Лени рифеншталь фотографии – Африка Лени Рифеншталь. 1970-е. Часть 1: humus — LiveJournal

Автор: | 21.10.2019

Африка Лени Рифеншталь. 1970-е. Часть 1: humus — LiveJournal

хумус (humus) wrote,
хумус
humus

Category:
С начала 1960-х годов, Рифеншталь стала часто совершать поездки на Черный континент, где она работала над различными кино и фотопроектами последующие полвека. Ее самым любимым местом был Судан, там она жила и фотографировала людей племени Нуба, обучилась их языку и стала им другом. Нубы — миролюбивое племя, они приветствовали Рифеншталь в качестве одной из своих. Рифеншталь считала время проведенное в Африке, самым счастливым фрагментом своей жизни.

  • Remove all links in selection

    Remove all links in selection

    {{ bubble.options.editMode ? ‘Save’ : ‘Insert’ }}

    {{ bubble.options.editMode ? ‘Save’ : ‘Insert’ }}

Photo

Hint http://pics.livejournal.com/igrick/pic/000r1edq

humus.livejournal.com

Как Лени Рифеншталь прославила Третий рейх (9 фото)

Лени Рифеншталь была танцовщицей, актрисой, фотографом и режиссером. В Третьем Рейхе она снимала документальные фильмы, а после войны открыла миру африканские племена и красоту подводного мира.

Талант ко всему сразу

Лени Рифеншталь родилась 22 августа 1902 года. С раннего детства она проявляла недюжинное рвение к искусству и спорту. Она хотела и рисовать, и танцевать, и музицировать, заниматься гимнастикой и теннисом.

Она пять лет обучалась в музыкальной школе, исполняла сонаты Бетховена в Берлинской филармонии, хорошо танцевала.

Заметив её танцевальный талант, итальянский композитор Бузони специально для Лени написал вальс-каприз, который впоследствии будет одним из её коронных номеров.

Отец Лени не одобрял танцевальной страсти дочери, поэтому Лени брала уроки танца тайно от него. Только после того, как Рифеншталь покинула родительский дом, она смогла заняться балетом по-серьезному, брала уроки у русской балерины Евгении Эдуардовой и изучала танец в школах танцев Ютты Кламт и Мэри Вигман.

Лени быстро стала успешной танцовщицей, выступала в составе балетных трупп и давала сольные выступления, но её словно преследовал злой рок — она трижды рвала связки, снова и снова возвращалась к своему увлечению, но в итоге ей все же пришлось распрощаться с мечтами о танцевальной карьере.

Горы

Однажды Лени стояла в берлинском метро и ждала поезда. На стене подземки она увидела афишу фильма Арнольда Фанка «Гора судьбы». На ней, по воспоминаниям Рифеншталь, мужчина поднимался по расщелине в скалах. Этот образ очень впечатлил молодую девушку. Надо понимать, что для того времени «горные фильмы» были новым и крайне интересным жанром.

Лени не стала медлить и написала письмо исполнителю главной роли Луису Тренкеру, сказав, что хотела бы попробовать себя в качестве актисы. К письму она приложила свое фото.

Тренкер воспринял письмо от Лени с иронией, однако все же написал Франку про эту странную девушку. Режиссер оказался более прозорливым, он по фото понял, что Лени может светить большое будущее и пригласил девушку на съемки своего нового фильма «Священная гора».

После его премьеры Рифеншталь проснулась знаменитой. На этот раз — знаменитой актрисой. Для съемок в фильмах Франка Лени освоила скалолазание и горные лыжи.
Она стала буквально жить кинематографом, снималась во множестве фильмов, её слава стала сопоставима со славой Марлен Дитрих. Во время работы над фильмами Лени также осваивала мастерство монтажа и операторской работы, что впоследствии ей очень пригодилось.

«Голубой свет»

В 1932 году состоялся режиссерский дебют Рифеншталь — фильм «Голубой свет». Берлинские критики отнеслись к картине сдержанно, но она была с восторгом принята в Венеции и Лондоне.
Позже Лени напишет: «В «Голубом свете» я, словно предчувствуя, рассказала свою позднейшую судьбу: Юнта, странная девушка, живущая в горах в мире грез, преследуемая и отверженная, погибает, потому что рушатся ее идеалы — в фильме их символизируют сверкающие кристаллы горного хрусталя. До начала лета 1932 года я тоже жила в мире грез…».

После выхода фильма Рифеншталь пришлось улаживать денежные разногласия с соавтором сценария евреем Белой Балажем. Для защиты своих интересов Рифеншталь обратилась за поддержкой с гауляйтеру Франконии и редактору антисемитской газеты «Штурмовик» Юлиусу Штрайхеру.
Коренным образом повлияло на судьбу Лени то, что фильм «Голубой свет» понравился Адольфу Гитлеру.

«Триумф воли»

В феврале того же года Лени побывала на выступлении фюрера в Берлинском Дворце спорта. Она написала Гитлеру восторженное письмо, где восхищалась его ораторским мастерством.

В мае 1932 года состоялась их встреча. Затем она вместе с другом Геринга и легендарным асом Люфтваффе Эрнстом Удетом принимала участие в съемках фильма «SOS-айсберг».

Постепенно Лени познакомилась со всей верхушкой НСДАП, а в 1933 году предложила Гитлеру сделать фильм о пятом съезде партии «Победа веры». Фильм Лени сняла, но после «Ночи длинных ножей» его изъяли из проката, поскольку там было слишком много Эрнста Рема.

Затем Гитлер предложил Рифеншталь снять фильм «Триумф воли» и дал Лени крат-бланш на организацию съемочного процесса.
В этот фильм Лени что называется «вложилась». Съемочная группа состояла из почти 200 человек. Впервые в истории кинематографа съемки велись с нескольких точек: дирижаблей, флагштоков, кранов пожарных машин.

Чтобы создать динамичность, Рифеншталь заставила всех операторов научиться ездить на роликах.

На один только монтаж у команды Рифеншталь ушло больше семи месяцев. Фильм собрал призы кинофестивалей и стал первым большим режиссерским успехом Лени. По мнению историков, он сделал для пропаганды нацизма не меньше, чем вся команда Геббельса.

«Олимпия»

Вторым «главным» фильмом Рифеншталь стал фильм о летних Олимпийских играх 1936 года в Берлине. К работе над картиной были привлечены известные кинооператоры. Совместно с Рифеншталь они создали и применили много новых кинотехнических приёмов (например, камеру для подводной съёмки, рельсовый операторский кран). Число членов съёмочной группы составило 170 человек. Сразу же после съёмок в июле и августе 1936 года начался монтаж, который длился почти два года.

«Олимпия» стала шедевром документального кино. Рифеншталь пригласили в США, где её визит вызвал фурор, там она встретилась с Генри Фордом, режиссерами Кингом Видором и Уоллтом Диснеем. Однако после известия о «Хрустальной ночи» фильму был объявлен бойкот в США и Британии. Только в 1956 году голливудское жюри снова заговорило об «Олимпии», назвав его одним из 10 лучших фильмов века.

Кина не будет

Когда началась война, Рифеншталь, увидев зверства нацистов в одной из польских деревень, отказалась от должности «режиссера партии». Поддержка Рифеншталь незамедлительно прекратилась. Её брат Хайнц был отправлен на Восточный фронт, где погиб.

За годы войны Лени, однако, все же сняла один фильм — «Долина».

Для массовки были присланы цыгане из лагеря Дахау. После съемок 20 из 48 цыган были отправлены в Освенцим…

В одном из последних своих интервью 100-летняя Лени Рифеншталь сказала: «Я не буду говорить о цыганах. Это очень сложная, очень трудная тема… Коснувшись её, я вынуждена буду всё отведённое для интервью время говорить только о цыганах».

После войны Рифеншталь несколько раз проходила через процедуру денацификации, была помещена в психиатрическую клинику, где её «лечили» электрошоком. Вход в «большое кино» был для Рифеншталь заказан. У нее была масса идей, но она не могла получить финансирование. К ней поступали предложения от Норвегии и Швеции снять документальные ленты об Олимпийских играх, но Рифеншталь после долгих раздумий от этих проектов отказалась.

Дауншифтинг

Не найдя вдохновения и поддержки в Европе, Рифеншталь решила в 1956 году отправиться на «черный континент». Как это ни парадоксально, но «личного режиссера Гитлера» хорошо приняли в Африке.
Рифеншталь вела съемку в Судане и Кении, в Судане ей даже дали гражданство. Лени стала своей в экзотических племенах нубийцев. Фото Лени были опубликованы в престижных глянцевых журналах «Stern», «The Sunday Times», «Paris Match», «L’Europeo», «Newsweek», «The Sun».

После фоторепортажей Рифеншталь нубийскими племенами заинтересовались не только журналисты, но и антропологи и историки.

Удивительно, но некоторые критики увидели в фотоснимках Лени выражение «фашистской эстетики». В своей статье «Магический фашизм» Сьюзен Зонтаг писала: «Хотя нуба не являются арийцами, их портрет, созданный Лени Рифеншталь, возрождает некоторые большие темы нацистской идеологии: противопоставление чистого и нечистого, неподкупного и продажного, физического и духовного, светлого и темного».

В 1974 году на Мальдивах в возрасте 71 года Рифеншталь впервые погрузилась в Индийский океан с аквалангом и с камерой для подводной съёмки. За последние три десятилетия своей жизни она совершила более двух тысяч погружений. Так начался новый этап в творчестве Рифеншталь-фотографа — съёмки подводного мира. Результатом её многолетней работы стали фотоальбомы «Коралловые сады» и «Чудо под водой», а также документальный фильм «Коралловый рай».

В августе 1987 года вышли воспоминания Рифеншталь, которые были изданы в 13 странах, а в Америке и Японии стали бестселлером.
8 сентября 2003 года, через две недели после своего 101-го дня рождения, Лени Рифеншталь скончалась в 22:50 в своём доме в городке Пёккинге на Штарнбергском озере. Её спутник жизни, 61-летний кинооператор Хорст Кеттнер, до самого последнего мига не отходил от неё.

nlo-mir.ru

ЗЛОСТНАЯ НАЦИСТКА ЛЕНИ (часть 2)

«Катастрофой моей жизни стало то, что я повстречала Гитлера. Теперь до конца моих дней люди будут говорить «Лени – нацистка», а я не перестану спрашивать «Но что такое ужасное она сотворила?».

читать часть 1

До 1987 года Рифеншталь продолжали таскать по судам, пытаясь обвинить в нацистских преступлениях. И каждое дело обвинитель проигрывал.
На ней уже висело два ярлыка: «сочувствующая нацизму» и «девочка Гитлера», у нее уже отняли всё, что только могли, но не смогли отнять таланта ЖИТЬ.
Рифеншаталь, как истинный творец, продолжала гореть идеями и страстью познать новое.
Она пыталась снимать, отстаивала сове право (даже через суд) создавать кино – но везде натыкалась на непримиримую критику и протест. Большим ударом для нее был тот факт, что кадры из ее гениального «Триумфа» использовались в программах и фильмах о Гитлере, наряду с картинами концлагерей. Рифеншталь понимала, что эту грязь Третьего Рейха ей уже не отмыть никогда.

И всё же, она каким-то непостижимым образом находила лазейки, чтобы собрать команду для нового кино. С 50-го по 55-й года она пыталась реализовать 7 масштабных проектов с участием лучших европейских звезд. Но в последний момент, когда всё уже было готово для съемок, чья-то рука вдруг резко урезала финансы, которых требовали ее циклопические идеи. Казалось, можно ставить точку… но в самый подходящий момент Рифеншталь узнает, что в Африке до сих пор полным ходом ведется работорговля, и у нее зарождается еще одна идея – бросить цивилизацию и снять кино об ужасах этого проклятого бизнеса – «Черный груз». Ей 54, и она отправляется в дикую Африку, где чуть ли не сразу попадает в автомобильную катастрофу в саванне – вылетев из джипа и ударившись головой о камень Рифеншталь проламывает себе череп. Она успела отснять массу материала, работая со своей командой в просто нечеловеческих условиях. Но, очередная идея очередного фильма снова провалилась. После этой травмы финансирование опять прикрыли и заканчить фильм не удалось.

Зато ее фотографии Африки высоко оценили – их напечатали ведущие мировые издания «Штерн», «Санди Таймс», «Пари Матч», «Европеец», «Ньюсвик», «Сан». И тогда Рифеншталь решает полностью посвятить себя фотографии. В течение 15 лет она регулярно возвращается в Афирку и исследует нубийскую пустыню, где обнаруживает несколько абсолютно диких и оторванных от цивилизации племен – Нуба, как назвала она их. Без чьей либо помощи, с единственным ассистентом, Рифеншталь удается войти в доверие и даже подружится с Нубийцами. Злостная нацистка Рифеншаталь становится не просто другом нубийцев, а и почетным членом каждого недоверчивого и замкнутого сообщества, которое она посещает. Об этом красноречиво говорит тот факт, что ей с удовольствием позировали и разрешали снимать на камеру абсолютно всё, даже ритуальные бои.


Лени в Африке, 1965

Результат этих тесных взаимоотношений – два великолепных альбома фотографий: «Нубийцы — люди как будто пришедшие с другой звезды» и «Нубийцы из племени Кау».
Эти работы произвели настоящий фурор. В 1975 году альбом «Люди с другой звезды» признают лучшей фотоработой года. А историки и антропологи заинтригованы открытием новых африканский народностей. Выставки работ Рифеншталь с успехом проходят по всему миру ее снимки печатают практически везде… но это не значит, что гнет закончен.

посмотреть фотографии Нуба

Вместе с успехом вздымается новый вал критики. Противники Рифеншталь видят в неграх, которых она снимала, затянутых во все черное нацистов. В здоровых атлетичных телах – фашистский культ здоровья. А в том, что Рифеншталь снимала ритуальные кровавые бои нубийцев – доказательства того, что эта дама пропагандирует жестокость. Что доверие негров она вызвала исключительно своей изощренной хитростью, пронырливостью и фанатичным упорством. Но чем тогда объяснить то, что на протяжении 23 лет, после выхода альбомов, Рифеншталь выпрашивала разрешение на выезд в Судан, чтобы снова увидеть племена и узнать о судьбе своих друзей. Разрешение она в итоге получила, когда ей было уже 97. Судан сгорал от гражданской войны, она знала, что тех племен, которые она когда-то знала уже не существует – остались только жалкие воинственно настроенные группы, разбросанные по пустыне. Она всё равно решается на поездку. Ей хочется увидеть нубийцев и чем-то им помочь. В итоге, в вертолет, на котором она летела над пустыней, попадает снаряд. Рифеншталь разбивается вместе с вертолетом, но выжывает. Ведь в то время у нее уже был другой стимул – дайвинг.

крушение вертолета

Когда она заразилась этой болезнью – погружениями под воду – ей был уже 72 года. Возрастное ограничение в группах начинающих дайверов – 55. Она успешно солгала инструктору, что ей только 52, и ее поглотил подводный мир. Рифеншталь признавалась, что, наконец, нашла отдушину и покой. Мир, совсем не похожий на мир людей, где ее никто не видел и не трогал. Все обвинения и страсти оставались над синей пленкой воды, а под водой были только кораллы, рыбы и безграничное количество новых впечатлений. Ее подводные фотографии вылились в несколько красочных фото-книг и также были очень успешны. А к своему 100летию Рифеншталь подготовила небольшой фильм «Подводные впечатления». Конечно, это было не масштабное, эпическое и высокотехничное произведение, как того требовало ее дарование. Это скорее было кино сделанное для себя, чтобы выплеснуть так долго копившиеся эмоции. Завораживающий и красочный мир полного одиночества – здесь нет слов, и это главное.

лени исполняется 101 год

Лени Рифеншталь уснула и не проснулась в 101 год. Ее партнер Хорст Кеттнер, который был моложе Лени на 40 лет (и был ей верен вот уже 41 год), говорил, что в день перед смертью, Рифеншталь была, как всегда, в отличном настроении и умерла тихо и спокойно.

2003 год, незадолго до смерти

Ее до сих пор обвиняют во многом. Злобствующие критики всегда найдутся – чем больше слон, тем громче лает моська. Я не раз читал мнения, что ее искусство – это фригидный набор удачно смонтированных кадров. Что она не имела никакого таланта режиссера драматического кино и вообще в ее работах больше масштабности, чем искусства. Что все ее разочарования о фашизме и уверения в том, что она жила одним лишь искусством – не больше чем поза. Что фотографии нубийцев чуть ли не бездарны, а привлекают одной лишь экзотикой истинно дикого и необузданного антуража (но как ей тогда удалось донести дух этой необузданности?). Ее обвиняют в том, что она была манипулятором и роботом, думающем только, как бы выгоднее поставить свою камеру. И что вообще она не была женщиной. Доходит даже до едких обвинений в том, что в старости она позволяла себе носить яркие наряды и красила волос в соломенный цвет. Череда обвинений в адрес Рифеншталь бесконечна, как бесконечен и мой восторг ею.
Легкая смерть Рифеншатль для меня расставила все точки над i.

Два фильма, которые она успела снять, и которые по злой иронии судьбы загубили весь ее грандиозный талант, входят в десятку лучших кинопроизведений ХХ века. И, если бы ей дали работать, то, я уверен, эта десятка пестрила бы страшной, облитой негодованием фамилией Рифеншталь. Я смотрю ее кино, смотрю ее интервью, смотрю ее фото – такую бьющую через край жизнь редко встретишь в цивилизованном мире. И для меня этого достаточно. Возможно, я говорил бы по-другому, если бы пережил войну. Но я счастлив, что могу смотреть на нее не сквозь эту серную призму – а прямо и с открытым сердцем.

А Моськи на то и Моськи, чтобы гавкать.

retro-ladies.livejournal.com

Leni Riefenstahl | Блогер shapa на сайте SPLETNIK.RU 17 марта 2011

Лени Рифеншталь – полное имя Берта Хелена Амалия Рифеншталь, (Berta Helene Amalie «Leni» Riefenstahl) – родилась 22 августа 1902 года в обеспеченной семье в Берлине. Родители следили чтобы девочка разносторонне развивалась – она хорошо училась в лицее, брала уроки игры на фортепьяно, занималась плаванием, каталась на коньках, несколько позднее увлеклась танцами и театром. Танцы ставшие ее первой страстью, привели к длительным ссорам с отцом, который никак не мог представить свою дочь танцующей на потеху толпе. Только когда после очередной ссоры Лени ушла из дома, строгий отец сменил гнев на милость. В начале 1920-х годов Лени Рифеншталь несколько лет обучалась танцу под руководством лучших европейских танцовщиц. В 1923 году в Мюнхене состоялось ее первое сольное выступление, затем она с успехом выполняла свою программу в различных городах Европы. Несчастье поджидало ее в Праге, где она сильно травмировала колено. Это положило конец ее карьере танцовщицы.

В 1924 году Лени Рифеншталь посмотрела фильм «Гора судьбы» знаменитого немецкого режиссера, создателя жанра «горного фильма» Арнольда Фанка.

Она написала ему письмо; они встретились и Фанк, очарованный красотою просительницы, а потом ее талантом и одержимостью, сделал Лени главной героиней своих фильмов. Действие зачастую проходило высоко в горах, и уже вскоре молодая актриса карабкалась по скалам и горным вершинам. Работать приходилось без страховки, и только каким-то чудом ее актерская карьера прошла без особых увечий – а уж на такие мелочи как синяки и ссадины отважная «скалолазка» просто не обращала внимания. Она быстро добилась успеха, к концу 1920-х годов ее имя было известно далеко за пределами Германии. Но что для нас еще более важно – именно в это время состоялось первое знакомство Лени Рифеншталь с фотографией. Когда через три четверти века ее спросили, как она пришла к фотографии, Лени ответила, что обязана этим именно Арнольду Фанку. «Он был потрясающим фотографом», – рассказывала она, – «Он показал мне как снимать и как кадрировать фотографии. Я научилась этому просто наблюдая за его работой. И затем я начала фотографировать сама, бессознательно подражая ему».

В 1930-х годах Лени увлеклась режиссурой. Ее первый фильм «Голубой свет» вышедший на экраны в 1932 году имел большой успех в Европе и Соединенных Штатах. Но даже в случае провала он навсегда остался бы в истории кинематографа как первый фильм, в котором одновременно продюсером, режиссером и исполнителем главной роли была женщина; как первый фильм, снятый исключительно вне павильона, на натуре; как первый игровой фильм со съемками в церкви во время службы. И пусть все последующие ее работы будут сильно отличаться от этой, но в новаторстве, в стремлении всюду быть первой она никогда себе не изменит.

В 1932 году Лени присутствует при выступлении Гитлера в Берлинском Дворце спорта: «У меня было почти апокалипсическое видение, которое я никогда не смогу забыть», – рассказывала она о своих впечатлениях в мемуарах, – «Казалось, что земля предо мной неожиданно разверзлась и вырвался огромный столб воды, настолько мощный, что достиг небес и сотряс землю». В апреле 1934 года английская газета «Daily Express» писала, что Рифеншталь прочитала «Mein Kampf» во время съемок «Голубого света». «Книга произвела на меня громадный эффект. Я стала убежденным Национал-социалистом с первой страницы», – цитировала ее «Daily Express», – «Я почувствовала, что человек написавший эту книгу без всяких сомнений поведет за собой Германию. Я была счастлива, что такой человек наконец-то появился».

Гитлеру в свою очередь очень нравились фильмы с участием Рифеншталь – сверхчеловек, покоряющий горные вершины, это именно тот образ, которым он восхищался, с которого вся Германия должна брать пример. Мужественному духу должно было соответствовать красивое и сильное тело – и в этом мнения Гитлера и Рифеншталь тоже совпадали. Поэтому, когда в 1932 году Лени написала ему восторженное письмо, Фюрер согласился встретиться с ней. Короткая встреча сыграла решающую роль в судьбе молодой женщины – она стала главным режиссером партии Национал-социалистов. Ее первым заданием стал документальный фильм 1933 года «Победа веры» о 5-ом съезде партии. Фильм – «не фильм, собственно говоря, а смонтированная хроника», как она охарактеризовала его позднее – не пользовался особым успехом, но, несмотря на это, Гитлер настоял, чтобы следующий съезд снимала тоже она. По словам Рифеншталь, она пыталась отказаться, но никаких других свидетельств этого не существует и нам придется поверить – или не поверить – ей на слово.

Фильм снятый на 6-ом съезде НСДАП получил название «Триумф воли». И на сегодняшний день это один из лучших документальных фильмов всех времен и народов – и, без всякого сомнения, лучший пропагандистский. Лени смело экспериментировала с новыми техниками съемки, находила необычные ракурсы, очень свободно обращалась с хронологической последовательностью событий, стараясь ухватить их внутренний ритм и настроение. В ее распоряжении было 30 камер, столько же операторов и около сотни помощников. Для снятия панорам одну камеру закрепили между флагштоков, впервые использовались движущиеся камеры, для чего на операторов надели … роликовые коньки. «… Мне благоприятствовали во всем, мы смогли даже проложить круговые рельсы вокруг выступающего Гитлера», – хвасталась она в одном из интервью.

Монтаж фильма занял почти полгода, Лени спала по четыре часа в сутки, но результаты того стоили – пропагандистский успех фильма был ошеломляющим. В фильме нет закадровых комментариев – они и не нужны, каждый кадр фильма говорит сам за себя. Думается немного нашлось зрителей не понявших автора или понявших ее не правильно и лучшее свидетельство этому невероятно возросшая популярность Национал-социализма после выхода фильма. У Гитлера появились миллионы новых сторонников в Германии, да и по всему миру. И пусть Рифеншталь никогда не вступила в партию, но мало кто из членов НСДАП сделал больше ее для торжества нацистской идеологии.

В последующем Лени пришлось немало извиняться за свое печально знаменитое детище: «В то время мы считали, что одним из посланий был мир. Эта мысль проходит через весь фильм. Другие политические цели не упоминаются. Там нет ни слова об антисемитизме или расовой теории. Единственное послание «Триумфа воли» – это работа и мир. Поэтому я никогда не считала, что сделала что-то плохое. Будь этот фильм вредным, французы никогда не дали бы ему золотую медаль за два года до начала войны. … До войны ему дали все международные премии», – начала она за здравие, чтобы как обычно кончить за упокой: «Но после войны его запретили, потому что сочли за пропаганду. Мне доставались лишь оплеухи».

После «Триумфа Воли» и не столь удачного 26-минутного фильма «День свободы! – Наш вермахт!» ей предложили снять фильм об олимпийских играх, которые должны были состояться в Германии в 1936 году. Как и раньше ей предоставили полную свободу, и она очень удачно этим воспользовалась. Съемок подобного масштаба мировой кинематограф еще не знал! А после него последовало два года монтажа – тоже небывалый случай. Из нескольких сотен часов исходного материала она смонтировала две серии «Праздник народов» и «Праздник красоты» под общим названием «Олимпия» продолжительностью более трех часов. Премьера состоялась 20 апреля, в день рождения Гитлера, затем Лени с фантастическим успехом провезла фильм по всей Европе.

Еще более торжественного приема Рифеншталь ожидала от Америки, но пока она плыла туда на пароходе, в Германии случилась «Хрустальная ночь» – в ночь с 9 на 10 ноября 1938 года по всей стране состоялись массовые еврейские погромы. И едва она вступила на американский берег, ее окружили журналисты: «Что вы думаете о преследовании евреев? Одобряете ли вы разрушение синагог в Германии? Вы антисемитка?» – сыпалось со всех сторон. Она затравлено озиралась, но видела вокруг себя далеко не приветливые лица. «Leni go home!» – кричали надписи на транспарантах. Думала ли она тогда, что это только первая ласточка? Что еще не раз ей придется отвечать за преступления собственного народа и за свою собственную идеологическую всеядность?

В 1939 году Рифеншталь оканчивает курсы фронтовых корреспондентов, какое то (очень непродолжительное) время работает на фронте, но реалии войны привели её в ужас. Она поехала в Испанию снимать художественный фильм «Долина» о судьбе танцовщицы-цыганки поверившей злодею-маркизу, а потом спасенную героем-пастухом. Вокруг нее в прямом и в переносном смысле рушился мир, миллионы – в том числе ее соотечественники, родственники, даже родной брат – гибли на фронтах войны, в лагерях, на улицах, в своих домах, а самый талантливый немецкий режиссер-документалист снимала добрую романтическую историю, сказку о вечной любви и торжестве добра. Кто знает, может это и есть ее самое большое преступление? По крайней мере, мне это кажется гораздо более страшным, чем создание документальных шедевров, пусть даже и служивших преступной идеологии.

Расплата не заставила себя ждать. В 1945 году ее арестовали и обвинили в пособничестве нацизму. Была ли она и в самом деле так удивлена? Большинство ее оправданий абсолютно бездоказательны, каждый волен сам выбрать, верить им или нет. Она утверждала, что была в отвратительных отношениях с нацистской верхушкой за исключением Гитлера, но не осталось в живых ни единого человека способного это подтвердить. В ее полную неосведомленность о преступлениях Третьего Рейха трудно поверить при всем желании – она не могла не знать о еврейских погромах из-за которых ее в 1938 году вышвырнули из Соединенных Штатов. Не могла не видеть, как горят книги, как уничтожается так называемое «дегенеративное искусство», в том числе и ее любимые экспрессионисты. Она видела, как немецкие солдаты расстреливают мирное население в Польше, даже написала (опять таки по ее собственному утверждению) жалобу на действия военных в соответствующую инстанцию. Видимо на этом она посчитала свою миссию выполненной и … забыла об этом, во всяком случае, когда ей показывали доказательства преступлений нацистского режима, она была «искренне» поражена.

Рифеншталь провела три года в лагерях для интернированных, два года в сумасшедшем доме, пережила несколько (по некоторым источникам чуть ли не тридцать) судебных процессов. И хотя суд снял с нее обвинения в пропаганде и поддержке фашистского режима, хотя ее признали просто «попутчиком», но клеймо «пособницы нацизма» осталось на ней на всю жизнь. И не только пособницы: «В то время (речь идет о 1987 годе – А.В.) берлинцы называли ее не иначе как «Reichsgletscherpalte» – труднопереводимое слово, приблизительно означающие «ледниковая подстилка германского рейха», – поскольку они не сомневались, что она была любовницей Гитлера», – писал в своей автобиографии знаменитый немецкий фотограф Хельмут Ньютон.

Ответственность художника за идеологию, которую несет его творчество, вопрос очень сложный и не предполагающий однозначных «общих» решений. Можно приводить десятки, если не сотни примеров деятелей искусства которые верой и правдой служили преступным режимам, предавали их, переходили на сторону других, зачастую не менее преступных, но закончили свою жизнь в почете и уважении. А вот с примерами художников, понесших кару за преступления воспетых ими режимов, дело обстоит далеко не так просто и Лени Рифеншталь в этом смысле скорее исключение из правил. И хотя эти соображения («А судьи кто?»), конечно, не снимают с нее вины, но и в очередь «за камнями» вставать как-то не хочется.


В 1955 году Лени Рифеншталь прочитала «Зеленые холмы Африки» Эрнеста Хемингуэя и ее охватило непреодолимое желание посетить Черный континент. Первая экспедиция чуть не закончилась трагедией: во время путешествия по Кении ее машина попала в аварию, Лени вылетела через лобовое стекло и сильно поранилась – казалось, что она не выживет. Но ей предстояло пережить еще не одну катастрофу.

Позднее ей попался на глаза снимок «Нуба из Кордофана» одного из основателей знаменитого агентства «Magnum Photos» английского фотографа Джорджа Роджера и она загорелась идей познакомиться с героями этой фотографии. Но это оказалось не так просто, она потратила немало времени, чтобы узнать, где находится Кордофан. Узнав, что это провинция Судана она направилась туда и … узнала что «нубийцев без одежды», которые изображены на фотографии, больше не существуют. Но она не перестала искать и в конечном итоге удача улыбнулась ей.

«В 1962 году я открыла племя Нуба. Племя едва насчитывает десять тысяч человек, но это отдельная лингвистическая общность, совершенно отрезанная от внешнего мира и защищенная от влияния цивилизации. Это были самые счастливые люди, которых я когда-либо встречала. Их смех невольно располагал к ним, а смеялись они беспрестанно. Они были добры, у них не было дурных мыслей, они не знали ни краж, ни убийств. Они жили в абсолютной гармонии с природой. Я называю их «людьми с другой планеты». Они приняли меня в свою среду и любили меня так же сильно, как я любила их. Я выучила их язык, и то время, которое я провела с ними – самые счастливые дни в моей жизни».

Но злой рок не оставлял ее. Она хотела снимать фильм, но из-за возникших проблем ей пришлось ограничиться фотографиями – хотя в конечном итоге это оказалась удачей и для нее и для нас. Нубийцы ходили без одежды, а суданские законы строго-настрого запрещали фотографировать обнаженных людей, в один из приездов Лени чуть не арестовали. Несмотря на разрешения, выданные ей в Хартуме (столица Судана), местные власти зачастую чинили ей всевозможные препятствия. Часть пленок, которые она переправляла в Европу с различными оказиями, оказались уничтожены. Было от чего впасть в отчаяние! Но и это еще не все: вернувшись в Германию, она долго не могла опубликовать фотографии; обивала пороги журналов «Stern», «Bunte Illustrierte» и «Quick», но кто захочет иметь дело с «ледниковой подстилкой германского рейха»?

Наконец ей удалось опубликовать некоторые снимки в трех выпусках журнала «Kristall». Позднее она с большим успехом демонстрировала свою работу группе операторов ВВС в Лондоне. «Фотографии тоже могут быть художественными», – говорила Лени, защищая фотографию от предубежденных деятелей кино, – «Я люблю фотографии, потому что их можно рассматривать подолгу». Среди прочих зрителей присутствовал актер и режиссер Кевин Броунлоу, впоследствии написавший в предисловии к альбому ее африканских фотографий: «Даже если бы единственным деянием Лени Рифеншталь была бы поездка в Африку и возвращение оттуда с фотографиями, она бы заслужила свое место в истории».

Во второй половине 1960-х годов в жизни нубийцев произошли важные перемены. Во-первых, суданское правительство запретило им ходить обнаженными – и кто знает, может быть, фотографии Рифеншталь сыграли в этом не последнюю роль. Во-вторых, несколько неурожайных лет вынудили молодых мужчин искать работу в городе, откуда они принесли «одежду, венерические болезни и деньги». Когда в 1967 году Лени вернулась, она не нашла столь милой ее сердцу красоты и невинности: «Когда я показала им фотографии, где они были еще без одежды, они внезапно смутились», – рассказывала она, – «Им внушили, что это нехорошо».

Многие на ее месте опустили бы руки, но Лени решила отыскать более далекое племя нубийцев, называемое Кау – и сделала это, несмотря на все трудности. Это оказалось сенсационной находкой: племя сильно отличалось по своим обычаям от всех известных африканских племен. Никакие другие племена во всем мире не были так искусны в раскрашивании своих лиц и тел: «Аборигены Новой Гвинеи по сравнению с ними примитивны», – писала она с восторгом, – «Нубийцы Кау настоящие художники».

Между тем признание Лени Рифеншталь во всем мире росло. Ее фотографии с Кау печатали ведущие немецкие и мировые журналы, в 1973 году в свет вышел фотоальбом «Нубийцы — люди с другой планеты», в 1976 — «Нубийцы из племени Кау». В 1975 году она была награждена золотой медалью за лучшие достижения в фотографии. Президент Судана награждает ее высшим суданским орденом и дарует ей гражданство. Лени Рифеншталь стала первой (опять, уже в который раз – первой!) иностранкой, удостоенной такой чести.

Но долго почивать на лаврах ей не пришлось. Вскоре после выхода в свет ее первого альбома была опубликована статья знаменитой американской писательницы Сьюзан Зонтаг «Магический фашизм» («Fascinating Fascism», 1974). Зонтаг – где-то справедливо, где-то не очень – обвиняет Рифеншталь во лжи насчет ее нацистского прошлого, но что для нас гораздо более важно, вешает на ее фотоальбом ярлык «фашистская эстетика». По ее мнению, восхищение первозданными ценностями, культ красивого и сильного тела и некоторые другие мотивы ее африканских фотографий плавно перетекли из «Триумфа воли» и «Олимпии». В доводах Зонтаг конечно есть крупицы истины, с ними можно согласиться, но тогда придется с тех же позиций оценить многие из публикаций о первобытных народах «National Geographic» и других изданий. Смею предположить, что ярлык «фашистской эстетики» в понимании американской писательницы очень подойдет многим кино- и фотоповествованиям о дикой природе. Во всех случаях, очень сомнительно, что «Нубийцы» получили бы эту характеристику, если бы не прошлое их автора. Статья сильно ударила по репутации Рифеншталь – и без того далеко не безупречной.

В 1974 году в возрасте 71 год Лени Рифеншталь впервые в жизни совершает погружение с аквалангом. Она прошла курс обучения, но перед сдачей экзамена узнает об ограничении по возрасту. Как обычно Лени вышла из этого положения с честью: она просто подделала документы, снизив свой возраст на 20 лет! Можно только представить себе изумление тренеров, когда на вечеринке по поводу успешной сдачи экзамена она раскрыла свой настоящий возраст! После этого в течение трех десятилетий она совершила более 2000 погружений, естественно, с камерой для подводной съёмки, выпустила два фотоальбома «Коралловые сады» и «Чудеса под водой», а также документальный фильм «Подводные впечатления».

В 2000 году Лени Рифеншталь со своим бессменным оператором и любовником Хорстом Кеттнером (кстати сказать, он был на 40 лет младше ее) вернулись в Судан, чтобы встретиться со своими друзьями нубийцами, узнать, как они пережили многолетнюю войну и начать компанию по сбору денег для них.

Экспедиция закончилась неудачно во всех отношениях: Лени узнала, что большинству из героев ее фотографий не удалось пережить войну, а те, кто выжили, сильно изменились; кроме того, ее вертолет потерпел аварию, у Лени было сломано несколько ребер и повреждены легкие. Но она выдержала и это. Только на пресс-конференции в следующем году, на вопрос журналиста, кому она завидует, ответила: «Тому, у кого ничего не болит. За последний год я перенесла пять операций, и страстно завидую любому человеку, который может свободно двигаться». И добавила: «Не помню, чтобы что-либо другое вызывало у меня зависть».

Лени Рифеншталь скончалась вечером 8 сентября 2003 года в своем особняке в городке Пекинг на берегу Штарнбергского озера в Баварии. Она умерла без мучений, «у нее просто остановилось сердце», – сообщил Хорст Кеттнер, не отходивший от неё до последней минуты.

Смерть не изменила отношения к ней, хотя может быть, и добавила немного масла в огонь. Она так и не сумела отмыться от своего «нацистского прошлого», даже те, кто говорил о ней как о талантливой художнице, не забывал добавлять: «несмотря на ее работу в пользу нацистской пропагандистской машины» (цитата из автобиографии Хельмута Ньютона). Анри Картье-Брессон говоря о Джордже Роджере, не преминул отметить, что его фотографии нубийских племён «намного человечнее» чем у Рифеншталь – скорее всего великий фотограф тоже не мог простить Лени ее прошлого. По меткому высказыванию одного из критиков «свои последние 50 лет она провела в постоянном стремлении вырвать перо из рук Истории и самой написать историю собственной жизни». Это сражение она проиграла … но, выиграла множество других – и может быть не менее важных.

www.spletnik.ru

Лени Рифеншталь — Африка: Следы невиданных людей…

Итак великая и ужасная Лени Рифеншталь

Известна большинству людей, как близкий к фашисткой верхушке режиссер «Триумфа воли» и «Олимпии». Объяснение этому с ее стороны заключалось в незнании происходящего и непонимании масштабов сформировавшегося кошмара. Оценка подобной позиции для творческих людей всегда находится на грани. Мы никогда не знаем, что движет ими реально в тот или иной момент, поэтому не возможно однозначно сформировать суждение — это всегда будет бесконечным источником размышлений из области «добра и зла».

Но сейчас — о той части, ее жизни про которую сказали, что ее одной было бы достаточно, для того, чтобы стать ценной для истории.

Сказаное выше, это часть бурной и насыщенной жизни это активной женщины. У ее таланта, а его сложно отрицать, было много творческих выходов и один из них — это большая часть ее жизни, посвященная Африке. Этому поспособствовало случайное знакомство с автобиографической повестью Эрнеста Хеменгуэя «Зеленые холмы Африки«, вышедшей в 1935 году.

В ней он рассказывал о том, как охотился вместе со своей женой в африканской саванне. Сам Хеменгуэй в предисловии к своей книги писал о том, что предлагает читателю оценить масштаб нашей реальности, которые проявляется в том, насколько настоящая жизнь, наполненная невероятными событиями и похожая на полный вымысел при этом таковым не является.


Сафари, Кения, 1934

Рифеншталь была очарована описанием этой страны. Но, в какой-то момент ей попалась на глаза статья в одной из немецких газет о современной работорговле, активно борющейся за свое существование и она приняла решение поехать в Африку и снять об этом фильм. Одна из немецких студий проявила интерес к этому проекту, но при этом настаивала на том, чтобы все роли в фильме (абсолютно все) были исполнены немецкими актерами. Но это безусловно не устраивало автора и в конце-концов после долгих препирательств на фильм было наложено вето.

Тем не менее в апреле 1956 года Лени Рифеншталь впервые посетила эту страну в возрасте 54 лет. С этого момента начинается бесконечная череда поездок в Африку и обратно, поиск, договоренности со студиями, людьми, обществами, как в Европе, так и в самой Африке, готовыми помочь в создании фильма.

Во время этих передвижений и больших путешествий Лени подолго приходилось жить совместно с пленами — она очень быстро выучила местные языки, нашла среди них много друзей, снимала на камеру и фотографировала их. Порой ее допускали к наблюдению за обрядами, а так же в хижины, куда изначально могли были допущены только избранные члены племени.

Очень много событий происходит за это время — она пострадала в аварии во время путешествия по Африке, находилась в Судане во время военных действий, на протяжении всего это времени в ее сторону было направленно огромное количество критики за знакомство и работу на Гитлера, но тем не менее общество становится более лояльно к Лени. Ретроспективы ее фильмов появляются на фестивалях, книги публикуются, ее чествую за рубежом и совместно со многими авторитетными личностями, такими как Фрэнсис Форд Коппола, награждают в том числе Америке.


С Энди Уорхолом, Нью-Йорк, 1974

Постепенно выходящие альбомы, посвященные отдельным племенам. Для полного представления, надо здесь так же отметить, что и ее работа в Африке тоже зачастую очень категорично осуждалась. Ее упрекали в том, что в ее фотографиях мы не увидим горестей, проблем, страшных болезней с которыми вынуждены сталкиваться там люди. Да, они действительно самобытны, дышат полной жизнью и здоровьем, улыбки, счастье, яркие краски, близость с природой делает их невероятно эмоциональными и завораживающими. А сколько впечатлений несут таинственные снимки сокровенных обрядов.

Надо сказать, фильм в итоге тоже был снят и назывался он «Черный груз», но найти его сейчас достаточно сложно. Есть вероятность, что он был утерян.

Лени Рифеншталь умерла в возрасте 101 года. Тяжело представить даже малую часть ее заполненной по самое горлышко жизни. Безусловно она не однозначна, но для тех кого привлекает культура этого исключительного материка, будет интересна та часть жизни и ее результаты, посвященные этому интересу.

Прекрасная книга — великолепна составлена и оформлена. В книге представлен раздел с описанием все приведенных фотографий, включена краткая автобиография Лени с большим количеством архивных фотографий, карта с указанием племен.
И еще одна удивительная и приятная деталь — ее исток лежит в теории цвета, одно из положений которой говорит о том, что цвета воспринимаются нами в зависимости от их окружения. Один и тот же тон цвета может восприниматься ярче или бледнее.

Так вот, многие фотографии граничат с пустыми страницами окрашенными целиком в тона перекликающиеся с тем, который необходимо акцентировать на снимке. Это совершенно прекрасный ход и он дарит дополнительные приятные визуальные ощущения.


afart.livejournal.com

Ужасная и прекрасная Лени Рифеншталь: до и после Третьего Рейха: picturehistory — LiveJournal

Имя Лени Рифеншталь уже практически столетие вызывает самое противоречивое отношение во всем мире. За свою долгую жизнь одна из самых ярких представительниц минувшего столетия узнала и ненависть, и поклонение. Прекрасная танцовщица, талантливая актриса, культовый режиссер-документалист, непревзойденный фотограф, уникальный мастер подводных съемок… Мария Молчанова пытается разобраться в казусах судьбы гениальной немки.

Лени Рифеншталь на съемках в Африке

Лени Рифеншталь училась в Берлинской школе искусств, страстно увлекаясь живописью, музыкой, балетом и танцами. Под руководством бывшей петербургской балерины Евгении Эдуардовой она обучалась классическому балету и стала лучшей ее ученицей. Заметив её танцевальный талант, итальянский композитор Бузони специально для Лени написал вальс-каприз, который впоследствии будет одним из её коронных номеров. Рифеншталь быстро стала успешной танцовщицей, выступала в составе балетных трупп и давала сольные выступления, но её словно преследовал злой рок — она трижды рвала связки, снова и снова возвращалась к своему увлечению, но в итоге ей все же пришлось распрощаться с мечтами о танцевальной карьере.

Лени Рифеншталь — танцовщица

Затем начались выступления и грандиозные успехи на сценах театров Цюриха, Мюнхена, Праги и Берлина. В кино она появилась как актриса-танцовщица (фильм «Священная гора»), много снималась в «горных фильмах» Адольфа Фанка (действие этих лент происходит в горах) и самостоятельно выполняла там сложнейшие трюки («Шторм над Монбланом», «Белый ад Пиц-Палю»).

Лени Рифеншталь в «горных фильмах»

Свой режиссерский дебют в кино она совершила в 1932 году, сняв картину «Голубой свет» — мистико-романтическую легенду об итальянских доломитах. В картине она сыграла главную роль и впервые обратила на себя внимание Гитлера. Рифеншталь позднее напишет в своих воспоминаниях: «В «Голубом свете» я, словно предчувствуя, рассказала свою позднейшую судьбу: Юнта, странная девушка, живущая в горах в мире грез, преследуемая и отверженная, погибает, потому что рушатся ее идеалы — в фильме их символизируют сверкающие кристаллы горного хрусталя. До начала лета 1932 года я тоже жила в мире грез». За эту работу Рифеншталь получила Серебряную медаль кинофестиваля в Венеции и невероятный зрительский успех: фильм целый год не сходил с экранов Парижа и Лондона. После выхода фильма Рифеншталь пришлось улаживать денежные разногласия с соавтором сценария евреем Белой Балашем. Для защиты своих интересов Рифеншталь обратилась за поддержкой с гуаляйтеру Франконии и редактору антисемитской газеты «Штурмовик» Юлиусу Штрайхеру.

Лени Рифеншталь в фильме «Голубой свет»

В феврале 1932 года Рифеншталь побывала на выступлении фюрера в Берлинском Дворце спорта. Она написала Гитлеру восторженное письмо, где восхищалась его ораторским талантом. В мае состоялась их встреча. Затем она вместе с другом Геринга и легендарным асом Люфтваффе Эрнстом Удетом принимала участие в съемках фильма «SOS-айсберг».

В начале 30-х она знакомится с супружеской четой Геббельсов, а в 1933-м году снимает фильм о нюрнбергском пятом съезде НСДАП по заказу Министерства пропаганды. Премьера «Триумфа воли», именуемого «образцом фашистской эстетики», состоялась 28 марта 1935 года. Это был личный заказ Гитлера, посвященный съезду партии и выступлению лидера в Нюрнберге в 1934 году, где специально для съемок был выстроен огромный стадион. Фильм снимали 25 профессиональных операторов. Рифеншталь-режиссер много экспериментировала: придумала специальную систему лифтов для подвижной съемки с разных точек и поставила операторов на роликовые коньки. Абсолютное новаторство заключалось здесь в том, что впервые в документальном кино были использованы панорамная съемка и постановочные кадры. Уже гораздо позднее Рифеншталь спросили, гордится ли она своим фильмом, на что та очень эмоционально ответила: «Горжусь ли я? Что вы, я жалею, что сняла его: если бы я знала, что он мне принесет, то ни за что не стала бы его делать».

Кадр из фильма «Триумф воли»

В 1935-м году Министерство пропаганды заказывает Рифеншталь фильм об Олимпийских играх в Берлине. Она согласилась и назвала его «Олимпией», по аналогии с исторической родиной спортивных соревнований. Эту работу назовут потом «гимном совершенству человеческого тела», для съемок которого Лени придумала катапультировать кинокамеры, помещать их в дирижабли и воздушные шары для того или иного плана. На самом деле фильм был снят в рамках гитлеровской кампании по пропаганде здорового образа жизни, физкультуры и спорта. Рифеншталь монтировала «Олимпию» 2 года и утверждала, что ее интересовала исключительно работа над фильмом, а не контекст, в который его собираются поместить. Картина восхищала Ингмара Бергмана и Сальвадора Дали, а в 1956-м году ее включили в десятку лучших фильмов мира. «Олимпия» — это уже не просто репортаж, а величие каждого ее героя, величие времени, отражение ницшеанской идеи о Сверхчеловеке. Известно, что после премьеры «Олимпии», Сталин прислал Рифеншталь поздравительное письмо — так его взволновал античный стиль, имперский дух и сверхчеловеческий пафос картины.

Лени Рифеншталь на съемках фильма «Олимпия»

После «Олимпии» фильмография Рифеншталь заполнена нереализованными проектами и множеством других неприятностей. Экранизация трагедии Генриха фон Клейста «Пентесилея» провалится в начале Второй мировой войны. Рифеншталь, увидев зверства нацистов в одной из польских деревень, отказалась от должности «режиссера партии». Поддержака Рифеншталь незамедлительно прекратилась. Её брат Хайнц был отправлен на Восточный фронт, где погиб.

Лени Рифеншталь за монтажным столом

После войны Рифеншталь несколько раз проходила через процедуру денацификации, была помещена в психиатрическую клинику, где её «лечили» электрошоком. Вход в «большое кино» был для Рифеншталь заказан. У нее была масса идей, но она не могла получить финансирование. К ней поступали предложения из Норвегии и Швеции снять документальные ленты об Олимпийских играх, но Рифеншталь после долгих раздумий от этих проектов отказалась. «Я никогда не опровергала того факта, что попала под влияние личности Гитлера. Но то, что я слишком поздно распознала в нём демоническое, несомненно, является виной или ослеплением» — скажет Рифеншталь.

Лени Рифеншталь и Адольф Гитлер на съемках фильма «Триумф воли»

Не найдя вдохновения и поддержки в Европе, Рифеншталь решила в 1956 году отправиться на «черный континент». Как это ни парадоксально, но «личного режиссера Гитлера» хорошо приняли в Африке. Рифеншталь вела съемку в Кении, а в Судане ей даже дали гражданство. Ее фотографии о жизни африканских племен были опубликованы в престижных журналах «Stern», «The Sunday Times», «Paris Match», «L’Europeo», «Newsweek», «The Sun». После фоторепортажей Рифеншталь нубийскими племенами заинтересовались не только журналисты, но и антропологи и историки. Удивительно, но некоторые критики увидели в фотоснимках Рифеншталь выражение «фашистской эстетики». В своей статье «Магический фашизм» Сьюзен Зонтаг писала: «Хотя нуба не являются арийцами, их портрет, созданный Лени Рифеншталь, возрождает некоторые большие темы нацистской идеологии: противопоставление чистого и нечистого, неподкупного и продажного, физического и духовного, светлого и темного».

Лени Рифеншталь с жителями племени Нуба

В 1974 году на Мальдивах в возрасте 71 года Рифеншталь впервые погрузилась в Индийский океан с аквалангом и камерой для подводной съёмки. За последние три десятилетия своей жизни она совершила более двух тысяч погружений. Так начался новый этап в творчестве Рифеншталь-фотографа — съёмки подводного мира. Результатом её многолетней работы стали фотоальбомы «Коралловые сады» и «Чудо под водой», а также документальный фильм «Коралловый рай». В августе 1987 года вышли воспоминания Рифеншталь, которые были изданы в 13 странах, а в Америке и Японии стали бестселлером. 8 сентября 2003 года, через две недели после своего 101-го дня рождения, Лени Рифеншталь скончалась в своём доме в городке Пёккинге на Штарнбергском озере.

См.также:

Личный фотограф Адольфа Гитлера.

Германия 1928-1934 года в объективе Альфреда Эйзенштадта

Русская прима нацистского кино

Олимпиада в когтях свастики

История жизни любимой женщины Гитлера

picturehistory.livejournal.com

Марлен Дитрих и Лени Рифеншталь – фото культовых персон немецкого кино

Культовые артистки родились в Берлине с разницей в полгода, жили в соседних кварталах и почти одновременно начинали карьеру в кинематографе 1920-х. Спустя десять лет Марлен Дитрих и Лени Рифеншталь превратились в главных звезд немецкого кино, хотя в жизни пересекались чрезвычайно редко и не были дружны. Особенно после истории с фильмом “Голубой ангел”, ключевая женская роль в котором была обещана Рифеншталь, а сыграла, затмила своего звездного партнера Эмиля Яннингса и прославилась на весь мир именно Дитрих.
Вполне возможно, что это стало одной из причин, почему Хелена Берта, она же Лени, решила поменять актерскую профессию на режиссуру. Случилось это уже после того, как Мария Магдалена, она же Марлен, оставила Германию и переехала в Голливуд.

Фото Марлен Дитрих (Marlene Dietrich) и Лени Рифеншталь

Однако в 1928, на традиционном берлинском балу, когда сделаны следующие фото Марлен Дитрих и Лени Рифеншталь, отношения между двумя звездами ещё были вполне дружелюбными. Актрисы с удовольствием позировали для фотографов, часто оказываясь в компании американской артистки китайского происхождения Анны Мэй Вонг, которая в эти годы работала в немецком кино. Бал-1928 стал последним публичным событием, на котором кинозвезды мило общались и улыбались.

Пройдет два года, звезда “Голубого ангела” станет мировой знаменитостью, отправится покорять Голливуд и получит американский паспорт. А потом мир станет готовиться к Великой войне и бывшие соотечественницы окажутся по разные стороны баррикад и больше никогда не промолвят ни слова друг другу. Хотя в своей автобиографии личный режиссер Гитлера уделит много внимания главной конкурентке из 1920-х, а вот Марлен Дитрих в мемуарах не разу не упомянет имя Лени Рифеншталь.

Фотографии Марлен Дитрих и Лени Рифеншталь

Фото Марлен Дитрих (Marlene Dietrich) и Лени РифенштальМодница Дитрих с курительной трубкой и изящная скромная Рифеншталь по обе стороны от американско-китайской артистки Вонг.

Фото Марлен Дитрих (Marlene Dietrich) и Лени Рифеншталь
Фото Марлен Дитрих (Marlene Dietrich) и Лени Рифеншталь
Фото Марлен Дитрих (Marlene Dietrich) и Лени Рифеншталь

istorik.net

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о