Джиа берджесс и амиран – трагическая история одной из первых супермоделей

Автор: | 01.09.2019

трагическая история одной из первых супермоделей

По характеру Джиа была очень живой и непослушной девочкой. Отец Джии - Джо Каранджи владел небольшой сетью закусочных, но только со своей мамой Кетлин Каранджи дочь могла разделить любые радости или обиды. Когда Джии было одиннадцать лет, Кетлин оставила мужа и детей, но позже оба супруга вступали в повторный брак. В свои детские годы Джиа разрывалась между двумя домами и получала мало внимания со стороны родителей.

В семнадцать лет Джиа начала работать за прилавком в бистро своего отца. С юности она была очень очаровательной и сексуальной девушкой с прекрасной фигурой и мама хотела, чтобы Джиа стала моделью. Мама была уверена в том, что модельный бизнес поможет ей в воспитании дочери.

В те же 17 лет Джиа начала работать танцовщицей в ночном клубе DCA в Филадельфии, а в начале 1978 года она переехала в Нью-Йорк, где встретилась с Вильгельминой Купер - бывшей моделью, управлявшей модельным агентством в Нью-Йорке. С Джией был заключен контракт, и поначалу Джиа выполняла незначительные заказы. Это продолжалось около трех месяцев, после чего она встретила Артура Элгорта. Он познакомил Джию со Скавуло и Аведон из Vogue и Cosmo, - и это стало началом ее блистательной карьеры. С помощью Вильгельмины Джиа очень быстро поднялась к вершине славы, что случалось в модельном бизнесе крайне редко.

Джиа делало отличной от других то, что она, прежде всего, была красивой брюнеткой в мире блондинок. И еще у Джии было необычное лицо. «В одной фотосъемке она может быть действительно взрослой», - говорила в интервью Вильгельмина Купер, - и быть Лолитой в другой. И это давало ей долгую жизнь в модельном бизнесе».

Фотографы любили уличный стиль Джии - она носила джинсы и кожу: «Джиа напоминала мне Джеймса Дина. Она была очень прохладна, но в тоже время очень уязвима», - говорил фотограф Андреа Бланч. Франческо Скавуло также вспоминал первый день, когда Джиа пришла в его студию: «Возможно, есть только 3 девочки во всей моей карьере, которые шли в мою студию, и я думал «ничего себе». Джиа была последней из них».

У Джии был очень красивый бюст, и она всегда сама просматривала все предложения, сама определяла, на что согласиться, а на что - нет. Джиа могла отказаться от предложения только потому, что у нее не было настроения, и могла быть очень непостоянной моделью. Однажды за один месяц она отменила две недели заказов, потому что ей не нравилась ее стрижка. Но, несмотря на такой своенравный характер, к концу 1978 года ее снимки появились уже в нескольких журналах, включая американский Vogue.

Джиа Каранджи была постоянным клиентом в самых горячих клубах Нью-Йорка. В 1970-х годах употреблять кокаин в ночных клубах было принято, и фактически таким способом они привлекали моделей продолжить работу после окончания плановых съемок. Сначала Джиа принимала наркотики для отдыха. Ведущая Келли Леброк вспоминала: «Джиа, когда я работала с ней, была все еще в самом начале, все еще очень новой и прекрасной, хм, я думаю, тонущей немного в своем собственном успехе, но еще больше втянутой в наркотики, чем кто-либо, кто был рядом».

Работа с Джией всегда была вдохновением для фотографа Криса Вон Уондженхеима, который был известен по его черно-белым фотографиям. В октябре 1978 года Уондженхеим и Джиа сотрудничали во время проекта для журнала Vogue. Фотограф спросил Джию останется ли она после съемок, чтобы сделать несколько фотографий в стиле «ню». Он также попросил, чтобы визажист Синди Линтер принимала в этом участие. Джиа сняла с себя одежду и позировала камере, стоя нагой позади забора. В книге Теория Моды, Уондженхеим говорил о съемке: «Обычно мое мнение было столь высушено назначением, что, когда я возвращался к выполнению личного материала позже, разница была значительная. Но я хотел сделать нагую Джию позади забора, которую держит помощница (Синди Линтер), при этом они находились бы по разные стороны забора. У Джии была отличная фигура и лучшая грудь в бизнесе».

В 1979 году в течение пяти месяцев Джиа появлялась на обложках британского Vogue, французского Vogue, американского Vogue и дважды - американского Cosmopolitan. На второй обложке Cosmopolitan она позировала в желтом купальнике греческого стиля, который очень красиво выделял ее грудь. Позже эту обложку назвали лучшей из всей карьеры Джии. Фигура Джии заметно контрастировала с застенчивыми формами моделей ее времени.

Хотя карьера модели у Джии развивалась фантастически, ее личная жизнь не складывалась. У нее был небольшой круг общения: визажисты П.Хоккей и Санди Линтер, модели Джулия Фостер и Дженис Дикинсон, были некоторые прежние филадельфийские и вновь обретенные связи. И все же много времени она проводила в одиночестве, несмотря на свои баснословные доходы. Кроме того, Джиа Каранджи была известна своими лесбийскими наклонностями. Она сама соглашалась с этим. Из дневника Джии: «Девочки всегда были проблемой для меня. Я действительно не знаю, почему они волнуют меня».

«Джиа любила только женщин», - говорил ее друг из средней школы. «И проблема состояла в том, что каждый влюблялся в нее, был ли это мужчина или женщина. Благодаря своей обаятельности и красоте она всегда получала, кого хотела». Джиа пробовала заниматься чем-то кроме модельного бизнеса, но не могла найти для этого время в своем плотном графике. «Самая большая ошибка, которую мы сделали, состояла в том, что никто не сопровождал ее в Нью-Йорке», - говорил ее брат Майкл. Мать Джии навещала ее в Нью-Йорке так часто, как могла. Иногда только лишь для того, чтобы привести жилье Джии в порядок. Но все же большую часть времени Джиа была одна. В поиске любви и постоянных отношений, Джиа влюблялась в людей, с которыми только что познакомилась. Она чувствовала себя невероятно одинокой. Модель Джули Фостер вспоминала в книге «Истинные Голливудские Истории»: «Она искала чью-то любовь, она приходила в мой дом иногда в середине ночи, и я впускала ее, а она только хотела, чтобы кто-то обнял ее. Это было очень грустно».

В январе 1980 года наставнице и агенту Джии Вильгельмине Купер был поставлен диагноз рак легкого. Джиа была опустошена таким известием и продолжила употреблять наркотики. Месяц спустя Джиа вместе с журналом Vogue отправилась на Карибское море на съемки. Редактор Vogue Шон Бирнес лично заметил, что она употребляет наркотики: «На пассажирском катере в небольшой лодке, в которой фотографировали Джию, я нахожу небольшой пакет на полу, это оказались наркотики, я бросаю их за борт. Закончив кричать, Джиа отправляется на остров, это была ее последняя доза. На острове было тяжело найти дозу. Вечером Скавуло буквально должен был лежать с ней на кровати, пока она не заснула».

Спустя месяц после того, как Джиа возвратилась в Нью-Йорк, Вильгельмина умерла. На похоронах агенты подходили к Джии с новыми деловыми предложениями. Весной 1980 года Джиа решила, что пережить смерть Вильгельмины ей поможет героин, и быстро стала еще более наркозависимой.

Тем временем по ней сходили с ума редакторы и фотографы. Джиа в интервью говорила: «Я в состоянии купить себе все, что захочу, если я вижу что-то, я могу это купить. Когда Вы пользуетесь спросом, и люди говорят, «я хочу Вас, я хочу Вас» - неле

ulposuda.ru

Джиа берджесс и амиран. Джиа каранджи

Джиа Мари Каранджи – американская супермодель, одна из первых в мире решившаяся на эротические съемки.

Детство

Джиа родилась в пригороде Филадельфии. Отец будущей модели Джозеф Каранджи был италоамериканец, а мать Кэтлин Адамс – наполовину ирландка, наполовину валлийка. У отца была сеть закусочных, в которых дочь подрабатывала. Воспитание ребенка было в основном на матери, но она оставила семью, когда Джие было 11 лет.

В следующие за этим годы девочка страдала из-за недостатка внимания родителей.
В старших классах Джиа общалась с парнями, которые были поклонниками Дэвида Боуи. Они подражали артисту в одежде и поведении, а некоторые – и в бисексуальности. Джиа тогда одевалась в мешковатый прикид и была довольна, когда ее принимали за парня. Компания, с которой она развлекалась, часто гостила в гей-клубах. Каранджи считала себя лесбиянкой.

В возрасте 17 лет Джиа уехала в Нью-Йорк и быстро сделала карьеру модели.

У девушки был брат Майкл, который считает, что семья совершила большую ошибку, отпустив девушку в «Большое яблоко».

Карьера

Джиа всегда хотела стать моделью. По воспоминаниям близких, она говорила, что это – именно то дело, которым она хочет заниматься, и была уверена в своем успехе.
В Нью-Йорке девушка познакомилась с бывшей моделью Вильгельминой Купер, у которой было собственное модельное агентство «Вильгельмина». Она взяла Каранджи под свое крыло. Первое время Джиа исполняла небольшие заказы, но очень скоро стала одной из самых популярных моделей своего времени.

Для журнала «Bloomingdale’s», Каранджи снималась в фотосессии с Артуром Элгортом, и через него началось ее знакомство с ведущими фотографами тех лет – Марко Главиано, Ричардом Аведоном и другими. После этого ее карьера стремительно пошла вверх.

Джиа хотела заниматься еще чем-то, помимо модельного бизнеса, но для этого редко удавалось выкроить время. График был очень плотный.
Известность Каранджи принесли два фактора: то, что она была брюнеткой, чем выделялась среди большинства других моделей, и способность успешно вжиться в любой образ.

В 1978 году Джиа снялась обнаженной в фотосессии для журнала «Vogue» по просьбе фотографа Криса фон Вангенхайма. Модель стояла без одежды позади забора. Для того времени фотографии были очень смелыми и приобрели скандальную славу.

На следующий год снимки Каранджи оказались на обложках не только американского, но и французского и британского «Vogue» в течение пяти месяцев. Дважды Джиа снялась для «Cosmopolitan». Один из этих снимков считают лучшим в ее карьере: девушка позирует в желтом купальнике. Джиа выгодно выделялась среди стеснительных моделей того времени своей чувственностью, и фигура ее была идеальной.

Известность позволила Каранджи отказываться от предложений, которыми ей не хотелось заниматься. Временами девушка могла отказаться от сессии только потому, что ей не нравилась предлагаемая прическа.

Наркотики

Свободное от работы время Джиа нередко проводила в клубах Нью-Йорка, где были доступны наркотики. Модель начала с кокаина, но сочла его легкой шалостью и вскоре пристрастилась к героину. Это произошло в 1980-м, сразу после того, как скончалась ее наставник и подруга Вильгельмина Купер. Героином Джиа отвлекала себя от скорби, и первое время это не казалось ей чем-то опасным. Но позднее губительное пристрастие сказалось на работе: она стала опаздывать, а иногда и полностью пропускала съемки, потому что забыла о них. Заказчики один за одним стали отказываться работать с Каранджи.

Джиа попробовала вернуться в профессию в 1982-м и сменила несколько модельных агентств, но это оказалось непросто. В 1983-м девушку застали за употреблением наркотиков в ходе съемок, и этот факт окончательно завершил ее карьеру.
После этого Каранджи стала быстро отдаляться от реального мира, все больше думаю о наркотиках и растрачивая огромные деньги на зависимость. Друзья и родные старались ее спасти, отправляли на реабилитацию в Филадельфию, но, едва выйдя оттуда, Джиа влилась в компанию, где принимали наркотики. Все началось снова.
Модель дошла до воровства денег из дома матери, ее арестовывали за вождение в состоянии опьянения. Она пыталась избавиться от зависимости повторно, но реабилитацию разрушила новость о смерти ее друга, фотографа Криса фон Ванденхайма.

Мать девушки позднее вспоминала, что это было сумасшедшее время, и она была готова ко всему, в том числе к новости о смерти дочери.

Последняя попытка реабилитации была предпринята в 1984 году. Шесть месяцев Джиа провела в клинике под надзором близких. От ее собственных денег к тому времени ничего не осталось, и она лечилась за счет штата. После выписки модель, казалось, пришла в норму, устроилась работать в супермаркет и записалась в колледж на курсы. Увы, нормальная жизнь продлилась всего три месяца, после чего Джиа снова оказалась на игле.

Болезнь и смерть

В 1986 году Каранджи оказалась в больнице с подозрением на пневмонию. Ее кожа была покрыта рубцами, язвами и следами уколов. Уже через месяц после выписки она снова слегла с пневмонией. Врачи начали искать причину и диагностировали СПИД. После выявления страшной болезни Джиа прожила всего полгода и скончалась 18 ноября 1986 года.

Смерть модели для многих стала неожиданностью, так как мать старательно скрывала ее зависимость.

Болезнь так изуродовала тело и лицо девушки, что хоронить решили в закрытом гробу. Причину смерти не разглашали, потому что на тот момент это значило опозорить ее имя.


Джиа Каранджи — фото перед смертью

В 1998 году вышел фильм «Джиа», рассказывающий о судьбе модели. Главную роль исполнила Анжелина Джоли, признавшаяся, что биография Каранджи похожа на ее собственную. Картина откровенно показывает взаимоотношения героини с Линдой – ее девушкой, прототипом которой была подруга Джии визажист Синди Линтер.

Личная жизнь

Кроме Синди, Джиа близко общалась с коллегами Дженис Дикинсон и Джулией Фостер. Ходили слухи о любовной связи Каранджи с каждой из них. Лесбийских наклонностей Джиа не скрывала.

Всю жизнь девушке не хватало внимания матери, которое она получила, лишь оказавшись в смертельной опасности из-за пристрастия к наркотикам.
Джулия Фостер вспоминала, как однажды Джиа пришла к ней домой ночью только потому, что хотела, чтобы ее кто-то обнял: «Это было грустно».

Для нас важна актуальность и достоверность информации. Если вы обнаружили ошибку или неточность, пожалуйста, сообщите нам. Выделите ошибку и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter .

Являлась предшественницей супермоделей 1980-х годов Клаудии Шиффер и Синди Кроуфорд. Благодаря поразительной схожести с Каранджи последнюю часто называли Baby Gia.

Джиа Каранджи считается одной из первых супермоделей (размер гонораров

ulposuda.ru

Джиа Мари Каранджи. Яркая жизнь и страшная смерть одной из первых топ-моделей...

Джиа Мари Каранджи – американская супермодель, одна из первых в мире решившаяся на эротические съемки.

Джиа родилась в пригороде Филадельфии 29 января 1960 года. Отец будущей модели Джозеф Каранджи был италоамериканец, а мать Кэтлин Адамс – наполовину ирландка, наполовину валлийка. У отца была сеть закусочных, в которых дочь подрабатывала. Воспитание ребенка было в основном на матери, но она оставила семью, когда Джие было 11 лет.

В следующие за этим годы девочка страдала из-за недостатка внимания родителей.

В старших классах Джиа общалась с парнями, которые были поклонниками Дэвида Боуи. Они подражали артисту в одежде и поведении, а некоторые – и в бисексуальности. Джиа тогда одевалась в мешковатый прикид и была довольна, когда ее принимали за парня. Компания, с которой она развлекалась, часто гостила в гей-клубах. Каранджи считала себя лесбиянкой.

В возрасте 17 лет Джиа уехала в Нью-Йорк и быстро сделала карьеру модели.

У девушки был брат Майкл, который считает, что семья совершила большую ошибку, отпустив девушку в «Большое яблоко».

КАРЬЕРА

Джиа всегда хотела стать моделью. По воспоминаниям близких, она говорила, что это – именно то дело, которым она хочет заниматься, и была уверена в своем успехе.

В Нью-Йорке девушка познакомилась с бывшей моделью Вильгельминой Купер, у которой было собственное модельное агентство «Вильгельмина». Она взяла Каранджи под свое крыло. Первое время Джиа исполняла небольшие заказы, но очень скоро стала одной из самых популярных моделей своего времени.

Для журнала «Bloomingdale’s», Каранджи снималась в фотосессии с Артуром Элгортом, и через него началось ее знакомство с ведущими фотографами тех лет – Марко Главиано, Ричардом Аведоном и другими. После этого ее карьера стремительно пошла вверх.

Джиа хотела заниматься еще чем-то, помимо модельного бизнеса, но для этого редко удавалось выкроить время. График был очень плотный.

Известность Каранджи принесли два фактора: то, что она была брюнеткой, чем выделялась среди большинства других моделей, и способность успешно вжиться в любой образ.

В 1978 году Джиа снялась обнаженной в фотосессии для журнала «Vogue» по просьбе фотографа Криса фон Вангенхайма. Модель стояла без одежды позади забора. Для того времени фотографии были очень смелыми и приобрели скандальную славу:

На следующий год снимки Каранджи оказались на обложках не только американского, но и французского и британского «Vogue» в течение пяти месяцев. Дважды Джиа снялась для «Cosmopolitan». Один из этих снимков считают лучшим в ее карьере: девушка позирует в желтом купальнике. Джиа выгодно выделялась среди стеснительных моделей того времени своей чувственностью, и фигура ее была идеальной:

НАРКОТИКИ

Свободное от работы время Джиа нередко проводила в клубах Нью-Йорка, где были доступны наркотики. Модель начала с кокаина, но сочла его легкой шалостью и вскоре пристрастилась к героину. Это произошло в 1980-м, сразу после того, как скончалась ее наставник и подруга Вильгельмина Купер. Героином Джиа отвлекала себя от скорби, и первое время это не казалось ей чем-то опасным. Но позднее губительное пристрастие сказалось на работе: она стала опаздывать, а иногда и полностью пропускала съемки, потому что забыла о них. Заказчики один за одним стали отказываться работать с Каранджи.

Джиа попробовала вернуться в профессию в 1982-м и сменила несколько модельных агентств, но это оказалось непросто. В 1983-м девушку застали за употреблением наркотиков в ходе съемок, и этот факт окончательно завершил ее карьеру.

После этого Каранджи стала быстро отдаляться от реального мира, все больше думаю о наркотиках и растрачивая огромные деньги на зависимость. Друзья и родные старались ее спасти, отправляли на реабилитацию в Филадельфию, но, едва выйдя оттуда, Джиа влилась в компанию, где принимали наркотики. Все началось снова.

Модель дошла до воровства денег из дома матери, ее арестовывали за вождение в состоянии опьянения. Она пыталась избавиться от зависимости повторно, но реабилитацию разрушила новость о смерти ее друга, фотографа Криса фон Ванденхайма.

Мать девушки позднее вспоминала, что это было сумасшедшее время, и она была готова ко всему, в том числе к новости о смерти дочери.

Последняя попытка реабилитации была предпринята в 1984 году. Шесть месяцев Джиа провела в клинике под надзором близких. От ее собственных денег к тому времени ничего не осталось, и она лечилась за счет штата. После выписки модель, казалось, пришла в норму, устроилась работать в супермаркет и записалась в колледж на курсы. Увы, нормальная жизнь продлилась всего три месяца, после чего Джиа снова оказалась на игле.

БОЛЕЗНЬ И СМЕРТЬ

В 1986 году Каранджи оказалась в больнице с подозрением на пневмонию. Ее кожа была покрыта рубцами, язвами и следами уколов. Уже через месяц после выписки она снова слегла с пневмонией. Врачи начали искать причину и диагностировали СПИД. После выявления страшной болезни Джиа прожила всего полгода и скончалась 18 ноября 1986 года.

Когда санитары перекладывали ее тело с кровати на каталку, чтобы везти в морг, часть кожи со спины просто отвалилась.

Смерть модели для многих стала неожиданностью, так как мать старательно скрывала ее зависимость.

Болезнь так изуродовала тело и лицо девушки, что хоронить решили в закрытом гробу. Причину смерти не разглашали, потому что на тот момент это значило опозорить ее имя.

Джиа в последние дни своей жизни:

В 1998 году вышел фильм «Джиа», рассказывающий о судьбе модели. Главную роль исполнила Анжелина Джоли, признавшаяся, что биография Каранджи похожа на ее собственную. Картина откровенно показывает взаимоотношения героини с Линдой – ее девушкой, прототипом которой была подруга Джии визажист Синди Линтер:

ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ

Кроме Синди, Джиа близко общалась с коллегами Дженис Дикинсон и Джулией Фостер. Ходили слухи о любовной связи Каранджи с каждой из них. Лесбийских наклонностей Джиа не скрывала.

Всю жизнь девушке не хватало внимания матери, которое она получила, лишь оказавшись в смертельной опасности из-за пристрастия к наркотикам.

Джулия Фостер вспоминала, как однажды Джиа пришла к ней домой ночью только потому, что хотела, чтобы ее кто-то обнял: «Это было грустно».

Источник: pikabu.ru

pandda.me

Настоящая Джиа

А началось все в Филадельфии. Там и родилась Джиа Мари Каранджи. Образ этой всемирно известной модели стал прототипом главной героини фильма «Джия». Большинство людей свое знакомство с биографией Джии начинают именно с этого фильма. Ведь Анджелине Джоли удалось мастерски перевоплотиться в Джию, прочувствовать ее характер, судьбу. Показать трагедию саморазрушения этой потрясающе красивой молодой женщины.

Известно, что Анджелина Джоли долго отказывалась от роли Джии, потому что жизнь модели слишком напоминала ей ее собственную. Тем не менее Джоли согласилась и подарила нам шедевр, за который, между прочим, получила «Золотой глобус». Съемки были для Анджелины выматывающими. После них она звонила по телефону близким людям и плакала в трубку. Фильм красочный, яркий, сочный. Джоли с ее внешними данными превосходно справляется с ролью супермодели и непревзойденно отыгрывает наполненные драматизмом сцены, которых в фильме хватает.

Кроме всего прочего, фильм изобилует потрясающими цитатами. Как, например: «Работай, девочка моя, работай. Жить будешь потом». Это говорил Джии коллега-фотограф. Или вот еще: «Джиа, это жизнь, а не рай. Ты не должна быть идеальной». Но самая, пожалуй, пробирающая цитата эта: «Вы не должны этого делать, знаете. Вы не должны обкуриваться, вы не должны убегать от проблем, потому что это никуда не приведет. Посмотрите, куда это привело меня». И выражение неподдельной душевной боли на лице Джоли…

Как правило, просмотр сего шедевра бьет как обухом по голове, и люди еще долго ходят под впечатлением. Не все при этом знают, что фильм был основан на реальных событиях: дневниках Джии и воспоминаниях ее близких и друзей.

Давайте же поговорим о самой Джии. Она родилась 29 января 1960 года. У девочки было два брата. А брак родителей был нестабилен и наполнен ссорами. Когда Джии было 11 лет, ее мать ушла из семьи. Джии всегда не хватало родительского внимания. Вот что она написала по этому поводу в своем дневнике:

Мой отец постоянно работал, а когда бывал дома, уделял больше внимания моим братьям. Я пыталась привлечь его внимание, но он меня отвергал, подшучивая надо мной, дразня меня. Он всегда делал это в присутствии моих братьев. Я чувствовала себя так, будто они были лучше меня, а вся разница была в том, что они были мальчиками. Я чувствую, что мой отец никогда не давал мне того, в чем я нуждалась, когда росла: любовь, понимание, время… он никогда не посвящал мне свое свободное время. Когда я была маленькой, у родителей был большой платяной шкаф. Я любила прятаться в нем, чтобы поиграть в переодевание. Вместо того чтобы выбрать мамину одежду и в нее переодеваться, я смотрела на одежду отца. Я, бывало, забиралась в шкаф моего брата Джоуи и примеряла его одежду. Думаю, я полагала, что если бы я была мальчиком, мой отец любил бы меня.

Кроме того, Джии отчаянно не хватало покинувшей дом матери и ее любви. Были у ребенка и психологические проблемы. Известно, что маленькая Джиа страдала энурезом. А братья что же? Вместо того чтобы поддержать сестричку, издевались над ней по этому поводу.

Будучи подростком, Джия начала увлекаться девушками. Она никогда этого не скрывала. Чтобы с ними подружиться, она посылала им цветы. А когда училась в старших классах, стала тусоваться в компании «детишек Боуи» — подростков, страстно фанатевших от Дэвида Боуи, которые старались подражать определенно странному глэм стилю Дэвида Боуи. Джии Боуи нравился из-за своих нарядов и широко известной бисексуальности. Один из знакомых Джии отзывался о ней как о сорванце. Вся эта развеселая компания любила зависать в гей клубах и барах. И хотя Джиа ассоциировала себя с лесбиянками, по словам того знакомого, она никогда не хотела примерять на себя стереотипный лесбийский стиль.

В 17 лет Джиа переехала жить в Нью-Йорк. И там очень быстро стала успешной моделью. А началось все с того, что ее заприметила бывшая модель, а тогда владелица модельного агентства, Вильгельмина Купер. В фильме это все отражено, и надо отдать должное тем, кто подбирал актеров. Актриса Фэй Данауэй внешне чем-то, и правда, немного похожа на реальную Купер с ее правильными, аристократическими и красивыми чертами лица. Настоящая Купер чем-то напоминала Одри Хэпберн. Те же огромные карие, та же хрупкость фигурки. Одним словом — бывшая модель. Она становится Джии чуть ли не второй мамой.

Карьера Джии в это время идет в гору. Она мелькает на обложках Vogue и Cosmopolitan, работает с самыми популярными фотографами и может позволить себе отказаться от съемок даже в том случае, если ей не нравится предполагаемая прическа.

Джиа зарабатывает кучу денег. Куда же она их тратит? Ответ прост и печален: на наркотики. Джию всю жизнь преследовало одиночество. В Нью-Йорке она живет одна. Мать навещала ее так часто, как только могла, но Джии все равно было одиноко. Не улучшало ситуацию и то, что у Джии фактически не было любимого человека, хотя периодически и случались какие-то романы. Например, в фильме мы видим, что однажды Джиа остается сниматься нагишом за забором из проволоки, по другую сторону которого снимается в ее компании гример Линда, с которой у Джии впоследствии закрутится страстный роман. Эта история правдива. Только гримера в жизни звали Синди Линтер.

Так или иначе, одиночество или какие-то другие причины, но Джиа пристрастилась к кокаину. Позже, после смерти своей горячо любимой наставницы Вильгельмины Купер, умершей от рака легкого, Джиа перешла на героин. С наркотиками Джиа будет бороться практически всю свою оставшуюся недолгую жизнь.

Несколько раз она будет проходить программы реабилитации. Произойдет несколько срывов. В фильме показано, что Джию однажды изнасиловали. Умолчали только о том, при каких обстоятельствах это произошло. А дело все в том, что после очередного срыва она не могла уже работать моделью, а зарабатывать деньги как-то надо было. Джиа начала зарабатывать на дозы проституцией. Как раз в этот период жизни ее несколько раз насиловали.

За несколько месяцев до смерти Джиа все-таки делает над собой героическое усилие и избавляется от тяги к наркотикам. Устраивается на работу в магазин продавцом джинсов. Джиа умерла в 26 лет от СПИДа. В последние месяцы своей жизни она получила то, чего ей всегда так не хватало, — безраздельное внимание матери. А за несколько дней до смерти Джиа почувствовала свою скорую кончину, и у нее с матерью состоялся откровенный разговор. Уже будучи очень больной, Джиа написала в своем дневнике короткую, но емкую фразу: «Я надеюсь».

У этой истории горькое послевкусие. Еще при жизни, будучи уже очень больной, она хотела сделать для детей документальный фильм о вреде наркотиков и того, до чего они могут довести, сняться в нем сама. Но задумке не суждено было воплотиться в жизнь: физическое состояние Джии ухудшалось слишком быстро.

Фильм заканчивается цитатой из дневника Джии. Он достоин отдельного упоминания. Это не бред сценаристов, дневник действительно был. Сейчас он хранится у ее матери. Но она публиковать его и делиться им с публикой не хочет, но кое-что все же стало известно.

А еще Джиа написала в своем дневнике сказку о красивой девочке с золотыми волосами, которую люди пригласили жить на Марс в красивый дом. Но они были очень бедны и каждую ночь приходили и отрезали у нее по пряди волос. И в итоге отрезали все. Сказали, что девочка некрасива, и выгнали ее из того дома. Джиа будто бы знала, какой конец будет у ее сказки! Еще один печальный факт из ее жизни: Синди Линтер никогда не посещала могилу Джии.

О том, что знаменитая модель Джиа Мари Каранджи умерла, стало известно только год спустя после ее смерти. Похороны были очень тихими. Ведь причина смерти Джии могла стать позором для семьи. А вот что сама Джиа написала в дневнике о своей жизни:

Жизнь и смерть, энергия и покой, если я остановилась сегодня, это все же того стоило, и даже ужасные ошибки, которые я сделала и которые я бы исправила, если бы могла, боль что сжигала меня и оставила шрамы в моей душе, — это все стоило того, чтобы мне позволили пойти туда, куда я шла. К этому аду на земле, к этому раю на земле и обратно, внутрь, под, между, сквозь них, в них и над ними…

www.cablook.com

Crossfashion Group - В чем величие Джии Каранджи?

Если вы хотите узнать, кто такая Джиа Каранджи, наберите это имя в поисковике и прочитайте первый попавшийся текст. Несмотря на обилие ссылок по данной теме, вся информация о Джии в рунете сосредоточена буквально в нескольких фразах, которые переписываются из статьи в статью практически одними и теми же словами: «Джиа Каранджи — великая модель 80-х годов...». «Она не была блондинкой, а именно они царствовали на съемочных площадках в то время», «За первую половину 1979 года Джиа появилась на обложках американского, французского и британского Vogue»...

 

Настолько великая, что и сказать о ней нечего?

Джиа Каранджи умерла в 1986 году от СПИДа. Она стала первой известной женщиной в Америке, которая скончалась от ... модной в то время болезни. Звучит чудовищно, однако мода — явление, выходящее далеко за рамки коллекций одежды, обуви, аксессуаров и косметики, мода — это жизнь, и Джиа прожила ее на всю катушку.

 

 


 

Впрочем, можно ли назвать употребление наркотиков жизнью? Джиа родилась в 1960 году, на момент приезда в Нью-Йорк, где она практически сразу получила работу и стала популярной, ей было 18 лет, а уже в ноябре 1980-го, через 2 года после головокружительного старта, фотографы начинают отказываться от работы с ней.

 

Принято подавать эту историю как трагедию: впервые рассказ о Джии Каранджи попался мне в статье, повествующей о жертвах мира моды! Да-да, не больше и не меньше, жертвах! Молодая, здоровая женщина, зарабатывающая по 10 тыс. долларов в день за позирование перед объективом фотокамеры - жертва! Пишут, что она была одинока. Мать ушла из семьи, когда девочке было 11 лет, однако на первую встречу с Вильгельминой Купер Джия приехала с матерью. Отец владел сетью закусочных, где Джиа подрабатывала с 14 лет. Вильгельмина Купер, открывшая миру модель Джию Каранджи, ставшая ей подругой и второй матерью, оставила свою подопечную, умерев от рака легкого в возрасте сорока лет. Считается, что именно после смерти Вильгельмины в марте 1980 года, Джиа плотно подсела на героин. Трагично?

 

«Джиа отличалась от моделей того времени» — опять же фраза из любой статьи о Каранджи. Она не была блондинкой, она была чувственной и могла вжиться в абсолютно любую роль.

 

 

 


Есть небезызвестный фильм о Джии Каранджи с Анджелиной Джоли в главной роли.

В одной из сцен этой киноленты показана фотосессия, где уникальная Джиа позирует на фоне «безликих» моделей блондинок того времени. Но кто были эти, не годящиеся в подметки Джии, белокурые модели?

Ну хотя бы Кристи Бринкли, больше известная сегодня как вечно юная модель конца 70-х

или Шерил Тигс. Постер, гда Шерил позирует в розовом купальнике, считается одной из самых популярных фотографий за всю историю постеров.

 

Так уж ли безлики были эти девушки?

 

Удивительно, но Джиа могла позволить себе отказываться от съемок, капризничать, употреблять наркотики прямо в студии, засыпать во время работы перед фотообъективом... «фотографы шли на все, чтобы заполучить снимки с Каранджи».

Одна из лучших обложек Джии

 

 

 

Она не была чьей-то музой, как, например, Пегги Моффит, известная модель 60-х,

тоже, кстати брюнетка, не была источником вдохновения и полотном для Дали, как Верушка, в чем величие Джии Каранджи?

Верушка и Сальвадор Дали

 

Верушка на обложке Vogue

 

«Она стала первой супер моделью» - но это пишут почти про всех более менее известных моделей того времени, а Дженис Дикенсон, которая старше Джии на 5 лет, и вовсе присвоила сама себе этот титул.

«Она была открытой лесбиянкой» - а уж это вообще не должно кого-то касаться...

Джиа Каранджи с возлюбленной Сенди Линтер

 

Признаюсь, посмотрев художественный фильм «Джиа» и прочитав массу биографических статей о Каранджи, я долго не могла понять, что не так? Есть знаменитые персоны, величие которых не вызывает никаких вопросов, даже не смотря на то, что жизнь их прошла рука об руку с разрушительными привычками: Михаил Булгаков, Владимир Высоцкий, Эдит Пиаф и многие другие, сумевшие саморазрушение сделать частью созидания, но Джиа?

 

На площадке ее гримировали, одевали и даже ставили в кадр так, как надо фотографу, природный магнетизм? Да, это уникальный дар, как и красота, а красота Джии была действительно уникальной и... очень соответствующей тому времени. В моду постепенно входила андрогинность, не просто переодевание женщины в мужской костюм, а совершенно другая эстетика лица и тела: широкие плечи, тонкая талия и узкие бедра, еще выраженная, но уже не большая грудь, очерченный, квадратный подбородок. И все это было у Джии Каранджи.

 

 

Она была героем своего времени: модным лицом, но не личностью, женщиной с модными пристрастиями, но без воли, не искусством, а рекламой.

 


 

«Она была дерзкая и настоящая» принято писать о Джии, но на деле именно с Каранджи началась эпоха супермоделей, когда главным стало продать и покупать как можно больше!

Скандальная фотосессия Джии, сделавшая ее знаменитой

на закате карьеры

Джиа Каранджи стала олицетворением моды: быстрый взлет и невероятная популярность, модные пристрастия и капризы, модная болезнь и забвение. О смерти Джии бывшие коллеги по цеху узнали спустя почти год и вряд ли это кого-то сильно волновало, на место Каранджи уже пришли новые дерзкие и настоящие, чувственные и современные, с волевыми подбородками и спортивными фигурами: Дженис Дикенсон, Синди Кроуфорд, Ясмин ле Бон, Линда Евангелиста, Клаудия Шиффер...

 

Фото: liveinternet.ru, ohnotheydidnt.livejournal.com, nastassie.livejournal.com, hypestreet.ro, fotogl.com, fashiontime.ru, neverfold.ru, boutique.az

 

www.crossfashion.ru

Crossfashion Group - В чем величие Джии Каранджи?

Если вы хотите узнать, кто такая Джиа Каранджи, наберите это имя в поисковике и прочитайте первый попавшийся текст. Несмотря на обилие ссылок по данной теме, вся информация о Джии в рунете сосредоточена буквально в нескольких фразах, которые переписываются из статьи в статью практически одними и теми же словами: «Джиа Каранджи — великая модель 80-х годов...». «Она не была блондинкой, а именно они царствовали на съемочных площадках в то время», «За первую половину 1979 года Джиа появилась на обложках американского, французского и британского Vogue»...

 

Настолько великая, что и сказать о ней нечего?

Джиа Каранджи умерла в 1986 году от СПИДа. Она стала первой известной женщиной в Америке, которая скончалась от ... модной в то время болезни. Звучит чудовищно, однако мода — явление, выходящее далеко за рамки коллекций одежды, обуви, аксессуаров и косметики, мода — это жизнь, и Джиа прожила ее на всю катушку.

 

 


 

Впрочем, можно ли назвать употребление наркотиков жизнью? Джиа родилась в 1960 году, на момент приезда в Нью-Йорк, где она практически сразу получила работу и стала популярной, ей было 18 лет, а уже в ноябре 1980-го, через 2 года после головокружительного старта, фотографы начинают отказываться от работы с ней.

 

Принято подавать эту историю как трагедию: впервые рассказ о Джии Каранджи попался мне в статье, повествующей о жертвах мира моды! Да-да, не больше и не меньше, жертвах! Молодая, здоровая женщина, зарабатывающая по 10 тыс. долларов в день за позирование перед объективом фотокамеры - жертва! Пишут, что она была одинока. Мать ушла из семьи, когда девочке было 11 лет, однако на первую встречу с Вильгельминой Купер Джия приехала с матерью. Отец владел сетью закусочных, где Джиа подрабатывала с 14 лет. Вильгельмина Купер, открывшая миру модель Джию Каранджи, ставшая ей подругой и второй матерью, оставила свою подопечную, умерев от рака легкого в возрасте сорока лет. Считается, что именно после смерти Вильгельмины в марте 1980 года, Джиа плотно подсела на героин. Трагично?

 

«Джиа отличалась от моделей того времени» — опять же фраза из любой статьи о Каранджи. Она не была блондинкой, она была чувственной и могла вжиться в абсолютно любую роль.

 

 

 


Есть небезызвестный фильм о Джии Каранджи с Анджелиной Джоли в главной роли.

В одной из сцен этой киноленты показана фотосессия, где уникальная Джиа позирует на фоне «безликих» моделей блондинок того времени. Но кто были эти, не годящиеся в подметки Джии, белокурые модели?

Ну хотя бы Кристи Бринкли, больше известная сегодня как вечно юная модель конца 70-х

или Шерил Тигс. Постер, гда Шерил позирует в розовом купальнике, считается одной из самых популярных фотографий за всю историю постеров.

 

Так уж ли безлики были эти девушки?

 

Удивительно, но Джиа могла позволить себе отказываться от съемок, капризничать, употреблять наркотики прямо в студии, засыпать во время работы перед фотообъективом... «фотографы шли на все, чтобы заполучить снимки с Каранджи».

Одна из лучших обложек Джии

 

 

 

Она не была чьей-то музой, как, например, Пегги Моффит, известная модель 60-х,

тоже, кстати брюнетка, не была источником вдохновения и полотном для Дали, как Верушка, в чем величие Джии Каранджи?

Верушка и Сальвадор Дали

 

Верушка на обложке Vogue

 

«Она стала первой супер моделью» - но это пишут почти про всех более менее известных моделей того времени, а Дженис Дикенсон, которая старше Джии на 5 лет, и вовсе присвоила сама себе этот титул.

«Она была открытой лесбиянкой» - а уж это вообще не должно кого-то касаться...

Джиа Каранджи с возлюбленной Сенди Линтер

 

Признаюсь, посмотрев художественный фильм «Джиа» и прочитав массу биографических статей о Каранджи, я долго не могла понять, что не так? Есть знаменитые персоны, величие которых не вызывает никаких вопросов, даже не смотря на то, что жизнь их прошла рука об руку с разрушительными привычками: Михаил Булгаков, Владимир Высоцкий, Эдит Пиаф и многие другие, сумевшие саморазрушение сделать частью созидания, но Джиа?

 

На площадке ее гримировали, одевали и даже ставили в кадр так, как надо фотографу, природный магнетизм? Да, это уникальный дар, как и красота, а красота Джии была действительно уникальной и... очень соответствующей тому времени. В моду постепенно входила андрогинность, не просто переодевание женщины в мужской костюм, а совершенно другая эстетика лица и тела: широкие плечи, тонкая талия и узкие бедра, еще выраженная, но уже не большая грудь, очерченный, квадратный подбородок. И все это было у Джии Каранджи.

 

 

Она была героем своего времени: модным лицом, но не личностью, женщиной с модными пристрастиями, но без воли, не искусством, а рекламой.

 


 

«Она была дерзкая и настоящая» принято писать о Джии, но на деле именно с Каранджи началась эпоха супермоделей, когда главным стало продать и покупать как можно больше!

Скандальная фотосессия Джии, сделавшая ее знаменитой

на закате карьеры

Джиа Каранджи стала олицетворением моды: быстрый взлет и невероятная популярность, модные пристрастия и капризы, модная болезнь и забвение. О смерти Джии бывшие коллеги по цеху узнали спустя почти год и вряд ли это кого-то сильно волновало, на место Каранджи уже пришли новые дерзкие и настоящие, чувственные и современные, с волевыми подбородками и спортивными фигурами: Дженис Дикенсон, Синди Кроуфорд, Ясмин ле Бон, Линда Евангелиста, Клаудия Шиффер...

 

Фото: liveinternet.ru, ohnotheydidnt.livejournal.com, nastassie.livejournal.com, hypestreet.ro, fotogl.com, fashiontime.ru, neverfold.ru, boutique.az

 

www.crossfashion.ru

Джиа Мари Каранджи. Трагическая история смерти от зависимости. | Alteropars

Эта история о том, как зависимость от наркотиков губит всех кто оступился в своей жизни, не деля людей на их социальный статус или половой признак. Одна из самых красивых в мире девушек, Джиа Мари, умерала от СПИДа совсем молодой, не успев ничего в этой жизни кроме сногсшибательной карьеры модели. Находясь в сильной наркотической зависимости она заразилась ВИЧ и вскоре умерла. Она была первой девушкой официально умершей от СПИДа.

Джиа Каранджи родилась 29 января 1960 года, в пригороде Филадельфии, в семье италоамериканца Джозефа Каранджи и американки с ирландскими и валлийскими корнями Кэтлин Каранджи (девичья фамилия Адамс). Отец владел небольшой сетью закусочных, в которых Джиа подрабатывала. Воспитанием девочки занималась мать. Когда Джие исполнилось 11 лет, мать оставила семью, из-за чего в последующие годы Джиа страдала от нехватки внимания со стороны родителей. В 17 лет Каранджи переехала в Нью-Йорк, где достаточно быстро добилась успеха в качестве модели.

Позже брат Джии, Майкл Каранджи, скажет, что решение отпустить Джию в Нью-Йорк одну было самой большой ошибкой их семьи.

Близкие Джии вспоминают, что она хотела стать моделью всегда, так как была уверена в том, что именно это — её дело. По словам близких, Джиа точно знала, что может добиться успеха в модельном бизнесе. Поэтому она достаточно легко приняла решение переехать в Нью-Йорк. Тем не менее, сама Джиа говорила, что «Я просто никогда не хотела стать моделью, это никогда не было моей мечтой, я как бы увлеклась этим». Мать Джии навещала её в Нью-Йорке так часто, как могла. Иногда только лишь для того, чтобы привести жильё дочери в порядок. Но всё же, бо́льшую часть времени Джиа находилась в одиночестве.

В Нью-Йорке Джиа попала под покровительство бывшей модели Вильгельмины Купер, владевшей модельным агентством «Вильгельмина». Первые три месяца Каранджи выполняла небольшие заказы, однако быстро перешла в разряд наиболее востребованных моделей тех лет. Фотограф Артур Элгорт, с которым она работала во время фотосессии для «Bloomingdale’s», познакомил её с именитыми фотографами — Франческо Скавулло, Марко Главиано и Ричардом Аведоном, что стало для Каранджи началом карьеры супермодели.

Джие было тесно в рамках служебных обязанностей модели. Она пробовала заниматься чем-то вне модельного бизнеса, но не могла найти для этого достаточно времени в своём плотном графике.

Джиа стала знаменитой не столько благодаря нетипичной для фотомодели внешности (в те времена в модельном бизнесе были востребованы блондинки), но в первую очередь из-за её умения вживаться в абсолютно разные образы.

В октябре 1978 года, после фотосессии для журнала «Vogue», фотограф Крис фон Вангенхайм попросил Каранджи сделать несколько снимков в обнажённом виде. Также в фотосессии, по просьбе фотографа, приняла участие визажист Сэнди Линтер. Фотографии нагой Джии, стоящей позади забора, стали одними из самых скандальных для тех времён. К концу года, она появилась уже в нескольких журналах, включая американский «Vogue».

В 1979 году в течение пяти месяцев Джиа появлялась на обложках британского, французского и американского «Vogue», а также дважды на обложке американского «Cosmopolitan». Вторую обложку «Cosmopolitan», где Каранджи позировала в жёлтом купальнике греческого стиля, назвали лучшей за всю карьеру Джии. Фигура Каранджи считалась чувственной, она контрастировала с застенчивыми моделями её времени.

Став достаточно известной, Джиа могла позволить себе не соглашаться на те рабочие предложения, которые ей не нравились. Порой она не соглашалась на фотосессии только потому, что ей не нравилась предлагаемая прическа.

Несмотря на свой успех, Джиа оставалась одинокой, её личная жизнь не складывалась. У неё был узкий круг общения — визажист Сэнди Линтер, модели Джулия Фостер и Дженис Дикинсон, и редкие знакомые из Филадельфии.

В личной жизни Каранджи была известна своими лесбийскими наклонностями, которые она никогда не скрывала. Близкие Джии вспоминают, что интерес к девушкам Джиа начала проявлять уже в 14 лет. Причём, мужчины её не интересовали никогда.

Джиа пыталась найти любимого человека, однако ей казалось, что всем, кто завязывал с ней отношения, были нужны только деньги и секс. В поиске постоянных отношений Джиа легко влюблялась в людей, с которыми только что познакомилась. Она чувствовала себя одиноко и постоянно нуждалась в том, чтобы кто-нибудь был рядом.

Коллега и подруга Джии, модель Джулия Фостер, в интервью телепередаче «Настоящие голливудские истории» вспоминает, как однажды ночью Джиа пришла к ней домой. Оказалось, что Джие просто захотелось, чтобы её кто-нибудь обнял.

С появлением первых значительных заработков Каранджи стала завсегдатаем самых модных клубов Нью-Йорка. Особенно часто она посещала легендарное заведение «Студия 54», которое известно своими свободными нравами. Постепенно Джиа начала принимать наркотики — сначала «для отдыха» она стала принимать кокаин, потом — весной 1980 года, после смерти наставницы Вильгельмины Купер, — Каранджи, пытаясь избавиться от стресса, перешла на героин.

После двух лет успешной карьеры, когда Джиа получала более 100 000 долларов в год (в 1980 году Купер пророчила Каранджи заработок свыше 500 000$ в год), она начала постепенно исчезать из мира моды.

Фотографы стали понимать, что импульсивное поведение Джии на съёмочных площадках было результатом употребления наркотиков, и поэтому всё неохотнее принимали предложения её агентов на работу в фотосессиях с участием Каранджи.

По словам фотографа Франческо Скавуло, все, кто работал с Джией, знали о её наркотической зависимости. Однако никто не считал нужным поговорить с ней об этом. Каранджи была настолько востребованной моделью, что могла себе позволить вести себя как угодно.

Фотограф Майкл Тайг говорит, что на употребление наркотиков моделями действовал негласный запрет. Но в случае с Джией всё было иначе. Она позволяла себе не только опаздывать на фотосессии, не являться вовсе, но и употреблять героин в студии. Первое время фотографы старались не обращать на это внимания ради возможности поработать с Каранджи.

В течение нескольких месяцев все деньги, заработанные в модельном бизнесе, Джиа тратила на наркотики. В самом своём начале зависимость Каранджи от наркотиков не мешала ей работать и оставаться востребованной моделью. Летом 1980 года Джиа снялась для обложек «Vogue» и «Cosmopolitan». Однако работа над фотосессиями с участием Каранджи начала сопровождаться непредсказуемыми истериками, немотивированными капризами модели, а иногда она просто засыпала перед камерой.

Потребность Джии в регулярном приёме героина стала перевешивать желание и силы Каранджи работать перед камерой. Она употребляла почти четыре дозы наркотика одновременно. Все попытки близких прекратить это, повлияв на Джию, заканчивались ничем.

В журнале «Vogue» за ноябрь 1980 года стало весьма заметно, насколько серьёзно Каранджи зависит от наркотиков — на фотографиях были хорошо видны следы уколов на руке (чтобы их скрыть, фото были подвергнуты обработке).

В ноябре 1980 года Джиа ушла из агентства «Вильгельмина» и подписала контракт с Эйлин Форд. Но Форд не позволяла Каранджи вести себя так, как она привыкла, и после трёх недель работы её понизили. В феврале 1981 года Джиа приостановила работу, надеясь вернуть жизнь в нормальное русло.

Попытки избавления от наркотической зависимости.

Будучи утомлённой и истощённой наркотической зависимостью, Каранджи записалась на программу по реабилитации в филадельфийской клинике для алкоголиков и наркоманов. Той же зимой она начинает отношения с Рошель — 20-летней студенткой, употреблявшей героин, зависимость которой была ещё более тяжёлой. По словам Майкла Каранджи, однажды Рошель предложила попробовать наркотики и ему, но он отказался.

Под влиянием Рошель наркотическая зависимость Джии усиливалась. Весной 1981 года Каранджи была арестована за вождение автомобиля в нетрезвом состоянии. Позже она была поймана, когда пыталась украсть деньги из дома матери. В июне 1981 года Джиа оставила дом мамы и снова записалась на программу по реабилитации. Но попытка вылечиться была сорвана новостью о том, что её близкий друг, фотограф Крис фон Уондженхейм, погиб в автокатастрофе. Для Каранджи это стало очередным поводом для того, чтобы начать принимать наркотики. Она заперлась в ванной и провела несколько часов в наркотическом бреду.

В конце 1981 года Джиа снова начала борьбу с наркотиками. Исхудавшая Каранджи начала прибавлять в весе. Джиа была настроена на выздоровление и хотела вернуться в Нью-Йорк. В начале 1982 года Каранджи снялась для обложки «Cosmopolitan». По мнению фотографа Франческо Скавулло, это должна была быть её лучшая обложка. Эта же обложка стала для Джии последней.

Весной 1982 года, продолжая делать попытки возвращения былого успеха, Каранджи поменяла своё агентство на два других — «Форд» и «Элит». В конце концов Джие удалось связаться с агентом Моник Пиллард.

По словам Пиллард, при встрече с Каранджи она откровенно призналась ей, что слышала о поведении Джии много плохого, но готова попробовать с ней поработать. Во время этой встречи Пиллард попросила Каранджи, которая была одета в длинную рубашку, показать руки. Но Джиа в резкой форме ей отказала, вскрикнув: «Вам нужна я или мои руки?»

Несмотря на потенциальный риск, связанный с пристрастием Каранджи к наркотикам, Пиллард подписала договор с Джией, которая упорно старалась доказать скептикам, что она не зря вернулась в Нью-Йорк.

Однако, по словам фотографа Франческо Скавулло, как бы он ни старался, но работа с Каранджи уже не шла так гладко, как раньше. Джиа растеряла свой талант, свой магнетизм. Её фотосессии уже не получались такими яркими и запоминающимися, как это было раньше. Руки Джии во время съемок были заложены назад, чтобы скрыть следы уколов. Впрочем, Скавулло отрицает это мнение, говоря, что Каранджи сидела в таком положении, чтобы скрыть лишний вес, который она набрала при лечении.

В 1982 году Каранджи снялась на «Эй-Би-Си» в телепередаче «20 на 20 — истории о супермоделях». Она утверждала, что не употребляет наркотики, но её поведение в кадре говорило об обратном. Позже, пытаясь сдержать поведение Джии в разумных рамках, Моник Пиллард пыталась контролировать расходы Каранджи и не допускать того, чтобы она тратила деньги на наркотики, однако у неё ничего не вышло.

Со временем спрос на услуги Джии прошёл, предложений работать больше не поступало. Фотографы больше не хотели иметь дело с неадекватно ведущей себя моделью.

Моник Пиллард вспоминает случай, когда Джиа работала в одной из нью-йоркских студий. Фотограф позвонил ей и потребовал, чтобы Пиллард приехала и забрала Каранджи, в противном случае пригрозив выкинуть её из студии. Оказалось, что, будучи в состоянии наркотического опьянения, Каранджи заснула перед камерой и обожгла себе грудь сигаретой.

Весной 1983 года модельная карьера Джии была окончательно завершена. Во время работы над фотосессией в Северной Африке её в очередной раз застали за употреблением наркотиков. Каранджи заставили собрать вещи и вернуться домой.

Последние годы
В мае того же года Джии была необходима операция на руке из-за того, что она колола себя в одном и том же месте, что привело к инфекции.

Джиа переехала в Атлантик-Сити, где жила в квартире с Рошель. По словам лучшей подруги Каранджи, Карен Караза, когда она встретила Джию в Атлантик-Сити, то не узнала её. Особенно изменился голос — он стал резким и неприятным. Мать Джии, Кэтлин Каранджи, вспоминает, что после переезда дочери в Атлантик-Сити стала чувствовать, что Джиа может умереть в любой момент, или пытаясь достать денег на наркотики, или ввязываясь в разные неприятности.

К декабрю 1983 года из-за пагубного влияния наркотиков Каранджи окончательно забросила попытки вернуться в модельный бизнес и стала стремительно терять связь с реальным миром. После давления со стороны семьи Джиа опять записалась на программу реабилитации в клинику «Иглвилл». Каранджи объявила себя банкротом, жила на пособие по безработице. В клинике пациент по имени Роб Фей стал для неё близким другом. По его словам, в этот период для Джии, которая и без того всегда ощущала себя одинокой, стало особенно важно чувствовать, что рядом есть кто-то близкий по духу.

После шести месяцев лечения, в мае 1984 года, Каранджи покинула клинику и уехала в пригород Филадельфии. Она работала продавцом джинсов и кассиром в местном универсаме. Пошла на курсы в колледж, и у неё даже появился интерес к фотографии и кино. Однако в августе того же года Джиа исчезла.

Каранджи возвратилась в Атлантик-Сити летом 1985 года. Зависимость от наркотиков вернулась и более того — усилилась. Джиа увеличила дозу. Прежние объёмы потребления уже не оказывали желаемого эффекта, потребность в увеличении дозы возрастала. Денег на наркотики не хватало всё острее, и в конце концов ради возможности купить очередную дозу Каранджи занялась проституцией. Несколько раз она была изнасилована.

Смерть
В 1986 году Джиа слегла с признаками пневмонии, и мать сразу отвезла её в больницу. Как оказалось, за время своей наркотической зависимости Каранджи пережила три передозировки. После многолетнего употребления наркотиков на руке Джии образовался заметный нарыв, её спина покрылась язвами.

После обследования ей поставили диагноз — СПИД. Когда состояние Джии ухудшилось, её перевели в одну из больниц Филадельфии. Там в течение нескольких месяцев у Джии было то, о чём она мечтала с детства, — постоянное внимание матери. Кэтлин Каранджи никому не позволяла входить в палату и посещать Джию. Многие просто не знали, что Каранджи серьёзно больна. Один из тех людей, которым позволяли её навещать, был Роб Фей. По словам близких, мать сделала всё для того, чтобы палата Каранджи напоминала ей дом. На какое-то время эмоциональное состояние Джии улучшилось: в больнице она стала религиозной и даже прикрепила на двери своей палаты изображение Иисуса Христа.

В какой-то момент у Джии возникло желание снять сюжет для детей, в котором она хотела рассказать о том, до чего могут довести наркотики, и о том, что этому соблазну нужно противостоять изо всех сил. Однако осуществить свой замысел Джиа не смогла — настолько быстро ухудшалось её физическое состояние.

В октябре, за четыре недели до смерти, Каранджи была помещена в отдельную палату. Её тело покрылось многочисленными язвами. По словам матери, Джиа за несколько дней до своей смерти почувствовала близкий уход, и между ними состоялся откровенный разговор. Как вспоминает Роб Фей, непосредственно перед смертью состояние Каранджи настолько ухудшилось, что она уже не могла говорить.

18 ноября 1986 года Джиа Каранджи умерла. Болезнь сильно повлияла на её физическое состояние — фактически, тело Джии начало разлагаться ещё при жизни. Когда санитары перемещали труп Джии на каталку, чтобы отвезти в морг, часть кожи со спины Джии просто отвалилась. СПИД настолько изуродовал тело Каранджи, что распорядитель похорон рекомендовал хоронить её в закрытом гробу. 21 ноября 1986 года родственники и друзья были приглашены на панихиду по Каранджи. Она была погребена в Фестервилле, штат Пенсильвания.

Мир моды ещё долго не знал о том, что знаменитая когда-то супермодель умерла. Большинство знакомых Джии только через год узнали о её смерти. Похороны прошли предельно незаметно и были немноголюдными — ведь то обстоятельство, что Каранджи скончалась от СПИДа, стало бы позором для её семьи.

Джиа Каранджи стала первой американской знаменитостью из числа женщин, умерших от СПИДа.

alteropars.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о