Фотограф борисов – Borisov Dmitry art photographer

Автор: | 28.06.2020

«Дилан не хотел фотографироваться с русским поэтом» — Bird In Flight

— А представители правопорядка к вам не заглядывали, не интересовались вашими моделями? Вообще, не обещали вас прикрыть?

— Знаете, милиционеры и кагэбэшники не заглядывали, а вот пожарники или представители санэпидемстанции заходили регулярно. Скорее всего, их ко мне кто-то присылал, но я не знаю точно кто. Обычно их не устраивало состояние помещения, и они грозились меня выселить под самыми разными предлогами. Я боялся, что прикроют мастерскую. Попытки как-то по-человечески поговорить были отсечены, потому что, как мне сказали, у главной пожарницы муж был родственником Кулакова, члена тогдашнего Политбюро. Это было железным аргументом, и придирки целенаправленно возрастали к 1982 году. И вот, возвращаясь к художникам. Жена секретаря американского посольства, влюбленная в современное искусство, — русская по национальности, из первой волны эмиграции — попросила устроить у меня в мастерской встречу с человеком, который интересуется современным состоянием искусства, и приводит ко мне господина Кристианса. Я, естественно, даже не предполагал, насколько это круто. Он был председателем совета директоров «Дойче Банка». Вел тогда переговоры лично с Брежневым по проекту «газ-трубы». В тот вечер в программе «Время» по телевизору показали его с Брежневым, а он в этот момент сидел у меня в мастерской вместе с художниками. На улице его ждал ЗИЛ из правительственного гаража, а уж сколько чекистов — не знаю, потому что, когда я увидел ЗИЛ, зажмурился и не стал выяснять, что еще за машины стоят во дворе. К слову, в те годы во дворе мастерской обычно только одна моя машина и стояла. Встреча прошла на высшем уровне. В конце господин Кристианс спросил, почему у меня в мастерской он видит нормальных людей, а до этого представлял русских как закомплексованных уродцев. Я ответил, что и в Германии, наверное, есть разные люди.

— В одном интервью вы говорили, что все ваши гости с радостью снимались, съемки происходили спонтанно, никаких проблем не было. Вы действительно никогда не сталкивались с чьим-то нежеланием сниматься?

— Однажды у меня был такой случай, правда, это происходило не у меня в студии. Тогда Боб Дилан приехал в гости к Андрею Вознесенскому, а я должен был снимать их встречу. Сложность была в том, что Дилан не хотел фотографироваться вместе с русским поэтом. Как только я наводил объектив, он демонстративно отворачивался и подставлял мне ухо. Вознесенский тоже это заметил, но истолковал поведение своего гостя по-своему: мол, конечно, влияние наркотиков.

birdinflight.com

«Нам всем просто нравилось снимать и сниматься» — Российское фото

Сергей Борисов — знаменитый советский и российский фотограф. Он автор великого множества культовых снимков известных художников и музыкантов нашей страны, представителей московского и питерского андеграунда. Что же делало его работы столь необычными для того времени? Как скромно говорит сам автор, необходимость соответствовать уровню окружения.


— Сергей, добрый день. Расскажите, пожалуйста, как вы начали заниматься фотографией. Мы знаем, что вы стали снимать в 12 лет. Помните сейчас, какие это были кадры?

— Первоначально я фотографировал семью, двор и школьных друзей, но уже в 13 лет поступил в фотокружок Московского городского дома пионеров. На следующее лето мы поехали в археологическую экспедицию. Там я тоже снимал, однако из всех этих работ сохранились буквально три-четыре. Пленки пропали во время переезда на новую квартиру, и я даже не могу сейчас вспомнить и оценить свои первые шаги в фотографии.

Алле! 1989 Владимир Кузьмин и Алла Пугачева 1986

— Как получилось, что с 1970 года вы стали фотографировать известнейших советских музыкантов?

— Это какая-то ошибка. С 1975 по 1976 год я работал выездным фотографом в Пушкино, с 1977 года стал снимать эстраду. В 1979–1980 годах у меня прошли успешные персональные выставки портретов художников. В 1979 году я снимал группу «Цветы», Стаса Намина, звезд я начал фотографировать не сразу. Помогло то, что с кем-то из них я дружил с юности — с Юрием Антоновым, Вячеславом Добрыниным, некоторыми ребятами, ставшими звукорежиссерами и администраторами. В 1983 году Всесоюзная фирма грамзаписи решила провести конкурс на оформление пластинок, и я получил Гран-при. Этот конкурс проходил еще два года, Гран-при получали также я и художники «Студии 50а» Юрий Балашов и Михаил Афанасьев. Затем его отменили.

Владимир Пресняков 1988, во дворе, во время съемки на обложку пластинки «Папа ты сам был таким»

— Сложно ли было работать со знаменитостями? На ваших фотографиях они выглядят очень естественно и искренне.

— Нет, не сложно. С большинством мы подружились и встречались не только на съемках. Если же говорить о капризности и прочем, то некоторая сложность заключалась в повышенной ответственности, но я не помню каких-либо скандалов или фырканий.

Игорь Николаев во дворе студии. 1987

— Наиболее известные свои фотографии вы сделали в период перестройки. С каким настроением, если можно так сказать, вы выходили за границы дозволенного, ведь то, что вы делали, тогда было почти сверхъестественным явлением?

— Откровенно говоря, я не считал, что выхожу за границы. Я начал крутиться в среде художников-нонконформистов еще в конце 1970-х, моими первыми выставками стали именно выставки их портретов. Было бы странно, если бы я банально снимал художников, прошедших Манеж, где Хрущев орал на них, называя п...расами, «бульдозерную выставку», где некоторые из них едва не погибли под ножами бульдозеров.

Приходилось соответствовать уровню, и надо сказать, что уже после первой экспозиции меня признали и художники сами стали просить их сфотографировать. С 1984 года я начал снимать питерский андеграунд, подружился со многими художниками и музыкантами. Собственно, «выходить за границы» в то время означало просто фотографировать их и тем более публиковать. Публиковать за рубежом, так как в самом Советском Союзе никто не посмел бы это напечатать.

Цой в мастерской Борисова. 1986

— Как реагировали на ваши необычные уличные съемки прохожие, если взять, к примеру, фото группы «Диалог», кадр 1983 года?

— Приходилось как-то шифроваться, искать более укромные места, заранее все обговаривать, а затем быстро фотографировать. Говоря о снимке «Диалог» — мне повезло, что из подворотни внезапно выскочили люди, да еще на заднем плане появился мальчик, ведь я просто снимал группу для плаката.

— Для вас подобные снимки были просто экспериментом или осознанным желанием создать нечто уникальное?

— Возвращаясь к «Диалогу» — когда из подворотни выскочили люди, время как будто застыло; я дал фигуре на заднем плане поднять ногу и только после этого нажал на затвор. На музыкантов я не глядел, только внутренне помолился, чтобы никто из них не напортачил. Странно, но вплоть до проявки пленки я нервничал даже меньше обычного, был уверен, что все получится.

Когда в 1985 году я снимал в студии девушек ню или с боди-пэйнтингом, то не задумывался о применении этих работ, нам всем просто нравилось снимать и сниматься. Чувствовалось какое-то смутное стремление. Фотографии впервые были напечатаны только в 1987 году на обложке журнала Tempo (Hamburg), а потом в 1989 году в журнале Photo (Paris).

Африка и Любера. 1987 Москвичка. 1996

— Можете ли вы назвать свои самые любимые кадры?

— Нет, не могу. Их довольно много, особенно сделанных в последнее время.

— Вы не оставляете фотографию и сегодня. Над чем вы сейчас работаете?

— Только что, буквально вчера, при поддержке Фонда содействия развитию современного искусства и галереи RuArts вышла моя книга «Студия 50а». Новые проекты я пока еще обдумываю.

— Вы неоднократно выступали в качестве эксперта на различных российских и международных фотоконкурсах. Можете ли вы назвать общие тенденции современной российской фотографии?

— Фотография вообще и российская в частности представляет из себя океан. Со своими морями, заливами, проливами и течениями. Который к тому же все время видоизменяется. Последние два года я не особенно следил за фотосценой, поэтому не отважусь ответить на этот вопрос. Отмечу, пожалуй, возрождение интереса к аналоговой фотографии.

Маша Калинина 1988, московская красавица. Первая мисс СССР

— Для многих начинающих фотографов вопрос известности является самым главным. Можете ли вы поделиться советом: как достичь популярности в современных условиях?

— Это слишком непредсказуемо и зависит от сотни факторов. Конечно, нужно быть оригинальным и ни на кого не похожим, но как этого достичь, когда снимающих миллионы?..

— Сегодня вы являетесь примером и образцом для подражания для целого ряда фотографов. А кто является примером для вас?

— Какого-либо одного фотографа, с которого я бы брал пример, нет, но есть плеяда мастеров, перед которыми я снимаю шляпу. Все их знают. Меня распирает от гордости, когда я вижу свои работы в каталогах ведущих аукционов на одном развороте с Картье-Брессоном, Ньютоном, Лартигом.

— И последний вопрос: что значит для вас фотография?

— Я сформулирую свою мысль так: «Фотография — это смутное стремление, приносящее радость».

— Огромное спасибо за то, что нашли время ответить на наши вопросы!

rosphoto.com

Фотограф Сергей Борисов (Интернет-журнал ETODAY)

Сергей Борисов родился в 1947 году в Москве. В 12 лет увлекся фотографией. С 1970 года фотографировал советских музыкантов для обложек альбомов фирмы "Мелодия". Самые знаменитые свои фотографии Сергей Борисов снял в период перестройки и начала 90-х годов.


Виктор Цой, 1986


Михаил Боярский, 1982


Эдуард Лимонов, 1994


Ингеборга Дапкунайте, 2000


Ольга Свиблова и Леонид Бажанов, 1996


Георгий Гурьянов и Борис Гребенщиков, 1987


Борис Гребенщиков, 1995


Гарик Сукачев, 1994


Жанна Агуарова, 1987


Виктор Цой, 1987


Андрей Бартенев, 1996

Официальный сайт: www.sergeiborisov.com

www.etoday.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о