесценны - больше богатства и славы.

- А ссоры и обиды?

- Ну, бывает, наверное... Но даже если я сержусь или ругаюсь, то потом никогда не остается никакой обиды.

Я сейчас вспомнила последние слова батюшки после исповеди, он сказал: "всем все прости". И это для дружбы — такой закон.


- Дружба с эстетически неблизким человеком для вас возможна? Есть подруги с рюшечками и в гипюре?

- Рюшечки, конечно, не из этой категории, но есть подруги, которые носят разную одежду. Например, Галина Борисовна любит яркие вещи, но она абсолютно понимает то, что я люблю и делаю. Она надевает бирюзовую блузку — и как будто поглощает цвет, а я в такой блузке буду как с рынка. Мы разные - но нам это не мешает.

И если я вижу, что кому-то что-то здорово — всегда говорю, и готова плакать, что не я сделала, – но оценить могу. Это как в песнях.

Я, например, не скучаю по Советскому Союзу, но искренность песен тех лет мне близка — и про любовь, и про дружбу — трогательно. Может, и не современно, но настоящее и близкое.

- "Дружба начинается с улыбки"?

- Возникает по-разному. Если это случилось - я буду преданным другом.

 

 

 

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

inga-luba.livejournal.com

Серое на сером. Лена Макашова об осени и моде

Серое на сером. Лена Макашова об осени и моде

Лена Макашова, дизайнер Студии платья "ХакаМа", рассказала Елене Вышинской, за что она любит и не любит осень, что унаследовала от дяди - известного актера, какое влияние оказали на неё Слава Зайцев и Ирина Хакамада, почему их магазин похож на театр, в котором главная роль у серого цвета.

- К осени нет у меня особенной любви. Ничего значительного и запоминающегося со мной осенью не происходило. Скорее наоборот. Я, как большинство людей, наверное, люблю, когда тепло, светло и сухо, но… вспоминаю восточную мудрость, про то, что если всё время светит солнце - получается пустыня. И в этом смысле осень полезна.

- Осень у каждого своя, для кого-то это "пышное природы увяданье"…

- Для меня - нет. Для меня осень - это когда совсем ни-че-го, только дожди и размышления. Осень - самое одухотворенное время года, время внутренних монологов и разговоров… с самой с собой. "Ветры дуют не так, как хотят корабли…" Моя осень - блёклая. Серо, сыро, лужи на асфальте, холодно… Хотела сказать - уныло, но подумала, что уныние - грех. Когда я забываю об этом, сразу напоминаю себе, что я не одна. Мой партнер - Ирина Хакамада - человек потрясающего ума и энергетики. И когда кто-то благодарит меня за любимое пальто или платье, мне всегда неловко - просто я оказываюсь в этот момент рядом с вещью, а внутренний смысл нашей одежды - то, как она раскрепощает и тонизирует - это Хакамада.

Размышления про корни и истоки - тоже для осени. Моё начало начал - это Слава Зайцев - и в профессиональном, и в человеческом смысле. Опыт, который я получила, работая с ним и после, сформировал моё отношение к делу, людям, переменам...

Осенью можно сделать много хорошего для других. Я модельер, работа у меня сезонная - весна и лето, осень и зима. Весной и летом - у всех всё и так на подъеме, зимой - снег, и весна близко. А осенью надо постараться, чтобы в нашей одежде было комфортно и уютно переживать непогоду.

- Цветотерапией вы, как известно, не злоупотребляете.

- Это правда. Основной мой цвет - серый, для меня - осенний. Так что наш разговор оказался совсем не случайным. Недавно мы сделали ремонт в магазине Студии платья "Хакама", и он у нас - серый-серый, и коллекция сейчас - серая. Цветом я пользуюсь - как подсказкой природы. То желтый - как солнечный луч промелькнет, то фуксия прозвучит пронзительно, или синий - глубоко.

- Для многих осень ассоциируется с мудростью жизни…

- Не для меня, если вы про возраст. Творческие люди, особенно если они сильно заняты, даже не успевают задуматься - сколько им лет. С возрастом, к счастью, становится меньше сомнений, появляется опыт. Я недавно почитала, что у слова карма - совсем не тот смысл, к которому мы привыкли, карма - это результат наших действий, и если судьба - то только поэтому. Тогда и осень - время результатов.

Рисовать осеннюю коллекцию я сажусь задолго до наступления сезона. Главное слово - сажусь. И рисую очень много. Сначала получается то, что мне совсем не нравится, то что есть у всех, - тренды. Потом - лучше, но я продолжаю рисовать, и вот, наконец, появляются будущие вещи… Талант и опыт очень важны, но труд и время - всё побеждают.

- Без чего вы не представляете себе осень?

- Без театра. Осень - начало театрального сезона. И самый осенний спектакль для меня - это "Шинель" в Современнике. Гениальная Марина Неёлова так трогательно кутается в шинель, что у зрителей попеременно возникает ощущение холода, тепла, счастья, отчаяния…

- У вас очень артистично получилось это показать!

- Ничего не поделаешь, гены, - мой дядя - актер Алексей Консовский, помните принца из фильма "Золушка" с Яниной Жеймо?

- Какое действие произойдет этой осенью в новых серых декорациях студии платья "Хакама"?

- Пусть это будет "пижама пати". Бесконечная. Ведь самая комфортная и расслабляющая одежда - пижама. Если мы в ней - значит, мы дома, всё хорошо, не надо "делать лицо", можно быть собой. У скандинавов - ценителей уюта - не выходит из моды стиль "хюгге", где всё просто, уютно и выразительно при этом. Он имеет отношение и к одежде, и к образу жизни. У нас этой осенью - примерно также. Только иронии, наверное, побольше, как иначе в нашей действительности "хюгге" соблюсти!

Даже вечернее платье я сделала из трикотажа, при желании можно перепутать его с ночной рубашкой. Впрочем, как и другие модели коллекции, в которых и на диване приятно поваляться, и на премьеру отправиться.

- Спорт, шик… Шанель?

- Угадали! Но видите, как мы используем узнаваемую клетку знаменитой марки? А цепочки вы на таких местах где-нибудь видели? Капюшоны, молнии, карманы… Первые покупатели уже ушли в своих серых платьях, но вернулись за вторыми. Сначала решили, что хватит одного, а потом, когда в них пожили, поняли внутренний смысл вещей и продолжили выбирать дальше: другого оттенка, или длины, или силуэта, или с отделкой.

- Брюк вы последнее время мало делаете.

- Все обижаются, не вы одна. В этом сезоне есть выбор - и "как бы спортивные", и красные, и в клетку… У нас ещё не вся коллекция готова. Это наш принцип - ни дня без новой вещи - чтобы постоянным клиентам скучно не было.

- Уже всё придумано для этого сезона, уже мыслями в весне?

- Да, но… Осенью всего мало - света, тепла - это время - раздолье для дизайнера, который из этого немногого, или на этом грустном фоне, может сочинить что-то своё. И соавтор мой - Ирина Хакамада - тоже старается находить время, чтобы у нашей одежды не пропала самурайская сущность. Так что остановиться - невозможно!

Елена Вышинская

www.superstyle.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о